<<
>>

Глава пятая ИММИГРАЦИЯ В ЯПОНИЮ: ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ

  Начиная с 80-х годов прошлого столетия в число приоритетных проблем мирового развития выдвигается проблема миграции рабочей силы, которая к сегодняшнему дню стала одним из «вызовов» современности. Так, если в 1976 г.
правительства почти всех стран рассматривали трудовую миграцию как второстепенную проблему, то к 1995 г. уже 40% из них разработали и с разной степенью интенсивности стали реализовывать свою политику по регулированию (поощрению либо ограничению) им-
146
миграции .
В сравнении с глобализацией рынка финансов и производства глобализация рынка рабочей силы протекает значительно медленнее. Однако за 80-90-е годы проявились конкретные тенденции, характеризующие особенности развития указанного процесса как в мире в целом, так и в отдельных регионах. Одна из них определяет вектор направленности иммиграционных процессов из развивающихся стран в развитые государства. Другая тенденция - сдержанная позиция развитых стран в отношении иммиграционных процессов. Так, политику широкого и постоянного приема иммигрантов проводят Канада, Австралия, Новая

Зеландия, США. Однако в большинстве развитых европейских стран происходит постепенный отказ от модной идеи мультикуль- турного общества в пользу традиции сохранения своей самобытности’3', принимается все менее либеральное законодательство в отношении иммиграции. Растет число национальных правительств, разработавших ограничительную иммиграционную политику. По данным Международной организации труда, в 1976 г. такую политику проводило 6% правительств, а в 1995 г. - уже 35%.
Проблемы, связанные с иммиграционными процессами, не обошли и Японию, которая во все большей мере испытывает дефицит трудовой силы. Это явление объективно обусловлено: с одной стороны, стал реальной проблемой вопрос убыстряющегося «старения» японского общества, а с другой - последнее все заметнее становится обществом потребления, которое остро нуждается в трудовых ресурсах. Все это широко обсуждается в стране и занимает важное место в политической программе правительства.
Границу Японии ежегодно пересекает все большее число граждан Японии и иностранцев. Так, в 2000 г. за границу Японии выехало около 18 млн. человек, в том числе в Азию - около 8,5 млн., в Северную Америку - 5,5 млн., в Европу - 2,4 млн., в Океанию - 1,3 млн. В 2001 г. за границей побывало более 16,2 млн. японцев, в 2002 г. - 16,5 млн., в 2003 г - 13,3 млн., в 2004 г. - 16,8 млн. Статистика о въезде иностранцев в Японию ведется с 1950 г. В тот период в страну прибыло за год 18 тыс. человек, в 1978 г. эта цифра перевалила за 1 млн., а в 2004 г. она уже приблизилась к 7 млн. Согласно статистическим данным, в 2000 г. Японию посетили 5,3 млн. иностранцев, в том числе из Кореи - 1267 тыс.., КНР - 386 тыс., Тайваня - 944 тыс., США - 749 тыс., Великобритании - 199 тыс., Гонконга - 193 тыс., Филиппин - 170 тыс., Канады - 122 тыс., Бразилии - 102 тыс., Германии - 91 тыс., из других стран - 1031 тыс.[94] В 2001-2004 гг. страну посетили почти 24 млн. иностранцев. В 2004 г. из 6,7 млн. иностранцев, посетивших Японию, гражданство Республики Корея имели 26,3% визитеров, Тайваня - 16,5%, США - 11,6%, КНР - 11,0, Филиппин - 3,5%, Великобритании - 3,3%, Австралии - 2,9%.[95] В этом потоке визитеров все большую часть начинают составлять иммигранты.
Поскольку Япония позднее, чем другие развитые страны, столкнулась с подобной ситуацией, она в известной мере оказалась не готовой к разрешению проблемы возрастания числа иностранцев не только на внутреннем рынке труда, но и с возможным «разбавлением» ими традиционно моноэтнической японской нации.

Политика Японии в отношении внешнего мира прошла сложную эволюцию. В период позднего средневековья страна проводила политику полной самоизоляции от внешнего мира. После ее «открытия» в 1854 г. и вплоть до окончания второй мировой войны немалая часть японцев (в основном крестьян) в результате относительной перенаселенности страны эмигрировала за рубеж, главным образом на американский континент ~ в США и Бразилию.
Другой поток - колонистов - был непосредственным результатом создания Японией колоний в ходе ведения войны на Тихом океане и создания «Великой Восточной Азии». В послевоенный период в связи с утратой всех колоний значительная часть колонистов вернулась на родину. Приток рабочей силы на территорию собственно Японии имел большое значение с точки зрения быстрого экономического развития страны, решения ключевых социально-экономических проблем возрождающегося японского общества.
Специфическая особенность развития Японии в послевоенный период проявилась в том, что стремительный рост экономики в отличие от аналогичного процесса в Западной Европе и США не со-
провождачся масштабной иммиграцией. Сдерживанию иммигра- ции способствовали объективные причины, которые и по сей день продолжают оставаться неизменными: крайне высокая плотность населения в стране, малоземелье и др. На сегодня в Японии плотность населения в 100 раз выше чем в США, и в 200 раз выше чем в Северной Америке в целом[96]. Кроме того, весьма «весомыми» были и продолжают оставаться факторы социально-культурного характера - культурное своеобразие страны и связанная с ним идеология «моноэтнического государства».
Другая особенность состояла в умении Японии использовать для обеспечения экономического роста свои скрытые социальные резервы. Источником пополнения рабочей силы была внутренняя миграция крестьян в города, сыгравшая особенно важную роль в 1955-1973 гг. Свою позитивную роль сыграло широкое использование труда домохозяек, престарелых, студентов с неполной занятостью (арубайто). Важным внутренним источником стало использование фактора продолжительности рабочего дня - своеобразного японского «ноу-хау». Так, в 1982 г. количество рабочих часов на одного работающего в Японии составило 2100 часов, в Германии - 1690 часов, во Франции 1650[97]. Важнейшую роль сыграл и «технологический» источник - широкое использование автоматизации и роботизации производства. Все это позволяло избегать массовой иммиграции «гастарбайтеров».
Однако уже в последней четверти прошлого столетия постепенно стали проявляться тенденции, которые объективно ставили на
повестку дня проблему обеспеченности рабочей силой. Во-первых, со всей очевидностью встала проблема снижения рождаемости и «старения» населения. На сегодня около 30% населения достигло пенсионного или преклонного возраста. Во-вторых, ресурсы экстенсивного развития за счет привлечения «внутренних и скрытых» трудовых резервов оказались не безграничными. В-третьих, все большую роль стал играть фактор значительно выросшего уровня благосостояния и культуры общества. Современная японская молодежь обладает высоким уровнем образования, развитыми культурными запросами, стремится избегать «трех К» (кицуй, кикэн, китанай), т.е. не хочет делать работу «тяжёлую, опасную, грязную». В итоге, уже к середине 80-х годов в стране обострилась проблема хронического дефицита рабочей силы. В 1990 г. нехватка неквалифицированной рабочей силы в промышленности составила 58%, а автомобильная промышленность, по некоторым оценкам, даже «оказалась вообще на грани паралича» из-за хронического дефицита рабочих рук[98]. Таким образом, японское общество потребления вслед за своими западными партнерами осознало необходимость принятия исключительно сложного решения - как, в каких формах и масштабах использовать трудовую иммиграцию для дальнейшего развития и процветания страны.
В послевоенное время и до наших дней политика Японии в отношении иностранцев формировалась в условиях противоборства различных социальных и политических сил.
С одной стороны, часть японского общества проявляет очевидную склонность к проведению достаточно либеральной иммиграционной политики. В привлечении иностранной рабочей силы заинтересованы владельцы мелких и средних предприятий (крупные фирмы и компании решают свои проблемы путем размещения производства за рубежом). В стране ведется активная публичная дискуссия о необходимости массовой иммиграции для поддержания экономики, многие региональные и

местные власти склоняются к оказанию помощи иностранным рабочим, смягчению мер контроля и надзора за ними. Согласно опросам крупнейшей национальной газеты «Асахи симбун», 64% граждан страны выступают за привлечение неквалифицированных иностранных рабочих, но при условии определенного контроля над ними; весьма существенно и международное давление на Японию со стороны США и ряда международных организаций. В исполнительных органах либеральные настроения традиционно концентрировались в министерстве экономики, торговли и промышленности, министерстве строительства и министерстве иностранных дел.
С другой стороны, консервативные настроения в целом преобладают в обществе. В результате межминистерской «подковерной борьбы» и бюрократического «перетягивания каната» в 80-х годах прошлого столетия главная роль в определении иммиграционной политики страны окончательно перешла к министерству юстиции. Как отмечали некоторые японские эксперты, «министерство юстиции является одним из наиболее консервативных, узкомыслящих институтов в японском обществе, который все еще оперирует идеологией этнической гомогенности, культурной чистоты и государства-нации, основанного на принципе кровного родства и происхождения - jus sanguinis»[99]. Вместе с тем, следует подчеркнуть, что консерватизм министерских бюрократов имеет поддержку в японском обществе, что значительно укрепляет позиции министерства. Согласно опросам «Нью-Йорк Таймс», около 80% японцев высказывается за ограничение допуска иностранцев в страну[100]. Данное обстоятельство позволяет министерству юстиции окончательно определять иммиграционную политику страны.
Правовая база иммиграционной политики в современной Японии постоянно изменялась. В 1951 г. был принят Акт об иммигра
ционном контроле. В 1979 г. была ратифицирована Международная конвенция о правах человека. В 1981 г. страна присоединилась к Конвенции ООН о статусе беженца 1951 г., а в 1982 г. акцептовала связанный с конвенцией Протокол о статусе беженца 1967 г., что потребовало частичного пересмотра ее собственного законодательства. С 1 января 1982 г. вступил в силу Акт об иммиграционном контроле и идентификации беженцев (АИКИБ), который был пересмотрен в 1989 г. В обновленном документе пересмотру подверглась система предоставления статусов иностранцам с тем, чтобы облегчить въезд в страну квалифицированным специалистам и ограничить въезд неквалифицированным работникам. Другой определяющий в целом иммиграционную политику Японии Закон о регистрации иностранцев был пересмотрен в 1993 г. 2 декабря 2004 г. был введен в действие пересмотренный Закон о правилах въезда и выезда из страны.
Согласно АИКИБ прибывающему в Японию иностранцу присваивается «статус пребывания», в котором устанавливается срок пребывания и разрешенные виды деятельности. Получение данного статуса - достаточно сложная процедура. Так, студент, намеревающийся учиться в японском университете, должен сначала получить от этого учебного заведения письмо с положительным ответом. Затем университет оформляет в министерстве юстиции сертификат, позволяющий принять студента. Следующая ступень - сертификат и письмо студент отправляет в консульство для получения студенческой визы. При въезде в Японию на таможне студент предъявляет сертификат и визу и получает в паспорте штамп о статусе пребывания.
Кратковременные посетители - моряки, пилоты, транзитные пассажиры, беженцы и т.п. - получают «специальное разрешение на высадку». Эти разрешения даются для экскурсий по местности, на случай чрезвычайных обстоятельств, для убежища и т.п. В 2000 г. «специальное разрешение» получали 2,11 млн. иностранцев.

Иностранные визитеры, которые пребывают в страну на более длительные сроки, должны получить «статус пребывания». В АИКИБ определено 28 статусов:

Статус пребывания

Срок пребывания

Дипломат
/>в течение миссии

Служащий

— « —

Профессор

3 года или 1 год

Мастер искусства

— « -

Религиозный активист

— lt;lt; —

Журналист


Инвестор/бизнес-менеджер


Юрист/бухгалтер


Медицинский работник

- « —

Исследователь


Инструктор

- « -

Инженер


Социальный/ международный работник


Внутрифирменные командированные

— « —

Предприниматель

1 год, 6 месяцев, 3 месяца

Квалифицированный труд

3 года или 1 год

Работники культуры

1 год, 6 месяцев

Временные посетители

90 дней

Временные посетители

15 дней

Студенты

2 года, 1 год

Учащиеся подготовительных курсов

1 год, 6 месяцев

Стажёр

1 год, 6 месяцев

Зависимые

3 года, 2 года, 1 год, 6 месяцев, 3 месяца

Установленная деятельность

На срок пребывания

Постоянно проживающие

Не установлено

Супруг или ребенок японского подданного

3 года или 1 год

Супруг или ребёнок постоянно проживающего

3 года или 1 год

Долгосрочно проживающий

3 года, 1 год, устанавливается министерством юстиции

*KondoA. Development of Immigration Policy in Japan, Токё, 2003





Согласно АИКИБ прибывшие в страну иностранцы могут заниматься только соответствующей статусу пребывания деятельностью. Однако при желании они имеют право изменить свой первоначальный статус. Для этого в соответствии с положением АИКИБ им следует обратиться в региональные отделения иммиграционного бюро Минюста, расположенные в Сэндай, Токио, Иокогама, Нагоя, Осака, Кобэ, Хиросима, Фукуока. Отделения предоставляют свои услуги на иностранных языках английском, корейском, китайском, испанском. Исключением являются только визитеры со статусом «временного посетителя» (туристы и др.). Вместе с тем это исключение не носит абсолютного характера. Иностранец со статусом «временного посетителя», может выехать из Японии и после этого начать добиваться получения другого статуса. Как показывает практика, многие иностранцы обычно используют для временного выезда территорию Республики Корея.
Согласно положениям АИКИБ, каждый из 28 статусов пребывания имеет свои минимальные и максимальные сроки. Однако практика показывает, что имеются и исключения из правила. Так, статус «профессора» допускает пребывание в стране до трех лет, однако в реальности иностранные профессора могут находиться в Японии в течение десятилетий. Это - достаточно распространенное явление. На практике указанная категория иностранцев каждые три года проходит перерегистрацию на новый срок.
Иностранцы, приезжающие в страну на длительный срок по семейным обстоятельствам, обязаны в течение 90 дней со дня прибытия или 60 дней со дня рождения ребенка зарегистрироваться в муниципалитете и получить регистрационное удостоверение, которое должны постоянно носить с собой; при отсутствии такого удостоверения иностранец может быть подвергнут штрафу на сумму до 1800 долл. Благодаря регистрации иностранцы могут пользоваться и некоторыми социальными благами, полагающимися подданным Японии.

До 1993 г. при регистрации у иностранцев, прибывающих на длительный срок, брали отпечатки пальцев, но после пересмотра Закона о регистрации иностранцев в 1993 г. подобная практика была отменена. Однако, как показывает практиками это положение оказалось временным. В связи с активизацией международного терроризма и усилением антитеррористической борьбы после 11 сентября 2001 г. вопрос об ужесточении условий въезда в страну вновь стал приоритетным для руководства страны, которое рассматривает данную проблему как составную часть политики противоборства международному терроризму. В частности, было принято решение о возобновлении более тщательного контроля за въезжающими в страну иностранцами, введении учета и контроля биометрических данных и др.
За последние 25 лет число зарегистрированных иностранцев, въехавших в Японию неуклонно возрастало:

Год


Год


1980

782 910

2000

1 686 444

1995

1 362 371

2001

1 778 462

1996

1415 136

2002

1 851 758

1997

1 482 707

2003

1915 030

1998

1 512 116

2004

1 973 747

1999

1 556113




По данным на 2004 г., большинство иностранцев были сконцентрированы в районе Токио - 345 441, Осака - 212 590, в префектуре Айти - 179 742 человек. Что касается национальности прибывших в страну и зарегистрированных иностранцев, то среди них в основном были представители Северо-Восточной Азии и Южной Америки[101]:


1980 г.

2004 г.

Корейцы

664 536

607 419

Китайцы

52 896

487 570

Бразильцы

1 492

286 557

Филиппинцы

5 547

199 394

Перуанцы

-

55 750

Американцы

-

48 844

Другие

58 439

288 213


Для оценки общей численности иностранцев, длительно находящихся на территории Японии, необходимо учитывать и значительное число лиц с просроченным статусным сроком пребывания и соответственно проживающих в стране нелегально. В течение 90-х годов прошлого столетия число «нелегалов» в Японии продолжало увеличиваться: если в 1990 г. их насчитывалось 106 тыс.; - 160 тыс., то на 1 января 2004 г.- 219 418 человек.[102] По данным министерства юстиции Японии, в 2004 г. основную массу «нелегалов» составили: южнокорейцы - 43 151 (20,8%), китайцы - 683 (15,8%), филиппинцы - 30 619 (14,8%), тайцы - 12 787 (6,2%), малайцы - 7431 (3,6%), индонезийцы - 7169 (3,5%), тай- ваньцы - 6760 (3,3), перуанцы - 6624 (3,2%), бразильцы - 4905 (2,4%), шри-ланкийцы - 4209 (2,0%), прочие - 50 961 (24,6%). В своем большинстве они въехали в страну в 2004 г. по краткосрочным визам - 139 417 человек (67,3%) [103].
Все это касалось иностранных «нелегалов», которые переходили в данный статус в результате просроченных разрешений на проживание в стране. При этом их въезд в Японию был легальным на основании полученных виз разных категорий.
Однако в стране есть и «официальные иностранцы-нелегалы», которые изначально прибывают в Японию незаконно. Так, в 2004 г. таких нелегалов въехало И 217 человек, в том числе
авиамаршрутом - 848 человек, по морю- 3369 человек. Число иностранцев, пересекающих границу Японии незаконным путем постоянно увеличивается.

Виды нарушений

2002 г.

2003 г.

2004 г.

Незаконный въезд

8 388

9 251

11217

Незаконная высадка

789

777

992

Деятельность, не разрешенная статусом

850

1199

1399

Просроченное пребывание

31520

34 266

41 175

Нарушители уголовного кодекса

388

417

568

Общее число нелегалов

41 935

45910

55 351


Японские иммиграционные службы весьма строго относятся к нарушениям правил въезда и условий пребывания - нарушитель подвергается депортации. Динамика процесса депортации иностранцев адекватна росту нарушений правил въезда в страну: в 1990 г. было депортировано 33 108 человек, в 1991г. - 36 275, в 1992 г. -              66              892, в 1993 г. -              69              136,
в 1994 г. - 64 697, в 1995 г. - 54 880, в 1996 г. - 52550, в 1997г. - 48069, в 1998 г. - 45 699, в 1999 г. - 50 381, в 2000 г. - 45 145 человек[104].
Из 45 145 иностранцев, депортированных в 2000 г., за просроченное пребывание были депортированы 36 019 человек, за работу, не предусмотренную статусом - 469 человек, за въезд без паспортов или по поддельным паспортам - 7872 человек, за незаконную высадку (без разрешения, но с действительным паспортом) - 664 человек, за уголовные и административные нарушения - 121 человек. В 2004 г. было выдворено 55 351 иностранцев, из них: китайцев из КНР - 15 702 человека (28,4%), тайваньцев - 503, из Гонконга - 66, филиппинцев - 8558, корейцев - 7782, тайцев - 3572, индонезийцев
2103, малайцев - 1575, граждан Мьянма - 1466, бразильцев - 1338, граждан Бангладеш - 1312, перуанцев - 1292, других - 10 082 человек.
С начала нового столетия заметно возросло число нарушений, связанных с деятельностью, не предусмотренной статусом пребывания. Такое явление во многом обусловлено стремлением иностранных визитеров улучшить свое материальное положение. Неизменным атрибутом большого притока иностранцев в Японию, как и в других странах, стали показатели роста преступности. В г. иностранцами было совершено 25 135 зарегистрированных преступлений, за уголовные правонарушения привлечено к ответственности 5963 иностранцев. Контингент правонарушителей в основном составляли выходцы из Азии[105]. В частности, в 1999 г. 46% преступлений совершили в Японии китайцы, 10% - корейцы, 6% - вьетнамцы[106]. Как правило, представители азиатских стран образуют очень опасные этнические организованные преступные группировки. В 2000 г. было задержано и 150 граждан России[107].
Все длительно находящиеся в Японии иностранцы в правовом отношении могут быть поделены на три основных контингента: постоянные резиденты, беженцы, трудовая иммиграция («гастарбайтеры»).
Статус постоянного резидента в современной Японии имеют около 900 тыс. иностранцев. Этот статус предполагает отсутствие ограничений на занятия трудовой деятельностью, но требует периодической перерегистрации раз в несколько лет. По национальному составу среди них - примерно 650 тыс. этнических корейцев, 130 тыс. китайцев. Большая часть постоянных резидентов в Японии - потомки корейцев и китайцев, принудительно привезенных из колоний на работы в Японию в годы второй мировой войны. (Эту часть иммиграции иногда называют «старо-
прибывшими», в отличие от тех, кто прибыл после войны). В апреле 1952 г. г. после окончания американской оккупации они утратили статус подданных японской империи и были объявлены иностранцами. Нынешний правовой статус корейцев в Японии урегулирован «Специальным иммиграционным законом о введении в действие соглашения о правовом статусе и обращении с гражданами Республики Корея, проживающими в Японии» (146 от 1965 г.). Примерно семь тысяч постоянных резидентов - политические беженцы, в основном из Индокитая.
Оставшуюся часть постоянных резидентов составляют супруга японских граждан и дети от смешанных браков граждан и постоянных резидентов с иностранцами. В последние годы эта тенденция протекает достаточно активно. В Японии заметно увеличивается число межнациональных браков. В 1998 г. их было зарегистрировано около 30 тыс. Из них 22 тыс. - это браки японцев- мужчин с китаянками, филиппинками, кореянками, тайками, бразильянками; среди женихов-иностранцев - корейцы, американцы, китайцы, англичане, бразильцы. Только в 2004 г. по статусу «супруг японского гражданина и другие» (сюда входят и дети) в страну въехали 23 083 человека. По данным на 2003 г. с таким статусом в стране было всего зарегистрировано 271 719 человек[108].
Статус постоянного резидента формально можно получить на основании ст. 22 АИКИБ. Однако на практике японские власти всегда проводили ограничительную политику в предоставлении этого статуса. Согласно административной практике, введенной с г., для получения права постоянного пребывания необходимо прожить в Японии 10 лет, для беженцев - пять лет, для детей от межнационального брака японского гражданина - один год. Для принятия решения о предоставлении статуса постоянного резидента также необходимы либо родственные отношения с японским гражданином (супруг, ребенок), либо решение Мин
юста о том, что постоянное проживание данного лица в Японии «будет соответствовать интересам Японии» и что претендент обладает «хорошим характером» и средствами для независимого существования.
Законодательство Японии позволяет также предоставлять иностранцам гражданство. Получение гражданства регулируется Законом о гражданстве от 4 мая 1950 г. (№ 147). Закон пересматривался в 1952 г. (№ 268) и в 1984 г. (№ 45). В редакции 1984 г. из закона изъято прежнее требование об отказе от своего этнического имени и принятии японского, что значительно облегчает натурализацию.
С 1945 г. по 2000 г. в Японии натурализовалось около 330 тыс. иностранцев. Эта тенденция имеет положительную динамику. Если в 1990 г. натурализовалось 6794 человек (в том числе корейцев - 5216, китайцев - 1349), то в 2000 г. число натурализовавшихся более чем удвоилось - 15 812 человек (в том числе корейцев - 9842, китайцев - 5245). При этом динамика этой тенденции во многом зависит не столько от властей страны, сколько от самих претендентов: многие корейцы и китайцы не торопятся менять статус постоянного резидента на гражданство, находя в этом свои выгоды.
Что касается статуса детей от брака японца с иностранкой, то после пересмотра Закона о гражданстве в 1984 г. дети могут до совершеннолетия (22 года) иметь два гражданства, но в 22 года должны выбрать либо японское, либо иностранное гражданство.
При всей жесткости и строгости проведения иммиграционной политики в Японии проводится большая работа по созданию благоприятных условий для иностранцев, ставших постоянными резидентами. Так, в последнее десятилетие весьма оживленно велась национальная дискуссия на тему «мульти- культурного симбиоза», в частности, о возможности для этнических бразильцев, испанцев, китайцев получать образование на родном языке. С 1990 г. в обществе широко и достаточно плодотворно обсуждается проблема предоставления права по-

стоянным резидентам участвовать в выборах местных органов власти. Несмотря на то, что правящая ЛДП выступает против этого нововведения, уже половина местных правительств (1400) поддержала изменение Закона о выборах в местные органы власти. Многие муниципии принимают иностранцев на службу, правда, на руководящие должности их не допускают. При муниципиях создаются «международные ассоциации» для налаживания сотрудничества с иностранцами.
В целом же процесс интеграции иностранцев в японское общество является крайне сложным. Власти Японии традиционно проводили в этом плане ограничительную политику, которая в сравнении с другими странами выглядела чуть ли не «драконовской». Так, за весь послевоенный период Япония предоставила статус постоянного резидента примерно 900 тыс. человек. США в свою очередь предоставляют такому же количеству иммигрантов аналогичный статус (green card) только за один год. Кроме того, статус постоянного резидента в США практически автоматически гарантирует получение гражданства в течение пяти лет, а в Японии зачастую этого не происходит. Подобная ситуация - это не столько политика властей, сколько живучесть исторических традиций японского общества. По оценке американского исследователя Б. Бэйли, «любой иностранец, живший в Японии достаточно долго, может подтвердить, что не важно, сколь бегло вы говорите по-японски, или сколь хорошо умеете держаться по-японски и изучили японскую культуру, но если вы антропологически не японец, вы не считаетесь японцем». «Чем более усердно и компетентно иностранец хочет ассимилироваться с японским обществом, - продолжает Бэйли - тем более жестко общество отвергает его; японское понимание гражданства практически идентично концепции расовой чистоты»[109].
Однако справедливости ради необходимо отметить, что традиция связывать гражданство с этнической принадлежностью не является исключительно японской «спецификой». С 1882 г. в

США действовал закон о запрещении китайской иммиграции, поскольку США считались страной выходцев из Европы. Только в 1965 г. были приняты поправки к Акту об иммиграции и гражданстве, которые предписывали содействовать иммиграции из Латинской Америки и Азии, поэтому американское гражданство только с 1965 г. не базируется на этнической идентичности. В результате только в 1993 г. из 937 977 иммигрантов, получивших в США «green card», 808 266 не являлись выходцами из Европы.
Несмотря на идентичность некоторых «иммиграционных сюжетов», политика Японии в этом вопросе в целом, безусловно, кардинально отличается от США. Для подобных различий есть объективные предпосылки. Японцы воспринимают себя как уникальное гомогенное общество, обособленное от внешнего мира географически, этнически и культурно; их исторический опыт хранит память о том, что стране неоднократно приходилось бороться с внешним миром за свой национальный суверенитет. США, напротив, сформировались как страна иммигрантов, и принимать беженцев со всего мира и поныне считается ее традицией. Есть и соображения прагматического характера. США обладают большой территорией, создающей большой ресурс экстенсивного развития - привлечения и расселения иммигрантов. Иммиграция выгодна Соединенным Штатам. Япония - перенаселенная страна, и все ее достижения базируются на интенсивном развитии за счет уникального социально-культурного «микроклимата». Массовая иммиграция разрушила бы этот «микроклимат».
Особый контингент иммигрантов в Японию представляют беженцы, большинство которых имеет статус специального резидента. Оформление беженцев осуществляется на базе ряда международных документов, которые Япония подписала в последней четверти прошлого столетия. В 1981 г. она присоединилась к Конвенции ООН о статусе беженца от 1951 г. и к Протоколу о статусе беженца от 1967 г. Процедура идентификации беженцев из Индокитая осуществляется в соответствии с правилами, установленными в 1989 г. специальной международной конференци
ей. А в отношении беженцев из Китая, Афганистана и Пакистана действуют процедуры, утвержденные ордонансом министерства юстиции Японии.
На основании ст. 18-2 АИКИБ иностранец по прибытии в Японию имеет право в течение 60 дней подать заявление на получение статуса беженца. Министр юстиции может признать его беженцем и выдать соответствующий сертификат. Согласно правилам заявитель может быть приглашен в министерство на беседу для уточнения обстоятельств его дела. В случае отказа проситель имеет право в течение семи дней обжаловать данный отказ здесь же в министерстве. В случае получения сертификата беженца заявитель в последующем может оформить статус постоянного резидента.
В отличие от многих других западных стран Япония, несмотря на внешнюю демократичность и приверженность международным соглашениям, на деле придерживается крайне строгого порядка в предоставлении статуса беженца. Хорошо известны «методологические подходы» японских бюрократов, которые достаточно часто начинают оформление заявок на получение статуса беженца с обвинений во лжи и мошенничестве просителей. Сама процедура получения статуса беженца сохраняется в секрете. Сроки оформления статуса крайне ограниченны. Требования по доказательству необходимости убежища - строги. Апелляция на отказ подается только в министерство юстиции, которое и дало этот отказ (!). Фактом является и то, что проводимая политика предоставления убежища характеризуется двойными стандартами: к выходцам из Индокитая - достаточно либеральна, к выходцам из других регионов - крайне строга.
О том, что Япония «не жалует» беженцев свидетельствует сравнительный анализ статистических данных по приему беженцев ею и другими развитыми странами. Так, США дают убежище примерно 100 тыс. человек ежегодно, Австралия в 1975-1989 гг. «приютила» примерно 173 тыс., Канада в 1975-1990 гг. - 327 тыс., Германия в 1990-1999 гг. - 156 тыс., Франция в 1990-
гг. - 73 тыс. Что же касается Японии, то за период с 1982 по год она предоставила статус беженца только 265 (!) заяви-
154
телям .
На этом фоне сверхлиберальным выглядит положение, при котором в случае, если иностранец не может отбыть на родину из-за сложного внутриполитического положения в его стране, и в то же время не признан Японией в качестве беженца, он, тем не менее, может получить статус специального резидента, позволяющий ему задержаться в стране на длительный срок. Таким правом воспользовались несколько тысяч выходцев из Индокитая.
Что же касается международной деятельности по урегулированию глобальной проблемы беженцев, то в решении судеб беженцев вне территории Японии руководство страны занимает активную позицию и выделяет по лини ООН крупные финансовые субсидии для их обустройства, чем завоевало заслуженный авторитет.
Однако позиция Японии по приему беженцев на собственной территории вызывает критику со стороны ее западных союзников. Они считают, что, поскольку экономика Японии, например, в два раза мощнее экономики Германии и в четыре раза - Канады, ей следовало бы принимать на много больше беженцев, чем принимают Германия, Канада и другие западные страны'55. Подобная критика, конечно, недооценивает специфические трудности Японии в приеме иммигрантов.
Значительную часть иммиграционного потока в Японию составляют представители трудовой иммиграции - «гастарбайтеры», временно находящиеся на территории страны. Это явление было обусловлено тем, что в начале 70-х годов Япония впервые за послевоенный период стала испытывать дефицит рабочей силы. Повторное обострение спроса на неквалифицированный труд имело место с конца 80-х годов.
Политика министерства юстиции Японии по вопросу трудовой иммиграции была, в основном, сформулирована в 1992 г. в Первом основном плане иммиграционного контроля, а окончательно - в
г. во Втором плане иммиграционного контроля.[110] Согласно этим документам сущность иммиграционной политики заключается в том, чтобы иммиграция содействовала вовлечению Японии в процесс глобализации и помогала стране адаптироваться к ней. Вместе с тем, иммиграция должна сдерживаться. Работу, которая может быть сделана японцем, не следует предоставлять иностранцу. Иммифацию предполагается регулировать так, чтобы привлекать квалифицированных работников в специализированные и высокотехнологичные сферы труда, с высшим образованием и большим стажем по специальности. Одновременно принимаются меры к ограничению и исключению доступа в страну низкоквалифицированной рабочей силы и всяких «нежелательных» иностранцев, недопущению, чтобы прибывшие «гастарбайтеры» оставались в стране на постоянное жительство и привозили свои семьи.
Во втором плане предусмотрены и некоторые послабления, которые обусловлены конкретными потребностями рынка рабочей силы. Так, большое значение придается развитию международного сотрудничества в форме обмена инженерными кадрами в Азиатско-тихоокеанском регионе. Ставится вопрос о предоставлении виз для сестер-сиделок, потребность в которых возрастает пропорционально высоким темпам «старения» японского общества.
С целью эффективного осуществления государственной политики в АИКИБ предусмотрены регулирующие меры, в том числе санкции. Так, за наем нелегальной рабочей силы предпринимателю грозит наказание сроком до трех лет тюрьмы или штрафа в размере примерно 20 тыс. долл. Наказание для самогоь нелегального работника - год тюрьмы или штраф 2 тыс. долл. и депортация. Практика такова, что ежегодно наказанию подвергаются 10-12 предпринимателей.
Согласно исследованию, проведенному газетой «Асахи», в г. в Японии трудилось примерно 108 тыс. иностранцев,
имевших официальное разрешение на занятие трудовой деятельностью. Число нелегально работающих оценивалось примерно в 46,3 тыс.[111] По другим и, как считается, «более реалистичным данным», общее число работающих иностранцев в 1998 г. составляло 670 тыс., из которых неофициально работающих - около 560 тыс.[112] Из общего числа 670 тыс. человек квалифицированная рабочая сила составляла около 100 тыс. человек[113]. В состав этого контингента входили люди, занятые преподавательской деятельностью, журналистикой, финансами, программисты, юристы, ученые-исследователи, работники искусств, коммерсанты и предприниматели, менеджеры гостиничного и ресторанного сервиса и т.д.
Однако подавляющая масса иммигрантов-иностранцев в Японии используются как неквалифицированная рабочая сила. Источником неквалифицированного иностранного труда в Японии стали в основном потомки японских эмигрантов («никкэйдзин»), иностранные учащиеся («стажеры» и «практиканты»), «предприниматели», нелегально прибывшие в страну иностранцы.
Наиболее многочисленную категорию «гастарбайтеров» составляют «никкэйдзин», которых нередко называют еще и «парадной дверью» трудовой иммиграции в Японию. В начале прошлого века многие японцы покидали страну, спасаясь от безземелья и нищеты, и направлялись за границу, главным образом, в Северную и Южную Америку. В результате, сегодня за рубежом насчитывается примерно 1,4 млн. человек - потомков тех японцев (до третьего поколения). Примерно 670 тыс. «никкэйдзин» проживает в США, 530 тыс. - в Бразилии, 50 тыс. - в Перу. Из этого контингента в 2000 г. в Японии работали примерно 200 тыс. бразильцев, 46 тыс. перуанцев. Официально «никкэйдзин» прибывают в Японию для посещения родственников и «приобщения к своей национальной культуре». Однако на практике реальная цель приглаше-
имя данной категории иностранцев - использовать их как неквалифицированную рабочую силу в промышленности.
Вместе с тем, следует отметить, что японские власти предоставляют «никкэйдзин» определенные преференции и делают для них «исключение из правил». Так, в соответствии с АИКИБ этой категории иммигрантов облегчены условия въезда в страну и предоставление права работать без ограничения видов деятельности. Помимо этого, если любые «нежелательные» иностранцы, как правило, распределяются японскими службами на неквалифицированные работы, то «никкэйдзин», независимо от реальной квалификации, часто формально попадают в категорию работников квалифицированного труда. После того, как «никкэйдзин» докажет свое японское происхождение и родство, он получает статус «супруг японца» или «долговременно проживающего». Эта виза должна периодически продлеваться, но она дает возможность работать без ограничения видов деятельности. С целью облегчить наем и освободить «никкэйдзин» от эксплуатации со стороны посредников - брокерских контор по трудоустройству, министерство труда Японии учредило специализированные центры по найму «ииккэйдзин» в Токио и Нагоя.
Однако, несмотря на «заботу соотечественников», «никкэйдзин» остаются гастарбайтерами, и их положение хуже, чем у японского рабочего-резидента. И «никкэйдзин», и другие иностранцы-иммигранты все тяготы негативных экономических явлений переживают особенно тяжело: значительно сокращаются заработки и т.д. С 1997 г. по 2001 г. на 18% сократилось число работников «непосредственного найма» в пользу «косвенного найма» (т.е. неофициального найма). Существует и проблема «морально-психологической неустроенности»: ввиду огромного своеобразия, закрытости японского общества и культуры, его «островной психологии» иностранцу морально психологически тяжело адаптироваться к японскому обществу. Многие иностранцы, проживающие в Японии, говорят о «дискриминации в отношении чернокожих, латиноамериканцев, представителей
азиатского этноса и азиатов неяпонского происхождения. Даже белые иностранцы подвергаются дискриминации. Большинству иностранцев не требуется много времени, чтобы припомнить свои истории, как им отказывали в обслуживании в ресторане, в жилье просто потому, что они иностранцы»[114]. Эта японская «специфика» не обходит стороной и «никкэйдзин». Как отмечает американский исследователь Т. Брокмэн, «пока вы не будете рождены в Японии родителями-японцами, вы никогда по-настоящему не войдете в их маленький клуб»[115]. Большинство «никкэйдзин» не стремятся остаться в Японии. «Здесь очень хорошо работать, но это не место для жизни. Японский народ - холодный», - такие признания нередко звучат из уст «никкэйдзин»[116].
«Боковой дверью» для трудовой иммиграции считается практика привлечения учащихся, «стажеров» (trainees) и «практикантов» (interns). В 1993 г. японские власти начали осуществлять программу стажировки и технической практики (TITP). Изначально этот канал иммиграции задумывался, как инструмент содействия развивающимся странам в подготовке рабочей силы путем передачи им технологий и производственных навыков. Однако вскоре все свелось к банальному импорту дешевой рабочей силы, которая была лишена всяких прав. Практика свидетельствует, что в большинстве случаев учащихся на деле ничему не учат, а просто эксплуатируют за низкую заработную плату, что работодатели отбирают у них паспорта, чтобы не позволить перейти на работу с более выгодными условиями оплаты, что часть их заработной платы присваивают брокерские конторы по найму, которые контролируют «якудза» - организованные преступные группировки (ОПГ), что многие «языковые школы» в Японии являются лишь прикрытием для подобных брокерских контор и т.д.

В 1999 г. в Японии было зарегистрировано около 56 тыс. иностранных студентов. В 2004 г. в страну въехало 21 958 иностранных студентов. В основном они прибывают из Китая, Южной Кореи, Тайваня, стран Юго-Восточной Азии. Им разрешается подрабатывать («арубайто») до 20 часов в неделю, или четыре часа в день для оплаты учебы. Но многие студенты изначально прибывают не с целью учиться, а зарабатывать деньги, и многие «языковые школы» в действительности являются брокерскими агентствами. По неофициальным данным, на 1 января 2005 г. нелегально подрабатыванием занималось 8173 человека, из них 86% - китайцы.
Весьма значительной по своей численности является категория «стажеров» (trainees) и «практикантов» (interns). «Стажеры» не имеют права получать зарплату, а «практиканты» могут. Обычная месячная заработная плата «практикантов» в г. составляла около 120 тыс. иен (примерно 900 долл.). Японские рабочие получают за такой же труд 240-280 тыс. иен мужчины, 200 тыс. иен - женщины. Кроме того, «практиканты» в основном задействованы в текстильной и швейной промышленности, где наиболее ощутим экономический кризис и отсутствие стабильной занятости. Основной заказчик на получение «стажеров» - мелкие и средние фирмы (с численностью занятых до 100 человек); крупные фирмы решают свои проблемы, вынося производство за рубеж.
Численность стажеров по странам;

Гражданство

1996 г.

2000 г.

%

Китай

11449

22 163

61,2

Индонезия

2 783

4 506

12,4 _

Филиппины

1981

2 734

7,6

Вьетнам

643

2 280

6,3

Таиланд

1 170

1802

5,0 _

Другие

2 857

2 714

7,5

Всего

20 857

36 199

100,0              J

* Kondo A. Development of Immigration Policy in Japan.





Система «стажировок» с каждым годом все очевиднее трансформируется в легальный канал импорта дешевой рабочей силы. С 1993 г. министерство юстиции увеличило разрешенный срок пребывания «стажеров» с одного до двух лет и упорядочило правила их учебы и труда. Первые девять месяцев «стажеры» должны проходить обучение, и если они получили положительную оценку на экзамене, то им присваивают статус «предписанная деятельность», который при приеме на работу позволяет получать полную заработную плату и страховку. Однако этот статус не разрешает им привезти в страну семью и остаться на длительный срок. Новая упорядоченная система не пользуется большим успехом у японских предпринимателей.
Другая форма массового ввоза дешевой рабочей силы - предоставление статуса «предприниматель». Эту категория, в основном, составляют певцы, танцоры, хостессы в барах и ночных клубах и т.п. Большая часть этого потока - женщины, которых нередко вынуждают стать проститутками. Так, в 1991 г. в Японию прибыло примерно 90 тыс. «предпринимателей», из которых 57 тыс. женщин в основном с Филиппин. В 1994 г. 38% бар- хостесс в Японии являлись азиатскими иммигрантками («дзя- паюки-сан»). В 2000 г. в Японии насчитывалось 54 тыс. ино- странцев-«предпринимателей»[117].
Наконец, весьма многочисленная категория - это нелегальные работники. Этническая гамма нелегалов весьма широка: Восточная и Юго-Восточная Азия, Иран, Непал, Перу. Большинство из них приезжают в страну по туристическим визам или как учащиеся, но остаются там, чтобыустроиться на работу нелегально. Особую группу составляют те, кто въезжает в страну нелегальным образом. В 1994 г. полиция задержала 6295 человек, пытавшихся проникнуть в Японию нелегально.
Согласно официальным статистическим данным число нелегально находящихся на территории страны иностранцев весьма

велико: в 1990 г. - 106 тыс., 1991 г. - 160 тыс., 1992 г. - 279 тыс., 1993 г. - 299 тыс., 1994 г. - 294 тыс., 1995 г. - 287 тыс., 1996 г. - 285 тыс., 1997 г. - 283 тыс., 1998 г. - 277 тыс., 1999 г.- 271 тыс., 2000 - 252 тыс.[118] По оценкам некоторых японских специалистов, общее число нелегалов в Японии оценивается на сегодня, примерно, в 400-500 тыс. человек.
В результате поощрительной политики по привлечению в Японию «никкэйдзин» в 90-х годах уменьшился спрос на труд нелегалов, которые стали постепенно перемещаться из более высокооплачиваемых отраслей (строительство, промышленность) в низкооплачиваемые (сервис). Следствием падения спроса стали сокращения, вынуждавшие нелегальный контингент возвращаться на родину. Так, с 1992 г. по 2001 г. число рабочих-нелегалов из Ирана сократилось с 40 тыс. до 5 тыс. Идентифицированных нелегалов власти депортируют в основном (95%) за их собственный счет. Общая амнистия для нелегалов в Японии не практикуется.
Проблема иммиграции становится все острее по мере того, как процесс прироста населения в стране стал замедляться. В 2005 г. впервые число умерших превысило число рожденных. По прогнозам министерства здравоохранения Японии, к 2050 г. естественная убыль населения составит 21,6 млн. человек. Соответственно для поддержания баланса рабочей силы необходимо будет осуществить иммиграцию «замещающей» рабочей силы численностью до 30 млн. человек, т.е. по 600 тыс. ежегодно.
В Японии пока нет целостной концепции разрешения взаимосвязанных проблем - демографической стабильности и иммиграции. Дискуссия по этому вопросу уже давно приобрела национальные масштабы, и ее главным результатом стало лишь выявление различных подходов к выработке рекомендаций о том, как реагировать на подобные вызовы современной реальности. Немаловажно, что эта же дискуссия выявила наличие значительного слоя либерально настроенных представителей общества, выступающих за активизацию и упрощение иммиграционной
политики. «Япония - считает профессор международного права Токийского университета Сайто Ясухико - уже сделала многое, чтобы открыть свои двери международному потоку товаров, капиталов, информации. Все что осталось - открыться для потока людей. Нравится ей это или нет, но Япония должна будет приспособиться к этой глобальной тенденции. Если она хочет стать интегрированной частью международного сообщества, она не может продолжать настаивать на исключении из правил для себя. С конца второй мировой войны Япония старалась сохранить ее гомогенность и тем самым избежать многочисленных культурных и социальных проблем, с которыми сталкиваются многорасовые и поли- культурные общества. Но времена изменились»[119].
В целом японская иммиграционная политика 90-х годов прошлого столетия претерпевала заметную эволюцию к большему либерализму, ослаблению контроля над допуском и пребыванием иностранцев в стране. Однако, по-видимому, большого будущего у подобной политики нет, хотя сторонников у нее не мало. Известный пессимизм обусловлен не столько самим фактом объективно идущих процессов - глобализация, интернационализация, сокращение рождаемости в развитых странах, сколько, как показывают результаты национальной дискуссии, одностороннее и узкое понимание путей приспособления к этим процессам, недооценка опасных аспектов глобализации.
Сторонники глобализации упрощенно трактуют экономический детерминизм, настаивая на массовой иммиграции как единственном способе решения проблемы дефицита неквалифицированной рабочей силы. Однако совершенно очевидно, что Япония далеко не исчерпала потенциал совершенствования экономической структуры, избавляясь от трудоемких отсталых производств. Японские компании давно отработали и успешно реализуют стратегию выноса трудоемких производств за рубеж, ближе к источникам дешевой рабочей силы. Кроме того, хорошо известным фактом является то, что почти 2/3 самодеятельного на
селения Японии занято в «развивающемся» (developmental) секторе экономики - мелкие и средние предприятия, которые отличаются низким уровнем производительности труда, но обеспечивают массовую занятость. Этот сектор может быть реформирован, и его людские ресурсы вовлечены в крупную современную передовую промышленность. Определенные возможности заложены в дальнейшем прогрессе автоматизации и роботизации производства, где Япония уже давно является одним из мировых лидеров. Многообещающими и результативными могут стать результаты новой демографической политики, к реализации некоторых аспектов которой правительство уже приступило.
Многие противники активизации иммиграционной политики резко критикуют приверженцев узкого экономического детерминизма за недооценку социальных аспектов массовой иммиграции. Последствия массовой иммиграции для японского общества трудно переоценить. В этом Япония сильно отличается как от стран «нового света» (США, Канада, Австралия), так от Западной Европы. Ни одна из названных стран не отличается малоземельем и перенаселенностью в той мере, как Япония. Но самое главное, что эти страны чаще всего представляют собой совокупность различных обособленных этнических общин, готовых стать «нишей» для выходца из соответствующей страны, в то время как Япония - страна одной общины. Японский язык и его письменность столь сложны, что их изучение представляет трудность даже для самих японцев; надеяться, что этим языком смогут овладеть массы неквалифицированных иностранных рабочих невозможно. Своими всеобъемлющими успехами Япония во многом обязана функционированию уникальных традиционных общественных институтов - системе пожизненного найма, при которой японец устраивается на работу и увольняется один раз за всю жизнь, системе патриархальных, «семейных» отношений между работником и работодателем, вследствие чего возникает феномен практически неограниченного рабочего времени, особое японское отношение к качеству труда, к трудовому коллективу и
др. Исключительно трудно и даже невозможно представить, как в эти институты мог бы ассимилироваться иностранец. Кроме того, некоторые японские эксперты обращают внимание на то, что иммиграция без последующей ассимиляции прибывших в Японию и сверх либеральной политики в определенный период может фактически превратиться в чужеземную колонизацию страны. Такая реальная перспектива, без сомнения, весьма опасна для любого общества.
Анализ исторического развития Японии и целый ряд объективных факторов дают основание считать, что она не смогла бы ассимилировать значительное число иммигрантов. Не вызывает сомнений и тот факт, что наиболее вероятным следствием массовой иммиграции, неизбежно сопровождаемой образованием множества чужеродных национальных общин, было бы разрушение традиционного японского общества, тех общественных институтов, которые и вывели Японию в число преуспевающих наций. Исторический опыт Западной Европы и Северной Америки, где сегодня до крайности обострились межэтнические конфликты, является наглядным предостережением от бездумного энтузиазма по поводу «мультикультурного общества» (мода на которое, правда, начинает проходить).
Следует подчеркнуть, что на сегодня в японском обществе укрепляются позиции тех, кто считает, что лучше иметь меньший экономический рост без иностранцев, чем высокий - с наплывом иностранцев и образованием многочисленных «чужеродных» общин, и что массовая иммиграция приносит больше проблем, чем решает их. С начала нынешнего столетия в Японии заметно ощущается растущее понимание властями всех сложностей и проблем, связанных с масштабной иммиграцией. В «Третьем базовом плане регулирования въезда и выезда из страны», подготовленном в министерстве юстиции Японии и рассчитанном на период 2005-2010 гг., подтверждается заинтересованность страны в привлечении квалифицированных специалистов, инженеров, ставится задача создания более благоприятных условий для
их пребывания и работы в стране. Однако одновременно большое внимание власти уделяют тщательной разработке весьма жестких мер по защите от несанкционированного пребывания и деятельности иностранцев на территории страны. Установление иммиграционных «фильтров», материальное и физическое укрепление воздушных и морских рубежей страны - составные части политики комплексной безопасности, которая всегда будет оставаться приоритетным направлением стратегического курса Японии в обозримой перспективе.
<< | >>
Источник: Павлятенко В.Н. Япония и глобальные вызовы: стратегия борьбы. 2008 {original}

Еще по теме Глава пятая ИММИГРАЦИЯ В ЯПОНИЮ: ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И БЕЗОПАСНОСТЬ:

  1. Глава 5 иммиграция: путь к спасению                                                                       „ или троянскии конь
  2. МЫ ПОЗНАЕМ ЯПОНИЮ
  3. ГЛАВА 4. «ГЛОБАЛИЗАЦИЯ» - ПЛОД МОНДИАЛИСТСКОГО МИФОТВОРЧЕСТВА
  4. ГЛАВА 8 ГЛОБАЛИЗАЦИЯ: ТЕКТОНИЧЕСКИЙ СДВИГ ИСТОРИИ
  5. ИММИГРАЦИЯ
  6. ИММИГРАЦИЯ СЕМЬЯМИ
  7. ГЛАВА 9. НАРОДОВЛАСТИЕ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ
  8. Глава 16 Глобализация социальной жизни__
  9. ПОЗИЦИЯ СТРАНЫ ИММИГРАЦИИ
  10. Глава 2 ВЫЗОВЫ ГЛОБАЛИЗАЦИИ И ИСКУШЕНИЯ ИДЕНТИФИКАЦИИ
  11. ОТНОШЕНИЕ СТРАНЫ ИММИГРАЦИИ
  12. ИММИГРАЦИЯ СЕЛЬСКОГО И ГОРОДСКОГО НАСЕЛЕНИЯ
  13. ГЛАВА ПЯТАЯ
  14. История иммиграции в Великобритании Ранние переселенцы
  15. Глава пятая
  16. Глава пятая
  17. Глава пятая 1
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -