<<
>>

СТАНОВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ И ОБЩЕСТВЕННО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В РОССИИ XIX в.

Исторические ретроспективы и тенденции реформирования отечественного образования • Уставы учебных заведений первой трети XIX в. (1804, 1828, 1835) • Декабризм как общественное движение • Религиозно-нравственное воспитание как основание образовательной политики государства • Реформы 60-х и контрреформы 70—80-х гг.

• Взаимодействие образовательной политики государства и общественно-педагогического движения

Система народного образования в России к XIX в. включала следующие учебные заведения: главные и малые народные училища, в которых обучалось около 20 тысяч учащихся, частные пан

сионы и привилегированные корпусы для дворянства, институт благородных девиц в Петербурге, Московский университет, Академию наук, Славяно-греко-латинскую академию в Москве. Доживала свой век Киево- Могилянская академия.

Историки выделяют шесть этапных периодов реформирования отечественного образования, включая XIX в.: петровские реформы, екатерининские преобразования, александровская либеральная образовательная реформа 1802—1804 гг., николаевская контрреформа 1828 г., реформы 1863—1864 гг. и контрреформы 70—80-х гг.

В течение почти двух веков российское государство выстраивало образовательную систему сверху, стараясь удержать монополию на школу, приспособить образование к потребностям и политическим интересам государства, используя в охранительных целях религиозные догматы и духовенство. Через образовательные реформы государство регламентировало и направляло в «благонадежное русло» развитие образования. век наступил под сильным впечатлением французской буржуазной революции, заставившей российское правительство пересмотреть вопрос о постановке народного образования.

В1804 г. Александр I подписал «Устав учебных заведений, под- ведомых университетам» (устав был подготовлен негласным комитетом, состоящим из дворянской молодежи, имевшей европейское образование).

Впервые в России по Уставу 1804 г. была узаконена стройная государственная система образования, состоявшая из четырех звеньев (ступеней): ступень — приходская школа — 1 год. ступень — уездное училище — 2 года, в уездных городах. Его цель — дать законченное начальное образование детям городских жителей, не принадлежащих к дворянству и духовенству. Училище должно было готовить детей к гимназическому образованию. ступень — гимназия, 4 года, в губернских городах, на базе главных народных училищ, для дворян, чиновников. Цель гимназии — подготовить к университетскому образованию. ступень — университетское образование.

Желающие учиться в университете должны предварительно пройти курс гимназии, поступающие в гимназию — курс уездного училища, в уездное училище можно было поступить, только окончив приходское училище.

Согласно уставу 1804 г. все школы объявлялись бессословными, доступными, бесплатными.

Содержание образования было определено для каждой ступени. В приходском училище — чтение, письмо, счет, Закон Божий, чтение книги о должностях человека и гражданина. В уездном учи

лище предусматривался широкий набор учебных предметов. Один учитель мог вести 6—8 учебных предметов. Следует заметить, что в учебном плане по уставу 1804 г. не значились Закон Божий и русский язык как отдельные предметы.

В гимназии полагалось 8 штатных учителей. В ней были широко представлены гуманитарные предметы, иностранные языки, искусство, философия, логика, математика с геометрией и др.

Университет получал право осуществлять руководство всеми учебными заведениями, которые были в его округе. А в то время в России было 6 округов и соответственно 6 университетов: Московский, Петербургский, Казанский, Харьковский, Дерптский, Вильнюсский.

Университеты обладали правом автономии: могли открывать свою типографию и издавать учебники для учебных учреждений, иметь научные объединения и студенческие общества. Предусматривалась выборность ректора, деканов и других должностей.

По своей направленности правительственные реформы Александра I были либеральными реформами, хотя его царствование в истории оценивается неоднозначно.

Созданная по Уставу 1804 г. многоступенчатая образовательная система, бессословная, бесплатная, общедоступная, производила впечатление заботы о просвещении народа и соответствия идеям Просвещения на Западе. Однако реализация этой системы была утопичной: не было необходимой материальной базы, не хватало учителей, не были подготовлены к этому городское самоуправление и земства — в деревнях. Начальная (первая) ступень образования — приходские училища оставались без всякой поддержки.

На практике этот устав не был реализован повсеместно. Росло число гимназий, находившихся на государственном обеспечении. Вместе с тем в уездных училищах финансировалась только плата учителям. Приходские училища не финансировались вовсе. К1828 г. (за 24 года) приходские училища были открыты в 5 % приходов, уездные — в 19 % уездов, гимназии — в 63 % губернских городах. Дворяне отдавали предпочтение домашнему образованию и воспитанию для последующего обучения в гимназии.

Из истории Царскосельского лицея

(1811—1843 — Царскосельский, 1843—1917 — Александровский)

В России лицей, как особое высшее привилегированное закрытое учебное заведение, был учрежден Александром I в начале XIX в. В разработке его проекта участвовали прогрессивные общественные деятели: М. М. Сперанский, В. Ф. Малиновский, министр просвещения А. К. Разумовский, директор департамента министерства просвещения И.И. Мартынов и др. Постановление о лицее было утверждено 12 августа 1810 г. В окончатель

ной редакции устава часть прогрессивных идей была изъята (например, положение о приеме детей всех сословий, о равенстве учащихся и т.п.).

Цель лицея определялась в его уставе как образование юношества, особенно предназначенного к важным частям службы государственной. Лицей был размещен в Царском Селе во дворцовом флигеле, который соединялся аркой с Большим дворцом.

Флигель строился для детей цесаревича Павла Петровича. Новое его предназначение предполагало перепланировку здания. Эту задачу решил архитектор В. П. Стасов. lt;...gt;

Открытие лицея состоялось 19 октября 1811 г. В актовом зале стоял большой, покрытый красным сукном с золотой бахромой стол. На нем лежала грамота об учреждении лицея. По одну сторону стояли лицеисты с директором В. Ф. Малиновским, инспектором и гувернерами, по другую — профессора. В креслах перед столом сидели высшие сановники. На открытии лицея, которое происходило очень торжественно, присутствовал Александр I с семьей.

Первые три дня лицеисты устраивались и знакомились друг с другом. Ведь им предстояло прожить здесь 6 лет. Лицей был закрытым учебным заведением, и никто до окончания его не имел права никуда выезжать. Родные могли посещать лицеистов только по праздникам.

Воспитанники принимались в лицей «по предварительному испытанию их в знаниях». По уставу от поступающих требовалось:

некоторое грамматическое познание российского и французского либо немецкого языка;

знание арифметики, по крайней мере до тройного правила;

разделение древней истории по главным эпохам и периодам и некоторые сведения о знатнейших в древности народах.

Поступающие в лицей должны были иметь удостоверение об отличной нравственности и состоянии здоровья.

Воспитанникам при их приеме должно быть от роду от десяти до двенадцати лет и при том представлять свидетельство о своем дворянстве. По уставу в лицей должны были принять 25 человек. Первый же выпуск составил 29 человек.

Курс обучения в лицее был рассчитан на 6 лет, он делился на два — начальный и окончательный, по три года каждый. Программа начального курса включала: Грамматическое учение языков (русского, латинского, немецкого). Науки нравственные (основание Закона Божия и нравственной философии, основания логики). Науки математические и физические (арифметика, геометрия, алгебра, тригонометрия, начала физики). Науки исторические (история российская, история иностранная, география, хронология). Первоначальные основания изящных письмен (избранные места у лучших писателей, правила риторики). Изящные искусства и гимнастические упражнения (чистописание, рисование, танцы, фехтование, верховая езда, плавание).

В окончательный курс входили: Науки нравственные.

Науки физические. Науки математические. Науки исторические. Словесность. Языки. Изящные искусства и гимнастические упражнения.

Дополнительно изучались понятия о гражданской архитектуре и перспективе.

Таким образом, на начальном курсе в лицее преподавали гимназические дисциплины, а на основном — университетские.

Составители устава рекомендовали особое внимание в процессе обучения обращать на умственное развитие воспитанников, «не затемнять ум детей пространными изъяснениями, но возбуждать собственное его действие». Профессора должны были контролировать усвоение изучаемого материала, не «поступать далее, как удостоверясь, что предыдущее все поняли».

Каждые полгода всеми профессорами, в присутствии директора производились испытания воспитанников, и отличившиеся получали награды и поощрения. При ежегодном переходе из одного класса в другой производились открытые экзамены. Воспитанники, не показавшие в своем классе успехов, поручались на особенное попечительство профессоров и не переводились в следующий класс, пока не исправлялись. В последний год обучения перед выпуском производился общий экзамен по всем учебным предметам, которые изучались в лицее.

Лицей по своим правам приравнивался к университету, его выпускники поступали на гражданскую службу с чинами от XIV до IX класса в зависимости от успеваемости. На военную службу лицеисты принимались с правами выпускника Пажеского корпуса.

Занятия в лицее проходили с 1 августа по 1 июля. Программа была насыщенной. Распорядок дня, отраженный в уставе, составлен так, чтобы уроки чередовались с отдыхом, «держась того главного правила, чтобы воспитанники никогда не были праздны».

Родители и родственники воспитанников, жившие в Петербурге и других городах, могли иметь свидания со своими детьми только в определенные дни и только в лицее. Некоторые воспитанники за шесть лет обучения ни разу не повидали своих родителей, так как и каникулы ученики должны были проводить в стенах лицея. Надзиратели и гувернеры вели постоянный контроль за воспитанниками как в классе, так и вне его. По их представлению лицеисты поощрялись или наказывались.

В качестве поощрения предусматривалось:

писать имена отличившихся на доске золотыми буквами, доска выставлялась в классе;

дарить книги с подписями директора и профессоров в конце года, награждать золотыми медалями.

В качестве наказания применялось:

отсаживание в классе за отдельный стол;

помещение имен ленивых на черной доске, которая вывешивалась в классе;

лишение общего стола, определение на хлеб и воду до двух дней.

По будням форма воспитанников состояла из синего сюртука с красным воротником и брюк того же цвета. По праздникам — мундир синего сукна с красным воротником, шитыми петлицами — серебряными на I курсе, золотыми — на И, белые панталоны, белый жилет, белый галстук, ботфорты, треугольная шляпа. Вещи воспитанников помечались номерами комнат.

Персонал лицея тщательно подбирался. В уставе на этот счет было записано: «Лицей составляется из отличнейших воспитанников, равно и наставников и других чиновников, знаниями и нравственностью своею общее доверие заслуживающих».

Пушкин, благословляя день открытия лицея, отдает дань уважения и своим лицейским наставникам:

Наставникам, хранившим юность нашу,

Всем честию, и мертвым и живым,

К устам подъяв признательную чашу,

Не помня зла, за благо воздадим.

Огромную роль в деле организации лицея, лицейского быта, традиций, нравственного воспитания лицеистов сыграл его первый директор

В.              Ф. Малиновский, человек высокой культуры, широкого кругозора, знаток западноевропейских и восточных языков, выпускник философского факультета Московского университета.

Лицей в Царском Селе просуществовал с 1811 по 1843 год.

Тринадцатый выпуск был последним. Акт выпуска происходил 31 января 1843 года, а через год, с 1 января 1844 года лицей, уже Александровский, так он стал называться с 6.10.1843 года, был переведен в Петербург, на Каменноостровский проспект, в здание Сиротского дома. 1848 год вошел в историю лицея как год введения нового устава лицея. Выпускники лицея могли теперь поступать на службу только в министерство внутренних дел. Курс учения разделен был на подготовительный и окончательный.

Лицей — передовое учебное заведение в начале века, перестроенный и преобразованный, не решал своих прежних задач, а стал почти полностью дублировать курс юридических наук в университете.

В Александровском лицее продолжали жить некоторые традиции Царскосельского лицея. День основания лицея — 19 октября — остался праздником для лицеистов.

Многие выпускники Александровского лицея жили по девизу своего учреждения: Для Общей Пользы.

В 1917 году лицей прекратил свое существование[XIII].

В этот период дворянская интеллигенция создала уникальное общество декабристов. Педагогические идеи декабристов легли в

основу их деятельности и оказали сильное влияние на осмысление перспектив развития просвещения в России.

Декабристы, будучи идеалистами во взглядах на развитие общества, считали просвещение важнейшим фактором преобразования общественных отношений.

В деятельности декабристов по вопросам просвещения можно выделить два аспекта '— программно-перспективный, который нашел свое наиболее полное отражение в «Русской правде» и других документах тайных обществ и практически педагогический, осуществлявшийся в «Вольном обществе учреждения училищ взаимного обучения».

Декабристы предполагали создать единую школьную систему, состоящую из начального, уездного и губернского училищ, доступных для всех. По своему содержанию новое воспитание должно быть патриотическим, народным, доступным всем гражданам. Его цель — воспитание гражданина, обладающего всеми добродетелями, любящего свой народ, отдающего все силы процветанию России. Главная задача воспитания: осознание членами общества всех своих прав и обязанностей.

Для своих школ члены «Вольного общества» переработали популярную тогда в Европе ланкастерскую систему взаимного обучения. Вскоре действовало более 60 школ в разных губерниях, во многих воинских частях и гарнизонах. В них обучалось примерно 8 тыс. человек. Была открыта «Петербургская школа для бедных мальчиков». Она предназначалась для 100 учеников, но к началу занятий их было уже 412. Руководство школы выпускало учебную литературу, организовывало бесплатную медицинскую помощь ученикам, посещение семей учащихся. Посетивший школу представитель министерства духовных дел и просвещения счел необходимым закрыть ее, так как в ней «равный учит равного», что сеет вольнодумство, да к тому же из школьной программы исключен Закон Божий. Школе было поставлено в упрек и то, что в ней собрана «ватага босоногих мальчишек», а расположена она на окраине города. Школа просуществовала до осени 1825 г. Закончило ее около 1 тыс. человек.

Школы взаимного обучения действовали и в Москве, и в Киеве. После событий декабря 1825 г. и суда над декабристами в недрах читинского каземата сложился «Вольный Университет» с довольно обширной библиотекой. Декабристы организовали систематические курсы лекций, изучение иностранных языков, проводили политические и педагогические дискуссии.

В Петровском каземате, куда многих декабристов перевели в 1828 г., была организована школа для детей и служащих охраны Петровского завода. Руководителем школы был М. Бестужев. Программа включала в себя все — от обучения ремеслам до полного

курса средней школы. Школа получила широкую известность, многие чиновники желали поместить туда своих детей.

После тюремного заключения декабристы были отправлены на поселение. Им строго запрещалось учительствовать, но несмотря на запреты, они открывали частные школы под чужими именами, давали уроки на дому.

В сибирский период жизнедеятельности декабристы вновь обратились к просвещению народа, что имело огромное воздействие на последующее развитие народного образования края. Движение декабристов было направлено на коренное изменение жизни народа России, декабристы боролись за право каждого человека на свободу, защиту чести, за равенство людей.

Николаевская контрреформа 1828—1835 гг. в значительной мере локализовала александровскую реформу 1802—1804 гг. «Устав гимназий и училищ, состоящих в ведении университетов» (1828) восстанавливал сословный, замкнутый характер школьной системы, отменял ранее введенную преемственность связи между различными типами учебных заведений, утверждал в гимназиях классицизм, представлявший собой своеобразную реакцию на идеи, возникшие в период французской буржуазной революции и освободительной борьбы русского народа против иноземного нашествия в Отечественную войну 1812 г. В учебных заведениях устанавливается полицейский надзор, вводится палочная дисциплина [48*].

Устав 1828 г. в дальнейшем, вплоть до 60-х гг., неоднократно подвергался изменениям с целью усиления классицизма в гимназиях и узкопрактического подхода к обучению в учебных заведениях низшего типа.

По новому Уставу 1835 г. были ограничены права и автономия университетов, в частности, они были лишены права руководить школами и создавать научные общества. Учебные заведения были переданы в непосредственное ведение попечителей учебных округов.

Яркой страницей российского просвещения того времени был Царскосельский лицей.

В этот период в государственной образовательной политике становится актуальной задача воспитания нравственности в духе служения престолу и отечеству с опорой на общечеловеческие ценности и религиозно-нравственные догмы.

Религиозно-нравственное воспитание с обязательным изучением Закона Божьего определяет основу учебно-воспитательного процесса в учебных заведениях. На материале исследований истории преподавания Закона Божьего можно составить представление о том, как параллельно со школьными реформами проводились преобразования в духовной сфере.

После 1836 г. религиозное воспитание базировалось на «строгом изучении православия», на церковности с молитвами, праздниками, богослужением. Государственная власть следила за изучением Закона Божьего, руководствуясь охранительно-упредительными интересами ради сохранения социального порядка и основ нравственности.

Изменилось и положение духовенства. Историки церкви пишут о том, что через Синод церковь была превращена в один из государственных департаментов. Государственная политика была направлена на передачу религиозно-воспитательных функций в руки духовенства. Церковные приходы должны были иметь приходские училища. Священнослужители становились учителями народа. Однако школ было мало. Среди крестьян сохранялся традиционный патриархально-общинный уклад жизни, в процессе воспитания сохранялись ценности педагогики «душевного строения» на просветительно-бытовых началах. Крестьяне обучали своих детей в школах грамоты (вплоть до конца XIX в. они сохранились) [10*].

Священнослужителей для целей народного образования готовили в духовных учебных заведениях, которые также реформировались. В начале XIX в. духовно-учебные заведения делились на четыре разряда: духовные академии для высшего образования будущих священнослужителей, а также учителей духовно-учебных заведений; духовные семинарии со средним курсом для подготовки священников и воспитанников для академий; уездные училища для низшего образования и подготовки будущих семинаристов; приходские училища на селе. Впоследствии будут объединены два последних разряда училищ.

В первой половине XIX в. в основу идеи взаимосвязи общего образования и религиозно-нравственного воспитания была положена ориентация на православные идеалы, адекватные национальному характеру и православной педагогической традиции в духе идеи народности. Эта ориентация особенно ярко проявлялась на местах. Показательным является процесс развития образования в Поморье.

Первая губернская школа на 46 человек из разных сел Поморья открылась в 1719 г. Позже в селениях трудом подвижников-одино- чек создавались «культурные гнезда». Выпускалась газета «Архангельские губернские ведомости». Поморы стремились к грамоте, позже — к образованности, к приобретению полезных знаний. Общее образование было тесно связано с религиозно-нравствен- ным воспитанием. На основе православного вероучения складывались представления об идеалах, о содержании воспитания и образования. Особенностью поморского опыта явилось относительно раннее женское образование. В 1848 г. в Архангельске было открыто

училище для образования девиц. Отмечается рост церковно-при- ходских школ. Потребность в образовании была вызвана нуждами хозяйственной деятельности (торговля, промысел, связи с иностранцами). Светское и духовное образование не могло не влиять на социокультурное развитие поморов [4].

Новый этап в развитии образования и педагогической мысли приходится на конец 50-х и 60-е гг. Он был связан с падением крепостного права. На смену дворянско-крепостническому государству шла Россия буржуазная. В короткий исторический срок капитализм утвердился в общенациональном масштабе. Вместе с тем во всех областях экономической и политической жизни оставались сильными пережитки крепостничества. Теперь крестьяне испытывали двойной гнет — от полукрепостнических отношений и капиталистической эксплуатации. В деревне разгоралась борьба, как против помещиков, так и против сельской буржуазии.

Социальные противоречия дважды порождали революционную ситуацию — в начале 60-х гг. и в конце 70-х гг. Крестьянский вопрос оставался главным вопросом общественно-политического развития страны, а борьба крестьян за землю и волю была той социальной почвой, на которой вырастала революционно-демократическая идеология [27*].

Исследуя основания образовательных реформ, нельзя исключать и объективные факторы: неурожаи 1868 и 1890 гг., поражение в Крымской войне, польское восстание 1863 г., русско-турецкая война 1877—1878 гг. Государство переоценивало свои возможности в улучшении образования; поддерживалась традиция построения системы образования с верхних его уровней: провозглашалась важность образования при фактическом отсутствии необходимого материального обеспечения. Государственную образовательную политику продолжали не только высшая администрация (самодержавие, Комитет Министров и Государственный Совет, ведущие государственные ведомства), но и органы власти на всех уровнях. Главная роль принадлежала императору, совещательно-консультативные функции — Комитету Министров, Государственному Совету, правительству.

Российская государственность традиционно сохраняла сферы приоритетного финансирования, но при подготовке образовательных реформ определенные средства изыскивались. Юридическая активность государства в образовании с 1856 по 1890 гг. росла в связи с бюрократическим усложнением управления системой образования. В то же время усиливалась централизация управления образованием при одновременном стремлении активизировать местное управление. Научное обеспечение государственной образовательной политики было сосредоточено в Ученом Комитете Министерства.

Государственная комиссия для разработки нового Устава предложила три редакции реформирования образовательной системы. Предметом обсуждения были все звенья системы, приоритетная роль отводилась гимназии. Ставились вопросы: нужно ли создавать классические и реальные гимназии? Какое между ними должно быть соотношение? Каким должен быть удельный вес в учебных планах гимназий греческого и латинского языков? И др.

Устав 1864 г. предусматривал учреждение трех типов гимназий: 1) классической — с двумя древними языками, 2) классической — с одним латинским языком, 3) реальной — без древних языков. Соответственно предлагались три учебных плана. Окончившие классическую гимназию могли продолжать обучение в университете, реальную — в высшей школе. По Уставу 1864 г. открывались четырехлетние прогимназии. И гимназии, и прогимназии были бессословные. На практике дворянство отдавало предпочтение классическим гимназиям. Реальная гимназия была популярной, но ее рассматривали как неполноценное среднеобразовательное учреждение, предназначенное для средних слоев общества.

Университетский устав 1863 г. возвращал университетам некоторую автономию. Руководил университетом Ученый Совет. Правительственный контроль сохранялся. Решения Ученого Совета утверждались Попечительским Советом. В составе университета предусматривались четыре факультета: историко-филологический, фи- зико-математический, юридический, медицинский.

В это же время (1864) было подписано «Положение о начальных народных училищах с трехгодичным сроком обучения». Их передали в ведение губернских и уездных училищных советов. Народные училища могли открываться государством, общественными организациями, частными лицами. В учебный план училищ включались: Закон Божий, чтение, четыре арифметических действия, церковное пение.

В 60-е гг. XIX в. достаточно актуальной была проблема просвещения нерусских народов России. Как известно, к этому времени завершилось формирование Российской Империи, на территории которой проживало более ста народов разных национальностей. На западных территориях уже сложились к этому времени развитые системы первичного образования как светского, так и церковного характера. Внимание правительства и общественности было направлено главным образом на просвещение жителей Поволжья, При- уралья, Сибири, Средней Азии и других территорий. Между ними были социокультурные и другие различия. Общая позиция министерства просвещения состояла в создании такой системы начального обучения, которая позволила бы интегрировать инородцев в единую культурную общность. Однако высказывались разные мнения по вопросу просвещения других народов [1].

Высоко ценились мусульманские школы, имевшие свою письменность и литературу.

Российская женская школа середины XIX в. находилась в эпицентре происходивших в стране изменений. Ниже в таблице представлены интересные данные о численности женских учебных заведений и динамике целей женского воспитания (исследование Е. И. Перфильевой) [6].

Рост числа женских учебных заведений в России

Тип школы

Конец 50-х гг.

60-е гг.

К началу 70-х гг.

1

Институты благородных девиц

23

25

31

2

Гимназии ведомства им. Марии (мариинские)

2

20

30

3

Гимназии министерские

8

29

124

4

Частные пансионы и училища

51

128

77

5

Средние женские уч. заведения св. Синода

5

43

51

К середине 60-х гг. женские училища были объединены в систему женского образования. При этом многотипный характер женской средней школы сохранился. Разногласия в подходах к целям женского образования тоже сохранились и касались широкого круга вопросов: что предпочесть — общечеловеческие или сословные ценности, какие цели воспитания наиболее актуальны для женских учебных заведений и т. д. Однако если раньше в качестве воспитательных целей преобладали: христианско-правовое воспитание, воспитание новой породы людей, овладение правилами хозяйства, пополнение души добродетелью, — то в XIX в. преимущество отдавалось следующим целям: усвоение знаний, развитие интереса к учебе, обеспечение социальной защиты женщин, образование сердца и характера, подготовка к роли жены, хозяйки, матери. Прослеживается гуманистическая направленность женского образования. Происходит процесс становления женских учреждений с устойчивыми традициями организации жизни по образу семьи (соответственно устанавливаются и складываются определенные порядок, режим, эстетика быта, одежда, манеры поведения, традиции). Женская средняя школа того периода не исключала специализацию. Но это была вторичная задача. Главное — сформировать у воспитанниц готовность к педагогической деятельности. На базе женских гимназий создавались педагогические курсы, готовившие учителей начальной школы.

Вскоре правовое поле в образовании изменилось. В 70—80-е гг. началась полоса контрреформ Александра III. Правительствен

ная реакция выразилась в ограничении уступок 1864 г. Начались гонения на земства, ужесточились порядки в гимназиях. Высшие учебные заведения фактически были лишены автономии... Был утвержден новый учебный план по уставу гимназий и прогимназий 1871 г.

Устав 1871 г. оставил лишь один тип средней школы — с двумя древними языками, реальная гимназия была заменена реальным училищем. Это был шаг назад почти на целый век. Сторонники классического образования «видели в Греции и Риме начало жизни современной Европы, юность человечества, без изучения которой нельзя понять современность». Сторонники реального общего среднего образования утверждали, что в основу образования следует положить родной язык — прямой путь к самопознанию человека.

В результате классическая система среднего образования приобрела одностороннее, грамматическое направление. Реальные училища давали общее образование лишь в первых четырех классах, а с V начиналась специализация по двум отделениям — основному и коммерческому с разными курсами.

Несмотря на все потери, которые понесли проекты реформ в ходе их законодательного утверждения, из эпохи реформ отечественная школа выходила существенно обновленной. В результате реформ школа обрела надежные основания для своего развития. Важнейшим из них был новый мощный фактор этого развития, стремительно вошедший в жизнь российской школы, — общественная деятельность, общественная инициатива. Неслучайно сам термин «общественно-педагогическое движение» в историческом сознании связывался преимущественно с эпохой 60-х гг. Хотя первые шаги общественности в области просвещения, образования были предприняты в России задолго до этого (достаточно вспомнить начинания Н. И. Новикова, декабристов и многих других).

Общественно-педагогическое движение, по оценке Э. Д. Днеп- рова, представляет собой знаменательный и во многом еще не познанный феномен российской жизни, проявлявшийся в разных его формах и гранях на протяжении всей дальнейшей предоктябрьской и первых лет послеоктябрьской отечественной истории. 60-е гг. XIX столетия были лишь началом общественно-педагогического движения, ставшего слагаемым общей освободительной борьбы. В последующий период, конституируясь как самостоятельный вид общественной деятельности, оно существенно расширяет сферу своего влияния, укрепляет свои институты (педагогические общества, комитеты и общества грамотности, педагогические съезды и съезды по народному образованию, педагогическую журналистику и т. д.), обогащает формы и направления воздействия на школьное дело и педагогическую мысль, вбирает в себя значительную часть земской деятельности [19*, с. 12—21].

В истории отечественного просвещения 60-е гг. явились временем наивысшего расцвета педагогической мысли и общественнопедагогического движения, этапом формирования русской национальной педагогики. Это новое качество вырабатывалось в сложном взаимодействии с курсом «просветительной» политики государства.

Многие идеи 60-х гг. продолжали развиваться в общественнопедагогическом движении конца XIX — начала XX в. Оно приобрело несравненно большие масштабы в сравнении с предшествующим периодом.

В общественно-педагогическом движении принимали участие все, кто был причастен к народному образованию, непосредственно к народным школам и учебным заведениям разных ведомств, к педагогической науке, к различного рода общественным организациям. В общем потоке переплелись разные требования к образовательному процессу: полноценного воспитания и обучения, гуманного отношения и уважения чувств достоинства воспитанника, женской эмансипации, права на университетское образование и др.

Наблюдалось противостояние целей, задач, содержания образовательной политики государства и общественно-педагогических движений. Нежелание государства разделить свои полномочия с обществом и отрицание общественно-педагогическим движением возможности сотрудничества с ним снижало их обоюдную роль в развитии образования в стране.

И тем не менее период 60—80-х гг. XIX в. дает уникальный политико-образовательный опыт взаимодействия государства и российского общества, имеющий прогностическое значение для совершенствования современного отечественного образования. Яркими представителями этого движения были Н. И. Пирогов, К. Д. Ушинский, Н. Г. Чернышевский, Н. А. Добролюбов и др. Особое место в нем занимал JI. Н. Толстой, защитивший идею создания школ для крестьянских детей и раскрывший сущность теории свободного воспитания на российской почве.

<< | >>
Источник: 3. И. Васильева. История образования и педагогической мысли за рубежом и в России. 2006

Еще по теме СТАНОВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ И ОБЩЕСТВЕННО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В РОССИИ XIX в.:

  1. ПОПЕЧИТЕЛЬСКИЙ СОВЕТ КАК МЕХАНИЗМ ГОСУДАРСТВЕННО-ОБЩЕСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ
  2. 1.5. Политика государства в области социальной защиты детей с отклонениями в развитии
  3. ЛЕКЦИЯ 1. ПЕДАГОГИКА: ПРЕДМЕТ, ЗАДАЧИ, ФУНКЦИИ
  4. Глава 1 Возникновение и становление социально - педагогической теории и практики
  5. Приложение ПРОГРАММА КУРСА
  6. 4. Требования к обязательному минимуму содержания основной образовательной программы подготовки специалиста по специальности 022700 «Клиническая психология»
  7. Личностно-ориентированное образование как педагогическая проблема
  8. ПРАВОВОЙ СТАТУС ИДЕНТИЧНОСТЕИ В НОВОЙ РОССИИ
  9. ГЛАВА 6. ТАКТИКА РАЗВИТИЯ МОНДИАЛИЗМА В РОССИИ
  10. Принципы взаимодействия семьи и образовательных учреждений в политической системе общества
  11. СТАНОВЛЕНИЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ И ОБЩЕСТВЕННО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В РОССИИ XIX в.
  12. ПРЕДПОСЫЛКИ РАЗВИТИЯ НАУЧНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ТЕОРИЙ В РОССИИ
  13. К. Д. УШИНСКИЙ - ОСНОВОПОЛОЖНИК НАУЧНОЙ ПЕДАГОГИКИ