<<
>>

§ 2. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ОБЩЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Преступления против общей безопасности (иногда их еще называют преступлениями против общественной безопасности в узком смысле слова) являются наиболее тяжкими из всех видов преступлений против общественной безопасности.
Общая безопасность как объект уголовно-правовой охраны представляет собой совокупность общественных отношений, регламентирующих основы (коренные интересы) обеспечения безопасных условий существования общества. Отношения общей безопасности являются фундаментом, на котором базируется безопасность общества в целом. Общие правила безопасности устанавливаются в целях предупреждения физического, материального, организационного или иного вреда для широкого круга социальных благ от действий субъектов, которые сопряжены с несоблюдением общепринятых правил поведения человека в обществе в наиболее опасных и насильственных формах. Соблюдение этих правил не требует специальных познаний, они не относятся к какой-либо специальной (локальной или профессиональной) сфере деятельности и адресованы всем гражданам. Преступления, нарушающие общие правила безопасности, затрагивают глубинные интересы общества в сфере обеспечения его безопасности и нормальных условий существования, сопряжены с причинением тяжкого вреда весьма широкому кругу юридических и физических лиц. Поэтому такие преступления, как террористический акт, захват заложника, бандитизм и др., прежде всего и опредя- ляют «лицо» преступлений Против общественной безопасности и придают им те специфические черты, о которых шла речь ранее при общей характеристике преступлений против общественной безопасности. Характерными признаками этой группы преступлений является то, что эти деяния являются умышленными, все они связаны с применением насилия или угрозой его применения и сопряжены с нарушением только положений уголовно-правовых норм. Именно поэтому законодатель описывает эти деяния как преступления с усеченными или формальными составами, перенося тем самым момент окончания преступления на более раннюю стадию развития преступной деятельности.
К тому же следует отметить, что нормы о пяти преступлениях (террористическом акте, содействии террористической деятельности, захвате заложника, угоне воздушного судна и пиратстве) восприняты нашим законодательством из международного уголовного права, что свидетельствует о восприятии этих преступлений международным сообществом как наиболее опасных. Террористический акт (ст. 205 УК) относится к числу наиболее опасных преступлений международного характера, получивших в последние годы значительную распространенность в мире.241 Из всех преступлений против общественной безопасности он является наиболее тяжким преступлением. Несмотря на небольшое количество террористических актов (в 2005 г. в России было зарегистрировано 203 случая), акты терроризма, как правило, сопровождаются значительным количеством человеческих жертв, огромным материальным ущербом и социально-психологической дезорганизацией общества. Социально-деструктивная функция терроризма выражается во внедрении в жизнедеятельность общества насильственных методов разрешения социальных конфликтов, порождении социально-психологической атмосферы страха и беспокойства.242 В условиях доступа человечества к оружию массового поражения (ядерному, химическому, биологическому, лазерному и т. д.), обладающему огромной разрушительной силой, общественная опасность терроризма неизмеримо возрастает. Правовую и организационную основу борьбы с терроризмом в России составляют ратифицированные международные документы и законы о борьбе с терроризмом.243 Основной сущностной характеристикой терроризма является устрашение террором, насилием, запугивание чем-нибудь, поддержание состояния постоянного страха.244 В специальной литературе к признакам терроризма относят также порождение общей опасности, возникающее в результате совершения общеопасных действий либо угрозы таковыми, публичный характер исполнения и цель — прямое или косвенное воздействие на принятие какого-либо решения или отказ от него в интересах террористов.245 Как социальное явление в ст.
3 Федерального закона от 6 марта 2006 г. «О противодействии терроризму» терроризм определяется в виде идеологии насилия и практики воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанных с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий. В этом же законе дается и понятие наиболее распространенной формы терроризма — террористического акта: совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях. Новая редакция ст. 205 УК РФ обусловлена ратификацией Россией Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма.246 Объективная сторона терроризма, предусмотренного ст. 205 УК, определяется в виде двух альтернативных действий: а) совершения взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий и б) угрозы совершения указанных действий. Способы совершения определяются через указание законодателем на наиболее типичные (взрыв и поджог) и далее на обобщенную характеристику — совершение иных действий, создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий. Таким образом, законодатель, с одной стороны, подчеркивает основное характерное свойство этих действий — их общеопасный характер, а с другой — указывает на обязательное свойство взрыва, поджога и иных подобных действий: их реальную способность повлечь указанные в законе последствия. Взрыв — это сопровождающееся сильным звуком воспламенение чего-нибудь вследствие мгновенного химического разложения вещества и образования сильно нагретых газов.247 Поджог — намеренное, с преступным умыслом вызывание пожара где-нибудь,248 имеет в своей первооснове пожар, т.
е. неконтролируемое горение, причиняющее материальный ущерб, вред жизни и здоровью граждан, интересам общества и государства.249 Иные действия — это различные по характеру действия, способные повлечь за собой такие же последствия, как и при взрыве или поджоге: использование радиоактивных, ядовитых и сильнодействующих веществ, производство массовых отравлений, устройство аварий и катастроф, нарушение технологических либо производственных процессов и т. п.250 Анализ судебной практики показывает, что подавляющее большинство актов терроризма совершается путем взрывов. Выделяя угрозу совершения указанных действий, законодатель, с одной стороны, криминализирует случаи совершения «предупреждающих» взрывов, поджогов и иных подобных действий, в результате которых не создается опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, но которые, по мысли виновных лиц, предназначены продемонстрировать реальность их намерений, а с другой — усиливает ответственность за терроризм путем переноса момента окончания преступления с фактически совершенных действий на более ранний: высказывание соответствующей угрозы.251 Под угрозой совершения указанных в ч. 1 ст. 205 действий следует понимать психическое воздействие на людей в форме высказывания намерения совершения взрыва, поджога или иных подобных действий, совершаемое в определенных целях. Именно реальность намерения, объективизировавшаяся в конкретных действиях, отличает угрозу от высказывания в форме обнаружения умысла и придает ей уголовно-правовой характер.252 В качестве возможных последствий ч. 1 ст. 205 УК указывает на угрозу наступления гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба или иных тяжких последствий. Опасность гибели человека должна носить реальный характер. Причиненный имущественный ушерб признается в качестве значительного судебно-следственными органами с учетом конкретных обстоятельств дела. Иные тяжкие последствия — это сопоставимые и равнопорядковые со значительным имущественным ущербом и гибелью людей последствия (причинение лицу смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, серьезное нарушение деятельности предприятий и -учреждений, органов власти и управления, транспорта, заражение местности, распространение эпидемий и т. д.). Реальное причинение легкого вреда здоровью, незначительного имущественного ущерба и иных подобных последствий, не охватываемых понятием «иные тяжкие последствия», следует рассматривать как элемент «создания опасности гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий». Террористический акт будет оконченным преступлением с момента совершения взрыва, поджога или иных подобных действий либо с момента создания угрозы совершения указанных действий. Фактическое причинение физического вреда, имущественного ущерба и т. д. выходит за пределы основного состава террористического акта и либо образует признаки квалифицированных видов террористического акта, либо квалифицируется по совокупности ст. 205 и соответствующих статей УК, предусматривающих ответственность за эти деяния. Угроза наступления соответствующих последствий уже есть соответствующее объективное изменение в окружающем мире, и поэтому они суть не что иное, как последствия совершенных действий. Следовательно, можно сказать, что по законодательной конструкции терроризм относится к числу формально-материальных составов преступлений. Субъективная сторона террористического акта характеризуется прямым умыслом. Оказание воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями выражается в побуждении соответствующих субъектов к совершению действий, нужных и выгодных для террористов, ради которых они применяют столь изощренные способы, создании такой ситуации, когда органы власти вынуждены принимать незаконные решения ради обеспечения безопасности граждан и общества. По своей мотивационной характеристике терроризм может подразделяться на политический, националистический, религиозный, корыстный и т. п., причем эта характеристика на квалификацию содеянного не влияет. Субъект преступления — лицо, достигшее 14-летнего возраста. Квалифицированный вид террористического акта предусматривается в ч. 2 ст. 205 УК — совершение деяния группой лиц по предварительному сговору (см. комментарий к ст. 105 УК) и с применением огнестрельного оружия. Под применением огнестрельного оружия (п. «в») следует понимать использование в процессе террористического акта всякого огнестрельного оружия (винтовки, карабины, пистолеты, автоматы, охотничьи ружья и т. д.) для причинения физического вреда потерпевшим, разрушения различных объектов либо в качестве средства психологического давления на потерпевших. Особо квалифицированный вид террористического акта предусматривается в ч. 3 ст. 205 УК — совершение преступления организованной группой, причинение в результате акта терроризма по неосторожности смерти человека или иных тяжких последствий или сопряженность с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения либо ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических или биологических веществ. Совершение терроризма организованной группой является особо опасным видом рассматриваемого преступления в силу того факта, что оно совершается устойчивой группой лиц, предварительно объединившихся для акта терроризма. При этом вне зависимости от того, какую роль выполняло лицо, действия всех участников организованной группы квалифицируются только по ч. 3 ст. 205 УК. Причинение смерти человека или иных тяжких последствий при терроризме возможно лишь по неосторожности. Это не означает, что при терроризме невозможно умышленное причинение смерти, но в таких случаях содеянное требует дополнительной квалификации по ст. 105 УК. Понятие «инъас тяжких последствий» как особо квалифицированного вида преступлений против общей безопасности в действующем законодательстве не раскрывается и поэтому должно толковаться правоприменителем в каждом конкретном случае индивидуально с учетом всех обстоятельств дела (причинение лицу тяжкого вреда здоровью, причинение крупного материального ущерба, длительные остановки работы транспорта, серьезное нарушение деятельности предприятий и организаций, химическое или радиоактивное заражение окружающей среды, распространение эпидемий, обострение межнациональных отношений и т. п.). Террористический акт, сопряженный с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения либо ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических или биологических веществ, представляет особую опасность в силу особых свойств предмета посягательства либо используемых средств совершения преступления. В обоих случаях речь идет о разрушительных свойствах физических источников, способных в считанные мгновения причинять тяжкий вред на значительной территории и большому количеству людей. К числу объектов атомной энергии относятся: сооружения и комплексы с ядерными реакторами, атомные станции, суда, космические аппараты, сооружения и комплексы с промышленными, экспериментальными и исследовательскими ядерными реакторами и т. д. Ядерные материалы представляют собой материалы, содержащие или способные воспроизвести делящиеся (расщепляющиеся) ядерные вещества. Радиоактивные вещества — это вещества, испускающие ионизирующее излучение. К источникам радиоактивного излучения относятся комплексы, установки, аппараты, оборудование и изделия, в которых содержатся радиоактивные вещества или генерируется ионизирующее излучение253 (см. раздел курса к ст. 220 УК). В примечании к ст. 205 УК законодатель предусмотрел важную предупредительную (поощрительную) норму. Данная норма дает возможность лицу добровольно отказаться от совершения акта терроризма без боязни быть привлеченным к уголовной ответственности, а соответствующим правоохранительным органам — реализовывать данное право в рамках уголовного закона. Действие этого примечания распространяется как на индивидуально действующее лицо, так и на лицо, действующее в составе группы.254 Для индивидуально действующего лица освобождение от ответственности наступает при совершении преступления как в случаях пассивной (непродолжение подготовки акта), так и при активной форме отказа (устранение последствий своих действий по подготовке, сообщение о намечающемся акте соответствующим органам и т. д.). При групповой подготовке акта терроризма отказ одного из соучастников (кроме исполнителя) возможен только в активной форме. Согласно примечанию освобождение лица от уголовной ответственности возможно при наличии двух обязательных условий: а) своевременного предупреждения органов власти или иного способствования предотвращению осуществления акта терроризма и б) отсутствия в действиях лица иного состава преступления. Своевременным предупреждением следует считать такое предупреждение органов власти, которое предоставляет им реальную возможность предотвратить грозящий акт терроризма. Органы власти — это любые государственные и общественные органы, имеющие отношение к борьбе с преступностью, обеспечению общественной безопасности и предотвращению чрезвычайных происшествий. Иное способствование может выражаться и выполнении виновным любых действий, имеющих цель недопущения акта терроризма (изъятие или разрядка взрывного устройства, увод людей с места совершения преступления или предупреждение их о возможном взрыве, поджоге и т. п.). Может ли применяться данное примечание при добросовестной, но неудачной попытке предотвращения акта терроризма? Полагаем, что, если лицо совершило все необходимые в данной конкретной обстановке действия, но по причинам, от него не зависящим (недостаточная квалификация саперов или их отсутствие на момент разминирования, неблагоприятные погодные условия и т. п.), предотвратить акт терроризма не удалось, на данное лицо должно распространяться действие примечания к ст. 205 УК. В случаях наличия в действиях лица состава иного преступления, например, хищения взрывчатых веществ, лицо освобождается от ответственности по ст. 205 УК, но подлежит наказанию по ст. 226 УК. От террористического акта диверсия отличается характером направленности действий (ориентация на подрыв экономической безопасности и обороноспособности государства) и задачей: причинить вред государству как форме организации общества; к тому же при диверсии главное не столько причинить физический вред, сколько материальный и организационный. От посягательств на личность, собственность, порядок управления и т. п. террористический акт отличается тем, что причинение вреда названным объектам является способом совершения террористического акта и воспринимается виновными как промежуточный, но необходимый этап в достижении конечной цели, которое преследует виновное лицо, а применение общеопасного способа обусловлено не столько стремлением причинить вред как можно большему кругу охраняемых интересов, сколько желанием лица добиться максимальной эффективности своего деяния. Содействие террористической деятельности (ст. 205255 УК). В течение 2000- 2006 гг. Россия ратифицировала ряд международных конвенций о борьбе с терроризмом, в том числе Международную конвенцию ООН по борьбе с финансированием терроризма, принятую в Нью-Йорке 9 декабря 1999 г. и Конвенцию Совета Европы о предупреждении терроризма от 16 мая 2005 г.1 Во исполнение международных обязательств Федеральным законом от 24 июля 2002 г. № ЮЗ-ФЗ в УК РФ и была введена ст. 2051, а с 27 июля 2006 г. она действует в новой редакции. Под террористической деятельностью следует понимать деятельность, включающую в себя: а) организацию, планирование, подготовку, финансирование и реализацию террористического акта; б) подстрекательство к террористическому акту; в) организацию незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), организованной группы для реализации террористического акта, а равно участие в такой структуре; г) вербовку, вооружение, обучение и использование террористов; д) информационное или иное пособничество в планировании, подготовке или реализации террористического акта; е) пропаганду идей терроризма, распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности (ст. 3 Федерального закона от б марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму»). Объективная сторона содействия террористической деятельности выражается в совершении следующих альтернативных форм поведения: а) склонения, вербовки или иного вовлечения лица в совершение хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст. 205, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 УК РФ; б) вооружения или подготовки лица в целях совершения хотя бы одного из предусмотренных ст. 205, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 УК РФ преступлений; в) финансирования терроризма. Вышеназванные действия чаще всего совершаются во исполнение планов деятельности организаций террористической направленности. Террористической организацией является организация, созданная в целях осуществления террористической деятельности (подготовка и реализация террористических акций, подстрекательство к ним, к насилию над физическими лицами или организациями, уничтожению материальных объектов в террористических целях и т. д.) или признающая возможность использования террористических методов в своей деятельности. Организация признается террористической, если от имени или интересов организации осуществляются организация, подготовка и совершение преступлений, предусмотренных ст. 205- 206,208,211,277-280,2821,2822 и 360 УК, а также в случае, если указанные действия осуществляет лицо, которое контролирует реализацию организацией ее прав и обязанностей (ст. 24 Федерального закона РФ от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму»). Решением Верховного Суда РФ от 14 февраля 2003 г. деятельность 15 организаций признана террористической и запрещена на территории РФ, в том числе таких как «База» («Аль-Каида»), «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Движение Талибан» и др. Под склонением к совершению перечисленных выше преступлений понимаются умышленные действия, направленные на возбуждение у другого лица желания совершить хотя бы одно из названных преступлений. Вербовка означает деятельность по привлечению граждан к совершению или участию в совершении вышеперечисленных террористических преступлений или к присоединению к какому-либо объединению или группе с целью содействия совершению этим объединением или группой одного или нескольких террористических преступлений. Иное вовлечение включает в себя разнообразные формы, не охватываемые понятиями «склонение» и «вербовка». Законодатель ограничивает круг преступлений, склонение, вербовка или иное вовлечение в совершение которых образуют форму преступления: террористический акт, захват заложника, организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем, угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, насильственный захват власти или насильственное удержание власти, вооруженный мятеж и нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой. Вовлечение в совершение иных преступлений квалифицируется по иным статьям УК. Вовлечение и склонение могут выражаться только в активных действиях. Способы выполнения вовлечения и склонения могут быть различными — уговоры, обещание, подкуп, обман, психическое или физическое насилие, возбуждение чувства мести, зависти, ненависти и т. д. Однако следует иметь в виду, что многообразие способов необязательно означает необходимость совершения многократных действий. Вооружение связано с поставкой и обеспечением лица средствами поражения людей или уничтожения материальных объектов — огнестрельным и холодным оружием, боевой техникой, взрывчатыми веществами и взрывными устройствами и т. д. Подготовка выражается в инструктировании по вопросам изготовления или использования взрывчатых веществ, огнестрельного или иного оружия, ядовитых или вредных веществ либо по вопросам других конкретных методов или приемов в целях совершения или содействия совершению террористического преступления и т. д. Финансирование терроризма означает предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг с осознанием того, что они предназначены для финансирования организации, подготовки или совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст. 205, 2051, 2052, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 настоящего Кодекса, либо для обеспечения организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), созданных или создаваемых для совершения хотя бы одного из указанных преступлений (примечание 1 к ст. 2051 УК). Преступление окончено с момента выполнения любой из указанных альтернативных форм действий. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Вооружение и подготовка лица должны осуществляться в целях совершения преступления, предусмотренного ст. 205, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 УК. Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста. Квалифицированным видом преступления является совершение деяния с использованием своего служебного положения (см. комментарий к ч. 3 ст. 209 УК). В примечании 2 к ст. 2051 УК содержится поощрительная норма, стимулирующая послепреступное поведение лица. Согласно примечанию, лицо, совершившее преступление, предусмотренное ст. .205256 УК, освобождается от уголовной ответственности, если оно своевременным сообщением органам власти или иным образом способствовало предотвращению либо пресечению преступлению, которое оно финансировало и (или) совершению которого содействовало, и если в его действиях не содержится иного состава преступления. Характеристику условий применения данного примечания см. в комментарии к ст. 205 УК. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (ст. 205257). Данная статья была введена Федеральным законом от 27 июля 2006 г. № 153-Ф3.1 Введение этой статьи в УК РФ обусловлено отчасти необходимостью выполнения Российской Федерацией своих международных обязательств. Согласно ст. 5 Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма 2006 г. должно быть криминализировано публичное подстрекательство к совершению преступлений террористической направленности, под которым понимается распространение или иное представление какого-либо обращения к общественности в целях побуждения к совершению террористического преступления, когда такое поведение, независимо от того, пропагандирует оно или нет непосредственно террористические преступления, создает опасность совершения одного или нескольких таких преступлений. В международной практике нередко в качестве самостоятельных преступлений выделяются подготовка к совершению какого-либо преступления, организация, пособничество или подстрекательство к какому-либо преступлению. В российском законодательстве такого рода действия не образуют самостоятельных преступлений, а квалифицируются со ссылкой на ст. 30 или 33 и соответствующую статью Особенной части УК. Поэтому нельзя говорить о чистой криминализации публичного подстрекательства, поскольку и ранее такие действия образовывали преступление, квалифицируемое по ст. 33 и ст. 205, 206 и т. д. Объективная сторона преступления выражается в совершении любой из альтернативных форм: а) публичных призывах к осуществлению террористической деятельности; или б) публичном оправдании терроризма. Террористическая деятельность — это деятельность, включающая в себя: а) организацию, планирование, подготовку, финансирование и реализацию террористического акта; б) подстрекательство к террористическому акту; в) организацию незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), организованной группы для реализации террористического акта, а равно участие в такой структуре; г) вербовку, вооружение; обучение и использование террористов; д) информационное или иное пособничество в планировании, подготовке или реализации террористического акта; е) пропаганду идей терроризма, распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности (ст. 3 Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму»). Призыв — это обращение в целях возбуждения желания совершения определенных действий у части населения. Согласно прямому указанию закона они должны носить публичный характер, т. е. совершаться в присутствии не менее двух лиц (на собраниях, митингах и т. д.). Если же призывы к осуществлению террористической деятельности адресованы одному лицу и совершаются в присутствии только его одного, то уголовно-правовая характеристика будет иной — ст. 33 и ст. 205,206 и т. д. УК. Обязательным условием ответственности по ст. 2052 УК является направленность призывов на совершение именно и только террористической деятельности. Публичное оправдание терроризма является второй формой рассматриваемого преступления и означает публичное заявление о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании (примечание к ст. 2052 УК). Полагаем, что криминализация публичного оправдания терроризма проведена без учета весьма важных обстоятельств. Во-первых, на практике будет трудно произвести разграничение между оправданием терроризма и реализацией конституционного права граждан на выражение своего мнения. Во-вторых, необходимым условием установления уголовной ответственности является соблюдение принципов и критериев криминализации, в частности, четкости, устойчивости и определенности правовых предписаний. Как представляется, примененный законодателем термин «оправдание» не обладает вышеуказанными свойствами, поскольку не имеет четких границ и может быть насыщен различными оттенками, начиная от выражения понимания причин определенного поведения и заканчивая выражением прямой поддержки такого поведения. И даже законодательное определение публичного оправдания не дает полной уверенности в том, что в судебной практике будут исключены случаи произвольного толкования закона в силу отсутствия в нем точных критериев разграничения преступного от непреступного (поддерживающего от сочувственного и понимающего). Преступление окончено с момента выполнения любой из указанных форм (формальный состав). Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Субъект преступления — лицо, достигшее 16-лётнего возраста. Квалифицированным видом преступления является совершение деяния с использованием средств массовой информации. Захват заложника (ст. 206 УК). В уголовное законодательство нашего государства норма о захвате заложника пришла из международного права, в соответствии с которым оно классифицировалось как преступление международного характера. В 2005 г. в России было зарегистрировано двадцать случаев захвата заложников. Объективная сторона захвата заложника определяется в диспозиции ст. 206 УК в форме активных действий — захвата или удержания лица в качестве заложника. В русском языке слово «захват» («захватить») означает «силой овладеть кем(чем)-нибудь», а «удержание» («удержать») — «сдержав, остановить или заставить остаться».258 В этом смысле основной неотъемлемой характеристикой захвата и удержания является их насильственный характер. Поэтому в уголовноправовом смысле под захватом следует понимать незаконное насильственное ограничение свободы передвижения человека, а под удержанием — незаконное насильственное воспрепятствование в оставлении лицом определенного места нахождения.259 Сказанное не исключает возможности ограничения физической свободы на первоначальном этапе тайно, без применения насилия или путем обмана. Однако для признания содеянного захватом заложника необходимо, чтобы состоялся сам захват или удержание заложника, когда заложник, окружающие лица осознают факт незаконного ограничения свободы передвижения и вынуждены подчиниться виновным под влиянием применения насилия или угрозы его применения. Захват чаще всего сопряжен с перемещением заложников в другое место, а для удержания, наоборот, характерно оставление заложника там, где он находился до начала соответствующих неправомерных действий. Захват может сопровождаться последующим удержанием потерпевшего, но может быть и без него. В свою очередь, удержание как самостоятельный альтернативный элемент деяния не обязательно должно быть следствием захвата. Захват может сопровождаться применением психического и физического насилия, не опасного для жизни или здоровья. Содержание угрозы в ч. 1 ст. 205 УК не определяется, что представляется обоснованным, поскольку важно не столько то, чем угрожает виновный, а то, насколько может данная угроза повлиять на потерпевшего или иных лиц. Поэтому психическое насилие при захвате заложника может выражаться не только в угрозе причинения вреда здоровью или смерти, изнасилования или совершения мучительных действий, не повлекших причинение вреда здоровью, но и в угрозе уничтожения или повреждения имущества, разглашения каких-либо сведений, огласки которых потерпевший не желает, воспрепятствования занятию какой-либо деятельностью и т. п. Однако угроза (психическое насилие) должна быть реальной и осуществимой, поскольку только в этих случаях она может выступать в качестве средства, парализующего возможное сопротивление заложника или иных лиц. Адресаты и формы выражения угрозы могут быть различными: заложники и другие лица, словесно (в том числе и в неопределенном виде — типа «пострадаешь, плохо будет»), в демонстрации предметов, которые могут быть использованы для реализации высказанной угрозы, в показе действия едких, ядовитых или легковоспламеняющихся веществ и т. д. Захват или удержание заложника для виновного является одним из промежуточных, но обязательных этапов в достижении поставленной цели, которая выражается в предъявлении каких-либо требований государству, организации или гражданину. Однако по смыслу закона реальное предъявление таких требований не является обязательным условием. В некоторых случаях захват может и не сопровождаться такими требованиями, например, в случаях, когда преступление было пресечено и виновные не успели их предъявить. Законодатель говорит о цели предъявления требований, но это не значит, что требование обязательно должно быть предъявлено. Законодатель описывает требования, которые могут предъявить захватчики в общей форме: совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какогЬ-либо действия. Вместе с тем эти требования неразрывно связаны с решением вопроса о судьбе заложников и их освобождение виновные обуславливают выполнением предъявленных требований (отказ от выполнения определенных обязательств, освобождение лица от должности или, наоборот, принятие на работу, освобождение арестованного или осужденного, требование выезда за границу, предоставления оружия, транспорта, денег, наркотиков и т. п.)260. Иное дело — случаи, когда требования носят правомерный характер. Стремление лица к защите своих законных прав и интересов здесь сочетается с нарушением установленного порядка защиты таких интересов. Поэтому такого рода действия следует рассматривать в некоторых случаях как самоуправство с соответствующей квалификацией по ст. 330 УК. Захват будет окончен с момента фактического ограничения свободы передвижения человека либо фактического воспрепятствования лицу в оставлении определенного места, независимо от того, были ли предъявлены какие-либо требования соответствующим субъектам и были ли они выполнены или нет. Продолжительность времени, в течение которого заложник был лишен возможности свободного передвижения или удерживался в определенном месте, на квалификацию содеянного как захвата заложника не влияет. С субъективной стороны захват заложников характеризуется прямым умыслом и специальной целью, которая заключается в понуждении конкретных адресатов к выполнению или, наоборот, невыполнению определенного действия в соответствии с требованиями виновного. В этих условиях собственно захват заложников рассматривается виновными не как самоцель, а как первый и необходимый этап в достижении генеральной, конечной цели и применение насилия, ограничение свободы в отношении заложника (заложников) осознается виновными как побочное, но неизбежное и наиболее эффективное средство давления на определенного адресата. В зависимости от характера вреда, причиненного заложнику или иным лицам, содеянное квалифицируется по соответствующей части ст. 206 УК и в дополнительной квалификации статьям о преступлениях против личности не нуждается. Исключением является лишь умышленное причинение смерти, которое должно квалифицироваться также и по ст. 105 УК. Мотивы в отличие от цели деятельное,™ на квалификацию влияния не оказывают. Субъектом преступления является лицо, достигшее 14-летнего возраста. Квалифицированным видом преступления в соответствии с ч. 2 ст. 206 УК является: совершение группой лиц по предварительному сговору (п. «а»), с применением насилия, опасного для жизни или здоровья (п. «в»), с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (п. «г»), в отношении заведомо несовершеннолетнего (п. «д»), в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. «е»), в отношении двух или более лиц (п. «ж»), из корыстных побуждений или по найму (п. «з»). Содержание квалифицирующих признаков захвата заложника, предусмотренных п. «а» и «б», аналогично содержанию соответствующих признаков терроризма. О понятии квалифицирующих признаков, предусмотренных п. «в» и «г», подробно говорилось при анализе ст. 162 УК; а предусмотренных п. «е», «ж» и «з» — при анализе ст. 105 УК. Совершение преступления в отношении заведомо несовершеннолетнего (п. «д») связано с обязательным осознанием виновным лицом до начала совершения преступления того обстоятельства, что в качестве заложника выступает несовершеннолетний. Особо квалифицированным видом преступления, предусмотренным ч. 3 ст. 206 УК, является совершение этого преступления организованной группой, причинение в результате этого преступления по неосторожности смерти человека или иных тяжких последствий. Характеристика этих признаков аналогична данным признакам при терроризме. Согласно примечанию к ст. 206 УК лицо при соблюдении определенных условий освобождается от уголовной ответственное™. Условиями такого освобождения являются, во-первых, освобождение заложника, и, во-вторых, отсутствие в действиях лица иного состава преступления. Освобождение может быть как добровольным, так и по требованию властей. Мотивы, которыми руководствовалось виновное лицо при принятии решения об освобождении заложника, длй квалификации значения не имеют. Вместе с тем невозможно применение данного примечания в случаях, когда требования захватчиков удовлетворяются, ибо в этом случае их освобождение становится не просто бессмысленным, но, наоборот, незаконным и несправедливым. Такое правило сложилось в судебной практике.261 Иной состав преступления — зто причинение вреда здоровью или смерти заложнику или иным лицам, предусмотренное статьями о преступлениях против личности, либо уничтожение или повреждение имущества, предусмотренное ст. 167 УК, и т. д. Если в действиях виновных лиц наличествуют составы указанных преступлений, то они освобождаются от ответственности по ст. 206, но подлежат ответственности по соответствующим статьям УК. Захват заложника отличается от похищения человека и незаконного лишения свободы по следующим признакам. Во-первых, при захвате заложника виновных лиц интересует не столько личность захваченных, сколько возможность использования их в качестве средства давления на адресата, и они, как правило, не имеют личных взаимоотношений и претензий к заложникам. В этом смысле личность заложника (заложников) безразлична для захватчиков. В отличие от этого при незаконном лишении свободы или похищении человека виновные лица по тем или иным причинам заинтересованы в конкретной личности потерпевшего (как это бывает, например, при взыскании долга, устранении конкурента и т. п.). Во-вторых, при похищении человека и лишении свободы виновные лица стремятся избежать огласки и поэтому информирование заинтересованных лиц (например, супруга или родственников похищенного при желании получить выкуп) осуществляется лишь в силу необходимости. При захвате заложников, наоборот, виновные стремятся к обнаружению своего умысла как в отношении захвата или удержания заложника, так и в отношении характера предъявляемых требований. Нередко, чтобы усилить эффект и иметь более мощный и действенный рычаг давления на адресатов требования, этим требованиям придается намеренно широкий резонанс, в том числе и путем маскировки под какие-то политические формы и высказывания. Наконец, в-третьих, при захвате заложников виновные лица руководствуются целью понуждения к совершению или воздержанию от совершения определенных действий как условия освобождения заложников. При незаконном лишении свободы и похищении человека отсутствует цель воздействия на третьих лиц для выполнения этими лицами определенных требований. При сопряженности захвата заложника и вымогательства содеянное также должно квалифицироваться по совокупности преступлений. Заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207 УК). Объективная сторона преступления выражается только в виде действий, содержанием которых является доведение до сведения определенных лиц или организаций заведомо ложных сведений об акте терроризма. Формы доведения (по телефону, в виде письма, через средства массовой информации, компьютерную связь и т. д.) на квалификацию не влияют. Адресатом сведений могут быть как организации и учреждения, обязанные по роду службы реагировать на такие сообщения (органы власти, правоохранительные органы и т. д.), так и иные организации, например те, где якобы предстоит акт терроризма, либо даже отдельные граждане. Заведомо ложное сообщение должно содержать не любую информацию, а именно сведения о готовящемся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, а равно наступления иных тяжких последствий. Законодатель определяет данное преступление как заведомо ложное сообщение об акте терроризма, но в диспозиции статьи не указывает на совершение взрыва, поджога или иных действий как носящих террористический характер. Поэтому направленность соответствующих действий должна устанавливаться с учетом признаков терроризма, предусмотренных ст. 205 УК РФ. В содержание сообщения может включаться информация как о готовящемся, так и совершаемом акте терроризма, о конкретных исполнителях акции, месте и времени совершения акта терроризма, но оно может быть и более общего характера. Преступление окончено с момента достижения заведомо ложного сообщения адресата. Действия лица, пресеченные на стадии отправки сообщения, образуют покушение на данное преступление. Субъективная сторона преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Обязательным условием ответственности является заведомость ложности сообщения. Виновное лицо должно сознавать, что основные факты, изложенные в сообщении, либо все сообщение в целом не соответствуют действительности. В случаях добросовестного заблуждения или неверной оценки имеющейся информации действия лица не подлежат квалификации по ст. 207 УК. Субъектом преступления является лицо, достигшее 14-летнего возраста. Организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем ' (ст. 208 УК). Для защиты интересов государства, общества, жизни, здоровья и прав граждан могут создаваться специальные вооруженные структуры. Вместе с тем основы и организация их деятельности, полномочия органов государственной власти по осуществлению контроля и надзора за функционированием этих структур должны определяться федеральными законами. Такой механизм предусмотрен во избежание функционирования неконтролируемых вооруженных формирований. В настоящее время существует ряд законов, которые подробным образом регламентируют полномочия, направления деятельности, силы и средства соответствующих вооруженных формирований.262 В п. 9 ст. 1 Федерального закона «Об обороне» прямо сформулирован запрет на создание иных военизированных организаций: «Создание и существование формирований, имеющих военную организацию или вооружение и военную технику либо в которых предусматривается прохождение военной службы, не предусмотренных федеральными законами, запрещаются и преследуются по закону». Понятие формирования в законе не дается, однако указывается на примерный перечень его разновидностей — объединение, отряд, дружина или иная группа. По мнению П. В. Агапова и А. Г. Хлебушкина, формирование должно обладать признаком устойчивости и, следовательно, относиться к организованной группе.263 Формирование — это организованное объединение: с определенной дисциплиной, управлением и подчиненностью, распределением обязанностей среди членов формирования, своими внутренними нормами поведения и санкциями за их нарушение, формализованными отношениями и общими отличительными признаками (формой, опознавательными знаками и т. д.). Именоваться формирования могут по-разному, в том числе и созвучно с законными вооруженными формированиями. В качестве примеров незаконных вооруженных формирований можно привести действующие на территории Чечни группы боевиков. Обязательным признаком незаконного формирования является его вооруженность. Вооруженность означает наличие в формировании оружия в соответствии со штатным расписанием и установленными для него нормами. Конкретно количество единиц оружия и его виды определяются в зависимости от поставленных перед формированием задач и для квалификации значения иметь не должны. Вооруженными формирования следует признавать и тогда, когда они оснащены боевыми припасами, взрывчатыми веществами или взрывными устройствами.264 Объективная сторона преступления описывается в виде активных действий, направленных на создание незаконного вооруженного формирования, руководство этим формированием или его финансирование (ч. 1) или участие в его деятельности (ч. 2 ст. 208 УК). Законодателем незаконность формирования определяется в ст. 208 УК как непредусмотренность его федеральным законом. Это означает, что таковыми следует признавать формирования, как не имеющие нормативной базы своего появления, так и создаваемые на основе нормативных актов, не являющихся федеральными законами (законов, постановлений и распоряжений органов власти и управления субъектов Федерации, решений органов местного самоуправления, а также указов и распоряжений Президента, постановлений и распоряжений федеральных органов исполнительной власти). Создание как первый вид действия означает любые действия, результатом которых стала организация незаконного вооруженного формирования: принятие решения о создании формирования и издание в связи с этим соответствующих нормативных актов, разработка структуры формирования и утверждение штатного расписания, подбор кадров, назначение лиц, ответственных за конкретные участки деятельности формирования, решение вопросов финансирования, материального обеспечения необходимыми ресурсами и т. д. Под руководством вооруженными формированиями следует понимать определение деятельности уже созданного формирования: издание приказов и распоряжений по текущим вопросам и осуществление контроля за их исполнением, осуществление кадровой политики, решение финансовых вопросов, вопросов взаимоотношений с органами власти и управления, руководства проведением конкретных операций и т. д. Финансирование формирования означает предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг с осознанием того, что они предназначены для финансирования организации, подготовки или совершения преступлений, предусмотренных планами формирования, либо для обеспечения деятельности незаконного вооруженного формирования. Участие в незаконном вооруженном формировании выражается во вступлении в данное формирование и в выполнении вытекающих из этого факта любых действий в соответствии с планами и задачами деятельности формирования (членство или служба в формировании, осуществление патрулирования или дежурства, выполнение разовых поручений или каких-либо работ, связанных с хозяйственным обеспечением деятельности формирования, ит. д.). По законодательной конструкции организация незаконного вооруженного формирования или участие в нем сформулированы по типу усеченного состава преступления. Такая конструкция обычно применяется в случаях повышенной общественной опасности конкретного преступления. Поэтому преступление будет окончено уже с момента создания незаконного вооруженного формирования. Для лиц, которые не принимали участие в создании такого формирования, преступление окончено с момента выполнения каких-либо действий по руководству таким формированием либо по участию в нем. Действия, направленные на создание незаконного вооруженного формирования, но не завершившиеся его созданием по причинам, не зависящим от виновного, должны квалифицироваться как покушение на создание незаконного вооруженного формирования. . Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Законодатель о целях, с которыми создается вооруженное формирование, ничего не говорит, и, следовательно, они не являются конститутивными признаками преступления. В специальной литературе было высказано мнение, что цели деятельности на квалификацию преступления не влияют.265 Мы полагаем, что отсутствие в диспозиции ст. 208 УК указания на характер цели является пробелом в законе и существенно затрудняет отграничение данного преступления от смежных составов. В качестве таких целей можно назвать защиту интересов субъектов Федерации, поддержание общественного порядка, охрану учреждений, организаций и граждан, борьбу с преступностью и т. п.266 Субъектом преступления является лицо, достигшее 16-летнего возраста. Согласно примечанию к ст. 208 УК при выполнении определенных условий лицо освобождается от уголовной ответственности. Данная норма имеет поощрительный характер и направлена на максимальную нейтрализацию негативных последствий совершенного преступления. В качестве оснований освобождения от ответственности в законе выделяются три условия: а) добровольность прекращения участия (при этом мотивы, в силу которых лицо принимает.такое реше,- ние, значения не имеют); б) сдача оружия; в) отсутствие в действиях лица иного состава преступления. Поскольку в законе говорится: «Лицо... прекратившее участие», постольку освобождению подлежат не только собственно участники формирований, но также создатели и руководители таких формирований.267 По смыслу закона, само создание незаконного вооруженного формирования или руководство им, а равно участие в таком формировании, образует оконченное преступление. Следовательно, совершение в составе данного формирования каких-либо иных преступлений требует дополнительной квалификации по соответствующим статьям УК. Организацию незаконного вооруженного формирования следует отграничивать от бандитизма и организации преступного сообщества. От бандитизма данное преступление отличается, во-первых, по целям, с которыми создается банда. Для бандитизма обязательным признаком является направленность на совершение нападений, в то время как организация незаконного вооруженного формирования преследует иные цели. Во-вторых, банда — это устойчивая группа лиц, а для незаконного вооруженного формирования устойчивость не является конститутивным признаком. От организации преступного сообщества (преступной организации) организация незаконного вооруженного формирования отличается по целям деятельности и обязательному наличию вооруженности. Как ранее уже отмечалось, организация незаконного вооруженного формирования осуществляется в первоначальном варианте с непреступными целями. Для преступного сообщества наличие оружия не является обязательным, как для незаконного вооруженного формирования. Вместе с тем не исключена возможность перерастания незаконного вооруженного формирования при приобретении соответствующих признаков (формирования банды и совершения нападений) в бандитизм и в организацию преступного сообщества (преступную организацию). Поскольку бандитизм и организация преступного сообщества (преступной организации) обладают более высокой степенью общественной опасности, постольку в случаях перерастания организации незаконного вооруженного формирования в одно из этих преступлений достаточно будет квалификации только по ст. 209 или 210 УК. От вооруженного мятежа, насильственного захвата власти или насильственного удержания власти анализируемое преступление отличается как по объективным (отсутствием активных действий, направленных на вооруженное выступление против власти), так и по субъективным (отсутствие цели свержения или насильственного изменения конституционного строя либо захвата или удержания власти) признакам. Бандитизм (ст. 209 УК). Бандитизм является одной из наиболее опасных форм проявления организованной преступности, характеризующейся, во-первых, существованием вооруженных устойчивых вооруженных групп, и, во-вторых, насильственным способом совершения преступления.268 В 2005 г. в России было зарегистрировано 473 преступления, предусмотренных ст. 209 УК РФ. Банда согласно ст. 209 УК представляет собой устойчивую вооруженную группу. Несколько более широкое понятие банды было дано в п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 1 «О практике применения судами законодательства о бандитизме» от 17 января 1997 г.: «Под бандой следует понимать организованную устойчивую вооруженную группу из двух и более лиц, предварительно объединившихся для совершения нападений на граждан или организации». Наделив банду признаком устойчивости, законодатель тем самым признал ее разновидностью организованной группы. Мы полагаем, что по своим основным характеристикам банда гораздо ближе к преступному сообществу (преступной организации), нежели к организованной группе. Об этом же свидетельствует и законодательная оценка характера и степени общественной опасности бандитизма. Сопоставление санкций ст. 209 и 210 УК показывает, что законодатель рассматривает бандитизм как более опасную форму организованной преступности, нежели организацию преступного сообщества.269 Устойчивость (неподверженность колебаниям, постоянство, стойкость, твердость270) — это такое состояние группы, которое характеризуется наличием прочных постоянных связей между соучастниками и специфическими индивидуальными формами и методами деятельности. Об устойчивости банды могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений.271 Вывод об устойчивости группы делается на основе учета указанной совокупности факторов. Высокая степень организованности находит свое выражение в тщательной разработке планов деятельности банды, в соответствии с которыми определяются роль и задачи каждого соучастника, определенной иерархической структуре и распределении ролей между соучастниками, внутренней жесткой дисциплине с беспрекословным подчинением лидерам или главарям банды, продуманной системе материального обеспечения орудиями и средствами совершения преступления, создании системы противодействия различным мерам социального контроля со стороны общества, в том числе и обеспечением безопасности членов банды и т. д.272 Стабильность состава банды и ее организационной структуры является одним из условий установления прочных связей между соучастниками. Она позволяет соучастникам рассчитывать на взаимную помощь и поддержку друг друга при совершении преступления, облегчает взаимоотношения между членами и выработку методов совместной деятельности. Сказанное не означает, что состав банды всегда должен быть неизменным. Главное, чтобы сохранялся костяк банды, ее ядро, выступающее носителем идеологии банды, вокруг которого сплачиваются новые члены. Организационная структура вырабатывается в самом начале деятельности банды и может видоизменяться и приспосабливаться в зависимости от конкретных потребностей банды. Наличие своеобразных, индивидуальных по характеру форм и методов деятельности отражается путем указания в диспозиции ст. 209 на нападение как способ совершения преступления. Помимо этого, банды могут характеризоваться особой методикой определения объектов нападения, способов ведения разведки, спецификой способов совершения нападений и поведения членов банды, обеспечением прикрытия, отходов с места совершения преступлений и т. д., словом всем, что включается в понятие почерка банды. Так, например, банда братьев Т. совершала нападения, как правило, во второй половине дня, стремясь огневой мощью своего оружия сразу же исключить возможность сопротивления со стороны окружающих лиц, и тотчас же исчезала на автомобилях.273 Постоянство форм и методов преступной деятельности является гарантом надежности успешного совершения преступления, поскольку отработанные и проверенные приемы и способы нападений сводят до минимума вероятность ошибок участников в случаях непредвиденных ситуаций. Поэтому нападения чаще всего осуществляются одними и теми же способами. Полагаем, что в качестве субъективной социально-психологической характеристики устойчивости банды следует указать на сплоченность ее членов. В русском языке «сплоченный» означает «дружный, единодушный, организованный», а «сплотить» — «добившись единства, сплоченности, объединить».274 Социологи и психологи рассматривают сплоченность как основную социальную характеристику коллектива, которая отражает сложившуюся в группе форму межличностных отношений, опосредованных совместной групповой деятельностью. Сплоченность отражает уровень социально-психологической общности банды. В основе стремления лица именно к той общности, ценности которой оно само разделяет и где его собственные взгляды находят сочувствие и поддержку, лежит взаимодействие индивидуально-психологических особенностей личности и социально-психологической особенности группы. Вторым характерным признаком банды является вооруженность группы. Понятие оружия при бандитизме в целом такое же, как и при организации незаконного вооруженного формирования. По мнению Пленума Верховного Суда РФ, вооруженность предполагает наличие у участников банды огнестрельного или холодного, в том числе метательного, оружия как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневматического оружия.275 При этом на установление факта вооруженности и, соответствен- - но, на квалификацию количество оружия, а также правомерность или неправомерность владения им не влияют. Исключением являются лишь случаи вооруженности группы только газовым оружием, для приобретения которого не требуется лицензии (газовые баллончики, аэрозольные упаковки и механические распылители). Полагаем, что в таких случаях уровень вооруженности и, следовательно, опасности не достигает уровня, необходимого для квалификации по ст. 209 УК. Эти случаи необходимо квалифицировать как вооруженный групповой раз- бой по ст. 162 УК. Для установления признака вооруженности банды в соответствии с законом достаточно наличия оружия хотя бы у одного из членов банды при условии, что остальные соучастники знали об этом и допускали возможность его применения. Оружие (гражданское, служебное, боевое ручное стрелковое и холодное), боеприпасы, патроны и взрывчатые вещества могут быть как заводского изготовления, так и самодельные. В тех случаях, когда для определения характера предметов требуются специальные познания, по делу необходимо проведение соответствующей экспертизы.276 Банда должна создаваться с определенной целью — совершения нападений на граждан или организации. По мнению высшего судебного органа страны, «под нападением следует понимать действия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над потерпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения. Нападение вооруженной банды считается состоявшимся и в тех случаях, когда имевшееся у членов банды оружие не применялось».277 Нападение — это создание обстановки опасного состояния, в пространственных и временных границах которого сохраняется угроза применения насилия к неопределенно широкому кругу лиц. Поэтому как нападения следует расценивать и те конкретные эпизоды, когда возможность применения оружия обговаривалась, но в силу случайностей (в квартире не оказалось жильцов, сторож отлучился с объекта охраны и т. д.) надобность в применении оружия отпала. Изучение материалов судебной практики подтверждает данную точку зрения.278 Следует отметить, что в настоящее время в специальной литературе и судебной практике сложилось мнение, что банда не обязательно должна создаваться в целях совершения неопределенного количества преступлений, но может организовываться для совершения и одного, но требующего серьезной подготовительной работы, нападения. Объективная сторона бандитизма выражается в четырех альтернативных фор- ' мах: в создании банды, руководстве такой бандой (ранее эта форма рассматривалась как разновидность создания банды), участии в банде или в участии в совершаемых бандой нападениях. Эти формы относительно самостоятельны, и преступление будет оконченным с момента совершения любого из названных действий (усеченный состав). Создание банды как форма проявления бандитизма в судебной практике встречается редко, поскольку упомянутая деятельность отражается в приготовительных к нападению действиях, внешний контроль за которым весьма затруднен.279 В специальной литературе и судебной практике под созданием банды понимаются любые действия, результатом которых стала организация устойчивой вооруженной группы лиц, имеющей целью совершение нападений на отдельных граждан, государственные и негосударственные структуры.280 ТГри этом под созданием понимается не процесс, направленный на создание банды, а результат предпринимаемых виновными усилий. В тех случаях, когда действия, направленные на создание организованной устойчивой вооруженной группы, в силу их пресечения правоохранительными органами либо по другим обстоятельствам, не зависящим от воли создателей, не привели к сформированию банды, они должны квалифицироваться как покушение на создание банды.281 Руководство бандой выражается в определении направлений деятельности уже созданной банды. Оно может выражаться в планировании и выборе объектов нападений, вербовке новых членов, распределении обязанностей между соучастниками в процессе деятельности банды либо во время нападений, даче указаний и распоряжений членам банды, определении места нахождения оружия, руководстве совершением конкретных акций, распределении похищенных средств и тому подобных действиях. В обобщенной форме понятие руководства бандой было сформулировано Пленумом Верховного Суда РФ следующим образом: «Под руководством бандой понимается принятие решений, связанных как с планированием, материальным обеспечением и организацией преступной деятельности банды, так и с совершением ею конкретных нападений». Как правило, создатели и руководители банды — это одни и те же лица, однако возможны и другие ситуации: одни лица создали банду, а другие осуществляют руководство ею (находится более сильный лидер, создатели привлекаются к уголовной ответственности по другим делам либо вообще выбывают из банды). Более сложными для правовой оценки являются случаи, когда создатели и руководители банды одновременно принимают участие и в совершаемых нападениях, а таких случаев по изученной судебной практике оказывается большинство. Поскольку создание и руководство бандой предусматривается одной частью ст. 209 УК, а участие в банде или в совершаемых ею нападениях — другой, то возникает вопрос о квалификации по совокупности преступлений.282 Полагаем, что квалификация по совокупности преступлений в таких случаях невозможна, поскольку мы имеем дело с одним и тем же преступлением, однако имеющим различные формы выражения. Такой подход находит подтверждение не только в литературе, но и в судебной практике. Так, по делу Рустамова Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в определении от 18 марта 1998 г. указала: «Таким образом, по смыслу закона субъектами уголовной ответственности за бандитизм являются как создатели и руководители банды, так и ее участники. Причем единственное разграничение состоит в том, что для создателей и руководителей банды предусмотрена более строгая мера наказания. Поэтому действия создателей и руководителей банды подлежат квалификации только по ч. 1 ст. 209 УК РФ и дополнительной правовой оценки тех же действии по ч. 2 ст. 209 УК РФ не требуется».283 Основной формой бандитизма является участие в банде (ч. 2 ст. 209 УК). На данной стадии происходит уже более конкретное распределение ролей и обязанностей членов банды, осуществляется непосредственная подготовка к совершению нападений. Участие в банде означает выполнение функций члена банды. Член банды — это лицо, которое дало согласие на участие в деятельности банды и подтвердило его своей практической деятельностью в любой форме (участие в обсуждении планов банды, выполнение функций разведчика объектов нападения, предоставление финансовых средств, различных документов или выполнение любых иных действий во исполнение планов банды). Форма вступления в банду может быть различной, важно, чтобы это лицо считало себя участником банды, а другие члены рассчитывали на его помощь в любой форме в деятельности банды. Членство в банде не обязательно связано со знанием всех или нескольких иных членов банды, а достаточно контакта хотя бы с одним членом банды или ее руководителем. В соответствии со ст. 209 УК не требуется, чтобы все члены банды принимали непосредственное участие в нападениях. Согласно планам банды, отдельные члены могут выполнять и иные функции (выбирать объекты нападений, предоставлять транспорт, оружие или боеприпасы, осуществлять функции разведчиков либо сбывать похищенное), не участвуя при этом в нападениях. Действия таких лиц квалифицируются как участие в банде без ссылки на ст. 33 УК, поскольку банда в качестве формы соучастия предполагает не только соисполнительство, но и распределение ролей. От членства в банде следует отличать пособничество бандитизму, когда лицо эпизодически оказывает содействие членам банды в ее деятельности. В процессе деятельности банды ее участники помимо нападений могут соверщать и другие преступления (хищения имущества, причинение физического вреда здоровью потерпевших, изготовление поддельных документов, угон автотранспорта, хищение оружия и т. д.). Когда такие действия совершаются самостоятельно, вне связи с планами и намерениями банды, они должны квалифицироваться по совокупности преступлений как бандитизм и соответствующее преступление. Квалификация по совокупности сохраняется даже в тех случаях, когда члены банды сознают факт совершения преступления отдельными членами вне рамок банды. Более сложным является решение вопроса о правилах квалификации в тех случаях, когда совершение самостоятельных преступлений обусловлено членством в банде. В п. 13 постановления от 17 января 1997 г. Пленум указал: «С^дам следует иметь в виду, что ст. 209 УК РФ, устанавливающая ответственность за создание банды, руководство и участие в ней или в совершаемых ею нападениях, не предусматривает ответственность за совершение членами банды в процессе нападения преступных действий, образующих самостоятельные составы преступлений, в связи с чем в этих случаях следует руководствоваться положениями ст. 17 УК РФ, согласно которым при совокупности преступлений лицо несет ответственность за каждое преступление по соответствующей статье или части статьи УК РФ». Бандитизм — это сложное преступление, которое характеризуется четко зафиксированными в законе объективными признаками: наличием организованной устойчивой вооруженной группы (банды) и специальной целью. Если совершаемые преступления (хищения, причинение вреда здоровью, приобретение оружия в различных формах и т. д.) охватываются указанными признаками, то нет оснований квалифицировать содеянное бандой по совокупности ст. 209 и соответствующих статей УК284. О квалификации по совокупности можно говорить лишь в тех случаях, когда содеянное не, охватывается признаками бандитизма или сопряжено с посягательством на более ценный объект охраны, например, жизнь, либо когда это преступление совершается после нападения и не имеет с ним связи (например, причинение физического вреда сотрудникам правоохранительных органов, осуществляющих задержание членов банды). Следует отметить, что такая рекомендация не только ведет к выхолащиванию содержания бандитизма, утраты его самостоятельных объективных и субъективных качеств, но логично повлечет за собой и изменение подходов в квалификации других преступлений, например, дополнительную квалификацию по совокупности фактического завладения имуществом при разбое и вымогательстве. Участие в совершаемых бандой нападениях является второй формой бандитизма, предусмотренного в ч. 2 ст. 209 УК, и в судебной практике также встречается редко. Это самостоятельная форм бандитизма, за которую несут ответственность лица, не являющиеся членами банды, но сознательно участвовавшие в отдельных на падениях. Под участием в нападении следует понимать действия лиц, которые не только, например, применяли оружие или изымали похищенное, но и непосредственно обеспечивали нападение (доставляли членов банды к месту нападения, устраняли препятствия во время нападения, находились на страже и т. д.). При систематическом обеспечении нападений лицо, по существу, становится членом банды и должно отвечать уже за участие в банде. Выполнение лицом, не являющимся членом банды, действий по обеспечению нападения, но вне места и времени совершения нападения, следует расценивать как пособничество бандитизму, квалифицируемое по ст. 33 и 209 УК. Как пособничество бандитизму должны квалифицироваться и действия лиц, не являющихся членами банды, но совершавших эпизодические действия в интересах банды.1 Бандитизм будет оконченным при наличии любой из четырех названных форм. Для организаторов и руководителей банды преступление окончено с момента создании вооруженной банды независимо от того, были ли совершены планировавшиеся ею преступления. Согласно п. 7 постановления от 17 января 1997 г.: «Создание вооруженной банды является в соответствии с ч. 1 ст. 209 УК оконченным составом преступления независимо от того, были ли совершены планировавшиеся ею преступления». Для члена банды преступление считается оконченным с момента участия в любой форме в деятельности банды. Для лица, принимающего участие в нападении, преступление признается оконченным с момента участия в нападении. Субъективная сторона бандитизма характеризуется только прямым умыслом, поскольку в ст. 209 УК содержится указание на специальную цель деятельности банды — совершение нападений. Статья 209 УК не предусматривает в качестве обязательного элемента состава бандитизма каких-либо конкретных целей осуществляемых бандой нападений, следовательно, они находятся за пределами состава бандитизма и на квалификацию влияния не оказывают. К таким целям могут быть отнесены совершение убийств, причинение вреда здоровью, изнасилование, захват заложников, похи щение людей, завладение имуществом граждан и организаций, уничтожение либо повреждение имущества, подчинение влиянию банд определенных территорий или определенных лиц и т. д.1 Субъектами бандитизма являются лица, достигшие 16-летнего возраста (ст. 20 УК). Лица в возрасте от 14 до 16 лет, совершившие в составе банды преступления (убийства, причинение вреда здоровью, хищения и т. д.), отвечают по статьям, предусматривающим ответственность за эти преступления, если ответственность за их совершение наступает с 14 лет. Пределы ответственности виновных лиц при бандитизме решаются в соответствии с ч. 5 ст. 35 УК, согласно которой лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали. Квалифицированным видом бандитизма является совершение его лицом с использованием своего служебного положения. Согласно п. 11 постановления от 17 января 1997 г., «под совершением бандитизма с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 209 УК РФ) следует понимать использование лицом своих властных или иных служебных полномочий, форменной одежды и атрибутики, служебных удостоверений или оружия, а равно сведений, которыми оно располагает в связи со своим служебным положением, при подготовке или совершении бандой нападения либо при финансировании ее преступной деятельности, вооружении, материальном оснащении, подборе новых членов банды и т. п>. Использование лицом своего служебного положения означает не только выполнение тех прав и обязанностей, которые предоставляются соответствующим лицам по закону, но и использование возможностей, вытекающих из их служебного положения (связи, авторитет, возможность контактов с нужными людьми и т. д.). Данные лица могут состоять на службе как в государственных органах (работники органов власти и управления, правоохранительных и контролирующих органов и т. п.) или органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, так и в различных негосударственных структурах (коммерческих организациях, финансовых учреждениях, общественных организациях и объединениях, различных фондах и т. п.). Формы содействия могут быть различными: финансирование деятельности банды, предоставление информации об объектах и лицах, мерах, предпринимаемых правоохранительными органами по пресечению преступной деятельности банды, в том числе и оперативной информации, осуществление связи между соучастниками, снабжение оружием, боепри- пасами, транспортными средствами и иными средствами, совершение действий по подстраховке и прикрытию как деятельности банды в целом, так и ее членов при совершении ими отдельных преступлений и т. д. Бандитизм весьма близок к такому преступлению, как разбой. Если разбойное нападение совершается организованной вооруженной группой лиц (п. «г» ч. 2 и п. «а» ч. 3 ст. 162 УК), то отграничение может проходить только по признаку наличия предметов, используемых в качестве оружия, что не свойственно бандитизму. Определение законодателем в качестве основного признака организованной группы устойчивости логично привело к тому, что применительно к рассматриваемой ситуации образуется простор для злоупотреблений со стороны правоохранительных органов. В зависимости от решения конкретных задач нападение, совершаемое организованной вооруженной группой, можно будет квалифицировать и как разбой, и как бандитизм. Такое положение не соответствует принципам законности и справедливости уголовного права, поскольку данные преступления различаются как по характеру, так и по степени общественной опасности, отраженных в санкциях соответствующих статей. Организация преступного сообщества (преступной организации) (ст. 210 УК). В 2005 г. в России было зарегистрировано 244 случая совершения преступлений, предусмотренных ст. 210 УК. Ответственность за это преступление дифференцируется в зависимости от характера и степени участия конкретного лица в совершении деяния. По ч. 1 ст. 210 УК ответственности подлежат создатели и руководители преступного сообщества (преступной организации) либо объединения организованных групп, а по ч. 2 — участники сообщества (организации) либо объединения. Преступное сообщество (преступная организация) представляет собой сплоченную организованную группу (организацию), созданную для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданных в тех же целях (ч. 4 ст. 35 УК). В ч. 3 этой же статьи дается и определение организованной группы — устойчивая группа лиц, заранее объединившаяся для совершения одного или нескольких преступлений. Как следует из приведенного определения, характерными признаками преступного сообщества (преступной организации) являются организованность, сплоченность и специальная цель деятельности — совершение тяжких или особо тяжких преступлений. Термин «организация» в переводе с французского означает «совокупность людей, групп, объединенных для достижения какой-либо цели, решения какой-либо задачи на основе принципов разделения труда, разделения обязанностей и иерархической структуры».285 Следовательно, организованность означает внутреннюю упорядоченность, согласованность и взаимодействие составных частей системы и характеризуется весьма широким комплексом признаков: обязательным определением и формулированием целей совместной деятельности, тщательным продумыванием и планированием преступных акций, четко выраженной иерархической структурой и распределением ролей между соучастниками, внутренней жесткой дисциплиной с беспрекословным подчинением по вертикали, активной деятельностью организаторов, продуманной системой материального обеспечения орудиями и средствами совершения преступления, специализацией функций соучастников и самого сообщества, созданием «общака» для финансовой поддержки деятельности сообщества, круговой порукой и конспирацией, отработанными схемами отмывания «грязных» денег и их вложением в различные проекты, созданием системы противодействия различным мерам социального контроля, включая обеспечение безопасности как членов сообщества, так и сообщества в целом и установление связей с коррумпированными лицами государственного аппарата, и т. п.286 Характеристика сплоченности как социально-психологической составляющей сообщества (субъективная совместность) была дана при анализе состава бандитизма. Добавим только следующее. Характер деятельности и отношений в сообществе определяется внутригрупповыми нормами, которые представляют собой определенные шаблоны поведения и ориентированы на достижение целей конкретного сообщества за счет объединения физических и моральных сил всех соучастников. Подчинение этим нормам может быть как добровольным, так и принудительным, в том числе и на основе прямого физического или психического насилия. Чем сильнее зависимость соучастников от внутригрупповых норм, выше авторитет организаторов или руководителей, тем выше социально-психологическая общность членов сообщества и, следовательно, тем оно сплоченнее и с большей эффективностью может действовать. Следующим признаком преступного сообщества (преступной организации) является наличие специальной цели. В соответствии с диспозицией ч. 1 ст. 210 преступное сообщество или организация должны создаваться в целях совершения тяжких и особо тяжких преступлений. Сказанное, однако, не означает, что в процессе своей деятельности преступное сообщество не может совершать иные, не отнесенные к указанным, преступления. Основными доходными промыслами для организованной преступности являются распространение наркотиков и оружия, игорный и шоу-бизнес, а также контроль за проституцией и порнографией. Поэтому обоснованным является определение понятия преступного сообщества в ч. 4 ст. 38 Модельного Уголовного кодекса стран — участников СНГ с указанием на признак «цели получения незаконных доходов».287 Количественные характеристики преступного сообщества (преступной организации) в законе не определяются. Поэтому следует исходить из общих требований соучастия, предусмотренных ст. 32 УК.288 Оставляя в силе приговор по делу Т., осужденного наряду с другими статьями и по ст. 210 УК, Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала, что он прини- мал участие именно в преступном сообществе, которое характеризуется устойчивостью его членов, совместными действиями, направленными на осуществление общих преступных замыслов в целях получения наживы, четким распределением функций и обязанностей каждого члена, среди которых были лица иностранных государств, имело своего руководителя, который распределял конкретные обязанности между участниками; при этом на Т. возлагались обязанности по растаможиванию груза и переправке денег, полученных от продажи неучтенных аккумуляторов, за границу через Латвийское посольство и ВЭФ-банк, а на А. — по реализации контрабандного товара и перечислению денег путем безналичных расчетов за границу. Действия всех членов преступного сообщества были скоординированы и взаимообусловлены.289 По другому делу Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала на такие обязательные признаки преступного сообщества, как сплоченность и организованность, и истолковала их следующим образом: «По смыслу закона под сплоченностью следует понимать наличие у членов организации общих целей, намерений, превращающих преступное сообщество в единое целое. 0 сплоченности может свидетельствовать наличие устоявшихся связей, организационно-управленческих структур, финансовой базы, единой кассы из взносов от преступной деятельности, конспирации, иерархии подчинения, единых и жестких правил взаимоотношений и поведения с санкциями за нарушение неписаного устава сообщества. Признаки организованности — четкое распределение функций между соучастниками, тщательное планирование преступной деятельности, наличие внутренней жесткой дисциплины и т. д.».290 Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 210 УК, выражается в нескольких альтернативных формах: 1) в создании преступного сообщества (преступной организации); 2) в руководстве таким сообществом (преступной организацией) либо входящими в него структурными подразделениями; 3) в создании объединений организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп. Создание сообщества выражается в совершении различных действий, результатом которых стала организация преступного сообщества (преступной организации): определение целей деятельности и принципов формирования сообщества, разработка планов, подбор сообщников и распределение между ними обязанностей, назначение руководителей структурных подразделений, обеспечение деятельности формирования оружием, транспортными и иными необходимыми средствами, в том числе финансовыми, и т. п. Руководство таким сообществом (организацией) либо входящими в него структурными подразделениями выражается в совершении действий по определению тактики деятельности уже созданного формирования: разработка текущих и перспективных планов деятельности сообщества, определение объектов воздействия, дача распоряжений по текущим вопросам обеспечения деятельности сообщества, в том числе финансовым, кадровым, установление контактов с коррумпированными представителями органов власти и управления и т. п. Так, по одному из конкретных дел судебные органы в обоснование признания лица создателем и руководителем преступного сообщества (преступной организации) положили выполнение этим лицом следующих функций: • осуществление общего руководства и координация деятельности преступного сообщества (преступной организации), его структурных подразделений и организованной группы; • установление и поддержание связей, обмен информацией в сообществе, между структурными подразделениями, в организованной группе и с их участниками; • планирование деятельности преступного сообщества (преступной организации), его структурных подразделений, организованной группы и их участников для реализации общей преступной цели; • подготовка к совершению преступлений и их сокрытию; • организация приобретения и приобретение наркотического средства у отдельных лиц и в других структурных подразделениях сообщества; • организация сбыта наркотического средства в торговых точках и непосредственно покупателям, в том числе из торговой точки структурного подразделения сообщества, возглавляемого лично виновным лицом; • подбор и вербовка лиц для участия в деятельности преступного сообщества (преступной организации), его структурных подразделениях и вовлечение новых членов, распределение обязанностей между соучастниками и обучение преступным навыкам; • учет доходов, полученных преступным сообществом (преступной организацией), определение порядка их использования; • контроль за поддержанием в организации и ее структурных подразделениях жесткого внутреннего порядка, конспирации и безопасности путем установления и поддержания связей с коррумпированными сотрудниками правоохранительных органов и представителями криминальной среды; • принятие мер к расширению рынка продажи наркотических средств. Особенностью создания объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп является то обстоятельство, что оно создается для координации действий различных разрозненно действующих организованных групп в едином направлении, объединении человеческих и материальных ресурсов для их наиболее эффективного использования и получения максимальной выгоды, а также для выработки эффективных мер противодействия усилиям правоохранительных органов либо для разрешения спорных вопросов и раздела сфер влияния. В состав объединения могут входить как организаторы, руководители, так и иные представители организованных групп (неформальные лидеры, преступные авторитеты и т. п.). Объединение может быть как постоянно действующее, так и эпизодически работающее (по типу сходки «воров в законе»). В ч. 2 ст. 210 предусматривается ответственность участников преступного сообщества (преступной организации) либо объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп. Ответственность за участие в преступном сообществе (преступной организации) может наступать только при определенных условиях: а) действия виновного должны отражать преступный характер сообщества или объединения; б) действия должны быть причинно связаны с преступными планами и целями деятельности сообщества; в) соответствующие действия должны вписываться в русло общей направленности функционирования сообщества или объединения. Поэтому участниками сообщества следует признавать таких лиц, которые, сознавая свою принадлежность к преступному сообществу или объединению, дают согласие на участие в них и выполняют любые по характеру, но обязательно причинно обусловленные членством в сообществе или объединении действия, отражающие характер деятельности этого сообщества и являющиеся составной частью функционирования сообщества или объединения. Преступление будет оконченным с момента выполнения любой из названных альтернативных форм: для организаторов, руководителей сообщества или объединения — с момента организации последнего вне зависимости от того, успело ли сообщество совершить какое-либо преступление или нет, подготовлены ли какие-либо планы и созданы ли условия для совершения тяжких или особо тяжких преступлений; для участников — с момента выполнения любых действий, вытекающих из факта принадлежности к деятельности преступного сообщества (преступной организации). Субъективная сторона преступления характеризуется только умышленной виной в виде прямого умысла. Обязательным условием ответственности является также наличие специальной цели — совершения тяжких и особо тяжких преступлений или разработки планов и условий совершения таких преступлений. Мотивы, которыми руководствуются виновные лица, могут быть различными и на квалификацию содеянного не влияют. Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста. Пределы ответственности организаторов, руководителей и участников преступного сообщества определяются так же, как при бандитизме. Ответственность по ст. 210 УК наступает за сам факт организации, руководства или участия в деятельности преступного сообщества (преступной организации), поэтому совершение в составе сообщества каких-либо преступлений требует самостоятельной юридической оценки в квалификации по совокупности ст. 210 и соответствующих статей УК, предусматривающих ответственность за совершение данных преступлений. От бандитизма анализируемое преступление отличается, во-первых, отсутствием в сообществе цели совершения нападений на организации или граждан, во-вторых, ограниченным контингентом преступлений, ради совершения которых создается сообщество, и, в-третьих, отсутствием в преступном сообществе оружия. Однако если сообщество либо его структурные подразделения приобре- тают оружие и начинают совершать нападения на граждан и организации, то организация преступного сообщества (преступной организации) как преступление перерастает в бандитизм, и квалифицироваться такие действия уже должны по ст. 209 УК, поскольку она предусматривает более тяжкое преступление. Организационная деятельность в этих случаях выступает в качестве подготовительного этапа к организации банды, и соответственно дополнительной квалификации по ст. 210 УК не требуется. Понятие и характеристика использования лицом своего служебного положения как квалифицированного вида организации преступного сообщества (преступной организации) тождественны этому же признаку при бандитизме. В примечании к ст. 210, как и к ст. 208, имеется поощрительная норма, согласно которой лицо, добровольно прекратившее участие в преступном сообществе ‘ (преступной организации) или входящем в него (нее) структурном подразделении либо объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп и активно способствовавшее раскрытию или пресечению этого преступления, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. В основных признаках это примечание тождественно примечанию к ст. 208 УК. О характеристике активного способствования раскрытию или пресечению преступления см. соответствующий комментарий к п. «и» ст. 61 УК. Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ст. 211 УК). В соответствии с диспозицией ст. 211 УК предметом преступления являются: судно воздушного транспорта, судно водного транспорта и железнодорожный подвижной состав. К воздушному транспорту относятся летательные аппараты, поддерживаемые в атмосфере за счет взаимодействия с воздухом, отличного от взаимодействия с воздухом, отраженным от поверхности земли или воды (самолеты, вертолеты, планеры, дирижабли и т. п.).1 Судно водного транспорта — самоходное или несамоходное плавучее сооружение, используемое в целях судоходства для перевозок грузов, пассажиров, багажа, специального назначения — буксировки судов, разведки и добычи полезных ископаемых, строительных, лоцманской и ледокольной проводки, спасательных операций и т. д., в том числе судно смешанного (река — море) — ст. 3 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ от 7 марта 2001 г. № 24-ФЗ. К судам водного транспорта следует относить также и маломерные суда (см. ст. 11.7 КоАП РФ). Под железнодорожным подвижным составом следует понимать локомотивы, грузовые вагоны, пассажирские вагоны локомотивной тяги и мотор-вагонный подвижной состав, а также иной предназначенный для обеспечения осуществления перевозок и функционирования инфраструктуры железнодорожный подвижной состав, за исключением трамвая (ст. 2 Федерального закона от 10 января 2003 г. № 17-ФЗ «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации»), Объективная сторона преступления выражается в совершении одной из двух альтернативных форм активных действий — угоне соответствующего судна или подвижного состава либо в их захвате с целью угона. Под угоном следует понимать ' См.: СЗ РФ. 2001. № 11. Ст. 1001. самовольные ненасильственные действия по уводу судна или состава с места их нахождения. Угон сопряжен с установлением контроля со стороны виновных лиц над судном или подвижным составом и последующим перемещением судна или состава с того места, где они находились в определенный конкретный момент. Угон будет в случаях, когда судно находится без экипажа, состав — без машиниста, пассажиров, охраны либо данные транспортные средства угоняются по договоренности с экипажем, обслуживающим персоналом или охраной, а также когда вышеуказанные лица по каким-либо причинам не могут повлиять на поведение угонщиков и поэтому занимают пассивную позицию. Место нахождения судна или состава на момент угона (на стоянке в аэропорту или водном порту, на рейде или на курсе, в депо, полете, на станции и т. д.) для квалификации значения не имеет. В отличие от угона захват — это насильственное установление контроля над воздушным или водным судном либо железнодорожным подвижным составом с целью угона. При захвате, квалифицируемом по ч. 1 ст. 211 УК, характер насилия не может выходить за пределы насилия, не опасного для жизни или здоровья (см. соответствующий раздел к ст. 161), либо угрозы применения такого насилия. Угроза (психическое насилие) должна носить реальный характер, т. е. обстоятельства ее высказывания должны свидетельствовать о готовности виновных немедленно применить физическое насилие в случае отказа потерпевших выполнить какие-либо требования угонщиков. Насилие может применяться к членам экипажа, обслуживающему персоналу, охране, пассажирам либо любым иным лицам, которые по тем или иным причинам оказались на транспортном средстве или вблизи его. Формы контроля над соответствующим транспортным средством могут быть различными (управление названными средствами самими угонщиками либо членами экипажа, машинистами или пассажирами под руководством виновных лиц). Угон является оконченным преступлением с момента изменения места нахождения судна или состава (с началом полета воздушного судна или движения подвижного состава, водного судна либо изменения курса судна), а захват — с момента выхода их из законного владения и установления над ними неправомерного контроля со стороны угонщиков. Попытка угона или захвата соответствующих транспортных средств квалифицируется как покушение на преступление. Субъективная сторона преступления характеризуется только прямым умыслом. Для захвата судна или подвижного состава конститутивным признаком является наличие специальной цели — угона. Захват, не сопровождавшийся угоном, а преследующий иные цели, не образует преступления, квалифицируемого по ст. 211 УК. Причинение вреда собственнику судна, подвижного состава, груза или багажа требует самостоятельной оценки по соответствующим статьям УК. Мотивы деятельности могут быть различными и на квалификацию действий виновных не влияют. Субъектом преступления может быть лицо, достигшее 16-летнего возраста. В отличие от состава преступления, предусмотренного ст. 166 УК (неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения), субъектом этого преступления могут быть и члены экипажа, машинисты, которые имеют доступ к транспортному средству в связи с выполнением своих служебных "обязанностей. Квалифицированным видом угона (ч. 2 ст. 211 УК) является совершение этого преступления: а) группой лиц по предварительному сговору; в) с применением насилия, опасного для жизни и здоровья; г) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Содержание этих признаков было рассмотрено при анализе терроризма (п. «а» ч. 2), захвата заложника (п. «г» и частично п. «в» ч. 2). Угроза применением насилия, опасного для жизни или здоровья, означает психическое воздействие на потерпевшего в форме угрозы применения насилия, которое может повлечь причинение лицу легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью. Особо квалифицированным видом угона является: а) совершение деяния организованной группой; б) угон, повлекший по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия. Содержание этих признаков было рассмотрено при анализе особо квалифицированного вида терроризма. Массовые беспорядки (ст. 212 УК). Высокая степень общественной опасности массовых беспорядков обусловлена, во-первых, самим фактом существования трудно поддающейся внешнему контролю большой массы людей; во-вторых, стихийным характером поведения участников толпы, который сопряжен с массовым уничтожением и повреждением имущества, причинением физического вреда здоровью или смерти значительному числу людей, дезорганизацией деятельности органов власти и управления, транспорта; в-третьих, неблагоприятной тенденцией массовых беспорядков к росту, особенно в условиях общей экономической, политической, социальной и психологической неустойчивости и нестабильности общества. Объективная сторона массовых беспорядков выполняется только путем активных действий, выражающихся в нарушении множеством лиц (толпой) установленного порядка в публичных местах. Множество лиц (толпа) характеризуется рядом специфических признаков. Во- первых, количественно масса людей не определяется291. Во-вторых, относительная связанность какой-либо общей идеей придает толпе определенную направленность. В-третьих, имеет место стихийный характер сбора людей, что, однако, не исключает наличия и организационных моментов, но они, как правило, касаются не всей толпы, а ее костяка, который по сравнению с толпой может быть весьма немногочисленным. В-четвертых, трудноуправляемость большим массивом людей, что может привести к потере контроля со стороны ее руководителей над поведением толпы и, соответственно, к стихийному развитию событий, может быть, даже далеко выходящих за пределы первоначально задуманного. Согласно закону, массовые беспорядки являются ответной реакцией на неправомерные действия органов власти. В случаях незаконности предъявляемых требований к участникам и организатора^ толпы ответственность по ст. 212 УК наступать не может. Законодатель дифференцирует ответственность за массовые беспорядки в зависимости от характера и степени общественной опасности совершаемых виновными лицами действий: организаторы массовых беспорядков привлекаются поч. 1 ст. 212 УК, участники беспорядков — поч. 2, и по ч. 3 — лица, призывающие к активному неподчинению законным требованиям представителей власти, к массовым беспорядкам, а равно к насилию над гражданами. В соответствии со ст. 33 УК организация массовых беспорядков может выражаться в следующем. Во-первых, в совершении действий, направленных на подготовку к массовым беспорядкам (выбор места и времени совершения беспорядков, определение из числа участников массовых беспорядков лиц, ответственных за отдельные акции, подготовку агитационных плакатов и призывов, разработку планов действий, организацию связи, снабжения оружием, транспортом, другими подручными средствами, созыв участников массовых беспорядков и т. п.). Действия организаторов связаны с воздействием на неопределенно большой круг людей и могут включать в себя как собственно организационные действия, так и элементы подстрекательства. В тех же случаях, когда лицо ограничивается только подстрекательством (призывами к толпе, группе лиц) и не предпринимает усилий для организации массовых беспорядков, оно привлекается к.ответственности по ч. 3 ст. 212 УК. Во-вторых, в совершении действий по непосредственному руководству массовыми беспорядками в период их совершения (отдача конкретных распоряжений по доставке пищи, воды, медикаментов, спиртного, оружия, перекрытие путей движения подразделений охраны безопасности, внутренних войск, совершение конкретных актов погромов, поджогов, вербовка новых лиц в состав участников беспорядков, распределение людей на группы с постановкой им конкретных задач, направление движения толпы в определенное место и т. п.). В соответствии с законом массовые беспорядки должны сопровождаться насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти, на неправомерные действия органов власти. Насилие как обязательный фактор, сопутствующий нарушению установленного порядка в публичных местах, совершаемому множеством лиц (толпой), может быть как в форме психического (угроза причинения вреда здоровью или смерти, изнасилования или совершения мучительных действий, уничтожения или повреждения имущества и т. п.), так и физического насилия (совершение действий, связанных с ограничением свободы передвижения, причинением физической боли либо повлекших за собой последствия, предусмотренные ст. 112 и 115 УК). Причинение смерти или тяжкого вреда здоровью выходит за пределы насилия, предусматриваемого массовыми беспорядками, и должно квалифицироваться по совокупности со ст. 105 и 111 УК. Совершение погромов связано с применением насилия и причинением имущественного вреда в процессе массовых беспорядков. Поджоги — это совершение различных действий, приведших к возгоранию строений, транспортных средств, имущества, иных материальных ценностей. Под уничтожением имущества понимается приведение в полностью не пригодное для использования состояние сооружений, транспорта, коммуникаций, жилищ, предметов обихода и т. п. Под применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств понимается использование их поражающих свойств для причинения физического вреда потерпевшим, разрушения различных объектов либо создания реальной возможности наступления таких последствий. Оказание вооруженного сопротивления представителю власти выражается в активном противодействии законной деятельности представителей власти по поддержанию общественного порядка и обеспечению общественной безопасности либо в принуждении этих лиц к выполнению явно незаконных действий, совершаемых с применением оружия, когда создается угроза их жизни или здоровью. Вооруженность означает наличие соответствующих видов оружия. Участие в массовых беспорядках (ч. 2 ст. 212 УК) сопряжено с непосредственным совершением участниками толпы во время нарушения установленного порядка актов насилия, погромов, поджогов, уничтожения имущества, применения оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также вооруженного сопротивления представителям власти. В ч. 3 ст. 212 УК предусматривается специфическая форма массовых беспорядков — призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам, а равно призывы к насилию над гражданами. Призывы образуют публичное обращение в целях возбуждения желания совершения определенных действий у части населения. Они могут совершаться с помощью средств массовой информации, путем подачи сигналов, составления и оглашения требований, программ, петиций и т. п„ а также непосредственно через микрофоны на собраниях, митингах и т. д. Обязательным условием ответственности по ч. 3 ст. 212 УК является направленность призывов на совершение определенных, прямо указанных в законе действий. Преступления, предусмотренные ч. 1 и 3 ст. 212 УК, будут окончены с момента организации беспорядков либо с момента оглашения призывов. Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 212 УК, будет окончено с момента совершения указанных в ней действий — применения насилия, совершения погромов, поджогов и т. д. Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной формой вины. При этом организатор и подстрекатель всегда действуют только с прямым умыслом. Участники массовых беспорядков могут действовать как с прямым, так и с косвенным умыслом. Характер целей и мотивов, которыми руководствуются организаторы и участники беспорядков, в законе не описывается, поэтому они могут быть различными (недовольство социально-экономическими условиями жизни, деятельностью государственных органов, хулиганские побуждения, национальная неприязнь и т. п.). Субъект массовых беспорядков — лицо, достигшее 16-летнего возраста. Участники массовых беспорядков, совершившие конкретные акты насилия, погромы, поджоги и т. д., могут привлекаться к ответственности и по достижении 14 лет, если в соответствии с законом ответственность за эти конкретные преступления установлена с этого возраста. Пиратство (ст. 227 УК). Пиратство, иначе еще именуемое морской разбой, является одним из давних видов международных уголовных преступлений. Правовые основы борьбы с этим опасным преступлением закреплены в решениях Женевской конвенции об открытом море 1958 г. и Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. По Конвенции 1958 г. пиратство определяется как любой неправомерный акт насилия, задержания или грабежа, совершаемый с личными целями экипажами судов и направленный против какого-либо другого судна либо против лиц или имущества, находящегося на их борту, в открытом море или за пределами юрисдикции какого бы то ни было государства. Такое же определение пиратства воспроизведено без изменений и в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. В качестве предмета нападения ст. 227 называет морское или речное судно. Ни принадлежность судна, ни его грузоподъемность на квалификацию содеянного как пиратства не влияют. Вместе с тем это судно обязательно должно находиться за пределами государственной границы, в противном случае содеянное образует состав разбоя, грабежа или бандитизма. Объективная сторона пиратства определяется в законе как нападение на морское или речное судно, совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения. О понятии нападения см. соответствующий раздел к составу бандитизма. Физическое насилие может выражаться в ограничении свободы передвижения, связывании, причинении различного вреда здоровью и других подобных действиях. Умышленное причинение смерти выходит за пределы состава пиратства и должно дополнительно квалифицироваться по ст. 105 УК. Угроза применения насилия (психическое насилие) выражается в высказывании намерения применить физическое насилие (причинить смерть, вред здоровью, уничтожить имущество и т. д.) в случае сопротивления со стороны потерпевших. Однако следует иметь в виду, что не всякое причинение вреда здоровью либо угроза причинения вреда, совершаемые на судне, следует рассматривать как пиратство, а только такие, которые направлены на завладение судном или имуществом, находящимся на его борту. Пиратством признают, в частности, захват и задержание судна, причинение физического вреда экипажу и пассажирам, потопление судна, грабеж и разбой имущества, обстрел судна и т. п. В соответствии с Конвенциями 1958 и 1982 гг. пиратством признается также нападение с воздуха, с летательных аппаратов, выразившиеся в обстреле и бомбардировке судна. Пиратство будет оконченным с момента совершения нападения. Реально это означает, что оконченным преступлением следует считать уже сам факт насильственного задержания судна, несмотря на то что впоследствии оно может быть и отпущено, а также преследование судна, сопровождаемое применением физического или психического насилия. С субъективной стороны пиратство совершается только с прямым умыслом, поскольку в ст. 227 УК прямо указывается на специальную цель нападения — завладение чужим имуществом. Если нападение совершается с иными целями, например, осложнения отношений или провоцирования конфликта с другим государством, захвата заложника и т. п., то содеянное должно получать иную уголовно-правовую оценку. В отличие от Конвенции 1958 г. российский законодатель, указав на цель нападения, сузил пределы субъективной стороны. Согласно ст. 15 указанной Конвенции пиратство как преступление международного характера совершается с личными целями, которые чаще всего выражаются в корыстных побуждениях, мести или ненависти. Субъект пиратства — лицо, достигшее возраста 16-летнего возраста, независимо от гражданства. Пиратство, исходящее из военных либо государственных судов и кораблей, представляет интересы и волю государства, поэтому такие действия следует расценивать как акт агрессии, что связано с иной уголовноправовой оценкой.292 Квалифицированным видом пиратства (ч. 2 ст. 227 УК) является совершение деяния с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Содержание этого признака аналогично содержанию тождественного квалифицирующего признака при захвате заложника (п. «г» ч. 2 ст. 206 УК) и поэтому дополнительно рассматриваться не будет. Особо квалифицированным видом пиратства является совершение его организованной группой лиц либо повлекшее по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия. Данные признаки также аналогичны соответствующим особо квалифицирующим признакам терроризма (ч. 3 ст. 205 УК).
<< | >>
Источник: Комиссаров В. С.. Российское уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов.. 2008

Еще по теме § 2. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ОБЩЕЙ БЕЗОПАСНОСТИ:

  1. Глава 16. Преступления против жизни и здоровья
  2. Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина
  3. Глава 21. Преступления против собственности
  4. Преступления против интересов службы в коммерческих организациях
  5. Глава 24. Преступления против общественной безопасности
  6. Преступления против здоровья населения и общественной нравственности
  7. Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта
  8. Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления
  9. Преступления против правосудия
  10. Преступления против порядка управления
  11. Глава 33. Преступления против военной службы
  12. Глава 34. Преступления против мира и безопасности человечества
  13. § 4. Общие условия предварительного расследования
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -