<<
>>

Глава VII О ПЯТИ РАЗНОВИДНОСТЯХ ОБЩИХ ИДЕЙ: РОДАХ, ВИДАХ, ВИДОВЫХ ОТЛИЧИЯХ, СОБСТВЕННЫХ ПРИЗНАКАХ, СЛУЧАЙНЫХ ПРИЗНАКАХ

Сказанное в предыдущих главах дает нам возможность вкратце описать пять универсалий, рассматриваемых в школьной логике26.

Когда общие идеи представляют пам свои объекты как вещи и обозначаются терминами, называемыми существительными или абсолютными, их называют родами или же видами.

О родах

Родами их называют, когда они настолько общи, что простираются на другие идеи, также общие.

Так, например, четырехугольник служит родом по отношению к параллелограмму и трапеции; субстанция — род по отношению к протяженной субстанции, называемой телом, и мыслящей субстанции, называемой духом,

О виде

Те общие идеи, которые подчинены одной, более общей идее, называются видами; например, параллелограмм и трапеция — виды четырехугольника, тело и дух — виды субстанции.

Таким образом, одпа и та же идея может быть родом в сравнении с идеями, на которые опа простирается, и видом в сравнении с другой, более общей идеей. Например, тело является родом по отношению к одушевленному и неодушевленному телу и видом по отношению к субстанции; четырехугольник, будучи родом по отношению к параллелограмму и трапеции, является видом по отношению к фигуре.

Но есть и другое понятие вида; оно соответствует лишь тем идеям, которые пе могут быть родами. Это тот случай, когда идея имеет под собой только индивидуумы и единичпые вещи: например, круг имеет под собой толь- ко единичные круги, ибо все они принадлежат к одному виду. Такую идею называют последним видом, species infima.

Есть также и род, который НИКОИМ образом не может быть видом, а именно ВЫСШИЙ ИЗ всех родов, и неважно, является ли таковым бытие ИЛИ субстанция; этот вопрос относится скорее к метафизике, нежели к логике.

Я сказал, что общие идеи, представляющие нам свои объекты как вещи, называются родами либо видами, ибо нет необходимости в том, чтобы объекты этих идей действительно были вещами и субстанциями,— достаточно, чтобы мы рассматривали их как вещи, т. е. если это модусы, соотносили их не с субстанциями, а с другими идеями модусов, более или менее общими по сравнению с ними. Так, например, фигура, которая есть лишь модус по отношению к телу, обладающему фигурой, является родом по отношению к криволинейным и прямолинейным фигурам.

И наоборот, если идеи представляют нам объекты как модифицированные вещи и обозначаются прилагательными, или соозначающими терминами, и если их связывают с субстанциями, которые эти соозначающие термины обозначают прямо, но смутно, то независимо от того, обозначают ли данные соозначающие термины сущностные атрибуты, которые в действительности суть не что иное, как сама вещь, или же они обозначают подлинные модусы, эти идеи называют не видами или родами, а либо видовыми отличиями, либо собственными признаками, либо случайными признаками.

Их называют видовыми отличиями, когда объект этих идей — сущностный атрибут, отделяющий один вид от другого, например, «протяженный», «обладающий весом», «разумный».

Их называют собственными признаками, когда их объект — атрибут, который в действительности принадлежит к сущности вещи, но не является первым атрибутом, рассматриваемым в этой сущности, а только сопутствует первому, как, например, «делимый», «бессмертный», «восприимчивый к знанию».

Их называют общими случайными признаками, когда их объект — подлинный модус, который можно отделить, по крайней мере мысленно, от вещи, случайным призна- ком коей он именуется, пе уничтожив в нашем уме идею данной вещи; например, «круглый», «твердый», «справедливый», «благоразумный».

Все это надо изложить подробнее,

О видовом отличии

Когда род имеет два вида, идея каждого вида необходимо должна содержать в себе нечто, что не содержится в идее рода. Иначе, если бы каждая из этих двух идей содержала только то, что заключено в роде, это и был бы род, а так как род подходит к каждому виду, то каждый вид подходил бы к другому. Таким образом, первый сущностный атрибут, который содержится во всяком виде сверх того, что заключает в себе род, называется видовым отличием, а наша идея этого атрибута есть общая идея, ибо одна и та же идея может представлять нам данное отличие везде, где мы его находим, т. е. во всех низших [субъектах] данного вида.

Пример. Тело и дух суть два вида субстанции. Следовательно, необходимо, чтобы в идее тела было нечто сверх того, что есть в идее субстанции, и точно так же — в идее духа. Первое, что мы видим сверх этого в теле,— протяженность, а в духе — мышление. Таким образом, видовым отличием тела будет протяженность, а духа — мышление; иными словами, тело — протяженная субстанция, а дух — мыслящая.

Из этого явствует, во-первых, что видовое отличие имеет отношение как к роду, который опо делит на части, так и к виду, который оно полагает и образует, составляя основную часть того, что заключено в идее вида с точки зрения содержания. Отсюда следует, что всякий вид может быть назван или одним словом — например, «дух», «тело», или сочетанием двух слов, а именно обозначающего род и обозначающего видовое отличие, что называют определением,— например, «мыслящая субстанция», «протяженная субстанция».

Во-вторых, из этого явствует, что, поскольку видовое отличие полагает вид и отделяет его от других видов, оно должно иметь тот же объем, что и вид, и, таким образом, необходимо, чтобы они сказывались друг о друге, например: «Все, что мыслит, есть дух» и «Все, что есть дух, мыслит».

Однако довольно часто бывает, что в вещах не обнаруживается никакого атрибута, который был бы присущ (convienne) всему данному виду и тольйо данному виду; тогда соединяют несколько атрибутов, совокупность которых содержится только в этом виде, составляя его отличие. Так, платоники, считавшие демонов, как и человека, разумными живыми существами, не признавали видовое отличие «разумный» взаимозаменимым по отпЪ- шению к «человеку»27 и поэтому добавляли к нему другое—«смертный»; это последнее не является взаимозаменимым по отношению к «человеку», поскольку оно присуще и животным, но оба вместе присущи только человеку. То же самое мы делаем при образовании идей большей части животных.

Наконец, надо заметить, что пет необходимости в том, чтобы оба видовых отличия, которые делят род па части, всегда были положительными,— достаточно, чтобы положительным было одно из них. Например, два человека отличны друг от друга, если у одпого есть поша, а у другого пет, хотя бы тот, у кого пет ноши, по обладал ничем таким, чего пе было бы у другого. И.уи, например, человек в общем отличается от зверя тем, что человек есть животное, наделенное умом, animal mente praeditum, а зверь есть просто животное, animal merum. Ибо идея вверя в общем пе заключает в себе ничего положительного, чего не было бы в человеке; с пей соединяют лишь отрицание того, что есть в человеке, а именно ума. Так что все различие между идеей животного и идеей зверя состоит в том, что идея животного не заключает в своем содержании мышления, но и пе исключает его и даже имеет его в своем объеме, поскольку опо присуще мыслящему животному, тогда как идея зверя исключает его из своего содержания и, таким образом, не подходит к мыслящему животному.

О собственном признаке

Если мы пашли отличие, полагающее вид, т. е. основной сущностный атрибут, отделяющий его от всех других видов, и при ближайшем рассмотрении сущности данного вида находим еще какой-то атрибут, который необходимо связан с первым и, следовательно, присущ всему этому виду и только этому виду, omni et soli, мы называем его свойством (propriete) п, так как он обозначен соозпа- чающим термином, относим его к виду в качестве собственного признака. А поскольку он присущ также всем низшим [субъектам] данного вида и одна и та же идея его, однажды образованная, может представлять это свойство везде, где его обнаруживают, собственный при- 8нак рассматривается как четвертый из общих и всеобщих терминов.

Пример. Иметь прямой угол — сущностное видовое отличие прямоугольного треугольника. А так как необходимым сопутствующим признаком прямого угла является то, что квадрат противолежащей сторопы равен квадратам двух сторон, его заключающих, то равенство этих квадратов рассматривается как свойство прямоугольного треугольника, которое присуще всем прямоугольным треугольникам и только им одним.

Но иногда выражение «собственный признак» употребляли в более широком смысле и различали четыре вида собственных признаков28. 1-

й — тот, который мы сейчас описали: quod convenit omni, et soli, et semper29; например, собственным признаком всякого круга и только круга, причем постоянным признаком, служит равенство линий, проведопных от центра к окружности. 2-

й — quod convenit omni, sed non soli30; так, мы говорим, что собственный признак протяжения — быть делимым, ибо всякое протяжение можно разделить на части, хотя длительность, число и сила тоже делимы. 3-

й — quod convenit soli, sed non omni31; папример, только человек может быть врачом или философом, хотя не все люди являются таковыми. 4-

й — quod convenit omni et soli, sed non semper32; сюда относят, к примеру, поседение, canescere, что присуще всем людям и едппственпо лишь людям, по только в старости.

О случайном признаке

Как мы уже сказали во II главе, модусом называют то, что по природе своей может существовать только в субстанции и не связано необходимым образом с пдеей вещи, так что вполне можно помыслить вещь, пе мысля модус, как, папример, вполне можно помыслить человека, це мысля его благоразумным, по нельзя помыслить благо- разумие, не мысля в то же время человека или какое- нибудь другое наделенное умом существо, отличающееся благоразумием.

Так вот, когда соединяют смутную и неопределенную идею субстанции и отчетливую идею какого-либо модуса, эта последняя способна представлять все вещи, в которых есть данный модус, например, идея благоразумного — всех благоразумных людей, идея круглого — все круглые тела; эта идея, выраженная соозначающим термином — благоразумный, круглый, и составляет пятую универсалию, получившую название случайного признака, поскольку она не существенна для вещп, к которой ее относят. Ибо если бы она была для нее существенной, она являлась бы видовым отличием или собственным признаком.

Но здесь следует отметить, что, когда рассматривают две субстанции вместе, можно, как мы уже сказали, принять одну из них за модус другой. Так, одетый человек может рассматриваться как некое целое, состоящее из самого человека и его одежд; но быть одетым — по отношению к этому человеку, как его рассматривают, только модус, или способ бытия, хотя его одежды относятся к субстанциям. Поэтому «быть одетым»—это только пятая универсалия.

Мы привели более чем достаточно сведений о пяти универсалиях, о которых столь пространно рассуждают схоластики. Ибо немного пользы знать, что есть роды, виды, видовые отличия, собственные и случайные признаки, но важно распознавать истинные роды вещей, истинные виды каждого рода, их истинные отличия и свойства, а также случайные признаки, которые к ним подходят. На это мы сможем пролить некоторый свет в следующих главах, но прежде скажем о сложных терминах.

<< | >>
Источник: А. АРНО, П. НИКОЛЬ. Логика, или Искусство мыслить / М.: Наука. – 417 с. – (Памятники философской мысли).. 1991

Еще по теме Глава VII О ПЯТИ РАЗНОВИДНОСТЯХ ОБЩИХ ИДЕЙ: РОДАХ, ВИДАХ, ВИДОВЫХ ОТЛИЧИЯХ, СОБСТВЕННЫХ ПРИЗНАКАХ, СЛУЧАЙНЫХ ПРИЗНАКАХ:

  1. ГЛАВА 3. ПРИЗНАКИ МОНДИАЛИЗМА
  2. Глава 1. Понятие, основные признаки, общественная опасность и тенденции развития профессиональной преступности
  3. 58. Глава гос-ва. Понятие, основные признаки и виды
  4. О движении мышц и двух его видах, автоматическом и произвольном, и об использовании учения о вибрациях и учения об ассоциации идей для объяснения их соответственно
  5. § 2. Понятие и признаки множественности
  6. 1. Признаки юридического лица
  7. Преступление: понятие, признаки, категории
  8. § 3. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ ПРИЗНАКИ
  9. 2. Признаки предпринимательства
  10. АНАЛИЗ ВЗАИМОСВЯЗИ ПРИЗНАКОВ
  11. АНАЛИЗ ПАТОМОРФОЛОГИЧЕСКИХ ПРИЗНАКОВ В ИССЛЕДУЕМЫХ ГРУППАХ
  12. (г) Основные признаки корпорации