<<
>>

Глава 11. Становление рынка и развитие товарно-денежных отношений в России в конце XVIII — начале XIX в. Положение в сельском хозяйстве и промышленности

Первая половина XIX в. явилась в русской истории временем во многих отношениях переломным. К началу этой эпохи Россия, успешно решив многие стоявшие перед ней внутри— и внешнеполитические задачи, стала могущественной державой.
Ее пределы охватили огромные пространства Восточной Европы и Северной Азии, часть Северной Америки (Аляску). Расширение государственной территории продолжалось и в первой половине XIX в. Столь же устойчивой была и тенденция роста населения: 18 млн человек в 1747 г., 36 млн — в 1796, 74 млн — к середине XIX в. К концу XVIII в. Россию отличало стабильное в целом хозяйство, основанное на крепостном крестьянском труде; процесс образования мощной административно-бюрократической системы управления был, казалось, близок к завершению; армия и флот, прославленные своими многочисленными победами, по праву считались одними из сильнейших в Европе. Но именно в это время в различных сферах русской жизни стали все яснее проявляться принципиально новые процессы. Прежде всего это касалось социально-экономических отношений. В результате русско-турецких войн и разделов Польши в состав России вошли плодороднейшие земли, до логического конца доведено было закрепощение крестьян, водворен жесткий административный порядок на местах. Все это способствовало росту крепостного хозяйства. Однако по мере того как хозяйство становилось все более производительным, оно неизбежно теряло традиционный натуральный характер, начиная выдавать товарную продукцию. В результате к концу XVIII в. в России складывается внутренний рынок, роль центров которого играют Москва, Петербург и другие крупные города. Полным ходом идет районирование — специализация различных регионов на производстве той или иной продукции на продажу. Все активнее становится внешняя торговля. Определенную роль в экономике начинают играть товарно-денежные отношения. Крепостное хозяйство, втягиваясь в им же порожденный рынок, все более качественно видоизменялось. До тех пор, пока оно носило натуральный характер, потребности помещиков были в основном ограничены тем, что производилось на их полях, огородах, скотных дворах и т.д. В этих условиях производительность поместья и, естественно, эксплуатация крестьян имели определенные, довольно четко обозначенные пределы. Когда же появилась реальная возможность превратить производимую продукцию в товар и получить деньги, потребности поместного дворянства начинают расти неудержимо. Помещики спешат перестроить свое -хозяйство таким образом, чтобы максимально повысить его продуктивность, причем пытаются достичь этого традиционными, крепостническими методами. У подавляющего большинства из них не было ни средств, ни желания идти на обременительные эксперименты: закупать технику, переходить к новым системам землепользования и т.п. Зато помещики владели крепостными, эксплуатация которых не ограничивалась никакими нормами. Естественно, что хозяйственное переустройство пошло в русле последовательного усиления этой эксплуатации.
В черноземных районах, дававших прекрасные по тем временам урожаи зерновых, усиление эксплуатации выразилось прежде всего в расширении барской, запашки за счет крестьянских наделов и увеличения барщины — крестьянской работы на помещика. В первой половине XIX в. обычным явлением для этого региона была шестидневная барщина в страду. Для обработки же своих все уменьшающихся наделов крестьянам оставались воскресенья, дни церковных праздников и ночи. Не говоря уже о том, что подобное положение во все большей степени разжигало ненависть крепостных к своим хозяевам, оно в корне подрывало крестьянское хозяйство. Ведь крестьянин обрабатывал помещичью землю, используя свой инвентарь и свою скотину, да и сам он представлял ценность как работник постольку, поскольку был более или менее сыт, силен, здоров. Упадок его хозяйства бумерангом бил по хозяйству помещичьему. В результате после заметного подъема на рубеже XVIII-XIX вв. помещичье хозяйство постепенно попадает в полосу длительного и, по существу, безысходного в данных условиях застоя. Некоторые помещики черноземной зоны пытались выйти из создавшегося положения, переводя крепостных на месячину: крестьян вообще лишали их собственного хозяйства, выдавая им месячное содержание натуральным продуктом. Барская запашка, таким образом, целиком пожирала крестьянские наделы, помещик заводил свой рабочий скот и инвентарь, а крестьянин, по сути, превращался в пашенного холопа, т.е. раба. Хотя такая практика, означавшая возврат к давно изжитым отношениям, не получила широкого распространения, она свидетельствовала о глубоком кризисе господствующей системы хозяйства. Помещики нечерноземного региона также попали в сложную ситуацию. Вследствие истощения и без того небогатых почв продукция поместий приносила здесь все меньшую прибыль. Поэтому помещики склонны были не столько расширять, сколько сворачивать свое хозяйство. Усиление же эксплуатации крестьян выразилось прежде всего в постоянном повышении денежного оброка. Причем нередко этот оброк устанавливался выше реальной доходности земли, отведенной крестьянину в пользование; помещик рассчитывал прежде всего на посторонние, не земледельческие заработки своих крепостных: за счет промыслов, «отходничества» — работы на фабриках, мануфактурах, в различных сферах городского хозяйства. Расчеты эти были вполне оправданны: в этом регионе в первой половине XIX в. растут города, складывается фабричное производство нового типа, которое широко применяет вольнонаемную рабочую силу. Но попытки крепостников использовать эти условия для того, чтобы повысить доходность хозяйства, приводили, по сути, к его саморазрушению: увеличивая денежный оброк, помещики неизбежно отрывали крестьян от земли, превращая их отчасти в ремесленников, отчасти в вольнонаемных рабочих. В еще более трудном положении оказалось промышленное производство России. В это время определяющую роль играла унаследованная от XVIII в. промышленность старого, крепостного типа. Обслуживая прежде всего потребности государства, она существовала под его бдительным надзором; основной рабочей силой здесь являлись крепостные, приписанные к отдельным предприятиям. В XVIII — начале XIX в. такое производство более или менее справлялось со своими задачами: обеспечивало русскую армию сукном для солдатских шинелей, пушками и ружьями, флот — пенькой и парусиной для оснастки кораблей. Однако у него не было внутренних стимулов для развития, для технического прогресса: количество и качество продукции детально регламентировалось сверху; установленному объему производства строго соответствовало число приписанных крестьян. Крепостная промышленность была обречена на застой; это стало особенно очевидным после того, как в Западной Европе в 60-80-х годах XVIII в. произошел промышленный переворот и производство стало развиваться семимильными шагами. В российской же промышленности переворот начался лишь накануне отмены крепостного права, в 1840-х годах, а по-настоящему проявил себя лишь в пореформенное время. Однако уже в первой половине XIX в. в России появляются предприятия совсем иного типа: не связанные с государством, они работают на рынок, производя товар для свободной продажи и используя вольнонаемный труд. Подобные предприятия возникают прежде всего в легкой промышленности, продукция которой в это время уже имеет массового покупателя. Их владельцами, как правило, становятся разбогатевшие крестьяне-промысловики; а работают здесь крестьяне-»отходники». За этим производством было будущее. Но промышленности нового типа еще долгое время предстояло развиваться в условиях господства крепостной системы, которая стесняла ее во многих отношениях. Так, владельцы промышленных предприятий обычно сами находились в крепостной зависимости и вынуждены были значительную часть доходов в виде оброка отдавать хозяевам-помещикам. Выйти же на волю, сохранив за собой свое дело, такой крепостной «буржуй» мог рассчитывать только после уплаты грандиозного выкупа. И в том и в другом случае из сферы производства изымались огромные средства. Крепостное право препятствовало и формированию кадрового пролетариата, необходимого для нормального развития промышленности: ведь рабочие на этих предприятиях и юридически и по сути своей оставались крестьянами, стремившимися, как правило, заработав на оброк, вернуться в деревню. Рост производства затруднялся и относительно узким рынком сбыта, расширение которого, в свою очередь, было ограничено крепостным строем. Таким образом, в первой половине XIX в. традиционная система экономики уже явно тормозила развитие производства и препятствовала становлению в нем новых отношений. Что касается крепостного поместного хозяйства, то при всей своей бесперспективности оно сохраняло относительную рентабельность и в глазах подавляющего большинства помещиков оставалось не только предпочтительным, но и единственно возможным. В промышленности необходимость перемен ощущалась явственней. В первой половине XIX в. со стороны владельцев предприятий крепостного типа постоянно раздавались жалобы и просьбы в адрес правительства, свидетельствовавшие о том, что вести дело на старых основаниях становилось все сложнее. Проблемы, возникавшие в сельском хозяйстве и промышленности, стали перед государственной властью во всей остроте. Но оказалось, что самодержавный строй в полной мере отвечал только тем задачам, во имя которых он создавался и отлаживался веками: расширению пределов государства, наведению порядка внутри страны, выбиванию податей и повинностей. Решать же задачи принципиально новые, связанные с коренным преобразованием социально-экономических отношений во имя развития производительных сил и повышения жизненного уровня основной массы населения, самодержавно-бюрократическая система управления была не в состоянии. Вопрос об отмене крепостного права все тесней переплетался с вопросом о коренных изменениях государственного строя Российской империи.
<< | >>
Источник: Борисов Н.С., Левандовский А.А., Щетинов Ю.А.. Ключ к истории Отечества: Пособие для абитуриентов.. 1993

Еще по теме Глава 11. Становление рынка и развитие товарно-денежных отношений в России в конце XVIII — начале XIX в. Положение в сельском хозяйстве и промышленности:

  1. Глава 18. Развитие капитализма в России в конце XIX в. Положение в сельском хозяйстве. Кризис промышленного производства в начале XX в.
  2. Тема 45 Развитие сельского хозяйства россии в конце XIX - начале XX в.
  3. 3. Сельское хозяйство в России в конце XIX - начале XX вв.
  4. 2. Динамика промышленного развития России в конце XIX - начале XX вв.
  5. Тема 46 Социально-экономическое развитие России в конце XIX - начале XX в. промышленность и финансы
  6. ГЛАВА 8 ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX вв.
  7. Глава 12 ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА РОССИИ В КОНЦЕ XIX–НАЧАЛЕ XX в.
  8. Раздел II. Россия в период капиталистического развития (XIX — начало XX в.) Глава 4. Социально - экономическое и политическое развитие России в XIX — начале XX в
  9. ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В РОССИИ В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX в.
  10. М. С. Толъц БРАЧНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ РОССИИ В КОНЦЕ XIX — НАЧАЛЕ XX в.
  11. ВОЙНЫ ОСТ-ИНДСКОЙ КОМПАНИИ В ИНДИИ и НА СОПРЕДЕЛЬНЫХ ТЕРРИТОРИЯХ В КОНЦЕ XVIII — НАЧАЛЕ XIX ВЕКОВ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -