<<
>>

§ 3. Иммунитет в современном уголовном праве зарубежных стран.

А) Иммунитеты, определенные в международном праве.

В современном конституционном и уголовном законодательстве зарубежных государств обычно отсутствует детальная регламентация уголовно-правового иммунитета лиц, обладающих последним в силу норм международного права.

Это вовсе не означает отсутствия иммунитета от уголовной юрисдикции, которым пользуются те или иные лица в соответствии с международным правом. Во-первых, общепризнанным является приоритет норм международного права над внутренним законодательством. А во-вторых, во многих государствах законодательно оформлено включение норм международного права во внутреннюю правовую систему.

Так, статья 25 Конституции Федеративной Республики Германии устанавливает, что «общепризнанные нормы международного права являются составной частью федерального права», а также «они имеют преимущество перед законами и порождают права и обязанности непосредственно для лиц, проживающих на территории Федерации».131

Подобные предписания содержатся в ст. 96 Конституции Испании («Международные договоры… являются составной частью внутреннего законодательства»), а также в ст. 55 Конституции Франции («Договоры или соглашения … имеют силу, превышающую силу внутренних законов»). 132 В уголовном законодательстве зарубежных стран при решении вопроса об ответственности лиц, обладающих иммунитетом в силу положений международного права, обычно имеется отсылка к действию «международного договора» либо «международного права» в целом.133 В уголовном законодательстве бывших советских республик продолжает сохраняться формулировка о том, что «вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей и иных приравненных к ним лиц, в случае совершения этими лицами преступления, решается дипломатическим путем» (ч. 5 ст. 4 УК Литвы).134

Таким образом, уголовно-правовые иммунитеты, установленные в международном праве, включаются в систему уголовного права каждой из стран-участниц международных соглашений. А таковыми в современном мире является подавляющее большинство государств. Тем не менее надо заметить, что в ряде государств имеются особенности регламентации иммунитета, установленного в международном праве. Это иммунитет персонала международных организаций в странах, где находятся штаб-квартиры международных агентств.

Большинство таких государств не имеет специального законодательства о статусе персонала таких организаций. Например, в Нидерландах (страна пребывания Международного Суда ООН) считается, что специальный закон, регулирующий привилегии и иммунитеты между агентствами ООН и Нидерландами не нужен, так как имеются вступившие в силу международные соглашения, регулирующие их порядок, участником которых являются Нидерланды. Обязанность государств-участников предоставить персоналу организации необходимые привилегии и иммунитеты исходит из принципов общего международного права и не зависит от внутреннего законодательства.135 Особняком в этом ряду являются США, где в 1945 году был принят Закон об иммунитетах международных организаций (International Organizations Immunity Act).136 П.

1 ст. 7 названного Закона не распространяет дипломатический иммунитет на представителей государств, устанавливая для них только иммунитет при исполнении служебных обязанностей. Данное положение находится в прямом противоречии с Общей конвенцией о привилегиях и иммунитетах ООН,137 но тем не менее применяется, так как Общая конвенция Соединенными Штатами до сих пор не подписана. Такое произвольное сужение рамок иммунитета от уголовной юрисдикции представителей государств при ООН и международных организациях было подвергнуто обоснованной критике в отечественной и зарубежной науке.138 П. 3 ст. 8 рассматриваемого Закона устанавливает иммунитет от уголовной юрисдикции должностных лиц международных организаций. Особо подчеркнуто, что те не обладают дипломатическим иммунитетом, а их иммунитет распространяется только на деяния, совершенные при исполнении служебных обязанностей.

В последние два десятилетия зарубежными исследователями отмечена также тенденция к стиранию отличий в объеме дипломатического и консульского иммунитетов. Так, в 80-е годы в установлениях большинства двухсторонних консульских конвенций на основе взаимности консульскому персоналу начал предоставляться абсолютный (а не служебный) иммунитет от уголовной юрисдикции страны пребывания; кроме того, он может распространяться и на административно-технический персонал консульств.139

Итак, во внутреннем законодательстве зарубежных стран обычно отсутствуют нормы, детально регламентирующие уголовно-правовой иммунитет лиц, обладающих им в силу международного права. Исключением являются США, что нарушает общепризнанное правило приоритета норм международного права. Правовой режим этих уголовно-правовых иммунитетов должен быть одинаковым для всех государств.

Б) Иммунитет главы государства.

Иммунитет от уголовной юрисдикции главы государства находит закрепление, как правило, в конституционном законодательстве.

Для большинства стран с монархической формой правления такой иммунитет все еще остается абсолютным. Так, согласно § 7 ст. 5 Закона о форме правления Швеции (1974), ч. 3 ст. 56 Конституции Испании (1978), король никогда не подлежит уголовной ответственности ни за какие деяния. Кроме того, непреодолимый иммунитет от уголовной юрисдикции принадлежит регенту, исполняющему обязанности главы государства.140

В странах с республиканской формой правления уголовно-правовой иммунитет является преодолимым. Конституционное законодательство определяет различные условия для снятия такого иммунитета.

В качестве материального основания привлечения к уголовной ответственности Президента (и Вице-президента) Конституция США называет государственную измену, взяточничество или «другое серьезное преступление и правонарушение» (ст. II). Исходя из содержания §§ 19, 3559 (a) и 3571(b) Раздела 18 Свода законов США, к «серьезным» преступлениям относятся не только фелонии, но и мисдиминоры класса А, наказуемые тюремным заключением на срок свыше 6 месяцев либо штрафом в размере не более 5 000 $.141 То есть, Президент США имеет абсолютный иммунитет от уголовной ответственности за совершение «несерьезных преступлений», наказуемых не более 6 месяцами тюремного заключения либо штрафом менее 5 000$. Удивительно, но Президент США может подлежать уголовной ответственности за совершение тех преступлений, которые по российским меркам относятся к незначительным по своей опасности.

Дело по обвинению президента США в совершении «серьезного» преступления, возбужденное в Конгрессе, выносится «на суд импичмента» в Сенат. В соответствии с разделом 4 ст. II и разделом 3 ст. I Конституции США, суть импичмента состоит не в юридическом разбирательстве, а в отстранении от должности Президента США (которое считается состоявшимся при согласии двух третей присутствующих сенаторов).142 После чего к уголовной ответственности (на общих основаниях) привлекается лицо, отрешенное от должности Президента США.

Согласно ч. 1 ст. 61 Конституции ФРГ, иммунитет Федерального Президента является абсолютным в случае совершения им преступления по неосторожности. Если же он совершил умышленное преступление любой тяжести, то иммунитет также сводится к особому порядку наступления уголовной ответственности. Обвинение, выдвинутое и поддержанное двумя третями и более голосов Бундестага или Бундесрата, направляется в Федеральный Конституционный Суд ФРГ. Последний, дав юридическую оценку действиям Федерального Президента, решает вопрос о «лишении должности» или временном отстранении Федерального Президента от исполнении обязанностей.143

Подобным образом определен уголовно-правовой иммунитет Федерального Президента Австрии, но в этом случае согласие на его привлечение к уголовной ответственности дает верхняя палата парламента – Федеральный Совет. Категории преступлений, по которым Федеральный Президент Австрии мог бы пользоваться абсолютным иммунитетом, в Конституции не определены (ст. 63).144

Согласно ст. 67 Конституции Франции, президент обладает абсолютным иммунитетом от уголовной юрисдикции за любые действия, совершенные им при исполнении своих обязанностей. Единственным исключением является его обвинение в государственной измене – для привлечения президента к ответственности необходимо согласие обеих палат парламента.145 Но такой характер иммунитета главы государства является скорее исключительной особенностью исторического развития Франции с ее традиционно сильной центральной властью, где персона правителя олицетворяла все государство.

Таким образом, в подавляющем большинстве республиканских стран иммунитет главы государства от уголовной юрисдикции проявляется двояко. Он может быть абсолютным либо относительным, превращаясь в отличный от общепринятого порядок наступления от уголовной ответственности. Общим условием наступления уголовной ответственности является отрешение либо временное отстранение главы государства от должности.

В) Депутатский (парламентский) иммунитет.

В современном законодательстве продолжает сохраняться существенная разница в регламентации парламентского иммунитета в странах общего и континентального права.

«Свобода речей и дебатов» как основание неответственности законодателей за все, что совершено при осуществлении законотворчества, закреплена в Конституции США (ст. I § 6). И если в 1951 году в решении по делу Tenney v. Brandhove Верховный Суд США распространил иммунитет от уголовного преследования на любую деятельность законодателей, то в 1972 г. в деле Hitchinson v. Proxmire было принято решение вернуться к строгому пониманию конституционного предписания об иммунитете законодателей только при осуществлении законодательной деятельности.146

В странах общего права иммунитет законодателей от уголовного преследования за совершение деяний, прямо связанных с исполнением своих обязанностей, приближается по своему характеру к абсолютному (исключение составляет возможность уголовного преследования парламентариев за «речи и дебаты» по решению Палаты Лордов).

В отношении преступных деяний депутатов, не связанных с законодательной работой, иммунитет регламентируется несколько иначе. Так, в США действует предписание о возможности импичмента, осуществляемого Сенатом (Ст. II раздел 4 Конституции США).147 Основанием для суда импичмента, также как и для Президента, является совершение «серьезного преступления». Решение об отстранении от должности принимается квалифицированным большинством голосов (2/3 и более), и к уголовной ответственности привлекается лицо, отрешенное от должности сенатора или конгрессмена.

В современном законодательстве стран континентального права получила закрепление доктрина депутатской неприкосновенности. Так, в ст. 26 Конституции Франции указывает, что ни один из членов парламента «во время сессии не может подвергаться преследованию … за уголовное преступление или деликты без разрешения палаты, в которой он состоит, за исключением случая, когда он задержан на месте преступления… преследование члена Парламента приостанавливается, если палата, в которой он состоит, того потребует».148

Ст. 46 Конституции ФРГ предусматривает два вида депутатского иммунитета. Абсолютный по своему характеру иммунитет связан со «свободой речей и дебатов»: «Депутат ни в коем случае не может быть подвергнут преследованию в судебном … порядке или иным образом привлечен к ответственности вне Бундестага за голосование или мнение, высказанное в Бундестаге или одном из его комитетов» (ч. 1).

Но уже в ч. 2 речь идет о традиционном для континентального права понимании уголовно-правового иммунитета депутата, который «может быть привлечен к ответственности … за уголовно наказуемое действие лишь с согласия Бундестага, за исключением случаев задержания на месте преступления или в течение дня, следующего за днем совершения такого действия». Более того, Бундестаг может по своему усмотрению приостановить уже начатое уголовное преследование депутата (ч. 4).

Составной частью парламентского иммунитета является свидетельский иммунитет депутатов, ибо они «имеют право не давать показаний относительно лиц, которые доверились им как депутатам или доверили им в этом качестве какие-либо факты, а также не давать показания относительно таких фактов» (ст. 47).149 Примечательной особенностью системы уголовного права Германии является дублирование положений об уголовной ответственности депутатов в УК ФРГ (§ 36-37).150

Подобный порядок наступления уголовной ответственности предусмотрен для депутатов парламентов других стран континентального права.

Анализ конституционного законодательства позволяет прийти к выводу о том, что в последние десятилетия стал сужаться объем и характер депутатского иммунитета и в странах континентального права.

Так, ч. 3 ст. 57 Федерального конституционного закона Австрии 1920 года (в редакции Закона 1979 г.) не требует согласия Национального Совета для уголовного преследования его депутата в случае, если «деяние явно не связано с политической деятельностью данного депутата».151

А шведский Закон о форме правления (1974) вообще отказался от традиционной для континентального законодательства формулировки депутатской неприкосновенности, установив в главе 4 (§ 8) иммунитет от преследования за «высказывания или действия при исполнении своих обязанностей». Более того, этот иммунитет не является абсолютным, так как возможно наступление уголовной ответственности «лица, которое выполняет или выполняло обязанности члена Риксдага» в случае, если «дано согласие Риксдага».152

Представляется, что такое ограничение рамок депутатского иммунитета является вполне оправданным. Ни для кого не является секретом, что, не смотря ни на какие заявления и декларации, неприкосновенность часто используется депутатами в качестве гарантии ненаказуемости за любые свои деяния. Именно поэтому законодатель в европейских странах возвращает депутатскому иммунитету изначально функциональный характер, распространяя его только на законодательную и (или) политическую деятельность народных избранников. Из этого следует, что имеет место тенденция к сближению законодательной регламентации парламентского иммунитета от уголовной юрисдикции в странах общего и континентального права.

Однако, надо заметить, что возможность привлечения депутата к уголовной ответственности за деяния, прямо связанные с его деятельностью, несколько противоречит основополагающей концепции независимости законодательной деятельности («свобода речей и дебатов»). Появление в законодательстве подобных положений неоправданно и потенциально угрожает свободе и независимости парламентариев, нарушая функциональную природу их иммунитета.

Тем не менее в большинстве стран Европы депутатский иммунитет в настоящее время все еще характеризуется относительностью в отношении деяний, не связанных с законотворческой деятельностью (отсутствует в случае, если депутат застигнут на месте совершения преступления; предусмотрена возможность лишения иммунитета с согласия палаты) и абсолютностью в отношении деяний, непосредственно связанных с законодательным процессом (сохраняется после истечения срока полномочий).

В странах с федеративным устройством определен иммунитет от уголовной юрисдикции депутатов законодательных органов субъектов федерации. Как правило, регламентация этого иммунитета дублирует положения федерального конституционного законодательства соответствующего государства. Естественно, что для привлечения депутата к уголовной ответственности требуется согласие не соответствующей палаты федерального парламента, а легислатуры субъекта федерации (штата, земли).

Существенные различия имеются в территориальном аспекте действия иммунитета местных законодателей. В Германии депутат любого ландтага обладает иммунитетом от уголовного преследования на всей территории страны, и решение ландтага о снятии или сохранении иммунитета обязательно в других землях, независимо от места совершения преступления (ст. 96 Конституции земли Гессен). В США обычно иммунитет законодателя штата также распространяется на всю территорию страны (ст. 21 Конституции штата Массачусетс), хотя в более поздних конституциях решение легислатуры штата перестало являться необходимым условием для привлечения к уголовной ответственности депутата за пределами этого штата (ст. раздел 12 Конституции штата Иллинойс, 1970 г.)153

Думается, что тенденция (хотя и очень слабая) ограничивать действие иммунитета законодателей субъектов федерации территорией последнего вполне оправданна. Действительно, если депутат – «голос народа», то в штате или земле он представляет население именно этого субъекта, а не всей страны. Поэтому нет оснований фактически уравнивать объем и пределы иммунитета депутатов федерального парламента и законодательных органов субъектов федерации.

Г) Иммунитет судей и должностных лиц государства.

В законодательстве большинства стран общего права до сих пор нет четкого определения пределов иммунитета судей от уголовной ответственности. Например, в Англии и сейчас действует положение Акта об устроении (1701 г.) о том, что «патенты на должности судей будут выдаваться «quam diu se bene gesserint» («пока они будут вести себя хорошо»), а отстранение судьи от должности возможно «в случае представления обеих палат парламента» и осуществляется королем.154

Условием привлечения судьи к уголовной ответственности в США является «суд импичмента», отрешающий судью от должности квалифицированным большинством голосов (обычно 2/3). В отношении судей Верховного Суда импичмент производится Сенатом США (Ст. радел 4 Конституции США), а в отношении судей штатов – Сенатом соответствующего штата (например, разделы 14 и 15 Конституции штата Иллинойс).155 Лицо, отрешенное от должности судьи, привлекается к уголовной ответственности на общих основаниях.

Необходимость последовательной законодательной регламентации уголовно-правового иммунитета судей проявилась в обсуждении двух законопроектов в Сенате США, посвященных этому вопросу (H.R. 3206 и H.R. 671; 1991 год). Не придя к определенному решению, Сенат США в своей резолюции тем не менее заявил, что не должно существовать иммунитета судьи от ответственности за «допущенные юридические ошибки».156

Экстраординарной новеллой стало сформулированное в Новой Зеландии правило, согласно которому для привлечения судьи к уголовной ответственности необходимо «ясно выраженное согласие всех десяти судей» (clear denominated consent all ten judges) Апелляционного суда.157

Более четко регламентированы пределы иммунитета судей в странах континентального права. Характерной особенностью наступления уголовной ответственности в отношении судьи является его предварительное отстранение от должности, производимое решением либо квалифицированного большинства Конституционного суда (ст. 24 органического Закона Испании «О Конституционном суде»)либо вышестоящего судебного органа (в Германии – суда по делам судейской службы; § 62 Немецкого Закона о судьях 1961 г.) В отличие от стран общего права, основанием отстранения судьи от должности предельно четко называется «совершение преступления» (глава 11 § 5 Закона о форме правления Швеции).158

Таким образом, можно говорить о наличии в зарубежных странах тенденции к законодательной регламентации уголовно-правового иммунитета судей. Она выражается в установлении особого порядка привлечения судьи к уголовной ответственности. Условием наступления уголовной ответственности судьи является предварительное отрешение судьи от должности главой государства (Англия), законодательным органом (США) или вышестоящим судом (Испания, Германия). Показательно, что даже не поднимается вопрос о создании специального несудебного органа, санкционировавшего бы привлечение судьи к уголовной ответственности (каковым, например, в России является соответствующая квалификационная коллегия судей), ибо это противоречило бы концепции функциональной (служебной) необходимости иммунитета судьи.

В законодательстве ряда стран получил закрепление иммунитет от уголовной юрисдикции членов правительства и иных должностных лиц государства. Он распространяется только на действия, совершенные при осуществлении этими лицами своих полномочий.

По своему характеру этот иммунитет относителен, а условием привлечения к уголовной ответственности членов правительства является согласие верхней палаты парламента (статья II раздел 4 Конституции США; ст. 102 Конституции Испании). С другой стороны, и это весьма показательно, в законодательстве ряда государств существует прямое указание на то, что «члены Правительства несут уголовную ответственность за действия, совершенные ими при исполнении своих обязанностей» (ст. 68 Конституции Франции).159

Д) Свидетельский иммунитет.

В современном законодательстве стран общего права существуют два вида свидетельского иммунитета: 1) «по обыкновению» (use immunity) – круг лиц, пользующихся этим иммунитетом обычно указан в законодательстве, этот вид иммунитета берет начало от привилегии самообвинения и связан с тайной (брачной, адвокатской, врачебной, исповеди); 2) «по соглашению» (transaction immunity) – специально дается прокурором лицу в обмен на дачу свидетельских показаний; лицо не может быть привлечено к ответственности за преступление, в которое оно было вовлечено.160 Из этого следует, что круг лиц, пользующихся свидетельским иммунитетом в законодательстве стран общего права четко не ограничен. Сам иммунитет фактически может быть распространен на любого соучастника преступления, кроме подстрекателя и «исполнителя первой степени».161

В судебной практике США, например, свидетельский иммунитет «по соглашению» обычно применяется при освобождении замужней женщины от уголовной ответственности за совместно совершенное с мужем преступление. С 1889 года в США получила распространение «доктрина супружеского принуждения», согласно которой инициатором преступления должен расцениваться муж, не смотря на фактическую роль его жены при совершении самого преступления. Это положение вызывает резкую критику американских юристов, считающих, что оно противоречит 27 Поправке к Конституции США. Тем не менее «доктрина супружеского принуждения» официально отклонена только в трех штатах.162

В странах континентального права пределы свидетельского иммунитета и круг лиц, им обладающим, имеют четкую регламентацию в уголовном законодательстве. В число этих лиц всегда входят супруг, родственники лица по прямой линии, его братья и сестры. Иммунитет распространяется не только в отношении отказа от дачи свидетельских показаний, но также недонесения и укрывательства преступника «в целях избавления от розыска и ареста» (§§ 434-1, 434-6, 434-11 УК Франции).

Таким образом, свидетельский иммунитет охватывает целый ряд однородных преступлений и, во-первых, основан на супружеских либо родственных связях. Во-вторых, в силу запрета на «раскрытие информации секретного характера лицом, являющимся ее хранителем, либо в связи с занимаемым им положением, либо профессией» (§ 226-13 УК Франции) свидетельский иммунитет действует в отношении лиц, связанных профессиональным долгом (адвокатов, врачей, священников), если Закон не предписывает или не разрешает «раскрытие тайны» (§ 226-14). Последний вид иммунитета распространен не только на отказ от дачи показаний, но и на недонесение («не сообщение») о преступлении.163

Сходные положения содержат Уголовные кодексы Германии (§§ 139, 258) и Испании (ст.ст. 454, 466).164

Можно утверждать, что в уголовном законодательстве европейских стран установлен родовой институт свидетельского иммунитета. Первая его разновидность основана на супружеских и родственных связях и исключает уголовную ответственность указанных в законе лиц за отказ от дачи показаний, недонесение о преступлении и заранее не обещанное укрывательство преступника и следов преступления. Такой свидетельский иммунитет является по своему характеру абсолютным.

Вторая разновидность свидетельского иммунитета уже по сфере действия (не допускает уголовную ответственность за отказ от дачи показаний и недонесение) и основана на профессиональной обязанности лица; является относительным (предусмотрена возможность его снятия в силу «предписания» или «разрешения» закона).

В новейшем уголовном законодательстве европейских стран наблюдаются две перспективы развития свидетельского иммунитета.

Первая: происходит расширение круга лиц, которые им обладают. Так, УК Франции 1992 г. распространил свидетельский иммунитет на супругов родственников лица, а также супругов его братьев и сестер. Более того, свидетельским иммунитетом обладает лицо, состоящее с исполнителем преступления «в явном сожительстве» (п. 3 § 434-1). Эта тенденция понятна и разумна, так как супружеская или родственная связь еще не означают по-настоящему близких и доверительных отношений между людьми, на основе которых и основан свидетельский иммунитет как таковой. Вполне реальна ситуация, когда наиболее дорогой человек не связан с лицом формальными узами, и последние не должны требовать от человека «предательства по закону».165

Вторая тенденция заключается в распространении свидетельского иммунитета на иные преступления против правосудия. Так, ч. 3 ст. 293 УК Литвы исключила уголовную ответственность за дачу ложных показаний потерпевшим или свидетелем «при совершении ими этого во избежание … ответственности, членами их семьи либо близкими родственниками». Аналогичное предписание содержится в новом УК Польши (ст. 233 § 3).166 Подобным предписанием фактически узаконивается право на ложь, что, конечно, не может быть оправданно. Представляется, что при добровольном отказе от иммунитета лицо должно подлежать уголовной ответственности за лжесвидетельство. В крайнем случае, вопрос об уголовной ответственности лица за дачу ложных показаний в отношении близких ему лиц, может решаться на усмотрение суда, как это закреплено в § 157 УК Германии.167

<< | >>
Источник: Кибальник А.Г.. Иммунитеты в уголовном праве. – Ставрополь: Ставропольсервисшкола. – 228 с.. 1999

Еще по теме § 3. Иммунитет в современном уголовном праве зарубежных стран.:

  1. § 1 Понятие иммунитета в уголовном праве
  2. § 1. Виды иммунитетов в российском уголовном праве
  3. Кибальник А.Г.. Иммунитеты в уголовном праве. – Ставрополь: Ставропольсервисшкола. – 228 с., 1999
  4. § 15. Изучение уголовного процесса зарубежных стран
  5. А.Г. КАРАПЕТОВ I. ИНСТИТУТ НЕУСТОЙКИ В ГРАЖДАНСКОМ И КОНТРАКТНОМ ПРАВЕ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН
  6. Общие тенденции исполнения уголовных наказаний в зарубежных странах
  7. Тема 3. Исполнение уголовных наказаний в зарубежных странах
  8. ГЛАВА I. ПОНЯТИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО (ГОСУДАРСТВЕННОГО) ПРАВА ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН § 1. КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО КАК ОТРАСЛЬ ПРАВА В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ
  9. «Освобождение от уголовной ответственности в связи с наличием иммунитета от уголовной ответственности.
  10. 2.Иммунитеты в уголовном судопроизводстве
  11. Проценты годовые в зарубежном праве
  12. § 2. Социальные причины появления уголовно-правового иммунитета и его историческая эволюция
  13. Глава III ПРОБЛЕМА ОСНОВАНИЯ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ В СОВЕТСКОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ
  14. ГЛАВА II. УГОЛОВНО-ПРАВОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ ИММУНИТЕТА
  15. 1.2. Примирение в зарубежном законодательстве и международном частном праве
  16. Глава I. СОЦИАЛЬНАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ УГОЛОВНО-ПРАВОВОГО ИММУНИТЕТА
  17. МЫ ЗНАКОМИМСЯ С СУБРЕГИОНАМИ И СТРАНАМИ ЗАРУБЕЖНОЙ ЕВРОП
  18. 5. Конституционное (государственное) право зарубежных стран как учебная дисциплина
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -