<<
>>

О браке

34. Последним таинством наши противники называют брак*1225. Всякий человек признаёт богоустановленность брака [Быт 2:21-24; Мф 19:4 сл.]. Но, с другой стороны, вплоть до эпохи папы Григория226 никто не считал его таинством.
Да и какой благоразумный человек посчитал бы его таковым? Несомненно, брак есть благое и святое Божье установление. Точно так же благи занятия земледельцев, каменщиков, сапожников, однако они не являются таинствами. Ибо таинство должно быть не только делом Божьим. В нём обязательно должен присутствовать также внешний богоуста- новленный обряд, подтверждающий то или иное обетование. Но даже дети способны рассудить, что ничего подобного в браке нет. Однако наши противники утверждают, что брак есть символ высшей реальности, а именно духовного соединения Христа с Церковью®. Если под символом они понимают знак или указание, данное нам Богом в подкрепление нашей веры, то их довод весьма далёк от цели. Если же они имеют в виду просто подобие, то их аргумент является софизмом, и я докажу это. Св. Павел говорит: «Звезда от звезды разнится в славе. Так и при воскресении мёртвых» (1 Кор 15:41-42). Вот первое таинство. Христос сказал: «Царство Небесное подобно зерну горчичному» (Мф 13:31). Вот второе таинство. Далее: «Царство Небесное подобно закваске» (Мф 13:33). Вот третье. Исайя говорит: «Как пастырь Он [Господь] будет пасти стадо Своё». Вот четвёртое. И в другом месте: «Господь выйдет, как исполин». Вот пятое. И так до бесконечности? Ведь если рассуждать подобным образом, нет ничего, что не было бы таинством. Сколько есть в Писании сравнений и притч, столько окажется и таинств. Тогда и воровство станет таинством, ибо сказано: «День Господень так придёт, как тать ночью» (1 Фес 5:2). Кто стерпит эти безумные софизмы? Я согласен, что всякий раз, когда мы видим виноградную лозу, полезно вспомнить слова Господа: «Я есмь Лоза, а вы ветви» и «Отец Мой — Виноградарь» (Ин 15:5,1). И при виде пастуха похвально вспомнить сказанное Христом: «Я есмь пастырь добрый... Овцы слушаются голоса Моего» (Ин 10:11,27). Но того, кто усмотрел бы в подобных сравнениях таинства, следовало бы отправить к лекарю. 35. Тем не менее наши противники ссылаются на слова св. Павла, в которых, по их утверждению, брак назван таинством. Вот эти слова: «Любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет её, как и Господь Церковь; потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его. Посему оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика; я говорю по отношению ко Христу и к Церкви» (Эф 5:28-32). Но трактовать Писание таким образом значит смешивать Небо и землю. Св. Павел приводит мужьям в пример Христа, желая показать, с какой особенной любовью они должны относиться к жёнам. Ибо как Христос простёр все сокровища любви на Церковь, с которой соединён, так и каждый муж должен столь же сильно любить свою жену. Отсюда следует вывод: любящий свою жену любит сам себя..., как и Господь Церковь. А чтобы показать, как Христос возлюбил Церковь, словно самого Себя — или, вернее, как Он сделался одно со своей супругой Церковью, — Павел относит к Нему слова, произнесённые (по свидетельству Моисея) Адамом. Когда Господь привёл к Адаму Еву, которая, как он знал, была создана из его собственного ребра, тот сказал: «Вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей» (Быт 2:23). Св. Павел свидетельствует об исполнении всего этого во Христе и в нас, когда называет нас членами его тела, от костей его, или, вернее, одной плотью с Ним. И в заключение апостол восклицает: «Тайна сия велика». А чтобы никто не обманулся возможной двусмысленностью, добавляет, что имеет в виду не плотское соединение мужчины и женщины, а духовный брак Христа с Церковью. Поистине это великая тайна. Христос дал изъять у Себя ребро, из которого были сотворены мы. Иными словами, Он, будучи силён, пожелал стать слабым, чтобы мы укрепились от его силы и уже не мы жили, но жил в нас Христос [Гал 2:20]. 36. Наши противники были введены в заблуждение словом «тайна», употреблённым в обычном смысле. Но можно ли это считать основанием для того, чтобы вся Церковь несла наказание за их невежество? Св. Павел употребил слою «mysterion», что по-гречески значит «тайна», «секрет». И хотя переводчик мог передать греческое слово как «тайна» или даже оставить его без перевода, посколку оно было привычно у латинян, он предпочёл перевести его как «таинство» (sacramentum) — однако в том смысле, в каком св. Павел написал по-гречески «mysterion»227. Пусть наши противники теперь громко вопят против изучения языков, из-за незнания которых заблуждаются в столь простых и очевидных вещах! И почему они в данном случае так держатся за слово «sacramentum», а в других, когда им заблагорассудится, проходят мимо него без внимания? Ведь переводчик употребил его также в Первом послании к Тимофею и несколько раз в Послании к эфесянам — и везде в значении «тайна» (1 Тим 3:9*; Эф 1:9). Даже если простить им эту ошибку, тем не менее в своей лжи им следовало бы иметь хорошую память, дабы не противоре- чить самим себе. Далее, они украшают брак именем таинства, а затем называют его нечистотой, грязью и плотской скверной3. Что это, как не легкомыслие и непостоянство? Не абсурдно ли запрещать таинство священникам? Если паписты возразят, что воспрещают не таинство, а сладострастие плотского акта, это ничего не меняет. Ведь они учат, что плотский акт есть часть таинства и что в нём наше соединение со Христом символически выражается согласно природе, ибо мужчина и женщина становятся одной плотью не иначе как через плотское совокуплениеь. Правда, некоторые из наших противников различают здесь два таинства: одно — таинство Бога и души — символизируется женихом и невестой; другое — таинство Христа и Церкви — находит выражение в муже и жене. Как бы то ни было, всё равно, согласно их учению, плотский акт есть таинство, которое непозволительно запрещать христианину (если только они не хотят сказать, что христианские таинства так плохо согласуются между собой, что не могут существовать все вместе). В учении наших противников есть и ещё одна несообразность. Они утверждают, что в таинстве сообщается благодать Св. Духа. Однако признавая таинством плотский акт, они отрицают присутствие в нём Св. Духас. 37. Не ограничиваясь обманом Церкви в одном вопросе, паписты присоединяют к нему великое множество других заблуждений, лживых измышлений, обманов и нечестивых воззрений. Можно сказать, что, превращая брак в таинство, они ищут клад всяческих мерзостей. Добившись признания брака таинством, они присвоили себе право слушания брачносемейных дел на том основании, что брак есть священное установление, которого не должны касаться светские судьи. Более того, они издали законы для укрепления своей тирании. Но эти законы, с одной стороны, нечестивы по отношению к Богу, а с другой — несправедливы по отношению к людям. Например, закон о том, что браки между находящимися под родительской властью несовершеннолетними, заключённые без согласия родителей, остаются прочными и неизменными*1. Или запрещаются браки между родственниками до седьмого колена (ибо та степень родства, которая у них считается четвёртой, при истинном толковании права оказывается седьмой); а уже заключённые браки признаются недействительными и расторгаются6 228. aDecretum Gratiani, I, dist. 28, с. 2; dist. 82, с. 3-4. ьПётр Ломбардский. Цит. соч., IV, dist. 26, с. 6 (MPL, СХСИ, 909 р.). °Пётр Ломбардский. Там же; Decretum Gratiani, II, с. 32, qu. 2, с. 4; Августин. О добром супружестве, VI, 5-6 (MPL, XL, 377-378). йПётр Ломбардский. Цит. соч., dist. 36, с. 4 (MPL, СХСИ, 931). ®Там же, dist. 40 p. (MPL, СХС, 937 p.); Decretum Gratiani, II, qu. 2, 3, с. 16,17, 19. При этом паписты определяют степени родства произвольно, вопреки законам всех народов и установлению Моисея (Лев 18:6 сл.). Далее, человеку, отвергнувшему свою жену-прелюбодейку, непозволительно жениться на другой3. Духовные родители (крёстные отец и мать) не могут вступить в брак между собоюь. Предписывается не праздновать свадьбу от семидесятого дня перед Пасхой до восьмого дня Пасхи, а также в течение трёх недель перед рождеством Иоанна Крестителя (за которые они теперь принимают неделю Пятидесятницы и две предыдущие) и от начала Адвента* до Богоявления0. Существует огромное множество других подобных правил, перечислять которые было бы слишком утомительно229. Короче говоря, нужно выбираться из папистских нечистот, в которых мы копошились дольше, чем я того желал. Тем не менее, думаю, что мне удалось сделать полезное дело, раскрыв отчасти глупость этих ослов.
<< | >>
Источник: Кальвин Жан.. Наставление в христианской вере.Том 4. 1999

Еще по теме О браке:

  1. Взаимоотношения супругов в христианском браке.
  2. Закон о браке
  3. ПОЛОВОЙ ПОДБОР в БРАКЕ
  4. КАК МОЖНО НАСЛЕДОВАТЬ ИМУЩЕСТВО В ГРАЖДАНСКОМ БРАКЕ?
  5. 476. Первоначальный консенсуальный характер договора о браке.
  6. Глава 4 СЕМЕЙНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ. НАСКОЛЬКО ЗНАЧИМО БЫТЬ В БРАКЕ
  7. Реализация индивидуальных потребностей В БРАКЕ И МНОГООБРАЗИЕ СЕМЕЙНЫХ ФУНКЦИ
  8. Глава 9 Рабство и дружба в браке: «Подчинение женщин» Джона Стюарта Милля
  9. Глава 15 Об              убийстве пророков, о браке и похоти, восхождении на небеса, о запрете угашать дух, о              спасении духа, души и тела (/ Фес.)
  10. § 2. Дела об устанозлении отцовства