<<
>>

            ПОНИМАНИЕ              - МЕСТО ВСТРЕЧИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЭМОЦИЙ И МЫШЛЕНИЯ              '

Вопрос соотношения эмоций и мышления в практическом приложении заинтересовал специалистов по инженерной психологии из- за многочисленных аварий с новой техникой после Второй мировой войны.

Тогда в процессе управления системами «человек — машина» (СЧТС) возникали нештатные ситуации, которые вызывали эмоции, разрушавшие процесс принятия решения летчиком, оператором АЭС и др. Цена их ошибки при этом была чрезвычайно велика и измеряется числом жертв, экономического, экологического ущерба. Ныне в системах «человек — политика» (СЧП) происходит нечто подобное тому, что происходило в СЧТС в 1950—1970 гг. Большую часть политических выборов можно уверенно считать «политическими авариями»,

только не в техносферном, а в социосферном варианте. Политический человек буквально как человек-оператор испытывает огромные трудности в процессе принятия решения о выборе и действует чаще наугад, эмоционально, нежели осмысленно. Склонность действовать в политике именно так подтверждает весь опыт наблюдений политических реформ от Кабаниса, Насса [4], Тарда [14], Бехтерева [2] до

А.              М. Зимичева [3].

Исследования сочетания эмоций и мышления в 1970-е годы показали, что поведение человека действительно определяется результатом взаимодействия процессов обработки информации по двум программам: «интеллектуальной программе» (основанной на правилах логики) и «эмоциональной программе» (отражение органических и общественных потребностей человека) [5]. Проблема же заключалась в том, что одни исследователи считали при этом психику человека «одноканальной системой», в которой интеллектуальная и эмоциональная программы «работают по очереди», другие понимали психику как многоканальную систему, в которой обработка информации идет параллельно и независимо друг от друга. Во всяком случае, фактом является задержка времени исполнения действия человеком действий не только в ситуации информационной перегрузки, но и в эмоциональной ситуации: чувство опасности, несправедливости, усталости, неопределенности и т.

д. Именно здесь таится возможность управлениями психолого-политическими состояниями человека (манипулирование общественным мнением), которую энергично используют «черные политтехнологи», «черные пиарщики» и прочие имиджмейкеры.

Процесс мышления (превращения сообщения в информацию в нашем, психолого-политическом, случае) завершается пониманием той реальности, которую отражают сообщения. Понимание является эмпирической целью и философским смыслом мышления [ 13]. Но понимание в такой же мере предполагает и эмоциональную оценку этой реальности. Может быть так, что политическая реальность понимается, но эмоционально не переживается, и наоборот. Чаще реальность и понимается, и переживается одновременно. Причем реальность может пониматься ошибочно, а переживаться правильно, и наоборот, пониматься правильно, но переживаться ошибочно. Многочисленные исследования показали, что мышление и эмоции вообще не могут функционировать друг без друга: объект, не вызывающий эмоций, интереса, не пробуждает его осмысления. И мышление, и эмоции являются равноправными проявлениями понимания, и ни то ни другое не имеют гарантий от ошибок.

Ошибки понимания трудно обнаруживаются до совершения реального действия потому, что часто представления о понимании, как продукте мышления, к сожалению, путаются с пониманием, как способностью запомнить то, что нужно понять. Способность повторить, воспроизвести полностью и без ошибок некоторую информацию считается пониманием в большинстве «народных» систем образования,

включая школу. На самом же деле понимание предполагает способность выйти за пределы непосредственно данной информации (19). Это можно пояснить на простейшем примере: предъявляется ряд чисел: 144, 89, 21, 377. Задается вопрос: понятно ли, что это? Возможны два ответа: первый — в пределах данной информации — запоминание: «Это арифметические числа 144, 89, 21, 377». Но это запоминание, а не понимание. Второй ответ: «Это числа из ряда Фибоначчи», — выход за пределы непосредственно данной информации и способность воспроизвести формулу расчета ряда Фибоначчи и весь ряд.

Это и означает понимание. Но и это большое упрощение существа понимания.

Существуют четыре его вида: восстановление разрушенной информации. В данном случае это восстановление порядка числового ряда Фибоначчи и указание в нем пропущенных чисел: 21, 34, 55, 89, 144, 233, 377; воспроизведение предшествующей информации. Понять — значит назвать все предшествующие числа ряда: 1,2,3,5,8,13; предвосхищение последующей информации. Понимание здесь — перечисление чисел ряда Фибоначчи, следующих после 377: 610, 983, 1589, 2572 и т. д. до бесконечности; реализация предъявленной информации. Здесь понимание — практическое использование «золотого сечения» (одного из приложений ряда Фибоначчи) при эстетической оценке, например, лица человека, где отношение ширины лица к его высоте в идеальном случае красоты должно быть равно 0,618, при создании предметов быта, архитектурных строений, разработке возрастной периодизации жизни человека и т. д.

Политическая ситуация — это предъявление политическому человеку сообщений, которые неполны, перепутаны, вырваны из контекста и пр. Понять политическую ситуацию, принять правильное решение можно только в том случае, если а) разрушенная информация восстанавливается, б) недостающие сообщения домысливаются,

в)              события, предшествующие предъявленным сообщениям, известны,

г)              последующие сообщения прогнозируются, сообщениям сопоставляются реальные события политической жизни. Вся политическая история состоит из примеров понимания и непонимания политической ситуации. Так, в 1917 г. погибли на фронтах гражданской войны и в лагерях те, кто не поняли смысла революционной ситуации в стране. Остались живы, составив славу российского народа за границей, Шаляпин, Сикорский, Пясецкий, Бунин и др., которые поняли логику отрывочных политических событий. Одни, выжившие, понимали происходящее как процесс мышления, другие, погибшие, понимали происходящее как эмоциональный процесс.

И те и другие стояли перед сложнейшей задачей понимания политических событий, которая объясняется тем, что кроме четырех видов понимания есть и три критерия понимания: эмоциональный, эмпирический и логический (рис.

3).


4-й вид понимания: реализация информации

2-й вид понимания: воспроизведение предшествующей информации:

1,2, 3,5,8, 13...

Критерии понимания: логический эмпирический эмоциональный

3-й вид понимания: предвосхищение последующей информации: ...610, 983,1589, ...

1-й вид понимания: восстановление разрушенной информации: 34, 55, 89, 144, 233, 377

Рис. 3. Схема, иллюстрирующая на простейшем примере виды и критерии понимания, характеризующие проблему понимания для аудитории.

Типы и критерии понимания информации на примере ряда чисел Фибоначчи. Восстановление разрушенной информации по эмоциональному критерию. Восстановление разрушенной информации по логическому критерию. Восстановление разрушенной информации по эмпирическому критерию. Воспроизведение предшествующей информации по эмоциональному критерию. Воспроизведение предшествующей информации по логическому критерию. Воспроизведение предшествующей информации по эмпирическому критерию. Предвосхищение последующей информации по эмоциональному критерию. Предвосхищение последующей информации по логическому критерию. Предвосхищение последующей информации по эмпирическому критерию. Реализация предъявленной информации по эмоциональному критерию. Реализация предъявленной информации по логическому критерию. Реализация предъявленной информации по эмпирическому критерию.

Эмоциональный критерий понимания чисел ряда Фибоначчи проявляется в интуитивном различении прекрасного и безобразного. Если ширина улицы находится в отношении «золотого сечения» с высотой ее домов, то это — прекрасный Невский проспект. Если правило отношения 0,618 нарушено, то это безрадостные проспекты новостроек. Но люди, как правило, не озабочены поисками причин своего прекрасного впечатления от созерцания архитектурных сооружений и пр. Они оценивают совершенство эмоционально — это легко, просто, не требует изнурительных усилий и больших энергетических затрат.

Эмпирический критерий заключается в способности применять правило «золотого сечения» в определении формата книг, рисунке фигуры человека, решении дизайнерских задач в эргономике и др. Автомашины, предметы быта, электронные приборы характеризуются фундаментальной дизайнерской проработкой.

Логический критерий понимания предполагает знание теоретических расчетов вывода чисел ряда Фибоначчи и их связи с отношением «золотого сечения». Начиная со знания правила деления отрезка в отношении а:х = х\ (a-х), решения квадратного уравнения х2 + ах — а2 = 0, которое дает х = а : 2х(5 — 1) — 0,62 и т. д.

Нетрудно далее заметить, что существует двенадцать типов понимания одного и того же явления, и вполне можно описать каждое из двенадцати на примере ряда чисел Фибоначчи. Пример с числами ряда Фибоначчи — простейший по сравнению с аналогичными рядами политических явлений. Едва ли все граждане-избиратели располагают достаточным временем и познаниями в области политики, чтобы реконструировать из нескольких известных им фрагментов (144, 89, 21, 377) полную картину политических событий (1,2, 3...) и их последствий для себя. Этим объясняется их вынужденное стремление руководствоваться в своем выборе только эмоциональными критериями понимания (1, 4, 7, 10). Поэтому все избирательные кампании содержат только лишь эмоциональную часть понимания планов и намерений кандидатов на избрание. Но это не снимает с политиков обязанности принимать решение на основе эмпирических критериев понимания (3, 6, 9, 12), чего они чаще всего не делают из-за политического непрофессионализма. Поэтому у них нет политических программ. Исследователи политики, которые должны были бы обеспечить политиков методологией создания программ, а избирателей инструментом их понимания, обязаны исследовать, проектировать и формировать политику по логическим критериям ее понимания (2, 5, 8, 11), не смогли исполнить свой профессиональный долг.

Исследования в области экспериментальной и инженерной психологии позволяют считать, что общество вполне в состоянии думать и переживать одновременно: процессы мышления и эмоции вполне совместимы, и, более того, их взаимная поддержка способствует достижению понимания. Неспособность объединить интеллектуаль

ную и эмоциональную составляющие в едином акте понимания объясняется тем, что политическая наука в стране на протяжении столетий была запрещена, ее исследователи преследовались и уничтожались. Граждан отучили одновременно думать и переживать на политические темы. А когда России понадобился современный проект государственного устройства — его оказалось некому делать. В итоге Россия оказалась сначала неконкурентоспособна в политике, а потом уже в экономике, финансах, торговле, связи и др. Ситуация с политической наукой в России сегодня такая же, как с математикой во времена Петра Великого: он начал учить страну арифметике в то время, когда Европа уже овладела математическим анализом Лейбница-Ньютона. В математике Россия преуспела, в политике ей это только предстоит сделать, если удастся преодолеть сопротивление множества людей, которые ничему не хотят учиться, все упрощают и все далее погружают страну в хаос эмоциональных отношений и реакций.

ЛИТЕРАТУРА              ,

./ 4              lt;              '              '              '' Бехтерев В. М. Коллективная рефлексология. СПб., 1923. V Бехтерев В. М. Предмет и задачи общественной психологии Каре Объективной науки. СПб., 1911.              :              Ч ЗимичевА.М. Психология политической борьбы. Л., 1991.              - ; - Кабанес Н. Революционный невроз. СПб., 1906. Крылов А. А. Концепция включения // Практикум по инженерной психологии и психологии труда. Ч. 2. 1975. Лабковская Е. Б. Психологические детерминанты поведения избирателей в ситуации политических выборов: Автореф. канд. дис. СПб., 1996. Левитов Н. Д. Психические состояния. М., 1969. Мельник Г. С. Массовая коммуникация как фактор политического влияния. Автореф. докт. дис. СПб., 1998. Политическая наука. Новые направления / Под ред. Р Гудина, X. Д. Клин- геманна; Научн. ред. рус. изд. Е. Б. Шестопал. М., 1999. Программа ВОПД «Наш дом — Россия». М., 1995. Программа ОПОО «Отечество»: Политика в области образования. М., 1999. Ракитянский Н. М. Психологические аспекты информационной безопасности // Проблемы теории и практики управления. 1992. № 2. Сазонов Н. И. О понимании. М., 1886. 7ард Г. Личность и толпа. СПб., 1903. Шерковин Ю.А. Психологические проблемы массовых информационных процессов. М., 1973. Шестопал Е. В. Личность и политика. Киев, 1988.

Юрьев А. И. Классификация и диагностика отрицательных праксических состояний // Вестн. Ленингр. ун-та. 1983. Сер. 6. Вып. 3. Юрьев А. И. Психологические проблемы обеспечения труда человека в СЧТС // Эргономика / Ред. А. А. Крылов, Г. В. Суходольский. Л., 1988. Юрьев А. И. Психолого-политическая классификация политических партий России // Власть. 1995. № 5. Юрьев А. И. Введение в политическую психологию. СПб, 1992. Юрьев А. И. Выборы глазами политического психолога // Власть. 1996. № 4. Юрьев А. И. Системное описание политической психологии. СПб., 1997.

<< | >>
Источник: В. Ю. Большаков. Общество и политика: Современные исследования, поиск концепций. 2000

Еще по теме             ПОНИМАНИЕ              - МЕСТО ВСТРЕЧИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЭМОЦИЙ И МЫШЛЕНИЯ              ':

  1. Факторы воздействия на политическое поведение
  2. РЕДУКЦИЯ ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНАЯ - СМ. Э. ГУССЕРЛЬ РЕИФИКАЦИЯ - СМ. ОВЕЩЕСТВЛЕНИЕ
  3. § 2. ЧЕЛОВЕК И ПОЛИТИКА: ТИПОЛОГИЯ ОТНОШЕНИЙ И ПРОБЛЕМА ГУМАНИЗАЦИИ ПОЛИТИКИ
  4. Потенциальные источники ошибки: что мешает нам рассуждать рационально
  5. ВЛАСТЬ ТРАДИЦИИ И ТРАДИЦИОННАЯ ВЛАСТЬ
  6. О ВУЛЬГАРНЫХ ТЕНДЕНЦИЯХ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ
  7.  I. Принципы психологической мысли XVII века
  8. 2. Гражданская междоусобица и ее воздействие на политическое мышление XVII столетия
  9. 3.2. Американская версия политической социализации: поиски новых подходов
  10. КУЛЬТУРНОЕ НЕПОНИМАНИЕ
  11.             ПОНИМАНИЕ              - МЕСТО ВСТРЕЧИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЭМОЦИЙ И МЫШЛЕНИЯ              '
  12. ИСТИНА, КОТОРАЯ ВНУТРИ ТЕБЯ
  13. Беседа 30 ВЫ — НАБЛЮДАТЕЛЬ, А НЕ ДЕЙСТВУЮЩЕЕ ЛИЦО 2 ноября 1986 г., Бомбей
  14. Томбу Д. В. ФОКУС-ГРУППОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯВ ПОЛИТИЧЕСКОЙ РЕКЛАМЕ
  15. 2.2. Социальные связи внутри этноса как предмет права
  16. 2.2. Морфология человеческой личности
  17. § 1. Язык жестов
  18. §3. Миф политический и миф религиозный: функциональные сходства и потенциал для взаимодействия