4.6. КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ И ПСИХОТЕРАПИЯ ЖЕРТВ НАСИЛИЯ Консультирование детей — жертв насилия


Основные цели психологического консультирования (психотерапии) детей — жертв семейного насилия следующие: формирование позитивнойЯ-концепции; совершенствование умений, навыков, способностей, позволяющих ребенку идентифицировать свои мысли, чувства, поведение для установления, доверительных отношений с другими; восстановление чувства собственного достоинства и положительного представления о самом себе; развитие и совершенствование социальных качеств; формирование способности к принятию себя; выработка способности к самостоятельному принятию решений.
В процессе консультирования таких детей для психолога чрезвычайно важно установить контакт с ребенком, причем акцент следует сделать на постоянной демонстрации заботы о ребенке. Скорее всего ребенок будет постоянно проверять, адекватными и неадекватными способами, насколько психолог действительно о нем заботится (Зиновьева, Михайлова, 2003).
Принципы работы психотерапевтов с детьми, пострадавшими от насилия, следующие (Ремшмидт, 2001): Психолог искренне интересуется ребенком и строит теплые и заботливые отношения с ним. Психолог создает у ребенка чувство психологической безопасности и защищенности, а также дозволенности, которые позволяют ребенку свободно исследовать и выражать собственное Я. Психолог принимает ребенка безусловно и не требует от него никаких изменений.
Психолог понимает уникальность каждого ребенка и демонстрирует ему уважение. Психолог верит в способность ребенка быть самостоятельным и нести ответственность за собственные действия и поступки. Психолог уважает способность ребенка решать личные проблемы и позволяет ему делать это. Психолог понимает, что каждый ребенок имеет свой потенциал и свой темп изменения и ценит постепенность терапевтического процесса, не пытаясь его ускорить. Психолог понимает, что мудрость ребенка важнее его знаний, и позволяет ему быть лидером во всех областях отношений. Психолог в процессе психологического консультирования устанавливает только те ограничения, которые помогают ребенку принять ответственность.
Специалисты в области работы с детьми, подвергшимися сексуальному или физическому насилию, полагают, что общепринятой формулы кризисного вмешательства не существует. Интервенции в форме кризисного вмешательства и краткосрочное психологическое консультирование эффективны в случае единичного инцидента; но при длительном насилии необходима длительная работа, причем не только с ребенком, но и со всей семьей. В целом специалисты придерживаются эклектичного подхода в такой работе. Оптимальным вариантом работы с детьми, пережившими насилие, является эклектичная, мультимодальная модель консультирования, в которой сочетаются три основных психотерапевтических направления: работа с мыслями, работа с эмоциями, работа с поведением. Выбор конкретного метода в практической работе зависит от следующих факторов: возрастаребенка; стадии консультирования, то есть над чем в данный момент идет работа: над мыслями, эмоциями или поведением; уровня когнитивного развития ребенка.
При работе с детьми, пережившими насилие, наиболее часто используются следующие психотерапевтические подходы: психоаналитическое консультирование, терапия реальностью, терапия, центрированная на клиенте, гешталытерапия. рационально-эмотивная, когнитивно-бихевиористская и бихе-
656

Виктимология насилия
виористская терапия, адлерианская терапия, психосинтез, различные направления игротерапии и арттерапии (Зиновьева, Михайлова, 2003).
Консультирование лучше проводить в игровой или неформально обставленной комнате, нежели в кабинете или классе.
Это способствует снятию напряжения, усиливает чувство безопасности и контроля. Считается, что процесс консультирования идет успешнее, если дети могут контролировать дистанцию между собой и взрослым, поскольку взрослые бывают чересчур агрессивны, инициируя разговор с ребенком. Консультант должен служить примером обязательности для ребенка, не опаздывать и, по возможности, не переносить время встреч, поскольку ребенок может это интерпретировать как отсутствие интереса или чувствовать беспокойство, раздражение. Консультант должен быть готов отдать ребенку все свое внимание, освободившись от посторонних мыслей и забот. Вполне естественно, что ребенок — жертва насилия испытывает особый страх при встрече с незнакомым взрослым, при посещении нового места. Иногда он даже не знает, куда и зачем его ведут родители или учителя. Это может вылиться в изначальное недоверие к психологу и формирование негативных ожиданий.
Обычно ребенок не чувствует потребности встретиться с психологом. Даже получив травму, ребенок стремится переживать позитивные мысли и чувства и избегает негативных, поэтому визит к специалисту вряд ли станет для него приятным. Исключение составляют те случаи, когда дети уже знакомы с психологом, с которым уже сформированы доверительные отношения.
Дети, пережившие сексуальное насилие, обычно являются гораздо более трудными клиентами, чем дети, пережившие насилие физическое или эмоциональное. Все они научились не доверять окружающим, поскольку испытали сильную боль от тех, кого они любили. Это означает, что первичное установление контакта специалиста с ребенком и дальнейшее формирование доверительных отношений будет нескорым и непростым.
Выбор подхода к психологическому консультированию жертв насилия зависит от того, какие у детей существуют проблемы в когнитивном, аффективном и поведенческом плане. У жертв насилия чаще всего наблюдаются отклонения во всех вышеуказанных сферах, в частности:
657
Когнитивный уровень: низкая самооценка; иррациональные, разрушительные мысли; проблемы с принятием решения; проблемы с поиском выхода из сложных ситуаций. Аффективныйуровень: гнев, злость; тревожность; чувство вины; страх отвержения; фобии; депрессия. Поведенческий уровень: драки; слезы; низкая учебная успеваемость; ночные кошмары; изоляция от окружающих; конфликты с окружающими.
Дети так же, как и взрослые, избирают следующие формы сопротивления: отрицают, что проблема насилия существует; отказываются говорить на больную тему; говорят о чем-то несущественном; избегают контакта глаз; опаздывают или пропускают встречи; невербально закрываются и разговаривают враждебно; не идут на контакт с психологом (например, прячутся за мебель) и т. п. Специалисту потребуется немало терпения и устойчивости к фрустрации при работе с такими детьми, особенно если ребенок рассматривает психолога как часть системы (мира взрослых или школы), которая причиняет боль. Основная задача специалиста — стать заодно с ребенком, чтобы ему помочь.
Посттравматическая интервенция начинается с первой беседы, которая предполагает решение следующих задач: сбор информации для подтверждения факта насилия и установления его виновника; конкретизация плана беседы, позволяющего исключить возможность оказания давления на ребенка как со стороны специалиста (консультанта), так и любого другого лица; выбор места и создание оптимальных комфортных условий для интервьюирования.
Первичное консультирование включает в себя информирование, выслушивание, элементы внушения и убеждения, различные формы эмоциональной и психологической поддержки.
До начала необходимо осуществить сбор информации из различных источников о случившемся для выяснения характера насилия, обстоятельств его совершения, личности подозреваемого, реакции ребенка. Необходимо получить сведения о семье ребенка, включая информацию об отношениях родителей между собой, отношениях с родственниками и детско-ро-дительских отношениях, распорядке дня, интересах и увлечениях ребенка. Целесообразно получить сведения о ребенке из детского учреждения, узнать, как он учится: каковы его отно-
658

Виктимология насилия
шения со сверстниками, каков он по характеру и не отмечались ли в последнее время эпизоды немотивированного изменения его поведения. Эти сведения помогут дополнить рассказ ребенка, увидеть случившееся в более широком контексте. Необходима также информация из медицинских учреждений, позволяющая оценить интеллектуальное и физическое развитие ребенка, данные о перенесенных заболеваниях, частоте и причинах обращения за помощью и т. д. Все эти сведения необходимы для того, чтобы в дальнейшем оптимально спланировать беседу, которая для ребенка, как правило, представляет собой тяжелое испытание.
До начала беседы следует составить план интервью, в котором отмечены наиболее важные вопросы, требующие уточнения. Следует задавать только те вопросы, которые соответст-. вуют уровню развития ребенка, то есть которые он в силу развития интеллекта способен понять. Важным этапом подготовки определение оптимальной продолжительности интервью. Так, для дошкольников продолжительность беседы не должна превышать 30 минут. Если не удается получить необходимые сведения в ходе первой беседы, тот же консультант проводит повторное интервью. При планировании беседы необходимо учитывать так называемую готовность ребенка к признанию. По этому фактору дети делятся на четыре группы: дети, готовые подробно рассказать о случившемся; дети, которые могут сделать лишь частичное признание — они либо преуменьшают, либо скрывают информацию о насилии; дети, которые психологически не готовы к признанию, так как факт насилия был открыт без их воли и участия; дети, в отношении которых факт насилия только подозревается, причем сами они по разным причинам не хотят рассказывать о случившемся.
К основным мотивам отказа детей от раскрытия информации о перенесенном насилии можно отнести: недоверие к взрослым, ожидание новых неприятностей с их стороны; чувство стыда, опасение, что окружающие станут к ним хуже относиться; страх или привязанность к насильнику; опасение огорчить родителя, не совершающего насилия, страх возможности развода родителей и т. д.
Место, выбранное для проведения беседы, должно обеспечивать комфорт. Например, атмосфера «казенного дома» неадекватна, однако и избыток игрушек — это тоже ошибка.
659

Для создания оптимальных условий встречи, особенно при работе с маленькими детьми, необходимо использовать куклы, которые нередко помогают ребенку рассказать, что с ним произошло.
При выборе времени беседы надо учитывать режим дня, что особенно важно для маленьких детей. Во время беседы присутствие родителей или лиц, осуществляющих воспитание ребенка, нецелесообразно, поскольку ребенок будет говорить то, что эти взрослые хотят от него услышать. Однако зачастую дети младше шести лет испытывают страх, оставаясь наедине с незнакомыми. В этих случаях можно допустить присутствие во время беседы близких людей, которые будут находиться где-то рядом, чтобы он в любой момент мог их увидеть.
Интервью — это наиболее сложный и ответственный этап работы с ребенком, пострадавшим от внутрисемейного насилия. Тут можно выделить следующие стадии: Установление контакта сребенком. Несомненно, для того чтобы добиться доверия ребенка, необходимо длительное время. Поэтому на этапе установления контакта необходимо начинать беседу с безопасных тем, например, с рассказа о себе и своей роли или о любимых героях книг или телепередач. Оценкаразвитияребенка. Сложность задаваемых вопросов, используемые слова должны соответствовать интеллектуальному уровню ребенка и его жизненному опыту. Индивидуальные психологические особенности определяют, анализируя соответствие возрасту, память, запас знаний, способность понимать происходящие события, уровнень психологической зрелости и т. д. Получение информации. Общий принцип интервьюирования — получение сведений в процессе спонтанного рассказа ребенка. Если ребенка не удается вызвать на откровенность, ему следует задавать конкретные вопросы о случившемся, используя уже имеющуюся информацию. Беседа начинается с открытых общих вопросов, затем следуют целенаправленные вопросы о насилии (о характере насилия, времени и обстоятельствах, о человеке, совершившем насилие и т. д.). Важно задавать стимулирующие вопросы, направленные на уточнение и дополнение рассказа. Вопросы с несколькими готовыми вариантами ответа, прямые и наводящие вопросы необходимо задавать, если все остальные возможности получения сведений от ребенка неуспешны.
660

Виктимология насилия Завершение беседы. В конце беседы необходимо выразить ребенку признательность за сотрудничество, вне зависимости от плодотворности работы. Если ребенок взволнован, необходимо его успокоить, оказать психологическую поддержку, укрепив его уверенность в защищенности. При анализе полученной информации необходимо учитывать возможность ее искажения информации, поэтому очень важно учитывать информацию, полученную из разных источников. Как правило, дети из-за отсутствия навыка рассказывать о сложных событиях сообщают мало сведений о насилии. Это обстоятельство требует использования дополнительной информации, которую необходимо получить с максимальной объективностью. Анализ полученных сведении. Основными принципами проведения анализа являются объективность, профессионализм, опора на факты. Кроме того, следует проанализировать возможные искажения в показаниях ребенка и оценить их степень. В качестве обстоятельств, подтверждающих достоверность показаний ребенка, могут выступать данные, полученные при медицинском осмотре, наличие вещественных доказательств, особенности поведения ребенка во время беседы и т. д.
Общие правила психологической поддержки ребенка, пострадавшего от внутрисемейного насилия, следующие: во              время беседы следуетуделять внимание прежде всего самому ребенку, анализу его эмоционального самочувствия и психологического состояния; необходимо устанавливать доверительные, поддерживающие отношения между консультантом и ребенком; надо создать условия для адекватной оценки специалистом личностного потенциала пострадавшего; надо использовать многовариантность беседы для создания психологически комфортных условий; необходимо обеспечить защиту ребенка.
Если возможно, в первую очередь необходимо провести беседу с родителями или другими членами семьи, что позволит не задавать ребенку вопросов, на которые уже ответили родители. Беседа с близкими должна проводиться в благожелательной атмосфере, так как вмешательство специалиста в семейную ситуацию обычно вызывает чувство недоверия, отвержения, шок или агрессию. Вина и самообвинение — также типичные реакции, особенно в ситуациях, когда родитель по-
661

дозревал или знал, что злоупотребление происходило, однако не противодействовал этому. Поэтому специалист должен помочь прояснить эмоции и выявить определенные внутрисемейные причины, вызывающие те или иные эмоциональные реакции. Чрезвычайно важно не проектировать чувство тревоги на родителя, в противном случае контакт может нарушиться, что не позволит получить достоверной информации. В частности, при получении информации, касающейся сексуального насилия, необходимо выяснить имена людей, которые имеют доступ к ребенку; имена подозреваемых лиц; а также любые другие факты, которые касаются насильственных действий. Кроме того, необходимо оценить способность родителей справляться со стрессовыми ситуациями, используя данные о кризисах в семье в прошлом. Такая оценка позволяет оценить способность родителей защитить ребенка от дальнейшего насилия (Курасова, 1996).
При консультировании детей, подвергшихся насилию, можно ориентироваться на следующие принципы (Зиновьева, Михайлова, 2003). Определение проблемы посредством активного слушания. Для установления контакта с ребенком важно, как психолог слушает. Нужно помнить о свободной, расслабленной позе тела: это помогает ребенку начать говорить. Когда очевидно, что ребенок готов обсуждать проблему, важно услышать три момента: в чем состоит проблема, которая не разрешена; что чувствует ребенок в отношении этой проблемы; чего ребенок ждет от специалиста. Уточнение ожиданий ребенка. Необходимо объяснить ребенку, каким ожиданиям психолог может соответствовать. Например, психолог не может покарать насильника. Тем не менее нужно проинформировать ребенка и его родителей или опекунов о том, что в состоянии сделать психолог, и дать им возможность самим решить, готовы ли они продолжать работу с данным специалистом. Если семья отказывается от помощи, психолог может предложить им обсудить другие варианты получения желаемой ребенком помощи. Уточнение шагов, которые уже были сделаны для решения проблемы. Необходимо помнить о том, что больше информации можно получить, задавая вопросы открытого, а не закрытого типа. Рекомендуется вместе с ребенком на бумаге записать перечень тех поступков, которые тот совершил, что-
662

Виктимология насилия
бы решить проблему. Подобный прием важен в том случае, когда специалист хочет помочь ребенку отказаться от шагов, которые оказались бесполезными или, хуже того, разрушительными. Поиск новых путей решения проблемы. Следующим шагом может стать сессия, на которой психолог, используя метод мозгового штурма, предлагает ребенку придумать как можно больше новых путей решения проблемы; в данном случае важно не качество, а количество придуманных способов. Заключение договоренности с ребенком о претворении одной из идей решения проблемы в действие. Договориться с ребенком попробовать какие-либо новые шаги бывает трудно, хотя если это удается, то нередко первые же попытки ребенка предпринять новые действия приносят успех. Важно, чтобы поставленные цели были реалистичны, и особенно важно, чтобы ребенок знал: результаты он обязательно будет обсуждать с психологом. Если что-то не получается, специалист помогает ребенку искать другие пути выхода из ситуации до тех пор, пока ситуация не разрешится. Завершение сессии. Обычный способ завершения сессии состоит в том, что специалист просит ребенка подытожить, что же происходило во время их встречи: например, к каким важным идеям они пришли, какие планы на будущее составили. Как правило, обобщение занимает 2—4 минуты. Также в начале каждой последующей сессии рекомендуется просить ребенка вспомнить, что происходило на предыдущей. Это позволяет, во-первых, обучить ребенка уделять внимание процессу консультирования; во-вторых, психологу проверить собственную эффективность. В процессе консультирования специалисту важно выяснить не столько то, что именно сказал ребенок, сколько — что он при этом чувствовал. Вся история произошедшего может стать совершенно ясной, если, вместо задавания вопросов, применять технику активного слушания и давать ребенку обратную связь в виде предположительных утверждений (гипотез) о том, какие важные мысли и проблемы его занимают.
Иногда в желании помочь ребенку психологи задают чересчур прямые, директивные вопросы, что вызывает у клиента желание закрыться и уйти от контакта. Безусловно, в психотерапии есть моменты, когда необходимо задавать директивные вопросы с целью уточнения или разъяснения. В таком случае вопросы открытого типа более уместны. Они дают возмож-
663

ность ребенку выбрать то, что для него значимо, и не ограничивают свободы выражения своего мнения. Например, открытый вопрос «Расскажи мне о своей семье» подразумевает потенциальные ответы на такие вопросы, как: «Живешь ли ты с обоими родителями?»; «Кого ты включаешь в свою семью?»; Как ты относишься к членам своей семьи?».
Необходимо осторожно относиться к вопросу «Почему?», так как он часто ассоциируется с обвинением «Почему же ты это сделал?». Ребенок может интерпретировать подобный вопрос следующим образом: «Почему же ты сделал такую глупость (или ошибку)?». В таком случае ребенок начинает защищаться, как будто от него требуют дать логическое объяснение своему поступку, хотя на самом деле ответ лежит на уровне подсознания, а задача психолога помочь ребенку осознать свои мотивы. Обычно ответ на подобные вопросы позволяет понять только одно: как ребенок использует защитный механизм в виде рационализации, пытаясь сознательно объяснить причины своих действий.
Вопросы должны быть адекватны уровню развития ребенка. Для постановки вопросов дошкольникам предлагают следующие рекомендации (Garbarino, Stott, 1989): использовать предложения с количеством слов, не превышающим 5; использовать имена чаще, чем местоимения; использовать терминологию ребенка; вместо того чтобы говорить: «Ты понял, о чем я спрашиваю?», — попросить ребенка повторить слова психолога; не повторять те вопросы, которые ребенок не понимает; вместо этого перефразировать вопрос; не задавать несколько вопросов одновременно; после полученного ответа лучше обобщить, что сказал ребенок, нежели задавать следующий вопрос, — таким образом психолог побуждает ребенка продолжить обсуждение, расширить свой ответ.
Обобщая, можно сказать, что прежде чем задавать вопросы, специалисту следует определить, насколько эти вопросы уместны: насколько поставленный вопрос позволяет понять ребенка и его проблему; насколько поставленный вопрос способствует раскрытию и самовыражению клиента.

Виктимология насилия
" Несмотря на то, что большинство профессионалов говорят о валидности детских воспоминаний о насилии, всегда нужно учитывать склонность детей к преувеличению с целью вызвать симпатию к себе и привлечь внимание. Следует учитывать, что родители могут использовать обвинения в насилии при бракоразводных процессах и при вынесении судебных решений об опекунстве над ребенком.
Выделяют два источника ложных воспоминаний: средства массовой информации и навязывание психологом своих гипотез (Loftus, 1993). Ребенок получает информацию о насилии над детьми с экрана телевизора или из разговоров взрослых. Родители могут постоянно предупреждать ребенка об опасности встречи с насильником. Психолог, со своей стороны, может непреднамеренно внести свой вклад в формирование ложных воспоминаний, задавая вопросы, которые как бы подталкивают клиента к утвердительному ответу, или интерпретируя фантазии ребенка в заданном направлении. К сожалению, специалисты не имеют инструментария, который бы определял правдивость маленьких клиентов; тем не менее, существует ряд рекомендаций, которые могут тут помочь: не нужно спешить с выводами и опираться только на один какой-то метод при определении, имело ли место насилие; не стоит задавать наводящие вопросы; не следует надеяться только на собственную память, особенно если обсуждается болезненная проблема, но фиксировать происходящее посредством записей или аудио-видеотехнологий; в случае неясной ситуации консультироваться со специалистами; полезно использовать метод свободных ассоциаций; сомневаясь, говорит ли ребенок правду, можно попросить: «Расскажи мне об этом подробнее».
Очевидно, что психотерапевтический процесс необходимо заканчивать, когда цель, поставленная совместно психологом и клиентом, достигнута. На последней сессии обязательно обсуждается следующее: что происходило с ребенком в процессе консультирования; какая цель была поставлена, достигнута ли она; какие изменения ощущает ребенок, что реально в его
665

Глава 4
жизни изменилось (отношение к себе и отношения с окружающими); как ребенок будет решать ситуацию в следующий раз, если она возникнет; какие у ребенка планы на ближайшее будущее, чем он собирается заниматься, чего хочет достигнуть.
Ребенку необходимо дать понять, что забота о нем психолога не заканчивается вместе с окончанием консультирования, поэтому специалист обсуждает время и возможность последующих встреч с клиентом, чтобы узнать о его жизни. Можно попросить ребенка позвонить или написать либо договориться о кратком визите — обычно подобное отслеживание результатов консультирования происходит через 1 месяц или позже, но не позднее чем через полгода. Помимо этого, психолог при прощании всегда говорит о том, что если будут возникать какие-то проблемы, дверь всегда открыта: ребенок и его родители всегда могут обратиться за помощью.
<< | >>
Источник: И. Г. Малкина-Пых. психология поведения жертвы СПРАВОЧНИК ПРАКТИЧЕСКОГО ПСИХОАОГА. 2006

Еще по теме 4.6. КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ И ПСИХОТЕРАПИЯ ЖЕРТВ НАСИЛИЯ Консультирование детей — жертв насилия:

  1. 6.7 КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ ДЕТЕЙ ЖЕРТВ НАСИЛИЯ
  2. 5.4 КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ ЖЕРТВ СЕКСУАЛЬНОГО НАСИЛИЯ
  3. 5.3 КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ ЖЕРТВ СЕМЕЙНОГО НАСИЛИЯ
  4. Консультирование жертв сексуального насилия
  5. Групповая терапия с женщинами — жертвами насилия
  6. Исследования ПТСРу жертв сексуального насилия
  7. 6.4. Консультирование по вопросу семейного насилия
  8. СХОДСТВО МЕЖДУ ПСИХОТЕРАПИЕЙ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИМ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕМ
  9. Консультирование и психотерапия при созависимости
  10. 5.9. КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ И ПСИХОТЕРАПИЯ ЗАВИСИМОСТЕЙ
  11. Консультирование и психотерапия при алкоголизме
  12. КРИЗИСНОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ И ПСИХОТЕРАПИЯ
  13. Консультирование и психотерапия при наркомании
- Cоциальная психология - Возрастная психология - Гендерная психология - Детская психология общения - Детский аутизм - История психологии - Клиническая психология - Коммуникации и общение - Логопсихология - Матметоды и моделирование в психологии - Мотивации человека - Общая психология (теория) - Педагогическая психология - Популярная психология - Практическая психология - Психические процессы - Психокоррекция - Психологический тренинг - Психологическое консультирование - Психология в образовании - Психология лидерства - Психология личности - Психология менеджмента - Психология педагогической деятельности - Психология развития и возрастная психология - Психология стресса - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Самосовершенствование - Семейная психология - Социальная психология - Специальная психология - Экстремальная психология - Юридическая психология -