<<
>>

§ 1. Понятие, принципы и значение предварительного следствия

Любое, даже самое несложное, уголовное дело требует определенной до-судебной подготовки, поэтому деятельность органов уголовной юстиции до передачи материалов в суд является совершенно необходимой213.

Как правило, эту роль успешно выполняет во Франции судебная полиция в стадии дознания.

Лишь по некоторым уголовным делам, составляющим не очень значительную часть от общего количества преступлений, после дознания проводится и предварительное следствие (instruction preparatoire), являющееся самостоятельной стадией уголовного процесса.

Казалось бы, значение дознания и предварительного следствия несопоставимо: первое проводится всегда, а второе - весьма редко. Однако, французские юристы придерживаются прямо противоположного мнения. Более того, предварительное следствие рассматривается как наиболее значительная часть уголовного процесса в целом, даже по отношению к судебному разбирательству214.

ву

В чем причина подобного пиетета, который может показаться крамольным российскому юристу? Думается, дело в том, что именно предварительное следствие во Франции создало ту форму уголовного процесса, которую там, как и у нас, называют «смешанной», и которая после своего законодательного закрепления в 1808г. быстро распространилась по Европе. С тех пор принято говорить о дуализме в современном мире двух моделей уголовного судопроизводства: англосаксонской и континентальной. Последняя обязана своим происхождением французскому уголовному процессу, а точнее одной его стадии - предварительному следствию.

Деятельность полиции в стадии дознания присуща любому государству независимо от формы судопроизводства, хотя и имеет в разных странах, в частности во Франции, определенные особенности. Совершенно иначе можно оценить роль предварительного следствия. Это чисто континентальный институт французского происхождения. Отсюда столь высокая оценка его значения юристами этой страны, предопределенная как историческими традициями, так и пониманием того, что именно наличие или отсутствие предварительного следствия создает специфику уголовного процесса во Франции по отношению к другим странам, прежде всего, странам общего права.

Среди немногочисленных попыток дать определение данного понятия классическим во французской науке является следующее: «Предварительное следствие - это стадия уголовного процесса, во время которой специализиро-

'G. Stefani, G. Levasseur, Droit penal general et procedure penale, t. 2, Paris, 1972, p.

213

38

-;0. 14

См. P. Delestree.L'instruction preparatoire apres la reformejudiciaire, Paris, 1959, p. 3. Аналогично J. Pradel, L'instruction preparatoire, Paris, 1990, p. 16.

55

ванные органы собирают доказательства совершения преступления и решают вопрос о предании обвиняемого суду»215.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что французская процессуальная система относит предание суду к стадии предварительного следствия, что необычно для российского юриста.

Кодекс уголовного расследования 1808 г. включал производство в обвинительной камере, соответственно и решение вопроса о предании суду, в книгу II «О правосудии», тогда как деятельность следственного судьи регламентировалась книгой I «О судебной полиции». Однако французская наука уже тогда не выделяла отдельной стадии предания суду216. С момента принятия следственным судьей дела к своему производству и до начала судебного разбирательства процесс протекал в рамках предварительного следствия, разделенного на две инстанции.

УПК 1958 г., следуя принятой в теории системе, выделяет книгу I «О возбуждении публичного иска и следствии», где расположена глава III «Следственные юрисдикции», регламентирующая как деятельность следственного судьи, так и обвинительной камеры. Собственно деятельности суда посвящена II книга «Судебные юрисдикции».

Как известно, Кодекс 1808 г. оказал сильное влияние на составителей русского Устава уголовного судопроизводства 1864г. Более того, именно «обряд предания суду есть по всей вероятности-та часть уголовного судопроизводства, которая всего более приближает наш Устав к французскому»-17. Тем большее удивление вызывает тот факт, что практически никто из отечественных дореволюционных юристов не рассматривал предание суду, исследуя даже французское законодательство, в качестве части предварительного следствия218.

Прежде всего, анализируя данную проблему, следует отметить, что не только в России предание суду рассматривается как самостоятельная стадия уголовного процесса, а не как часть предварительного следствия. Если оставить в стороне англосаксонские страны, имеющие вполне понятную специфику,219 и ограничиться обзором континентального судопроизводства, то наряду с Россией можно выделить также Испанию и Германию, где предание суду является

215

216

217

A. Vitu, Procedure penale, Paris, 1957, p. 269; J. Pradel, op.cit., p. 7-8.

G. Vidal, Cours de droit criminel et de science penitentiaire, Paris, 1935, p. 872,

Судебные уставы 20 ноября 1864 г. за пятьдесят лет, т. 1, Петроград, 1914, с. 269.

См. также К. Арсеньев, Предание суду и дальнейший ход уголовного дела до начала

судебного следствия, Спб, 1870, с. 1 и далее.

См. напр. И. Фойннцкни, Курс уголовного судопроизводства, т. 2, Спб, 1910, с.

386. Исключение, да и то с некоторыми оговорками, составляет Н.Розин (Уголовное

судопроизводство, Петроград, 1916, с. 473).

В Англии никогда не было предварительного следствия континентального типа.

См. Н. Полянский, Уголовное право и уголовный суд в Англии, Москва, 1937, с.185-186.

Поэтому сравнивать континентальное предание суду с, допустим, английским

предварительным судебным рассмотрением дела можно лишь с достаточной долей

условности.

56

обособленной стадией процесса220. Думается, что германская доктрина не могла не оказать определенного влияния в XIX веке на русскую процессуальную науку.

Другое объяснение отечественному пониманию предания суду видится в структуре как Устава уголовного судопроизводства (наличие совершенно самостоятельного III раздела «О порядке предания суду»), так и Кодекса уголовного расследования 1808 г. Но если русская наука стала развивать идею предания суду как самостоятельной стадии, что впоследствии было воспринято в советский период и признается по сей день221 , то генезис данного института во Франции происходил в рамках предварительного следствия. Это, в свою очередь, предопределило появление весьма оригинального феномена французского уголовного процесса - двухинстанционного построения предварительного следствия.

Чтобы понять суть столь необычной организации следствия, роль которой возрастает во Франции все более и более, необходимо хотя бы в общих чертах проследить историческую эволюцию интересующей нас стадии процесса.

В I главе настоящей работы уже отмечалось, что инквизиционный процесс был разделен на две стадии: общее расследование (inquisitio generalis) и специальное расследование (inquisitio specialis). Последнее принято считать прообразом предварительного следствия в современном понимании222.

Законодательное.закрепление инквизиционное предварительное следствие получило в ордонансах 1539 г. и 1670 г. Крайне важно для понимания нынешней организации следствия учитывать то обстоятельство, что данная стадия не была отделена от стадии судебного разбирательства223. Это, по-видимому, сыграло не последнюю роль в том, что органы следствия во Франции входят в судебное ведомство.

Законодательство Великой французской революции категорически отказалось от инквизиционной формы уголовного процесса. Наибольшее влияние на законодателей той поры оказала английская модель судопроизводства.

Закон от 16-29 сентября 1791 г. организовал досудебную часть процесса в два этапа224. Мировой судья начинал следствие на территории своего кантона, после чего передавал дело в дистрикт, где директор жюри, будучи членом суда,

J. Pradel, La phase preparatoire du proces penal en droit compare, Revue de science criminelle et de droit penal compare, 1983, №4, p. 638-639. Здесь же автор отмечает, что создание в отдельных странах «промежуточной» стадии между предварительным следствием и судебным разбирательством служит дополнительным фильтром при движении уголовного дела. Хотя принципиальной разницы между системой французской обвинительной камеры, действующей в рамках предварительного следствия, и российско-германской системой предания суду с этой точки зрения нет, но отдельные особенности, Несомненно, существуют.

В. Лукашевич,  Предание суду по новому уголовно-процессуальному законодательству, Правоведение, 1993, № 3, с. 98.

Faustin Helie, Traite de L'instruction criminelle, ou theorie du code d'instruction ^nminelle, t.V, Paris, 1853, p.3.

223

A.Laingui, La phase preparatoire du proct» penal (historique), Revue Internationale de

1   1 00 С   Kh 1   «   ЛП

droit penal, 1985, № 1, p. 49.

Здесь впервые проявляется будущее двухинстанционное построение.

57

продолжал производство. Итогом первого этапа становился обвинительный акт, утверждавшийся директором жюри. Вторая часть предварительного следствия осуществлялась обвинительным жюри и составляла по сути предание су-

ду225

Закон от 7 плювоза IX года республики передал все полномочия мирового судьи директору жюри, который стал действовать единолично в первой стадии предварительного следствия. Этот же закон сделал процедуру предания суду в обвинительном жюри тайной и письменной, покончив таким образом с либерализмом революционного законодательства226.

При подготовке Кодекса 1808г. во Франции дискуссия велась между сторонниками Ордонанса 1670г. (инквизиционной модели) и закона 1791г. (проанглийское течение). Победу одержала первая точка зрения, вследствие чего предварительное следствие стало розыскным. Впрочем, Фосген Эли отмечал, что «Кодекс уголовного расследования есть не более чем компромисс между двумя системами, проникшими в законодательство и разделившими легистов»227. Это проявилось не только в разграничении всего уголовного процесса на состязательное судебное разбирательство и инквизиционное предварительное следствие, но и в сохранении некоторых институтов эпохи революции внутри последнего. Речь идет об обвинительной камере как преемнице обвинительного жюри, которая стала рассматриваться как орган предварительного следствия II инстанции. Однако, если первоначальные проекты кодекса пытались сохранить жюри в чисто английском виде, то окончательный вариант придерживался профессионального органа и несостязательного, тайного, письменного производства в нем. Ж. Прадель видит причину этого в многолетней традиции французов, с недоверием относившихся к народному элементу в суде, а также наметившихся в ту пору англофобских настроениях228.

Как бы то ни было, несомненно то, что французское предварительное следствие, оформившееся в начале XIX века, испытывало два влияния: в большей степени средневекового инквизиционного процесса и в меньшей - английского судопроизводства229. Последнее имело место в косвенной форме (через законодательство Великой Французской революции).

Одним из последствий двойного влияния стало развитие теории двух инстанций предварительного следствия. Органом предварительного следствия I инстанции является в настоящее время только следственный судья, который получил свои полномочия по закону 1810г. от директора жюри, чья должность была упразднена. На разных этапах развития уголовного процесса Франции

Р. Chambon, Lejuge d'instruction, Paris, 1980, p. 6. A. Laingui, A. Lebigre, Histoire du droit penal, t. II. La procedure criminelle, Paris,

225

226

[80,p.l41.

,'       Paustin Helie, op.cit., т. I, p. 694.

228

229

;°      J. Pradel, op.cit., p. 25-26.

Проблема влияния английского уголовного процесса на континентальное предварительное следствие весьма любопытна и заслуживает специального научного исследования.

имелись и другие органы предварительного следствия I инстанции, о чем будет сказано ниже. Органом предварительного следствия II инстанции является обвинительная камера апелляционного суда.

Согласно концепции, господствующей в нашей науке, «сущность инстаци-онной системы состоит в том, что решение по делу, рассмотренному одной судебной инстанцией, может быть пересмотрено, перерешено или отменено другой, вышестоящей судебной инстанцией или инстанциями»230.

Французская концепция предварительного следствия согласуется с таким пониманием лишь отчасти. Так обвинительная камера рассматривает жалобы сторон на решения следственного судьи, вынося при этом новые решения или оставляя в силе старые. Здесь перед нами классический вариант второй инстанции. Однако французская теория уголовного процесса, как было отмечено, рассматривает предание суду так же, как предварительное следствие второй инстанции. Это уже непривычно российскому юристу, хотя бы потому, что здесь нет никакого обжалования, и обвинительная камера не осуществляет пересмотра решений как такового231.

Поэтому неудивительно, что в нашей литературе имеет место неточная трактовка двухинстанционного построения предварительного следствия во Франции. Так, М. Михеенко и В. Шибико пишут: «Органом, осуществляющим предание суду лиц, обвиняемых в совершении преступлений, является обвинительная камера, которая рассматривается так же, как следственный суд второй инстанции»232.

Сущность двухинстанцнонной системы построения французского предварительного следствия в том, что любая деятельность обвинительной камеры по конкретному делу, а именно, рассмотрение жалоб на решения следственного судьи, а также предание обвиняемого суду рассматривается как производство предварительного следствия по II инстанции. «Существование двух инстанций предварительного следствия является одной из наиболее утвердившихся догм нашего права,» - отмечает Ж. Прадель233.

230

А. Кейлин, Судоустройство и гражданский процесс капиталистических государств, ч.1, М., 1950, с. 62.

R. Levy, La chambre d'accusation existe-t-elle? Gazette du Palais du 22 avril 1993, doctrine, p.513. В нашей дореволюционной доктрине концепция двухинстанционного построения российского предварительного следствия в той или иной мере разрабатывалась, хотя и не приобрела такого значения как во Франции, «...в стадии предварительного следствия первая степень суда, на действия коего приносятся жалобы, есть сам следователь, как единоличный судья, наравне с мировым или городским судьей, а окружной суд, которым рассматриваются такие жалобы, составляет уже в отношении судебных постановлений и действий следователя, вторую инстанцию.» С. Мальцев, Обжалование следственных действий по уставу уголовного судопроизводства 1864 г. и по проекту комиссии для пересмотра законоположений по судебной части, Право, 1903, № 29, с. 1834. По причинам, отмеченным выше, в российской концепции двухинстанционного предварительного следствия не было места для предания суду.

М.Михеенко, В.Шибико^головно-процессуальное право Великобритании, США и Франции, Киев, 1988, с. 162.

J. Pradel, op.cit., p. 65.

58

59

В этой связи крайне важно то, что предварительное следствие представляет собой сочетание следственной (розыскной) и юрисдикционной (судебной) деятельности в I инстанции. Это имеет значение при решении вопроса о пределах прав сторон на обжалование решений следственного судьи234. Подробнее данная проблема будет рассмотрена ниже. Если касаться II инстанции, то здесь вопрос о разграничении функций в таком аспекте не ставится, видимо, потому что обвинительная камера не занимается розыском.

В нашей науке неоднократно отмечалось, что согласно ст. 79 УПК 1958 г предварительное следствие обязательно по делам о преступлениях, факультативно по делам о проступках, а по делам о правонарушениях проводится лишь по требованию прокурора в исключительных случаях235. Это положение совершенно справедливо, причем осталось таковым и после принятия 22 июля 1992 г нового Уголовного Кодекса Франции. Новый кодекс сохранил трехчленную классификацию преступных деяний236. Соответственно ст. 79 УПК 1958 г. продолжает действовать без каких бы то ни было изменений.

Проблема принципов уголовного процесса, в частности предварительного следствия, в течение долгого времени мало интересовала французских юристов Действующий УПК «не формулирует практически ни одного фундаментального принципа (даже презумцию невиновности)»237. Это принято объяснять легалистской традицией,  крайне приверженной  к формализму как материального права, так и еще в большей степени процессуального238.

Применительно к предварительному следствию в науке со времен Кодекса 1808г. и по сей день принято выделять три принципа, именуемых основными началами, которые определяют инквизиционный характер данной стадии:

письменность, секретность, отсутствие состязательности239.

Нельзя не признать, что французские процессуалисты предпринимали определенные попытки несколько иначе взглянуть на систему принципов предварительного следствия. Некоторое оживление в данном направлении наметилось в середине нашего века (период реформ 1958 г.). Так, Витю выделил два принципа: разделение уголовного преследования (обвинения) и следствия, а также инквизиционное собирание доказательств240. Буза и Пинатель прибавили к ним еще один: двойную роль следственного судьи (сочетание розыскных и юрисдик-

'ционных полномочий)241. Совершенно иное решение вопроса предложил Деле^ стре. Он выделил пять принципов предварительного следствия: 1) подготовительный характер; 2) состязательный характер; 3) формальный характер; 4) юрисдикционный характер; 5) тайный характер242.

Однако, большого развития попытка детализации принципов предварительного следствия не получила. Различный подход в упомянутых трудах к данной проблеме не привел не только к серьезной научной дискуссии, но и к какому-либо обсуждению.

Лишь в последние двадцать лет обозначился резкий рост интереса французских ученых к разработке принципов уголовного процесса, в частности, предварительного следствия. В литературе отмечается, что это было во многом предопределено двумя обстоятельствами: принятием нового ГПК 1975г., закрепившего в отдельной главе основные принципы гражданского судопроизводства, и ратификацией Францией в 1974 г. Европейской конвенции по правам человека, ставшей актом прямого действия243.

Последнее событие обусловило включение в сферу французского уголов-но-процессуального права целого ряда принципов указанной конвенции, имеющей во Франции надзаконный характер. Можно назвать здесь презумпцию невиновности (ст. б2 конвенции), запрет применения пыток и иных унижающих человеческое достоинство приемов (ст. 3 конвенции), право на свободу (ст. 51-55 конвенции), право на защиту (ст. б3 а, Ь, с, d, e), быстроту процесса.

Пожалуй, никто уже не оспаривает факт существования общеевропейских принципов уголовного процесса, действующих наряду с системой национальных законодательств. «В действительности наиболее ценный опыт европейской юриспруденции состоит в том, что никакая модель уголовного процесса - обвинительная, инквизиционная или смешанная - не может избежать контроля со стороны Страсбургского суда, в том, что на основе конвенции, которая разработана отнюдь не как уголовно-процессуальный документ, сближение методов ведения процесса вполне возможно»244.

Проблема влияния так называемого «европейского права»245 на национальное уголовно-процессуальное законодательство отдельных стран и практику его применения породила противостояние двух научных концепций. Первая

234     IBID,p.9.

-"     См. напр. С.Боботов, Французская уголовная юстиция, М., 1968, с.49.

Н.Кузнецова, Новый Уголовный Кодекс Франции, Советская юстиция, 1993, ^amp;19, с. 12. См. также Новый уголовный кодекс Франции, М., 1993, с.5.

Commission Justice penale et droits de 1'homme. La mise en etat des affaires penales, Paris, 1991, p. 15. 238      IBID, p. 69.

-        R. Garraud, Precis de droit criminel, Paris, 1909, p. 717-718; G. Stefani, G. Levasseur, B.Bouloc, Procedure penale, Paris, 1990, p. 627. Разница лишь в том, что современные авторы излагают данное положение с рядом оговорок, указывая на укрепление состязательных

начал.

A. Vitu, op.cit., p. 270. Принцип отделения уголовного преследования от следствия является классическим с 1808 года, но в систему принципов стадии предварительного следствия он, как правило^не включался, рассматрпваясь особняком.

JAI

,••      Р. Bouzat,J. Pinatel, Traite de droit penal et de criminologic, т. 2, Paris, 1963, p. 963.

P. Delestree, op.cit., p. 10. Обращает на себя внимание не только наличие явных противоречий в такой системе, но и первая попытка обозначить французское предварительное следствие как состязательное спустя год после принятия УПК 1958 г. .        Commission Justice penale, p. 69.

М. Дельмас-Марти, Интернационализация преступности и ответ движения социальной защиты. Европейская модель уголовного правосудия, в книге Уголовная Юстиция: проблемы международного сотрудничества, Москва, 1995, с.37.

Европейское право, ставшее одной из профилирующих отраслей в европейской правовой системе, включает нормотворчество наднациональных органов (Совета Европы, Европарламента, Европейской комиссии и др.), а также судебную практику Европейского •Уда по правам человека в Страсбурге и Суда Европейского Союза в Люксембурге. Термин «европейское право» в таком понимании стал общепринятым в зарубежной юридической Доктрине.

60

61

сводится к тому, что существование в настоящее время общеевропейских прин-1 ципов уголовного судопроизводства есть лишь промежуточный этап на пути создания единой модели европейской уголовной юстиции. Спустя несколько лет должна произойти естественная унификация различных систем уголовного процесса с точки зрения их структуры при сохранении лишь отдельных национальных особенностей246.

Представители второй концепции полагают, что создание единого европейского уголовного процесса невозможно. «Если и может существовать в репрессивной сфере европейское процессуальное пространство, то только на уровне принципов, то есть на уровне уголовной политики, но не юридической

техники»-47.

Думается, что представители второй точки зрения занимают более взвешенную позицию, не пытаясь выдавать желаемое за действительное. Если, допустим, в Швейцарии уже почти столетие идет борьба за создание единого уголовного процесса и преодоление кантональной раздробленности; борьба, которая несмотря на все усилия крупнейших процессуалистов ни к чему пока не привела248, то каковы тогда перспективы унификации уголовного судопроизводства Великобритании, Франции и, скажем, Швеции? Видимо, в ближайшие десятилетия появление единой модели европейской уголовной юстиции малореально249.

Вернемся, однако, к рассмотрению внутренних принципов французского

Предварительного следствия.

Изучение системы принципов уголовного процесса ведется в настоящее время de lege lata и de lege ferenda250. На данный момент самым весомым достижением французской процессуальной науки в области систематизации основных начал предварительного следствия по действующему законодательству является соответствующий раздел обширного труда Ж. Праделя. Ученый предложил, прежде всего, разделить все принципы на две большие категории: принципы организации предварительного следствия и принципы процессуального движения следствия  .

Данное научное направление возглавляет французский профессор М. Дельмас Марта. М. Delmas-Marty, Vers un modele europeen de proces penal, в сб. Proces penal et droits de I'homme, Paris, 1992, p. 300-301. Отметим, что даже столь радикально настроенная школи ни разу пока не упоминала о необходимости создания единого уголовно-процессуальногс

кодекса Европы.

J. Pradel, .Vers des principes directeurs communs aux diverses procedures penale' eurppeennes, в сб. Melanges onerts a Georges Levasseur, Paris, 1992, p. 472.

G. Piquerez, L'avenir de la procedure penale en Suisse, Revue Penale Suisse, 1992, tomi

109,р.3бб.

В рамках настоящего исследования не представляется возможным обсудит!

вопрос, насколько оно желательно.

По поводу предложений о включении в законодательство "тех или ины;

принципов см. гл.111 данной работы. 251      J. Pradel, op.cit., p. 63.

  62

     В области организации следствия имеется три принциг^ наличие профрс" сиональных следственных органов, их специализация, беспристрастность органов предварительного следствия252.

Первый из указанных принципов заключается в том, что лицо, осуществляющее предварительное следствие, должно быть профессиональным магистратом. А это означает, что оно входит в состав судейского корпуса. Данное положение прямо в законе не отражено, но вытекает косвенно из ряда норм и является бесспорным во Франции с эпохи Наполеоновских реформ.

Специализация в качестве принципа предварительного следствия имеет, по выражению   Ж. Праделя,   внутренний   (органический)   и   внешний (функциональный) аспекты. Первый заключается в «существовании комплекса следственных органов, каждый из которых имеет свою миссию; все они выполняют совершенно различные функции»"3. Развитием данного положения является с одной стороны горизонтальная организация органов следствия (органы общей юрисдикции, следственные подразделения по делам несовершеннолетних, военно-следственные органы), а с другой - вертикальная: наличие двух инстанций предварительного следствия, обладающих различной компетенцией.

.Внешняя (функциональная) специализация имеет крайне важное значение и проявляется в том, что все органы предварительного следствия выполняют единственную процессуальную функцию - ведение следствия. «С одной стороны, предварительное следствие полностью изъято из компетенции всех органов кроме следственных, дабы быть исключительной прерогативой последних. С другой стороны, иные процессуальные полномочия - обвинение и разрешение дел - не могут находиться в ведении следственных органов»254. Сложная структура функции предварительного следствия, состоящей из розыскных и юрис-дикционных полномочий, также рассматривается Праделем в аспекте внешней специализации.

Следует подчеркнуть особую важность для уголовно-процессуальной теории Франции четкого и абсолютного разграничения функций разрешения дел по существу, обвинения и предварительного следствия. К. Бергуаньян-Эспер в специально посвященной данному вопросу монографии отмечает, что «этот принцип в сущности имеет лишь доктринальное происхождение. Ни один законодательный источник не закрепляет его формально; наш кодекс не придает разделению функций общего характера»255. Тем не менее, указанное положение общепризнано как в науке, так и на практике.

Возвращаясь к концепции Ж. Праделя, третий из принципов организации следствия - беспристрастность органов, осуществляющих эту функцию, достаточно очевиден и, учитывая их принадлежность к судебному ведомству, не нуждается в комментариях.

252     IBID, p. 64. w     IBID, p. 66. "4     IBID, p. 67.

С. Bergoignan-'Esper,La separation des fonctions de justice repressive, Paris, 1973, p. 9.

Вторую" категорию принципов предварительного следствия составляют собственно процессуальные принципы. Таковых, по мнению Ж. Праделя, также три: независимость органов предварительного следствия, уважение прав сторон, письменность и секретность250.

Процессуальная независимость в качестве принципа относится, в основном, к деятельности следственного судьи. Последний, во-первых, вправе свободно производить те следственные действия, которые считает необходимым;

не обязан выполнять все следственные действия, указанные в законе; более того, он не ограничен в своей деятельности только теми следственными действиями, которые закреплены в УПК. Во-вторых, следственный судья выполняет их в том порядке, в каком сочтет нужным. В-третьих, он самостоятельно решает вопрос о времени и месте производства следственных действий, будучи практически не связан никакими сроками и иными ограничениями.

Принцип уважения прав сторон является у Ж. Праделя компромиссом. С одной стороны, предварительное следствие уже давно не является чисто инквизиционным: участие защитника, достаточно широкие права обвиняемого и гражданского истца, в частности, в сфере доказывания и т. п., делают данную стадию все более состязательной. С другой стороны, широкие полномочия следственного судьи и прокурора не позволяют констатировать наличие равенства прав сторон и соответственно полной состязательности предварительного следствия. Ж. Прадель полагает, что в настоящее время Франция придерживается системы «частичной состязательности» в рассматриваемой стадии, что с его точки зрения является наилучшим вариантом25'. Сторонники перехода к полной состязательности, скажем, Ж. Левассер, отмечают, что достижение данной цели неизбежно, ибо тенденция налицо, однако УПК 1958 г. создал лишь «квази-состязательное» следствие258. Тем не менее, данное положение справедливо лишь в отношении предварительного следствия I инстанции. Производство в обвинительной камере, имевшее по Кодексу уголовного расследования 1808г. чисто инквизиционный характер, сейчас является полностью состязательным, что считается существенной победой либерального направления в уголовном процессе Франции259.

Принцип секретности и письменности предварительного следствия является традиционным для смешанной модели судопроизводства. До известного закона 1897 г. следствие считалось тайным как в отношении сторон, так и в отношении всех лиц, не участвующих в процессе260. Первое положение потеряло актуальность, ибо материалы дела представляются для ознакомления участникам судопроизводства. УПК 1958г. придерживается лишь второго аспекта секретности предварительного производства. Тайна следствия является одним из

256      J. Pradel, op.cit., p. 80.

257      IBID, p. 98-99.

2        G. Levasseur, Vers une procedure d'instruction contradictoire. Revue de science

crnninelle et de droit penal compare, 1959, № 2, p. 298.

25-'      IBID, p. 311-312.

260      J. Largier, Le secret de 1'instruction et 1'article 11 du Code de procedure penale. Revue de

science criminelle et de droit penal compare, 1959, № 2, p. 314.

немногих принципов, прямо закрепленных в кодексе (ст. 11), хотя и подвергается все большей критике. Число предложений об упразднении данной нормы, Прежде всего в отношении производства в обвинительной камере, растет261.

Письменность предварительного следствия, напротив, в законе прямо не закреплена, а вытекает из общего смысла ряда норм. В судебной практике все возможные дискуссии по данному вопросу были пресечены вскоре после реформы 1958г. известным решением Кассационного суда. Суть его в том, что двое следственных судей в силу стечения обстоятельств приняли одно дело к своему производству. Возникла необходимость передачи всех полномочий одному из них, что и было сделано другим судьей по телефону, но без составления письменного акта. Уголовная палата Кассационного суда отказалась признать данное обстоятельство, указав, что процессуальное действие может иметь место лишь в письменной форме, телефонная же беседа не имеет правовых последствий262.

В целом, анализ принципов современного французского предварительного следствия показывает, что классическая трактовка смешанного процесса как синтеза розыскного досудебного производства и состязательного судебного разбирательства нуждается в корректировке. Эволюция в сфере процессуального законодательства сделала предварительное следствие отчасти состязательным, как во Франции, так и в других странах.

Ю. Мещеряков полагает, что «существующая защищенность обвиняемого адвокатом на предварительном следствии (следовательно, и определенная для него гласность) в современном процессе не меняет пока розыскного характера досудебного производства, лишь цивилизируя его в духе следственных форм»263.

Видимо, ближе к истине Ж. Прадель, развивающий концепцию смешанного предварительного следствия в рамках смешанного континентального процесса, которое заменило постепенно инквизиционное следствие264. Во всяком случае, детальная разработка новой структуры смешанного процесса представляется весьма актуальной.

Выше уже отмечалось, что многие французские процессуалисты рассматривают предварительное следствие как основную часть уголовного процесса. В этой связи вызывает несомненный интерес вопрос о реальном значении данной стадии в системе уголовной юстиции.'Каков удельный вес предварительного следствия по сравнению с иными формами досудебной подготовки уголовных дел, прежде всего с дознанием? Ж. Прадель. проанализировав статистические Данные, опубликовал следующую таблицу:265

-„       J. Pradel, op.cit., р. 108

Crim., 11.04.1959, Bullutin des arrets de la Chambre criminelle de la Cour de Cassation, ^959,№213

26

264

265

Ю.В. Мещеряков, Формы уголовного судопроизводства, Ленинград, 1990, с. 68.

J. Pradel, op.cit., p. 18.

IBID, p.11.

Годы

Общее число дел, поступивших к прокурору (жалобы, доносы, протоколы)

Число дел, направленных следственному судье

1831-1835

114181

46984

I860

250559

69832

1880

394394

, 48401

1900

522763

45234

1910

547011

52399

1920

604468

77711

1930

620863

66911

1940

725019

57636

1950

900923

68612

1960

'3220774

66345

1970

9878402

70389

1975

14043285

71253

1980

13365722

64159

1987

5552624

59012

1988

5730221266

57455

Обращает на себя внимание, прежде всего, поразительная стабильность общего числа предварительных следствий за полтора века. Абсолютная статистика данной стадии практически не изменяется. С другой стороны, удельный вес предварительного следствия снизился очень сильно. В 1831 г. 41% дел поступал к следственному судье, а в 1980 - около 0,5%. На первый взгляд, здесь имеет место явный упадок данной стадии. Дознание занимает все более доминирующее положение в структуре досудебного производства, что проявляется не только в законодательстве (реформа 1958 г.), но и в практической деятельности правоохранительных органов2"7.

Впрочем, французские юристы не торопятся констатировать закат предварительного следствия. Напротив, количественное снижение уровня предварительного следствия влияет на его качественный рост268. Следственному судье передаются лишь наиболее сложные и важные дела, требующие тщательного расследования. Итогом этого является то обстоятельство, что существенно снизился процент тех дел, которые приходится прекращать в стадии предваритель-

Цифры 1987 и 1988 гг. не включают более преступления в сфере оборота чеков, а также рад уголовных правонарушений (contraventions).

Переломным моментом в развитии досудебных стадий процесса, резко изменившим соотношение дознания и предварительного следствия стал закон от 8 декабря 1897 г., который допустил защитника на следствие. "Этот закон вызвал столь резкий переворот, какой редко встречается в истории: переход основных полномочий от судейского корпуса к полиции ... Главной фигурой уголовного процесса стал не следственный судья, а комиссар полиции." A. Mellor, Les grands problemes contemporains de 1'instruction criminelle, Paris, 1952, p.157-158. Этот феномен объясняется тем, что следственные судьи, стремясь избежать частых встреч с защитником, предпочитали передавать многие свои функции полиции, которая выполняла их во время дознания (где защитник участвовать не мог).

268

Le fonctionnement de la Justice penale, Montpellier, 1971, p. 95.

66

ного следствия (в 1910 г. - 30% были прекращены следственным судьей, а в 1977 - 20,5%)269.

Ж. Прадель полагает, что статистика, приведенная в таблице,. «вводит в . заблуждение. Она преуменьшает реальную значимость предварительного следствия»270. Последнее стало своего рода «элитарным» средством уголовной репрессии, позволяющим в случае необходимости, с одной стороны, использовать квалифицированный аппарат и широкие меры процессуального принуждения, а с другой - максимально гарантировать права личности по самым сложным и запутанным делам.

<< | >>
Источник: Л.В. Головко. Дознание и предварительное следствие в уголовном процессе Франции. М.: Фирма «СПАРК». -130 с.. 1995

Еще по теме § 1. Понятие, принципы и значение предварительного следствия:

  1. § 1. Понятие и значение общих условий предварительного следствия и дознания
  2. Принципы и методы педагогической работы на предварительном следствии
  3. § 2. Формы предварительного расследования: предварительное следствие и дознание
  4. § 1. Понятие и значение стадии предварительного расследования
  5. ГЛАВА 24 ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ СЛЕДСТВИЕ
  6. § 3. Начало предварительного следствия
  7. § 1. Органы предварительного следствия
  8. § 2. Производство предварительного следствия
  9. § 6. Окончание предварительного следствия
  10. § 2. Предварительное следствие
  11. § 4. Предварительное следствие в уголовном процессе
  12. § 5. Приостановление и возобновление предварительного следствия
  13. § 7. Производство предварительного следствия II инстанции
  14. § 2. Органы предварительного следствия и их задачи
  15. § 1. Понятие и значение принципов уголовного процесса
  16. § 2. Дознание и предварительное следствие
  17. § 3. Предварительное следствие по делам несовершеннолетних
  18. Б. Адвокат на предварительном следствии
  19. § 1. Понятие и значение принципов уголовного судопроизводства
  20. § 1. Концептуальные идеи реформы предварительного следствия и дознания
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -