Промышленный переворот в России

промышленный переворот:

Что такое

Понятия «промышленный перево- рот» и «индустриальная революция» столь же тесно, сколь и ошибочно свя- зываются современными историками с марксистскими построениями.

Отто- го и исследования на эту тему считаются немодными и несовременными. Между тем мы имеем дело с таким крупным и самостоятельным историче- ским явлением, существование которого совершенно не зависит от тех или иных историко-философских построений. Тем более что с точки зрения, на- пример, теории модернизации переход от традиционного общества к инду- стриальному вообще составляет главную особенность XIX в.

Иначе как «революция», «переворот» это явление и не назвать — на- столько резкими и необратимыми оказались изменения в жизни сначала за- падного мира, а следом России и других переживающих модернизацию стран, например Японии. Именно с 60-х гг. XIX в. в политический и эко- номический словарь входит слово «капитализм».

Итак, промышленный переворот начинается с замены ручного труда ма- шинным, когда вместо мануфактур (основанных на ручном труде, от слова manus — рука) появляются фабрики с машинным производством; возмож- ности человека многократно увеличивает сила пара, позже — электричества.

Окончание переворота связано с массовым производством машин маши- нами, т. е. с появлением «тяжелой промышленности». Кроме того, говорят и о другой стороне промышленного переворота — изменении социаль- ной структуры. Принудительный труд, когда владелец крепостных застав- лял их работать на производстве или государство «приписывало» крестьян к мануфактурам, сменяется вольным наймом на работу лично свободных людей на заранее оговоренных условиях.

Появление фабрик и начало машиностроения в России

Понятия «фабрика» и «станок» в России не обязательно связываются с наличием машин. Ручные ткацкие станки — «станы» — составляли основу ткацких предприятий и в XVIII в. Фабрика, по словарю Даля, это такое предприятие, «где огонь (накалка, плавка, варка) не занимает первое место», и часто даже предполагается пре-

189

обладание ручного труда, тогда как «завод», по тому же Далю, это и есть «заведение или устройство для машинной выделки чего-либо». Такие опре- деления были понятны в середине XIX в., но не прижились. Фабрика в ны- нешнем обиходе — чаще всего оснащенное машинами предприятие легкой промышленности, завод — тяжелой (но энциклопедический словарь конца XX в. напоминает: с экономической точки зрения между фабрикой и заво- дом нет различий).

Промышленный переворот начался с текстильной промышленности: ведь ткани и готовая одежда пользовались наибольшим спросом в русской деревне. Рост спроса порождал необходимость в увеличении производства, что легче всего достигалось использованием механизированного труда.

Первой в России хлопчатобумажной фабрикой, на которой было внед- рено машинное производство, стала казенная Александровская «Импера- торская мануфактура для чесания и прядения на машинах хлопчатой бумаги и для делания и составления чесальных и прядильных машин». Основанная в 1798 г., она собственно и была устроена ради распространения в России машин. Именно здесь в 1805 г. появился паровой двигатель — «огненная новоизобретенная машина Уатта», а в 1808 г. — механический ткацкий ста- нок. Эта фабрика в 1810—1828 гг. производила до 55% всей отечественной пряжи. Здесь работало до 4 тыс. человек, а к 30-м гг. фабрика перешла от использования труда подневольных приписных крестьян к труду наемных рабочих.

Первая частная хлопчатобумажная фабрика (снова подразумевается предприятие с машинным производством) появилась в 1808 г. в Москве. Это было одно из немногих благотворных последствий континентальной блокады: сокращение ввоза английского сырья и механизмов подвигло част- ных предпринимателей на приобретение в мастерской Александровской ма- нуфактуры «чесальных и прядильных машин с конным приводом». К 1812 г. в Москве было уже 11 фабрик с 780 станками, причем фабрикан- ты просили правительство обложить высокой пошлиной или, лучше, совсем запретить ввоз иностранной пряжи. Все они были «уничтожены войной», проще говоря, сгорели. Говорят, дед знаменитого политика А. И. Гучкова, Федор Гучков гордился тем, что первым предложил жечь фабрики, дабы ничего не доставалось «супостату», а потом отстроил все лучше прежнего. Именно после московского пожара и гибели конкурентов необыкновенно оживилась текстильная промышленность вокруг села Иваново. Проблемой для отечественной промышленности оставалась конкуренция с Англией: да- же дешевая рабочая сила и повышение пошлин на ввозимую пряжу не ком- пенсировали низкой себестоимости массового английского производства. Неуклонно проводимое укрупнение российских хлопчатобумажных фабрик и, наконец, отмена запрета на вывоз машин из Англии (1842) позволили развить отечественную хлопчатобумажную промышленность до почти пол-

190

ного удовлетворения потребностей внутреннего рынка. Показателен тот факт, что с 1845 г. ввоз в Россию сырья для хлопчатобумажной промыш- ленности стал преобладать над ввозом готовой пряжи.

Похожий путь развития с некоторым запозданием по времени проделали в России ситценабивные фабрики.

С 1815—1817 гг., ныхлопотав монопо- лию на 10 лет, машинным производством ситца занялись петербургские предприниматели Вебер и Битепаж. Машины «набивали» ситец в 100 раз быстрее ручного набойщика, а качество при этом было выше. В 1827 г., после отмены монополии, в Москве возникло сразу 20 конкурирующих фабрик. Эти фабрики жили за счет постоянного и устойчивого спроса на свою продукцию самых широких масс, а рост российского населения посте- пенно повышал объем производства на протяжении всего XIX в. Характер- на история развития предприятия купцов Прохоровых. Основанная ими В 1799 г. «ситцепечатная» фабрика была воссоздана после пожара Москвы 1812 г. как Трехгорная мануфактура. С 1816 г. при ней существовала ремес- ленная школа для детей рабочих, с 1820 г. — театр, в 30-е гг. возникла «ле- чебница». В 1874 г. Иван Яковлевич Прохоров создал «Товарищество нро- хоровской Трехгорной мануфактуры» (старинное название «мануфактура» сохранили здесь применительно к фабрике). Изделия Трехгорки были из- вестны всей России, получали золотые медали на международных выстав- ках. Ткань, произведенную за 1874—1914 гг., можно бы было вытянуть на 2 млн верст!

Тем не менее в первой половине XIX в. сохранялся важнейший фактор, тормозивший развитие даже самой перспективной отрасли с широким спро- сом: текстильной. Этим фактором была традиционная структура общества, ориентированного на натуральное производство и не охваченного жаждой покупать. Кроме того, большая часть российского населения не была мо- бильной, поскольку так или иначе была привязана к земле, повязана круго- вой общинной порукой. Как минимум половина крестьянства зависела от помещика (или даже была «крепостной в квадрате»), и малопроизводитель- ный подневольный труд в промышленности преобладал всю первую полови- ну века.

Хитросплетения социальной структуры в промышленности дореформен- ной эпохи можно проследить по предприятию Ефима Грачева, бывшего крепостного, ставшего купцом 1-й гильдии. Накануне выкупа на волю I ра- чев владел более чем 3000 десятин земли, имел 381 душу крепостных крестьян и 455 ткацких станков. Все это было оформлено на помещика, ко- торому и было отдано (вместе с огромной суммой в 135 тыс. рублей) «за во- лю»'8'. Получив вольную, Грачев извлек откуда-то «припрятанные» от ба- рина денежки, купил на аукционе крепостных ткачей шелкового фабрикан- та, прикупил помещичьих крестьян, нанял вольных и стал арендатором сво-

их же фабрик. В 1840-е гг. подобные Грачеву «крепостные» Шереметева

191 имели целые села — по 600—700 собственных крепостных «второй степе- ни» (записанных на имя графа).

Не менее удивительны были хитросплетения производственной систе- мы. В Иванове (тогда еще селе), например у Гарелиных, на фабриках сто- яли мощные, по 20—75 лошадиных сил, паровые машины, работало 700— 800 рабочих, да еще раздавалась на дом ручная работа для 3000 ткачей. При этом в тех же краях сохранилось «традиционное» стремление общины к уравнению, что демонстрирует характерный приговор мирового схода 16 мая 1833 г.: «Проживающему в селе Иванове прежде бывшему крестья- нину, а ныне купцу Никандру Иванову Постникову воспретить заводимую им вновь набоечную машину, так как он начал оную заводить, не сиросясь ни вотчинного правления, ни мирского общества, ибо мы и без того терпим крайнее стеснение от имеющихся в селе в большом числе машин».

Таким образом, помимо крепостнической системы, еще и «мирское об- щество» было контролером и тормозом экономического развития частной промышленности. Уравнительные стремления общины устанавливали рам- ки для частной инициативы, в ней пытались сохранить традицию «жить как все».

Обратимся к тяжелой промышленности. Все, что имела Россия в этой отрасли к началу XIX в., — это ижорские адмиралтейские заводы в петер- бургском пригороде Колпино. Они производили чудо техники — самоход- ные паровые землечерпалки. Известно, что русская промышленность в 1800 г. выдавала чугуна больше всех в мире — 200 тыс. тонн в год. Это че- тырехчасовая норма советских заводов 1980-х гг.

В 1801 г. Петербургский литейный и механический завод (будущий Пу- тиловский) начал производить паровые машины для суконных и бумажных фабрик, позже для пароходов. С пароходами Россия познакомилась при Александре I: с 1815 г. они совершали рейсы по тихой внутренней линии Петербург—Кронштадт. Первый пароход по Неве пустил предпринима- тель Бёрд. Его частный завод начал работу в 1804 г. в Санкт-Петербурге. Завод имел 3 паровых двигателя, 70 металлообрабатывающих станков и производил до 10 паровых машин в год, что обеспечивало нужды всей Рос- сии того времени. Английская фамилия типична для инженера, работавшего в России первой половины XIX в. До 40-х гг. вместо экспорта машин Бри- тания занималась экспортом кадров. Английские механики и инженеры воз- главляли не только петербургские, но и московские, и провинциальные за- воды (в Луганске, например). В 40-е гг. английская техника составила серьезную конкуренцию английским же механикам и затормозила отечест- венное производство. В 1850 г. импорт машин превышал собственное их производство в 2,5 раза. Во всей «тяжелой промышленности» докрымской России было 25 заводов, на которых трудилось 1475 рабочих, — и это при населении около 60 миллионов.

192

<< | >>
Источник: Д.И. Олейников. История России с 1801 по 1917 год. Курс лекций : пособие для вузов / Д. И. Олейников. — М. : Дрофа. — 414 с.. 2005

Еще по теме Промышленный переворот в России:

  1. 6. Рост промышленности в пореформенной России. Завершение промышленного переворота.
  2. ПРОМЫШЛЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ
  3. 1. Отмена крепостного права и развитие промышленного капитализма в России. Появление современного промышленного пролетариата. Первые шаги рабочего движения.
  4. Завершающий этап проиышленного переворота в россии
  5. 2. Октябрьский переворот: установление Советской власти в России
  6. 2. Динамика промышленного развития России в конце XIX - начале XX вв.
  7. Промышленность в советской и постсоветской России: циклы развития, размещение, региональные макроструктуры
  8. ПОРАЖЕНИЕ ЛЕСОВ РОССИИ ВРЕДИТЕЛЯМИ, БОЛЕЗНЯМИИ ПРОМЫШЛЕННЫМИ ЗАГРЯЗНЕНИЯМИ
  9. Глава 18. Развитие капитализма в России в конце XIX в. Положение в сельском хозяйстве. Кризис промышленного производства в начале XX в.
  10. Тема 46 Социально-экономическое развитие России в конце XIX - начале XX в. промышленность и финансы
  11. а)              Восстановление крупной промышленности СССР и состояние военно-промышленных производств
  12. Глава 11. Становление рынка и развитие товарно-денежных отношений в России в конце XVIII — начале XIX в. Положение в сельском хозяйстве и промышленности
  13. 1. Новые явления в российской и общемировой экономике на рубеже XIX - XX вв. Возникновение промышленных и финансовых монополий. Проблема империализма: его экономическая и политическая сущность и особенности в России и в ведущих странах
  14. Б а ц а е в И. Д.. Особенности промышленного освоения Северо-Востока России в период массовых политических репрессий (1932-1953). Дальстрой. Магадан: СВКНИИ ДВО РАН,217 с. (1932-1953), 2002
  15. ПЕРЕВОРОТЫ
  16. Урок 15. Экономическая политика и технический переворот
  17. Государственный переворот в СССР
  18. Антимонархический переворот к провозглашение республики
  19. ДВОРЦОВЫЕ ПЕРЕВОРОТЫ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -