<<
>>

Исключительный характер правила о снижении неустойки

К сожалению, на практике мы нередко встречаемся с полным игнорированием исключительного характера такой меры, как снижение неустойки. Сама конструкция ст. 333 ГК, по словам В.В. Витрянского, хотя и является необходимым элементом гражданского права, но неизбежно нарушает основополагающий гражданско-правовой принцип диспозитивности и автономии воли сторон, а равно зачастую противоречит процессуальному принципу состязательности сторон <*>. Этот фактор предопределяет, что данная мера должна носить характер исключения из правил и применяться в тех редких, "вопиющих" случаях, когда судебное невмешательство будет явно попирать справедливость и необоснованно нарушать права одной из сторон.

Данный подход к ст. 333 ГК как к исключительной мере, на которую вправе рассчитывать должник в случаях явной несоразмерности неустойки, является гарантом эффективности самой неустойки как формы договорной ответственности. Российское право и без того наделило суды правом самостоятельно снижать неустойку, причем в любой инстанции, и довольно широко толкует понятие последствий нарушения договора. Если при этом еще и превратить саму возможность снижения неустойки в некую заведенную практику, воспринимаемую судами зачастую как свою обязанность, то можно получить значительное снижение эффективности защиты прав кредитора, размывание преимуществ самого института неустойки и, как следствие, падение договорной дисциплины.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. С. 492.

Поэтому крайне важным является соблюдение баланса между принципами диспозитивности, автономии воли сторон, эффективности защиты нарушенных прав, с одной стороны, и принципами справедливости и адекватности ответственности тяжести нарушения - с другой. Дабы соблюсти этот хрупкий баланс, суды при постановке вопроса о возможности снижения неустойки не должны забывать, что (1) неустойка не аналог убытков и ее размер кредитор не обязан обосновывать, (2) снижение возможно исключительно в случаях явного, бросающегося в глаза несоответствия между размером неустойки и последствиями нарушения, (3) при оценке соразмерности нельзя ориентироваться исключительно на размер неустойки, а нужно брать в расчет реальные последствия нарушения. Последовательное применение судами этих критериев должно позволить более четко отразить характер механизма снижения неустойки по ст. 333 ГК как меры исключительной.

Отграничение правила ст. 333 ГК от смежных механизмов

снижения ответственности

Иногда можно встретить судебный акт, где суд снизил неустойку по ст. 333 ГК, приняв во внимание степень вины должника в нарушении обязательства, тяжелое финансовое положение и другие подобные обстоятельства, относящиеся скорее к характеристике причин нарушения, нежели последствий оного. Так, в одном деле указывалось на невыделение государственному учреждению финансирования из бюджета в качестве основания для применения ст. 333 ГК <*>. Безусловно, такой подход нельзя признать правильным, так как он приводит к смешению понятий. Как разъяснил ВАС РФ в обзоре судебной практики применения ст.

333 ГК, степень вины должника в нарушении (там, где это имеет юридическое значение) может являться поводом для применения правил об освобождении от ответственности по ст. 401 ГК, но никак не правила ст. 333 ГК <**>. Аналогичный же подход отражается и во многих постановлениях ВАС РФ по конкретным делам <***>.

--------------------------------

<*> Постановление Президиума ВАС РФ от 22.10.1996 N 2231/96.

<**> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14.07.97 N 17 "Обзор практики применения судами ст. 333 ГК РФ" (п. 7).

<***> Постановления Президиума ВАС РФ от 01.12.1998 N 3069/97; от 15.02.2002 N 3858/01 и др.

Как известно, невиновность должника может учитываться при привлечении к ответственности исключительно в отношениях непредпринимательского характера. При этом виновность презюмируется, а обратное вправе доказать должник. В отношениях же предпринимательских основанием для освобождения от ответственности может являться наличие обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора). В связи с изложенным немаловажно отметить, что и последствия возникновения обстоятельств непреодолимой силы необходимо столь же четко отличать от механизма, заложенного в ст. 333 ГК.

Итак, на первый взгляд суды в целом успешно справляются с решением такого рода коллизий. В действительности же, учитывая сложившуюся практику широкого применения правила о снижении неустойки без какого-либо серьезного исследования последствий и вопроса соразмерности, можно констатировать, что на практике в основе решения о снижении неустойки очень часто лежат доводы, относящиеся скорее к ст. 401 ГК, чем к ст. 333 ГК. Классический пример: государственное унитарное предприятие, являющееся, как известно, коммерческой организацией, при взыскании с него задолженности за отгруженную продукцию пытается снизить размер неустойки на основании того, что у него сложилось крайне тяжелое финансовое положение, наличествует картотека на счетах, оно выполняет важнейшие социальные задачи, не финансируется государством или по иным причинам не имело реальной возможности вовремя расплатиться с кредитором. Формально суд не имеет права снизить неустойку по этим причинам, даже если признает, что должник был невиновен в нарушении: ведь ГУП является коммерческой организацией, отвечает независимо от наличия или отсутствия его вины в нарушении и поэтому не имеет права ссылаться на свою невиновность. Но де-факто суды зачастую входят в положение ответчика и снижают неустойку на основании ст. 333 ГК, формально ссылаясь на несоразмерность, а в действительности просто проявляя снисхождение к ответчику. Конечно же такой подход недопустим, так как размывает границы между различными правовыми институтами и предоставляет судам неоправданную свободу при решении вопроса о размерах ответственности, а в итоге потакает должникам, провоцирует их нарушать договоры и в целом не способствует формированию здоровой договорной дисциплины в экономике.

Встречается также снижение судом неустойки на основании длительности периода просрочки. Мол, не предъявляя иска в суд о взыскании долга в течение долгого периода времени, кредитор сам способствовал увеличению своих убытков и необоснованному увеличению объема начисляемых санкций <*>. В этой связи заметим следующее. Во-первых, согласно позиции ВАС РФ действия кредитора, способствовавшие увеличению размера ответственности, не могут служить основанием для применения ст. 333 ГК: для этого случая имеется специальная ст. 404 ГК "Вина кредитора" (см. п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 14.07.97 N 17).

Напомним, что согласно ст. 404 ГК, когда имеется обоюдная вина кредитора и должника, кредитор своими действиями сам способствовал увеличению своих убытков или не предпринял мер по их минимизации, суд должен соразмерно снизить ответственность должника.

--------------------------------

<*> Постановления ФАС Московского округа от 11.09.2002 N КГ-А40/5926-02; от 24.12.2001 N КГ-А40/7578-01; Постановление Президиума ВАС РФ от 19.05.1998 N 7770/97 и др.

Говоря о ст. 404 ГК, следует заметить, что нельзя в полной мере согласиться с мнением, несколько раз отраженным в отдельных постановлениях Президиума ВАС РФ <*>, о том, что несовершение кредитором в течение долгого времени активных действий, направленных на судебное взыскание долга (предъявление иска в суд), может быть расценено как вина кредитора в порядке ст. 404 ГК и использовано должником против кредитора в процессе. Следует учесть, что предъявление иска не является обязательным условием для погашения долга: обязательство как было до вынесения решения, так и осталось. Предъявление или непредъявление иска является процессуальным правом кредитора, который волен им воспользоваться по собственному усмотрению или применить иную тактику в отношении должника (войти в положение должника и де-факто предоставить ему отсрочку, попытаться уступить права требования по данной задолженности или отложить возбуждение процесса по иным причинам). "Наказание" кредитора за то, что он не начал немедленно судиться, а пытался уладить вопрос мирным путем, шел навстречу должнику и надеялся на то, что должник выправит свое финансовое положение и расплатится, видится нам в данном случае необоснованным. Наоборот, длительность нарушения обязательства может быть расценена как фактор, усугубляющий вину.

--------------------------------

<*> См., напр.: Постановления Президиума ВАС РФ от 15.06.1999 N 6308/98; от 01.07.1997 N 1451/97. Обратная позиция отражена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 20.06.2000 N 1569/00.

Если же действия кредитора, действительно, подпадают под регулирование ст. 404 ГК, то ответственность может быть снижена судом именно со ссылкой на данную статью. Хотя в принципе в практическом плане ничего "криминального" в совместном применении ст. ст. 333 и 404 ГК в случаях, когда кредитор на самом деле способствовал увеличению своих убытков, мы не видим. Снижение гипотетически подлежащих взысканию с должника убытков не может не сказаться на вопросе соразмерности неустойки. Приведем пример. Покупателю А, отплатившему товар, поставщик Б заявил о невозможности отгрузить товар по причине его гибели и предложил вернуть предоплату. Зная об этом, покупатель А заключил договор на перепродажу этого товара компании В. Не получив от покупателя А товар, компания В взыскала с покупателя А неустойку и убытки. Покупатель А предъявил эти суммы поставщику Б в качестве своих убытков от нарушения. В данном примере суду следует применить ст. 404 ГК и снизить объем ответственности поставщика, так как перепродавец, заключая договор на перепродажу товара, который поставщик ему поставить не может, своими действиями способствовал увеличению своих убытков или, по крайней мере, не предпринял необходимых действий для минимизации своих потерь. В этой ситуации, если покупатель предъявит поставщику неустойку, а не убытки, то у суда будут все основания для снижения и данной меры, в силу того, что она (1) является такой же мерой ответственности, как и убытки, и на нее в той же мере распространяется ст. 404 ГК, (2) снижение объема убытков кредитора, доступных для взыскания, приводит и к возникновению ситуации несоразмерности неустойки, а соответственно открывает дорогу и для применения ст. 333 ГК.

И тем не менее, несмотря на, казалось бы, четкую аргументацию, приведенную выше, считаем целесообразным заметить, что в определенных случаях снижение неустойки или убытков по ст. 404 ГК возможно по причине долгого непредъявления иска в суд. Речь идет о требовании об исполнении неденежного обязательства в натуре. Напомним, что мы считаем предъявление кредитором иска о присуждении к исполнению в натуре неденежного обязательства по прошествии долгого времени с момента начала периода просрочки основанием для отказа в таком иске. Данная позиция отражена в ряде современных исследований в качестве одного из условий для успешной реализации иска об исполнении в натуре <*>, закреплена в законодательстве ряда стран (п. 3 ст. 23 шведского и финского Законов о купле-продаже, ст. 26 датского Закона о купле-продаже, ст. ст. 109 - 110 Закона о контрактах КНР), в бельгийской и английской судебной практике <**>, а также нашла свое отражение в Принципах европейского контрактного права (п. 3 ст. 9:102). Она основана на том, что разумный кредитор не должен держать должника, обязанного выполнить неденежное обязательство, в неопределенности по поводу того, что он потребует - возврата предоплаты или принудительного исполнения обязательства в натуре. Поэтому предлагается под страхом возможного отказа в иске подстегивать кредитора к скорейшему выбору между двумя этими средствами защиты. Безусловно, при определении разумного срока для предъявления такого иска следует учитывать все обстоятельства дела, поведение кредитора и должника и т.д. <***>. Каких-либо подтверждений закрепления такого подхода в российской судебной практике на настоящий момент нет. Тем не менее нам это правило кажется вполне разумным и достойным для закрепления в российской правовой доктрине и судебной практике. В этом случае неминуемо встанет вопрос о том, может ли этот же критерий учитываться при снижении неустойки, начисленной за просрочку исполнения неденежного обязательства.

--------------------------------

<*> См.: Карапетов А.Г. Иск о присуждении к исполнению обязательства в натуре. С. 117; Гришин Д. Теоретические и практические аспекты исполнения обязательств в натуре // ЭЖ-Юрист. 2001. N 32. С. 12.

<**> Principles of European Contract Law. Part I and II. Prepared by the Commission on European Contract Law. Edited by O. Lando and H. Beale // Kluwer Law Int., The Hague, 2000. Р. 401.

<***> Например, если будет установлено, что должник предлагал кредитору расторгнуть договор и был готов вернуть предоплату, объясняя, почему он не может исполнить его, а кредитор, несмотря на это, не принимал отказ, продолжал настаивать на исполнении и в то же время не заявлял соответствующих требований в суд, то такие действия, если они имели место в течение значительного промежутка времени, должны послужить основанием для отказа в иске об исполнении в натуре. В таком случае покупатель будет ограничен правом взыскать назад предоплату и требовать компенсации убытков. Если же в описанной ситуации должник, получив предоплату, уверял кредитора, что обязательно исполнит договор, оттягивал время, пользуясь денежными средствами, полученными от кредитора, и не заявлял однозначно об отказе от договора, то предъявленный кредитором, у которого в конце концов кончилось терпение, иск об исполнении в натуре не может быть отклонен по причине просрочки разумного срока для предъявления такого иска.

На наш взгляд, если суд отказывает кредитору в принудительной реализации в суде его права на исполнение в натуре по причине того, что, по сути, признает бездействие кредитора проявлением недобросовестности, то этот фактор просто не может не затронуть объема ответственности должника. В данном случае будет вполне возможно применить ст. 404 ГК, рассмотрев бездействие кредитора как фактор, увеличивающий негативные последствия от нарушения, а равно как непринятие кредитором разумных действий по минимизации таких последствий. Следовательно, откроется возможность снижать ответственность, в том числе и неустойку. Как уже говорилось, если суд посчитает размер неустойки (с учетом длительности непредъявления иска и отказа в праве на принудительное исполнение в натуре) чрезмерным, не будет ошибкой сослаться на совместное применение ст. ст. 404 и 333 ГК.

Приведем пример. Подрядчик обязался возвести заказчику гараж. Заказчик полностью авансировал работы, но подрядчик отказался от постройки гаража, объяснив это арестом его строительного оборудования и техники по требованию третьих лиц, и предложил вернуть предоплату и расторгнуть договор. Заказчик отказался и настаивал на исполнении договора в натуре, правда не предъявляя соответствующего иска в суд. По прошествии двух с половиной лет заказчик решил все-таки обратиться в суд с иском о присуждении подрядчика к исполнению обязательства в натуре. Суд отказывает в таком иске, сославшись на то, что иск заявлен хотя и в пределах срока давности, но с учетом конкретных обстоятельств дела за пределами разумного срока для реализации такого иска в суде. В такой ситуации заявленная заказчиком ко взысканию неустойка в размере 50% годовых от стоимости работ может быть снижена по причине того, что предъявляемый заказчиком в качестве обоснования соразмерности неустойки примерный расчет убытков и иных негативных последствий нарушения должен быть судом "урезан" по ст. 404 ГК. В данной ситуации вполне разумным было бы уменьшение неустойки до уровня средних ставок банковского процента по краткосрочным кредитам.

<< | >>
Источник: Карапетов А.Г.. НЕУСТОЙКА КАК СРЕДСТВО ЗАЩИТЫ ПРАВ КРЕДИТОРА. В РОССИЙСКОМ И ЗАРУБЕЖНОМ ПРАВЕ. 2005

Еще по теме Исключительный характер правила о снижении неустойки:

  1. Целесообразность правила о снижении неустойки
  2. Зачетный характер неустойки
  3. Денежный характер неустойки
  4. Лекция тринадцатая. Исключительное положение Потребность в исключительном положении
  5. Уровень судебной инстанции, на котором возможно снижение
  6. № 25. Види неустойки.
  7. № 83. Поняття неустойки та її значення.
  8. Неустойка та її види
  9. Неустойка
  10. Неустойка
  11. § 2. Неустойка
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -