Социальные перемены:от «власти земли» к «власти денег»

Для России вплоть до середины

XIX в. серьезным тормозом развития промышленности было отсутствие свободных рабочих рук. Личная свобода, полученная почти половиной населения России, дала крестьянину возможность выбора, пусть пока ограниченного властью патриархальной семьи и общины.

Однако даже эти традиционные институты охраняли прежде всего относительный достаток своих членов, поэтому они часто не препятствовали, а способствовали усиливающемуся оттоку крестьян. Это необязательно был непосредственный уход на фабрику или завод — распространялись отхожие промыслы, сезонная работа вдали от родной деревни. Крестьянская реформа подтолкнула развитие кустарного производства и ремесел. Производство «для себя» стало заменяться производством товаров для рынка — тех продуктов, которые можно было выгодно продать. Деньги были нужны для выкупа собственной земли у помещика, для аренды дополнительной земли в тех губерниях, где крестьянские наделы по сравнению с дореформенными сократились, а так- же для уплаты выросших налогов (рост налогов — это тоже цена реформ), для покупки фабричных товаров, все чаще попадавших в деревню и вытес- нявших домотканые и самодельные предметы быта.

Традиционная, патриархальная «власть земли», того конкретного обра- батываемого поля, без которого у земледельца «нет шага, нет поступка, нет мысли», стала вытесняться «властью денег». Недаром в русской литературе второй половины XIX в. появилась целая плеяда писателей-«народников» (сейчас бы сказали «деревенщиков»), волновавших души своих образован- ных читателей трагическими картинами русской деревни, оказавшейся на переломе эпох. Одним из самых ярких и авторитетных был Глеб Успенский.

Почему же крестьяне уходили на заработки? Потому что это было эко- номически выгодно. По подсчетам историка П. Г. Рындзюнского, почти во всей Европейской России (за исключением Прибалтики, Донской области и Оренбургской губернии) к концу XIX в. крестьянская семья в среднем получала от своего надела немногим более половины того количества про- дукции, которую мог приобрести на свою заработную плату рабочий «срав- нительно крупного промышленного предприятия»186. При всем этом боль- шинство рабочих сохраняли свои деревенские корни. Наемный труд был новшеством, и многие оставляли для себя путь к отступлению: возможность вернуться в деревню, к привычному сельскохозяйственному труду. Сущест- вовало большое количество крестьянских семей, живших за счет двух источ- ников дохода: обработки земли и заработков одного или нескольких ее чле- вов «на стороне».

Появление новой социальной группы — рабочего класса, пусть еще не до конца оторвавшегося от деревни, — привело и к появлению новой поли-

193

тической силы: рабочего движения. С 1870-х гг. слово «стачка» (т. е. пред- варительный сговор) все чаще обозначает именно сговор рабочих: не выхо- дить па работу до повышения заработной платы. Фабричный мир России знакомится с организованными действиями рабочих целых предприятий. Поначалу это были недовольство, «волнения», оставление работы, битье стекол на фабрике, такой своеобразный «обряд», как вывоз неугодного мас- тера на тачке за ворота предприятия. Московский (убернатор Ливен заме- чал, что «и на наших часах подходит стрелка к тому моменту, который мо- жет прозвучать над нами рабочим вопросом, вопросом антагонизма между трудом и капиталом».

В 1878 г. Салтыков-Щедрин бросил яркую фразу «Чумазый идет!», и она стала своеобразным рефреном тех публицистических выступлений, которые касались роста «нового народа», в том числе городских рабочих. Именно в течение 1870—1880 гг. рабочие, связанные с революционными народниками, предприняли попытки создания первых тайных рабочих орга- низаций, в том числе «Южнороссийского союза рабочих» (1875—1876) и «Северного союза русских рабочих» (1878). Впрочем, как замечал один из организаторов «Южнороссийского союза», «рабочий класс... был тесно и родственно связан с мелким мещанством, и узы мелкобуржуазных идеа- лов и мещанского быта были в нем еще крепки.

И если тем не менее они шли в союз, то в этом было много товарищеского чувства, смутного протеста и, быть может, бескорыстного порыва к добру и правде человеческих отно- шений». Правительство и полиция боролись с этими союзами не как с рабо- чим движением, а как с филиалами революционно-террористических орга- низаций.

В 1877 г. на одном из народовольческих процессов («процессе 50-ти») рабочий-ткач Петр Алексеев закончил свою речь то ли предупреждением, то ли предсказанием будущего: «...подымется мускулистая рука миллионов рабочего люда, и ярмо деспотизма, огражденное штыками, разлетится в прах!» Эта речь была переправлена на волю и многократно переиздавалась как агитационное произведение. Сам Алексеев получил 10 лет каторги и в 1891 г. погиб от руки грабителей где-то в Сибири.

В 1885 г. состоялась прогремевшая на всю Россию Морозовская стач- ка на Никольской мануфактуре Морозовых близ Орехово-Зуева (поводом стало принуждение ткачей работать 7 января, в праздник Рождества). От этой стачки ведется история самостоятельного рабочего движения в России, поскольку это было не только массовое неповиновение 8 тыс. рабочих и ра- ботниц, для усмирения которого пришлось вызывать армию. Рабочие предъявили свои требования непосредственно власти (губернатору), а не ограничились, как это было раньше, обращением к хозяину или архаичным

194

и бесполезным письмом наследнику престола. Власти смогли прекратить стачку только через 10 дней. А на состоявшемся через год суде над стачеч- никами присяжные заседатели были поражены открывшимися условиями груда на фабрике. Там парил невиданный произвол хозяев: постоянные снижения заработной платы с вычетами до 50%, со штрафами за громкий разговор в казармах, пение и игру на гармошке, с обсчетами и обвесами, С продолжительностью рабочего дня до 17 часов. Присяжные заседатели признали обвиняемых невиновными по всем пунктам обвинения. Таких пунктов было 101, и знаменитый публицист М. Н. Катков назвал этот вер- дикт «сто одним салютационным выстрелом в честь показавшегося на Руси рабочего вопроса».

За Морозовской стачкой последовала целая волна подобных выступле- ний, что вынудило правительство принять в 1886 г. специальный фабрич- ный закон, регулирующий отношения между фабрикантами и рабочими, ограничивающий произвол работодателя, но вместе с тем устанавливающий наказания за стачки до восьми месяцев тюремного заключения. За отноше- ниями между рабочими и предпринимателями должен был следить специ- альный государственный чиновник — фабричный инспектор.

Быть может, помимо социальной и технической сторон промышленного переворота, есть еще и сторона психологическая. Бурное вторжение машин и механизмов в повседневную жизнь большинства жителей России измени- ло картину мира человека эпохи индустриализации, образный строй его от- влеченных представлений, «механизировало» мировоззрение в целом. Вот как отобразил это уже в начале XX в. Максимилиан Волошин в сти- хотворении «Машина»:

Машина научила человека

Пристойно мыслить, здраво рассуждать.

Она ему наглядно доказала,

Что духа нет, а есть лишь вещество,

Что человек — такая же машина.

Что звездный космос только механизм

Для производства времени, что мысль

Простой продукт пищеваренья мозга.

Что бытие определяет дух,

Что гений — вырожденье, что культура —

Увеличение числа потребностей,

Что идеал —

Благополучие и сытость.

Что есть единый мировой желудок

И нет иных богов кроме него.187

195

<< | >>
Источник: Д.И. Олейников. История России с 1801 по 1917 год. Курс лекций : пособие для вузов / Д. И. Олейников. — М. : Дрофа. — 414 с.. 2005

Еще по теме Социальные перемены:от «власти земли» к «власти денег»:

  1. 1. Формы осуществления исполнительной власти.2. Понятие и виды актов исполнительной власти.3. Требования, предъявляемые к актам исполнительной власти и последствия их несоблюдения.4. Процесс принятия административных актов.н/а Указ Президента: "О порядке опубликования и вступления в си-лу актов Президента, Правительства РФ и актов органов исполнительной власти".
  2. 1. Понятие исполнительной власти, ее содержание и признаки.2. Основные функции исполнительной власти3. Основные принципы организации и функционирования исполни-тельной власти.4. Соотношение понятий "государственное управление" и "испол-нительная власть".
  3. Тема 12 Исполнительная и законодательная власти РФ в конституционной системе разделения властей
  4. § 1. Разделение властей как принцип организации власти в Российской Федерации
  5. 1. Понятие и виды органов исполнительной власти.2. Президент и его полномочия в сфере исполнительной власти.3. Федеральные органы исполнительной власти.4. Органы исполнительной субъектов РФ.
  6. «Соединение властей» — основной принцип формирования высших органов власти
  7. Глава двенадцатая О МУНИЦИПАЛЬНОЙ ВЛАСТИ, МЕСТНЫХ ВЛАСТЯХ И О НОВОМ РОДЕ ФЕДЕРАЛИЗМА
  8. 72. Государственная власть. Единство и разделение властей.
  9. Борьба за власть. Утверждение единоличной власти Сталина
  10. Борьба за власть. Утверждение единоличной власти Сталина
  11. Природа власти. Подлинная и ложная власть
  12. Тема 20 СИСТЕМА ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ РОССИИ. ПРИНЦИП РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ
  13. Тема 12 Исполнительная и законодательная власти РФ в конституционной системе разделения властей
  14. В.              В. Крамник ВЛАСТЬ И МЫ:              г МЕНТАЛЬНОСТЬ РОССИЙСКОЙ ВЛАСТИ ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИ
  15. ПОЛИТИКА КАК ВЛАСТЬ. СТРУКТУРА И СТИХИЯ ВЛАСТИ
  16. Власть/невежество или власть/глупость
  17. ВЛАСТЬ ТРАДИЦИИ И ТРАДИЦИОННАЯ ВЛАСТЬ
  18. § 2. СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ ЗАВИСИМОСТИ И ВЛАСТИ
  19. § 3. Разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами власти субъектов Федерации
  20. ПРОБЛЕМА ВЛАСТИ f В СОЦИАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ И ПСИХОЛОГИИ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История наук - История науки и техники - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -