<<
>>

ГЕРМАНИЯ ГИТЛЕРА: ТЕХНОЛОГИЯ ПРОПАГАНДЫ И ПОЛИТИЧЕСКОГО СЫСКА

Вторая мировая война - одна из главных трагедий XX века. Два больших народа сошлись в кровавом апокалипсисе. В Германии людей готовили к этой схватке целенаправленно, с немецкой педантичностью. Стойкость и самоотверженность были не последними качествами немцев.
По иронии или праву история распорядилась так, что только тоталитарное государство, именуемое Советским Союзом, смогло сломать нацистскую машину и переломить националистический дух. Традиционные демократии оказались бессильными. Польша, Франция, Бельгия, Нидерланды падали к ногам завоевателей с недельной частотой. Как же удалось воспитать германский народ, не сломавшийся в самые трагические минуты и далеко не сразу разочаровавшийся в нацизме? Слишком много вопросов оставил немецкий эксперимент и для сегодняшнего дня. Как поддается формированию архетип нации, как манипулируют народными массами, как выясняют и создают общественные настроения, как отслеживают реакцию на пропагандистские воздействия, как влияют на сознание и как подавляют оппозицию в тоталитарном обществе? И какие "таланты" имели для этого те "волшебники духа", которые создавали технологии обработки других людей - технологии выяснения мнений, уничтожения несогласных,- Гитлер, Геббельс, Гейдрих, Мюллер?

Гитлера нашли и продвинули

История восхождения Гитлера к власти широко представлена в исторической и социологической литературе. Особый интерес для современного исследователя представляют вопросы, связанные с ролью немецких спецслужб, армии и бизнеса в продвижении Гитлера. После поражения Германии в Первой мировой войне в годы существования Веймарской республики руководство рейхсвера (вооруженных сил) поставило задачу своей разведслужбе собирать всестороннюю информацию о политических партиях и движениях в стране. В Баварии этим занимался капитан Эрнст Рем, под началом которого завязалась политическая карьера будущего германского вождя Адольфа Гитлера. Он тогда проходил как негласный осведомитель разведывательного подразделения баварской группы рейхсвера и как член руководства национал-социалистической партии, в которой обосновался по заданию "ремовской" спецслужбы.

Гитлер быстро набирал партийный авторитет. Устремления "его" партии и устремления германских военных уже тогда сходились на общей платформе национализма и возрождения великой Германии. В начале 20-х годов прошлого века немецкие генералы вели поиск политической партии и лидера, способных выразить их интересы. Поэтому бывший глава немецкой разведки полковник Николаи по поручению генерал-фельдмаршала Э. Людендорфа, не занимавшего в ту пору официального поста в рейхсвере, но пользовавшегося огромным влиянием в армии и политических кругах, специально встречался с Гитлером в Мюнхене незадолго до так называемого "пивного путча", преследовавшего цель захвата власти в Баварии, а затем и в Германии. Николаи беседовал с Гитлером как руководителем национал-социалистического движения и доложил Людендорфу свое мнение о нем и его возможностях: "Гитлер - человек с ограниченными способностями и в то же время с большими замыслами. По своим убеждениям он является ярым националистом"1. По мнению Николаи, эта оценка сыграла определенную роль в том, что генерал-фельдмаршал Людендорф согласился участвовать в нацистском путче 9 ноября 1923 года. Путч провалился, Людендорф, Гитлер и его сподвижник Гесс оказались в тюрьме. Но потом, в конце 20-х, армия снова поставила на Гитлера. А в январе 1933 года высшие армейские руководители Бломберг и Рейхенау договорились с Гитлером, что он гарантирует ускоренное вооружение Германии, обеспечив армии привилегированное место в новом государстве, а рейхсвер в свою очередь окончательное продвижение нацистов к власти2.

В начале 20-х годов крупные промышленники и бизнесмены также начали поиск политических партий и лидеров, способных выразить и защитить их интересы в условиях Версальского мира и разрастающейся экономической депрессии. Этот поиск на политическом рынке по заданию своих шефов вели сотрудники служб безопасности крупнейших фирм и компаний, среди которых тогда было немало отставных офицеров армии и разведки. Агент крупного берлинского промышленника Эрнста фон Борзига доктор Фр. Детерт в письме сыну Борзига так вспоминал ту эпопею: "Как вам известно, я... прибыл непосредственно из кавалерийско-стрелковой дивизии корпуса Люттвица к вашему отцу, чтобы в качестве личного секретаря заниматься его личными секретными делами, которые в силу их характера не могли наряду с другими делами проходить через фирму... Ваш отец тогда занимал одновременно или поочередно посты председателя Объединения союзов германских работодателей, члена президиума Имперского союза германской промышленности... Мой доклад побудил вашего отца присутствовать лично на... выступлении Адольфа Гитлера в Национальном клубе, чтобы познакомиться с ним. Это выступление так захватило вашего отца, что он поручил мне связаться с Адольфом Гитлером лично, без посредников, и поговорить с ним насчет того, как и какими средствами можно распространить на Северную Германию, в частности на Берлин, это движение, имевшее тогда опору почти только исключительно в Южной Германии, главным образом в Баварии. Адольф Гитлер охотно согласился выполнить желание вашего отца и встретиться для беседы с глазу на глаз... Адольф Гитлер обрадовался обещанию вашего отца оказать поддержку его движению... Собранные таким образом средства были затем отправлены в Мюнхен..."3.

Едва получив заключение собственных служб безопасности о перспективности фигуры Гитлера, крупнейшие германские концерны и компании начинали финансировать его партию. Уже в 1923 году владелец Стального треста Фриц Тиссен выделил для нацистской партии 100 тысяч золотых марок4. И это в эпоху инфляции! В том же 1923 году и позже, помимо Тиссена, Стиннеса и Борзига, Гитлера финансировали химический фабрикант, уполномоченный "ИГ Фарбениндустри" Питш и даже американский промышленник Генри Форд5. С 1927 года в Гитлера и в его партию вкладывают средства крупнейшие банкиры и промышленники, определяющие экономическую мощь Германии: Эмиль Кирдорф - глава Рейнско-Вестфальского угольного синдиката, организовавший отчисление в пользу Гитлера по 5 пфеннигов с каждой тонны проданного угля (всего около 6 млн. марок в год); Альфред Хугенберг директор заводов Круппа и владелец киногазетного концерна, который давал Гитлеру по 2 млн. марок в год; Альберт Феглер - генеральный директор Гельзенкирхенского углепромышленного общества и директор Стального треста, деньги которого дали Гитлеру возможность преодолеть "партийный кризис" 1932 года; Яльмар Шахт - президент Рейхсбанка, который, по выражению одного американского исследователя, "открыл Гитлеру путь к крупным банкам"; Эмиль Георг фон Штаусс - директор "Дойчебанка", самого мощного частного банка Германии, ставший членом нацистской партии; Фридрих Флик - крупнейший промышленник Средней Германии, соперник Тиссена в Стальном тресте, передававший деньги Гитлеру через подставных лиц; Георг фон Шницлер директор "ИГ Фарбениндустри"6. Эти столпы немецкой индустрии обеспечивали силу нацистской партии. Но Гитлер продолжал завоевывать симпатии королей бизнеса. 27 января 1932 года он выступил в Индустриальном клубе в Дюссельдорфе, после чего и рурские бароны открыли ему счета. К тому времени у руководителей партии появились огромные оклады, роскошные особняки, собственные автомобили7.

Самый могущественный и самый неуступчивый из промышленников Густав Крупп, владелец германских сталелитейных и машиностроительных заводов, обратил внимание на национал-социалистов в начале 1932 года, когда депрессия и инфляция взяли за горло его ранее процветавшее дело. Ему о них подробно докладывала собственная служба безопасности. Он тогда направил нескольких своих директоров послушать обращение Гитлера к аристократическому собранию в Промышленном клубе в Дюссельдорфе. Они были в восторге от услышанного и скрупулезно доложили Круппу основные программные тезисы Гитлера. После этого Крупп направил гитлеровской партии немалую сумму марок. А его старший сын Альфред поддался нацизму еще год назад, присоединившись к отрядам СС Генриха Гиммлера8. Именно судьба членов семейства Круппов, их связь с нацистами легла в основу известного фильма Лукино Висконти "Гибель богов".

Но прежде чем большой бизнес Германии решил ставить на Гитлера и поддержать его финансами, ему выдвинули условие: избавиться от антикапиталистического крыла в партии, которое представляли братья Штрассеры, Отто и Грегор. Они, как утверждает историк Дж. Толланд, были преданы социалистической идее, правда, с националистическим оттенком. Они выступали за радикальные антикапиталистические реформы, стремились к германскому социализму и искали опору среди революционных и независимых социалистов. В партии развернулась борьба между буржуазным национализмом, ориентированным на германские монополии и армию,- национализмом, который отстаивал Гитлер с соратниками, и националистическим социализмом, который представляли братья Штрассеры - сторонники национализации промышленных корпораций и государственного владения землей. За Гитлером стояли партийные организации юга Германии, за Штрассерами - севера. В этой идейной борьбе Гитлер одолел социалистическое течение в НСДАП и к началу 1927 года установил над партией полный идеологический контроль. Отголоски этого противостояния прошумели в конце 1929 года, когда Отто Штрассер, к тому времени ведущий обозреватель трех германских газет, поддержал забастовку рабочих-металлистов в Саксонии. И тут же промышленники потребовали, чтобы Гитлер публично отмежевался от Штрассера, если он хочет и дальше получать субсидии9. Гитлер сделал это и тогда же распорядился очистить партийные ряды от явных и скрытых социалистов. Их вымели из партии. А спустя годы, в июне 1934, в "ночь длинных ножей", по приказу Гитлера Грегор Штрассер вместе со своими соратниками был уничтожен СД - службой безопасности нацистской партии. Его брат Отто к тому времени уже бежал из Германии.

Немецкий капитал видел в Гитлере не только фигуру, способную остановить инфляцию, депрессию, нарастание революционного брожения в обществе, но и лидера нации, готового обеспечить идейное единство всех слоев общества и экспансию Германии в Европе и в мире. И в этих устремлениях германские ведущие концерны шли рука об руку с немецким генералитетом и тайной полицией.

С середины 80-х годов ХХ века не утихает дискуссия между неоконсервативным и антифашистско-демократическим направлением в историографии фашизма, начало которой положила статья немецкого исследователя Э. Нольте "Прошлое, которое не хочет пройти". В ней он утверждал, что фашизм в Германии будто бы прежде всего нужно рассматривать как соответствующую реакцию на большевизм в России10. Но сегодня историки приводят впечатляющие аргументы в пользу несостоятельности представления о том, что Германия в войне с СССР преследовала цель освободить Россию от большевизма. Особенно убедительно это представление развенчал О. Пленков в своей обстоятельной работе "Мифы нации против мифов демократии. Немецкая политическая традиция и нацизм". Его главный вывод в том, что нацистская Германия непосредственно продолжала то мощное стремление к первенству в Европе, а также и в мире, которое в последнее столетие определяло путь германской нации. Еще во время Первой мировой войны выдающийся немецкий социолог Макс Вебер писал, что "мы, 70 млн. немцев... обязаны быть империей. Мы должны это делать, даже если боимся потерпеть поражение"11. И Гитлер с его партией стал выразителем этого имперского стремления к мировому могуществу, которое выражали прежде крупные германские промышленные и финансовые монополии и генералитет.

<< | >>
Источник: Эдуард Макаревич. Политический сыск (Истории, судьбы, версии) М.: Алгоритм.. 2002

Еще по теме ГЕРМАНИЯ ГИТЛЕРА: ТЕХНОЛОГИЯ ПРОПАГАНДЫ И ПОЛИТИЧЕСКОГО СЫСКА:

  1. ГЕРМАНИЯ ГИТЛЕРА: ТЕХНОЛОГИЯ ПРОПАГАНДЫ И ПОЛИТИЧЕСКОГО СЫСКА
  2. Органы политического сыска и самодержавие
  3. Специальная пропаганда или пропаганда фактов
  4. ПОЛИТИЧЕСКАЯ РОЛЬ И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ ГОРОДОВ ИТАЛИИ И ГЕРМАНИИ
  5. Тема 8. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ, ПОЛИТИЧЕСКОЕ МАНИПУЛИРОВАНИЕ
  6. Е.А. Гончарова. Методы политического сыска России в борьбе с революционным движением в 1904-1914 годах: На материалах Саратовской губернии / Под ред. А.В. Воронежцева. - Саратов: Научная книга - 96 с., 2006
  7. ОБРАЗОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ ГЕРМАНИИ
  8. ПОЛИТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА И АБСОЛЮТИЗМ В ГЕРМАНИИ В XVI — XVII ВВ.
  9. РАБОЧИЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ ГЕРМАНИИ. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЛАССАЛЯ, ЛИБКНЕХТА И БЕБЕЛЯ
  10. ГЛАВА VI. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГЕРМАНИИ В НАЧАЛЕ XIX в.