<<
>>

Акторы политического процесса

ПОЛИТИЧЕСКОЕ УЧАСТИЕ (партиципация — англ. participation) — действия индивидов или групп, связанные с их относительно эффективным вовлечением (непосредственным либо опосредованным) в процесс разработки, принятия и осуществления политических решений (политических курсов), что указывает на факт включения граждан в политико-властные отношения.
Выделяются — попарно — такие виды политического участия: автономное (с сугубо добровольным характером и целерациональной мотивацией, обусловленной развитыми представлениями о политике) или мобилизованное (достигается манипулированием либо имеет неполитическую мотивацию, например, принуждение, страх, экономические либо иные санкции и т.д.); индивидуальное или коллективное (массовое); активистское или пассивное; легально-конвенциональное (лат. conventionalis — соответствующий договору, условию, т.е. адекватное законодательно установленному порядку, реже — традициям) или нелегальное (нарушающее законы и традиции — политический терроризм, акции протеста без разрешения властей); традиционное (поддерживающее политическую преемственность и стабильность) или инновационное (ориентированное на изменения, развитие); постоянное (политики-профессионалы и

Политический процесс — сложное, многосоставное явление, природа которого определяется функционированием динамичных систем, отличающихся сходными (изоморфными) структурными свойствами. Чаще всего политологи рассматривают структуру макрополитического процесса в трех аспектах. Во-первых, с точки зрения взаимодействия государства и гражданского общества, политической системы с ее социальной средой, государственного управления и политического участия. Во-вторых, с позиции более дробных компонентов, в частности деятельности социальных акторов и политических институтов, составляющей содержание целостного макропроцесса. В-третьих, структура процесса может быть описана в аспекте основных временных фаз и состояний его развития, обусловленных установлением соответствующего равновесия сил или же его нарушением.

Главная составляющая политического процесса, особенно при демократическом режиме — сама активность людей, их политические действия, связанные с контролем над властью или давлением на нее. Из многочисленных акций (действий) и интеракций (взаимодействий) различных акторов складываются общий ход и результаты макропроцесса, который, стоит напомнить, вбирает в себя ряд микропроцессов (или субпроцессов). Например, электоральный процесс состоит не только из процедуры голосования, когда граждане выбирают своих представителей, но и из кампаний отдельных партий, действий, обеспечивающих им равные состязательные условия, специальных общественно-политических, государственных органов (избирательных комиссий) и пр. Значит, при анализе политического процесса нужно учитывать и целостные макрорезультаты, и формирующие их микропроцессы.

В то же время в политике действие действию рознь, равно как и влияние участвующих в ней субъектов неравнозначно: есть «тяжеловесы», но есть и «бойцы легчайшего веса».

Хотя каждому человеку или группе по определению все-таки принадлежит какая- либо функция в политическом процессе, масса людей относительно пассивна. Лишь активное меньшинство, включающее элиты и лидеров (в т.ч. общественного мнения), разного рода руководителей (вождей), обладает значительной силой, а роль их заметна для общества. Поэтому они и получают больше всех и наград, и политических дивидендов, и обвинений, а в истории запечатлеваются как герои или злодеи. Вместе с тем, сводить роль деятельных политических акторов только лишь к лидерам было бы неверно.

http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

Жппг Рядом с «большим человеком» всегда есть анонимные помощники и соответствующая система взаимодействий между ними: рядом с партийным боссом — аппарат функционеров, возле государственного деятеля — его окружение, и даже рядом с традиционным вождем клана — его родня, влиятельная жена и так далее.

политактивисты) или эпизодическое (ограниченное голосованием на регулярных выборах).

Три группы основных мотивов политического участия: 1) инструментально-рациональные (участие сочтено деятельностью, направленной на обеспечение и защиту интересов субъектов политики); 2) образовательноразвивающие (участие содействует общему развитию гражданина, например, путем приобретения новых знаний о политике и т.д.); 3) коммунитаристские (участие обусловлено моральноэтическими аргументами, например, представлениями об общем благе). Самые важные для политики — ин- струментально-рациональ- ные мотивы.

Современные концепции политического участия рассматривают его как многомерное явление, включающее широкий набор действий, которые связаны с влиянием в политике, и изучают зависимость его форм и степени активности от ряда факторов: психологических, социальных, экономических, культурно-исторических и т.д. Недавно в проблематику политического участия были включены и вопросы участ- нического неравенства (англ. participatory inequality), его последствий для демократического режима (С. Верба, Г. Брэйди, К. Шлоцман).

Г. Алмонд, Дж.Б. Пауэлл, «Сравнительная политика сегодня»

Для понимания активности отдельных политических акторов, формирующей целостный политический процесс, используются такие характеристики: 1) потенциал и статус ; 2) вид их действий; 3)

способ интеракций между ними.

Потенциал политических субъектов прежде всего зависит от их состава, ибо делятся они, условно говоря, на индивидуальные и групповые — к примеру, независимые кандидаты и избирательные объединения, участвующие в выборах. Далее, важны степени организованности, мобилизованности и сознательности группового субъекта — некоторые сравнительно малые, хорошо иерархизиро- ванные и дисциплинированные партии иногда добиваются гораздо больших результатов, чем развернутые, но аморфные социальные движения. Наконец, эффективность деятельности субъекта зависит от объема его ресурсов (материальных, информационных и т.д.) и прочности контроля над ними.

Следующий параметр изучения активности политических акторов связан с характеристикой используемых ими средств, форм и методов политической борьбы. Во-первых, это парламентские формы, связанные с работой органов представительной власти, которые отличаются от таких способов прямого, внепарламентского действия, как митинг. Во-вторых, виды политической активности граждан и их групп делятся на ненасильственные и насильственные (т.е. типы борьбы, предусматривающие открытое применение силы, — гражданская война, подавление демонстрации, забастовки), но чаще всего рассматривается набор способов действий, опирающихся на авторитет и убеждение (манипулирование общественным мнением, бюрократические методы регулирования и т.д.). В-третьих, эти разнообразные приемы включают официальные и неофициальные влияния акторов по поводу доступа к ресурсам и рычагам власти.

Наконец, третья характеристика политических субъектов обусловлена типами отношений между ними. Направленные друг на друга действия различных акторов формируют более или менее устойчивые отношения и связи между ними. Есть много вариан-

http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

тов политических взаимодействий, но самых главных среди них пять: конфронтация, нейтралитет, компромисс, союз (коалиция) и консенсус. В основе данного деления лежит принцип соотношения социальных интересов и политических позиций вступающих в контакт субъектов.

При конфронтации полярность интересов и позиций иногда приводит политиков и представляемые ими объединения к открытому противоборству (в т.ч. вооруженному), как это случается в эпохи революций. Нейтралъныге же отношения на время как бы выключают субъекта из поля активных взаимодействий, политически маргинализируют его. (Это неустойчивое состояние проявляется в моменты голосований в парламенте по ключевым вопросам, когда одна из фракций воздерживается от решения, не поддерживая ни одну из сторон.) При компромиссах (соглашениях) на первый план выходит поддержание стабильного статус-кво в отношениях между субъектами при условии взаимных уступок, однако при сохранении принципиальных расхождений. Союзыг (коалиции) —

значительно более тесные, даже дружественные формы политического общения, когда объективно существуют пересечение интересов и некоторое совпадение позиций. Наконец, последнее звено шкалы взаимодействий — консенсус между акторами; в данном случае достигается согласие по всем ключевым позициям при почти полном совпадении в понимании каждым своих интересов. Порой такие отношения завершаются объединением ряда партий в одну организацию, как это было в некоторых странах с социал-демократами, социалистами и коммунистами.

В итоге все взаимодействия сливаются в единый поток политического процесса, всякое состояние которого, следует повторить, характеризуется конкретной расстановкой и соотношением социально-политических сил.

Внутренняя динамика политического процесса обладает специфическим механизмом. Эту сторону политической жизни — собственно «бытие политики» — американские ученые назвали политической сценой (англ. political performance), связав ее со сложным взаимодействием государственных и негосударственных институтов, групп и индивидов. В какой-нибудь ситуации именно анализ политической сцены позволяет увидеть, как конкретно проявляют себя субпроцессы политики: государственное управление и гражданское давление, лидерство и партийное руководство (либо партийная стратегия и тактика), индивидуальное и групповое участие граждан.

Существует ряд понятий, описывающих политическую сцену.

338 Во -первых, это расстановка сил на ней в конкретной ситуации.

http://creativecommons.org/licenses/by-nc/2.0/

Электронная версия данной публикации распространяется на условиях лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial 2.0

Такое рассмотрение связывает текущую политическую борьбу с фундаментальными пространственно-временными параметрами системы власти в некоей стране, позиционным расположением различных субъектов по отношению к управителям. Довольно часто в политологии используется шкала, обозначающая политических акторов с точки зрения их поддержки или противостояния правящей группировке. Позиция субъекта в данном политическом пространстве дает возможность оценить его положение относительно властного центра (оси), тогда как его диспозиция рассматривается уже в соотношении с другими социально-политическими силами. Следовательно, расстановка сил на политической сцене означает определенную конфигурацию позиций и диспозиций основных субъектов в каждой конкретной ситуации.

Во-вторых, для описания политической сцены важны характеристики соотношения сил (их равновесие либо неравновесное состояние), определяющиеся прежде всего упоминавшимся выше потенциалом акторов, контролируемыми ими ресурсами и способностью их мобилизовать.

Пьер Бурдьё считал, что понятие капиталы в социальных науках точнее понятия ресурсы. В книге «Социология политики» (рус. перевод 1993) он представил диаграмму соотношения основных политических сил в современной Франции — от правых (голлистов и либералов) до левых (социалистов и коммунистов) — на основе распределения объемов контролируемых ими капиталов (экономических, культурных и пр.).

Сама возможность контроля над каким-то институтом или ресурсом еще не обеспечивает политический успех. Нужна также способность быстро и эффективно мобилизовать и реализовать этот капитал. Значит, если расстановка сил во многом определяет качественное измерение политической сцены, то их соотношение отражает ее количественные характеристики, связанные с объемами ресурсов, потенциалом политических акторов и его актуализацией.

Политическая сцена, отражая сложность и многоуровневость самого политического процесса, имеет ступенчатую (эшелонированную) иерархию. Динамику баланса социально-политических сил на политической сцене наглядно показывает пример ситуации во Франции периода революции 1848-1851 гг., блестяще описанной в классической работе Маркса ««Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» (1852). Обратите внимание

а

Маркс писал в «Восемнадцатом брюмера Луи Бонапарта», что политический процесс с 1848 по 1851 г. во Франции прошел три фазы с присущими каждой из них конкретными расстановкой и соотношением социально-политических сил, а также состоянием институтов. Он обозначил их как фазы Временного правительства, Учредительного собрания, Законодательного собрания.

Расстановка сил была проанализирована ученым в соответствии с принципом классового подхода и слева направо — от рабочих до крупных землевладельцев. В первой фазе революции (февраль - май 1848) происходила «комедия всеобщего братания», когда почти все основные политические силы страны объединились в своего рода коалицию против «партии» финансовой аристократии во главе со свергнутым королем Луи Филиппом Орлеанским. Во второй фазе (май 1848 - май 1849) вначале «партию» пролетариата, а затем мелкой и промышленной буржуазии атаковала коалиция «партий порядка» (финансовой буржуазии и крупных землевладельцев), возглавленная лидером в лице президента Луи Бонапарта. Наконец, в третъей фазе (май 1849 - декабрь 1851) был разыгран финал политической игры, когда была проведена очередная перегруппировка сил. Прежде всего был нанесен удар по ранее нейтральной «партии» мелкой буржуазии. Началась борьба между «партией» бонапартистов, постепенно устанавливавшей контроль над институтами исполнительной власти, и «партией порядка», которая в коалиции с промышленной буржуазией контролировала парламент. В итоге победил Луи Бонапарт. Он распустил Законодательное собрание, что завершилось реставрацией империи. «Парламент умирает, — писал Маркс, — он пал, покинутый своим собственным классом, армией, всеми другими классами».

Итак, понятия расстановки и соотношения сил дают возможность охарактеризовать позиционную и ресурсную стороны балансирования политических акторов в конкретной ситуации. Перегруппировка позиций указывает на переход к следующему состоянию политического процесса, сопряженному с новыми положениями и потенциалами акторов. Важнейшим условием очередного установления равновесия сил выступает эффективное функционирование системы органов власти, т.е. собственно субпроцесс принятия и реализации решений органами государственной власти. От того же зависят в целом весь институциональный механизм государственного управления и даже параметры политического режима страны.

<< | >>
Источник: А.Ю. Мельвиль. Категории политической науки. - М.: Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД РФ, «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН). - 656 с. . 2002

Еще по теме Акторы политического процесса:

  1. 20.4. Содержание, структура и акторы политического процесса
  2. 18.3. Формирование политической культуры в процессе политической социализации
  3. Лекция IV ВЛИЯНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МЫСЛИ НА ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ XIX—XX вв.
  4. ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ ГРУППЫ КАК НОВЫЕ ГЛОБАЛЬНЫЕ АКТОРЫ
  5. Метаморфозы субъектности в действиях плюралистического актора
  6. 20.1. Понятие политического процесса
  7. 2. Политический процесс
  8. 20.6. Типологии политических процессов
  9. Понятие и содержание политического процесса
  10. Подходы к интерпретации политического процесса
  11. 20.5. Фазы и состояния политического процесса
  12. Типология и основные компоненты политических процессов
  13. Демократизация как виД политического процесса
  14. Развитие политического процесса в стране
  15. Глава 7 Политический процесс