<<
>>

Безопасность в Северо-Восточной Азии и позиции великих держав по корейскому вопросу

Международный аспект корейской проблемы обусловлен тем, что обстановка на полуострове и тенденции ее развития в той или иной мере затрагивают интересы соседних государств и мирового сообщества в целом.
Геополитическое положение Корейского полуострова, примыкающего к Китаю, России и находящегося в двух шагах от Японии, всегда привлекало к себе внимание внешних сил. Основной предмет заботы заинтересованных государств лежит в плоскости обеспечения собственной безопасности. В этом смысле интересы граничащих с Кореей государств (России, Китая, Японии) отличаются от интересов государств, для которых безопасность в Корее является одним из элементов глобальной или региональной политики. Нерешенность корейской проблемы остается дестабилизирующим элементом в регионе. В условиях растущей роли собственных усилий корейцев Севера и Юга проблемы Кореи все еще требуют внимания соседних государств, а также усилий мирового сообщества. Ядерная безопасность. В конце 60-х годов на Севере и Юге Кореи возник интерес к созданию ядерного оружия. С тех пор оба корейских государства «переболели» ядерной болезнью с примерно одинаковыми симптомами. Непосредственным стимулом к началу ядерных исследований в военной области в КНДР послужило сдержанное отношение Москвы к планам наращивания военного потенциала КНДР. В августе 1963 г. КНДР отказалась присоединиться к Московскому договору о частичном запрещении ядерных испытаний. На мировой арене КНДР встала в оппозицию к проводимой Москвой политике разрядки международной напряженности, разоружения, мирного сосуществования, нормализации советско-американских отношений. Ядерная программа КНДР осуществлялась на ее собственной базе. СССР был причастен к этой программе лишь косвенно. В частности, с его помощью в Северной Корее в 1965 г. был построен исследовательский реактор мощностью 8 мегаватт, открыты на территории КНДР месторождения урана, запасы которого оцениваются в 15 тыс.
тонн. В 1968 г. КНДР отказалась присо единиться к международному Договору о нераспространении ядерного оружия, однако в декабре 1985 г. она была вынуждена сделать это в связи с планами строительства атомной электростанции. Контрольные соглашения с МАГАТЭ были подписаны 6 лет спустя, 30 января 1992 г. В сентябре 1988 г., накануне Олимпийских игр в Сеуле, США распространили информацию о том, что их космические средства наблюдения зафиксировали строительство в Северной Корее крупного ядерного объекта, который, как предполагалось, предназначался для регенерации ядерного топлива и извлечения из него плутония, пригодного для изготовления ядерного оружия. Инспекторы МАГАТЭ подтвердили, что КНДР располагает мощностями по производству плутония, и Северную Корею заподозрили в разработке ядерного оружия. Вопрос об отказе КНДР открыть для контроля все объекты, которые заинтересуют чиновников МАГАТЭ, был передан на рассмотрение Совета Безопасности ООН. В ответ КНДР заявила о выходе из Договора о нераспространении. В политических кругах США выявились настроения в пользу нанесения «ограниченных ударов» по атомным объектам КНДР, подобных тем, которые применялись в отношении ядерных объектов Ирака. Не ожидая результатов обсуждения ситуации в Совете Безопасности ООН, Россия предприняла односторонние акции в отношении Северной Кореи, отозвав в срочном порядке всех российских специалистов, работавших там на строительстве атомной электростанции. Российская позиция в отношении международных санкций против КНДР оказалась недостаточно последовательной. С одной стороны, она не исключала возможности их применения, а с другой — предлагала дать Пхеньяну время на отмену решения о выходе из Договора о нераспространении. Пассивность России не устраивала ни Пхеньян, ни Сеул. Если в Северной Корее полагали, что Москва играет на руку Вашингтону, то в Сеуле реакцию Москвы посчитали недостаточно твердой. Заметно подпортив свои отношения с Северной Кореей, Россия оказалась неспособной играть посредническую роль в кризисной ситуации.
Проблема ядерной безопасности в Корее была снята в результате подписания 21 октября 1994 г. в Женеве Рамочного соглашения между США и КНДР, в соответствии с которым: стороны нормализуют двусторонние отношения и обменяются дипломатическими представительствами; КНДР возвращается в Договор о неприсоединении и замораживает работу реакторов, способных производить плутоний; США дают КНДР гарантии неприменения ядерного оружия, обещают построить в КНДР реактор на легкой воде, а до его ввода в действие — поставлять Северной Корее 500 тыс. тонн жидкого топлива ежегодно. Последующие северокорейско-американские контакты привели к подписанию Соглашения о создании КЕД О (Организация содействия развитию энергетики Корейского полуострова), на которую возложена задача реализации проекта сооружения станций на основе легководных реакторов (JIBP). Стоимость проекта оценивается в 3,6 млрд долл., причем более 50% затрат взяла на себя Южная Корея. Согласно Рамочному соглашению, строительство станции должно быть завершено в 2003 г., однако на конец 2000 г. практические работы по сооружению J1BP не начинались. По оценкам специалистов, вступление в строй АЭС возможно не ранее 2010 г. В Пхеньяне полагают, что затягивание сроков сооружения АЭС вынудит КНДР возобновить свою ядерную программу, так как сложившаяся ситуация наносит серьезный ущерб народному хозяйству страны. Южная Корея подключилась к исследованиям в области ядер- ной физики позже Севера, но прошла путь развития ядерных технологий довольно высокими темпами, В отличие от Северной Кореи Юг присоединился к Договору о нераспространении в июле 1968 г., хотя ратифицировал его лишь в марте 1975 года. Военное поражение США во Вьетнаме и значительное сокращение американского военного присутствия в Южной Корее в 1971 г. заставили Сеул задуматься о гарантиях собственной безопасности. В этой обстановке президент РК Пак Чжон Хи принимает решение о необходимости создания ядерного оружия как средства сдерживания Северной Кореи на тот случай, если США уберут свой ядерный зонтик из Кореи. Южная Корея успешно продвигалась в реализации престижной программы. В 1978 г. там начала работать первая атомная электростанция мощностью 600 мегаватт. Администрация президента Дж.Картера отдавала себе отчет в том, что будет означать для США распространение ядерного оружия в регионе. Создание Сеулом атомного оружия могло спровоцировать не только Пхеньян, но и Японию на ядерное вооружение, а это нарушило бы баланс сил в АТР. В 1976 г. США пресекли сделку по продаже Южной Корее французского оборудования по извлечению плутония. Вашингтон и Сеул достигли договоренности о размещении на территории Южной Кореи ядерного оружия США в обмен на отказ Южной Кореи от разработки собственного ядерного оружия. Таким образом, США дважды предпринимали решительные шаги с целью не допустить появление ядерного оружия в Корее, Однако судьба южнокорейских исследований в военной области остается неизвестной. По многочисленным сведениям, Республика Корея способна изготовить ядерное оружие в короткие сроки. Проблема ограничения ракетный технологий в Корее возникла в связи с тем, что КНДР стала производить ракеты с радиусов действия, превышающих размеры Корейского полуострова. В мае 1993 г. она провела испытания ракеты класса земля—земля «Нодон-1» с дальностью полета около 1 тыс. километров и приступила к изготовлению ракеты «Нодон-2», способной поразить цель на расстоянии до 2 тыс. километров. 31 августа 1998 г. Северная Корея заявила о том, что осуществлен запуск искусственного спутника Земли «Кванменсон» с помощью трехступенчатой ракеты-носителя. Выход северокорейской ракетной технологии на новый уровень указывал на намерение Пхеньяна создать межконтинентальную ракету, способную поразить любую цель на планете. Вряд ли Пхеньян вынашивает планы нанесения превентивного ракетного удара по Южной Корее, Японии, США или какой-нибудь другой стране. Скорее всего, КНДР не нашла другого способа обеспечить свою безопасность и предпочла иметь средство сдерживания на тот случай, если кто-либо попытается оказать на нее чрезмерной давление, В октябре 1999 г. вашингтонская администрация предложила КНДР план прекращения разработок, испытания, развертывания и экспорта ракет большой дальности, известный как доклад представителя Госдепартамента США В.Перри. Предлагалось провести переговоры с КНДР, установить между двумя странами дипломатические отношения, снизить порог политического и иного давления, проводить политику мирного сосуществования. Однако состоявшиеся между США и КНДР переговоры не привели к достижению договоренностей. В ходе визита В.В.Путина в КНДР в июне 2000 г. Северная Корея выразила готовность отказаться от своей ракетной программы, включая испытания ракет, если другие страны предоставят Пхеньяну возможность запускать в год один—два исследовательских спутника. Мирный договор. Руководство КНДР давно проявляло интерес к подведению итогов корейской войны и подписанию мирного договора, участником которого, по мнению Пхеньяна, могут быть только США, Еще в марте 1974 г. Верховное Народное Собрание КНДР направило Конгрессу США соответствующее предложение на этот счет. С 1994 г. КНДР предпринимает попытки пересмотра Соглашения о перемирии. Министерство иностранных дел КНДР объявило этот документ недействующим. Под давлением Пхеньяна представитель Китая был вынужден в декабре 1994 г. покинуть военную комиссию по перемирию. В марте 1995 г. власти КНДР вынудили представителя Польши в комиссии нейтральных государств по наблюдению за перемирием прекратить выполнение своих функций. Чехословацкий представитель в этой же комиссии покинул Северную Корею ранее. Таким образом, разрушался ме- ханизм перемирия, который на протяжении 40 с лишним лет после окончания войны являлся единственным инструментом урегулирования недоразумений, инцидентов и конфликтных ситуаций, возникавших между Севером и Югом. 16 апреля 1996 г. Президент Б. Клинтон и президент Ким Ен Сам предложили Северной Корее решать проблемы мирного урегулирования на полуострове в рамках четырехсторонних переговоров (Север и Юг + США и Китай). Серия последовавших встреч «четверки» выявила серьезные расхождения в позициях сторон. Северная Корея настаивала на заключении мирного договора между США и КНДР с последующим выводом из Южной Кореи американских войск. Такой подход не устраивал Вашингтон и Сеул. Россия оказалась вне рамок переговорного процесса по формальной причине: она не была участником корейской войны. На Корейском полуострове пересекаются интересы четырех соседних государств. Естественно, что у них существуют разные представления о региональной безопасности и средствах ее достижения. Политика России в отношении Корейского полуострова претерпела за последние 10 лет существенные изменения. Россия заинтересована в сохранении стабильности и безопасности на Дальнем Востоке, где ее сухопутные и морские границы соприкасаются с Китаем, Кореей и Японией. Там сконцентрирована значительная часть экономического и военного потенциала России. Поэтому общая ситуация в Корее в значительной степени влияет на безопасность дальневосточных районов России. Значение России как гаранта безопасности в Корее было существенно ослаблено ее отказом пролонгировать срок действия Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, подписанного в 1961 г. между СССР и КНДР. В историческом плане союзный договор сыграл позитивную роль как инструмент сохранения мира и стабильности в Корее. Некоторые исследователи отстаивают ту точку зрения, что мир в Корее обеспечивался благодаря присутствию там американских войск. Такое суждение справедливо отчасти, так как никто не знает, что было бы с Кореей, если бы Москва и Пекин не имели союзных отношений с Северной Кореей. Наличие договора между СССР и КНДР позволило в период холодной войны избегать развязывания военного конфликта в Корее, хотя поводов к этому было предостаточно. По логике вещей, судьба указанного договора должна была бы решаться в увязке с судьбой других военных альянсов в регионе, в частности, договоров между США и Японией, США и Южной Кореей. Однако Россия избрала путь односторонних уступок, она просто уходила из Северной Кореи. США, Япония и Южная Корея не последовали примеру России, напротив, они не устава ли подтверждать верность своим союзническим обязательствам и не упускали случая продемонстрировать это на деле. Со временем в Москве пришли к выводу, что свертывание отношений с Пхеньяном не пошло на пользу России и ее интересам на Дальнем Востоке. С 1994 г. Москва стала предпринимать шаги к возобновлению связей с КНДР. К этому ее стимулировала также происходившая нормализация американо-северокорейских отношений. 9 февраля 2000 г. между РФ и КНДР был подписан Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве. Документ предусматривает механизм консультаций в случае агрессии в отношении одной из них или возникновения ситуации, угрожающей миру и безопасности. По сути дела, в данном случае речь идет о своеобразной «мягкой» форме политических гарантий безопасности Северной Кореи. Существует также иная точка зрения, ставящая под сомнение целесообразность сближения России с КНДР по причинам идеологического и политического характера. Однако, как показывает практика, такого рода мотивы не мешают странам Европейского союза иметь нормальные отношения с Северной Кореей. Россия же расположена ближе к Корее, чем указанные государства, и уходить ей из этого региона нет никакого смысла. Сохранение добрососедских отношений с КНДР дает России возможность упрочить свое влияние в регионе, где она имеет свои интересы — обеспечение безопасности дальневосточных рубежей нашего государства. Для Москвы важно, что КНДР проводит самостоятельный внешнеполитический курс, разделяет подходы России по важным для нее вопросам сохранения режима ПРО, ведущей роли ООН в международных делах, нерасширения НАТО. В ходе визита В. В. Пути на в КНДР в июне 2000 г. и его переговоров с Ким Чен Иром выявилось совпадение интересов России и КНДР по такому принципиальному вопросу, как снижение уровня военной напряженности на Корейском полуострове. Общность позиций открывает возможность взаимодействия двух стран в интересах мира и безопасности в СВА. Во время визита В.В.Путина в Сеул в феврале 2001 г. были сформулированы основные элементы российской политики на Корейском полуострове, суть которых сводится к следующему: — поддержка самостоятельного, без вмешательства извне, процесса примирения в Корее; — решение проблем полуострова исключительно мирным, дипломатическим путем; — поддержка перспективы создания дружественного России единого корейского государства; безопасность на полуострове обеспечивается путем выработки между народно-правовых гарантий; — освобождение полуострова от оружия массового уничтожения, поддержка его безъядерного статуса, ракетное нераспространение; — создание экономического фундамента стабильности путем осуществления многосторонних взаимовыгодных проектов с участием государств СВА, в том числе двух Корей. Существенным элементом политики России является то, что она в принципе позитивно относится к перспективе объединения Кореи. Создание на Корейском полуострове единого государства выгодно для России, поскольку в этом случае устраняется очаг напряженности вблизи российских границ и стратегически важных военно-морских баз России на Тихом океане. Тем не менее, существует мнение, что все эти выгоды могут оказаться реальными только в том случае, если единая Корея станет дружественным по отношению к России государством, не будет участницей какого-либо военно-политического альянса или базой для размещения иностранных вооруженных сил и оружия массового уничтожения. В случае если единая Корея останется военным союзником США, то для России это будет означать то же самое, что и расширение НАТО на Восток в азиатском варианте исполнения. Как бы ни складывались наши отношения с США в будущем, включение территории единого корейского государства в сферу военных интересов Вашингтона, несомненно, будет восприниматься как стремление создать непосредственно у границ России рубеж передового военного базирования, что при любых обстоятельствах будет контролировать и ограничивать потенциал российской безопасности на Дальнем Востоке. Геополитическое положение Кореи таково, что реальные гарантии ее безопасности могут быть обеспечены, если она будет независимым и нейтральным государством. Однако такая точка зрения не встречает понимания в политических кругах ряда государств и, прежде всего, в Южной Корее. Позитивная роль России как одного из гарантов безопасности на полуострове справедлива лишь для той ситуации, если она будет поддерживать нормальные добрососедские отношения с двумя корейскими государствами. Перекосы в наших отношениях в сторону одного из них будут неизбежно снижать интерес к России в регионе. Она может быть полезным партнером для Пхеньяна, если будет присутствовать в Сеуле. С Россией станут больше считаться в Сеуле, если она сохранит свои отношения с Пхеньяном. В данном случае речь не идет о сохранении определенного баланса в отношениях с Севером и Югом Кореи или проведении политики равноудаленное™ от Сеула и Пхеньяна. Обеспечить такой баланс практически невозможно, да в этом и нет необходимости. У России сложились разные отношения с Северной и Южной Кореей, и с каждой из них они имеют свою собственную ценность. Российские политики убеждены, что углубление отношений партнерства с Республикой Корея отвечает интересам народов обеих стран и укрепления безопасности и стабильности в Северо- Восточной Азии. Аналогичная точка зрения была высказана и южнокорейской стороной в ходе визита В.В.Путина в Сеул в феврале 2001 г. Руководители двух стран договорились об углублении диалога и сотрудничества по проблемам экономического развития в интересах дальнейшего расширения двусторонних связей в области торговли и инвестиций. Политика Китая в отношении Корейского полуострова. Интересы Пекина к Корейскому полуострову заметно возросли после нормализации дипломатических отношений между Китаем и Республикой Корея в августе 1992 г. Китай оказался единственной страной, сохранившей нормальные отношения и военный договор с КНДР. Когда в 1993 г. на полуострове сложилась кризисная ситуация в связи с решением Пхеньяна выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия, Китай вместе с США, Японией и Южной Кореей участвовал в поисках компромиссных решений. Зарубежные исследователи склонны считать, что сохранение статус-кво на полуострове отвечает стратегическим интересам Китая. Пока Пекин не достигнет поставленных целей в экономическом броске и не завершит модернизацию своих вооруженных сил, серьезные перемены в Корее для него нежелательны. На протяжении последних 50 лет северокорейско-китайские отношения переживали взлеты и падения. Тем не менее КНДР всегда рассматривала Китай в качестве «мощного» тыла на случай осложнения обстановки на Корейском полуострове и угрозы со стороны США и Южной Кореи. Китайские народные добровольцы отстояли независимость Северной Кореи в годы Корейской войны 1950—1953 гг. В 1961 г. Пхеньян и Пекин подписали Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, который продолжает действовать и по сей день. В Китае военная статья этого документа трактуется с точки зрения недопущения автоматического втягивания КНР в возможный военный конфликт на полуострове. В отношениях между двумя странами были периоды острых разногласий. В годы «культурной революции» на корейско-китайской границе происходили инциденты. Ким Ир Сен не мог согласиться с китайскими утверждениями об универсальности «идей Мао» и продолжал настойчиво отстаивать собственные «идеи чучхе». В КНДР довольно резко отреагировали на появившиеся в Китае сообщения о якобы произошедшем в Пхеньяне государственном перевороте (1967 г.). В 1970 г. КНДР посетил Чжоу Энь- лай, после чего отношения между двумя странами нормализовались. Новое охлаждение в северокорейско-китайских отношениях наступило в 1991 г., когда Пекин установил дипломатические отношения с Сеулом. Северокорейское руководство не могло простить предательства со стороны «верного союзника». Однако спустя несколько лет обе стороны пошли на улучшение отношений. КНДР в условиях глубокого экономического кризиса была сильно заинтересована в помощи и поддержке Китая. Пхеньян возобновил контакты с Пекином на высшем уровне. Ким Чен Ир дважды посетил Китай — в 1999 г. и 2000 г.; в 2001 г. в КНДР с официальным визитом побывал председатель КНР Цзян Цзэминь. Китай остается одним из немногих доноров Северной Кореи. Ежегодно Пекин предоставляет Пхеньяну гуманитарную помощь продовольствием, осуществляет поставки нефтепродуктов. Объем товарооборота между КНДР и КНР в 2001 г. составил более 400 млн. долл. Во время визита в Пхеньян в 2001 г. Цзян Цзэминь объявил о безвозмездном предоставлении КНДР 200 тыс. т продовольствия и 30 тыс. т дизельного топлива. Северокорейская задолженность Китаю составляет 4,5 млрд долл. Однако Пхеньян из-за экономического кризиса не способен погасить свой долг перед КНР. Китайская сторона на разных уровнях пытается подтолкнуть северных корейцев к проведению экономических реформ, убедить их на собственном примере в целесообразности реформирования существующей в КНДР директивной экономической системы. Со стороны Китая оказывается поддержка КНДР в вопросах межкорейских отношений. Пекин приветствовал мирный диалог между Севером и Югом, выразил солидарность с итогами первой встречи лидеров КНДР и РК в Пхеньяне в июне 2000 г. КНР поддерживает расширение внешнеполитических связей КНДР, нормализацию ее отношений с Европейским союзом. Китай выступает за улучшение связей КНДР с США и Японией. К началу XXI в. КНДР и КНР подошли с достаточно прочным багажом двусторонних отношений. Сложное экономическое положение КНДР, воєнно-политическое давление на нее со стороны США и их союзников побуждают северокорейское руководство опираться на Китай, видя в нем мощного стратегического союзника. Политика Соединенных Штатов Америки в отношении Корейского полуострова. Свертывание военных союзов в треугольнике Россия—Китай—КНДР и ослабление противостояния на Дальнем Востоке не вызвали адекватных подвижек с другой стороны. Наоборот, система военных альянсов США с Южной Кореей и Японией продолжает совершенствоваться в направлении создания «военного треугольника», где лидирующая роль принадлежит США. Главная задача политики США в Корее — сохранить свое военное присутствие, в том числе и после того, как Корея будет объединена. Американский военный корпус в Корее насчитывает 36,4 тыс. человек и является элементом передового базирования вооруженных сил США на азиатском материке. Американцы с осторожностью относятся к перспективе сближения между Севером и Югом Кореи, полагая, что на этом пути неизбежно возникнет проблема вывода американского военного контингента из Южной Кореи. В Вашингтоне существуют опасения, что Сеул способен пойти на такие соглашения с Севером, которые могут причинить ущерб интересам США в регионе. Поэтому администрация президента Дж.Буша настаивает на том, чтобы крупным подвижкам в межкорейских отношениях предшествовали реальные изменения в политике КНДР. Фактически это означает, что США намерены контролировать, а если необходимо, то и сдерживать межкорейский диалог. Политика США в отношении КНДР последовательностью не отличалась. Северная Корея выполнила свои обязательства по Рамочному соглашению, остановив работу реактора, способного производить плутоний. Вашингтон не торопился реализовывать соглашение в той его части, которая предусматривала установление дипломатических отношений с КНДР и сооружение атомной электростанции. Американцы выдвинули новые условия — мораторий на ракетные программы Северной Кореи. Поездка в США первого заместителя председателя Комитета обороны КНДР вицемаршала КНА Чо Мен Рока, а также визит в Пхеньян государственного секретаря США М.Олбрайт в 2000 г. создали условия для продолжения переговоров. США добивались от Пхеньяна отказа от запусков баллистических ракет и экспорта ракетных технологий в страны Ближнего и Среднего Востока. На переговорах была обсуждена идея Пхеньяна отказаться от испытаний ракет большой дальности в обмен на предоставление возможностей для запуска гражданских спутников. Однако администрация президента Дж.Буша заподозрила КНДР в нарушении договоренностей по вопросам распространения ядерного оружия и средств его доставки и решила пересмотреть Рамочное соглашение в 1994 г. В марте 2001 г. Дж.Буш объявил, что США рассматривают Северную Корею в качестве угрозы, а в январе 2002 г., выступая перед конгрессом с ежегодным посланием, назвал КНДР, Иран и Ирак «осью зла». В итоге на полуострове возникла очередная конфликтная ситуация, наступила пауза и в межкорейском диалоге. Политика Японии ориентирована на сохранение статус-кво на Корейском полуострове. Радикальные перемены в Корее, чрека- тые обострением напряженности и вооруженными конфликтами, не отвечают ее интересам. Неоднозначная для Японии ситуация может сложиться лишь в том случае, если объединенная Корея превратится в сферу исключительного влияния США, России или Китая. Поэтому Японии сдержанно относится к перспективе объе-динения Кореи в одно государство. В отношениях с обоими корейскими государствами у Японии существует ряд сложных проблем, связанных с ее прошлой колониальной политикой. Причем, Север и Юг в данном случае выдвигают порой идентичные претензии: их беспокоят, в частности, попытки японских политиков оправдать аннексию Кореи, тенденции к наращиванию Японией своей военной мощи и расширению сферы деятельности японских сил самообороны за пределами своей территории. В свою очередь, Япония озабочена исходящими из Кореи угрозами. Очевидно, например, что наличие крупных вооруженных сил, ракетно-ядерного оружия в расчлененной или в объединенной Корее — не лучшая стратегическая перспектива для Токио. Посредством системы военных альянсов между США и Японией, а также между США и Южной Кореей Токио все более втягивается в военное сотрудничество с Сеулом, создавая своеобразный стратегический «треугольник» в СВА. Отношения между КНДР и Японией остаются неурегулированными. Северная Корея требовала от японского правительства извинений за колониальное прошлое, выплату компенсаций (примерно 20 млрд долл.) и возвращение культурных реликвий, вывезенных из Кореи в годы японского колониального господства. Со своей стороны японцы выдвигали перед Пхеньяном контрпретензии — прекращение ракетно-ядерных программ КНДР, возвращение похищенных северокорейскими спецслужбами японских граждан. В декабре 1999 г. Пхеньян посетила японская делегация во главе с бывшим премьер-министром Т.Муроямой. Была достигнута договоренность возобновить переговоры о нормализации севе- рокорейско-японских переговоров. Однако состоявшиеся контакты пока не принесли позитивных сдвигов. Японская сторона отклонила требования компенсировать ущерб, нанесенный Северной Корее в колониальный период. КНДР не согласилась признать, что ее ракетная программа создает угрозу безопасности Японии, а также отклонила обвинения в похищении японских граждан. На консультациях между обществами Красного Креста Японии и КНДР, которые проходили в 2001 г. в Пекине, северокорейская сторона выразила готовность продолжать поиски пропавших без вести японцев на своей территории, а Япония согласилась провести расследование судеб корейцев, исчезнувших в период японского колониального правления в Корее до 1945 г. Япония также объявила о намерении добиваться восстановления воздушного сообщения с КНДР, отменить санкции в отношении Пхеньяна и возобновить оказание гуманитарной помощи. По со- ЛПЛ стоянию на 2001 г., Япония предоставила КНДР 500 тыс. т продовольствия. Определенную надежду на оздоровление северокорейско-японских отношений вызвал визит в Пхеньян в сентябре 2002 г. премьер-министра Японии Коидзуми. Стороны пришли к договоренности приступить к переговорам о нормализации межгосударственных связей. Таким образом, к началу XXI в. корейская проблема продолжает оставаться одной из узловых в международных отношениях. От ее конструктивного урегулирования во многом зависят мирное сотрудничество, безопасность и стабильность не только в Северо- Восточной Азии, но и во всем обширном Азиатско-Тихоокеанском регионе.
<< | >>
Источник: А.В.Торкунов. История Кореи (Новое прочтение). 2003

Еще по теме Безопасность в Северо-Восточной Азии и позиции великих держав по корейскому вопросу:

  1. ПРОБЛЕМА УРЕГУЛИРОВАНИЯ В КОРЕЕ В КОНТЕКСТЕ БЕЗОПАСНОСТИ В СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ
  2. Изменения на физической карте Северо-Восточной Азии
  3. СЕВЕРО-ВОСТОЧНАЯ РУСЬ — КОЛЫБЕЛЬ РОССИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ. ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ ВЫБОР КНЯЗЯ АНДРЕЯ БОГОЛЮБСКОГО. СПЕЦИФИКА ГОРОДОВ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ руси
  4. МОДЕЛИ ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РУССКИХ ЗЕМЕЛЬ: ЮГО-ЗАПАДНАЯ, СЕВЕРО-ЗАПАДНАЯ И СЕВЕРО-ВОСТОЧНАЯ
  5. § 53. Страны Юго-Восточной Азии
  6. Корейская нация и корейский язык после освобождения
  7. Позиция восточных патриархов
  8. ГЛАВА VII Распадение великих держав Эллады
  9. СЕВЕРО-ВОСТОЧНАЯ РУСЬ
  10. Уроки 37-38 РОССИЯ: СТАНОВЛЕНИЕ ВЕЛИКОЙ ДЕРЖАВ
  11. ЗАВОЕВАНИЕ ВОСТОЧНОГО ИРАНА И СРЕДНЕЙ АЗИИ
  12. Советская концепция безопасности в Азии
  13. СУДЬБЫ ГОСУДАРСТВ ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ
  14. Из Северо#x2011;Восточной Руси – в Московию
  15. НА ПЕРЕКРЕСТКЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ ИНТЕРЕСОВ ВЕЛИКИХ ДЕРЖАВ (1939-1941)
  16. § 7. Север и космос — два лика одной метафизики (позиция Московской методологической корпорации)
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -