<<
>>

Наша политика мира, политика урегулирования отношений остается незыблемой

Нынешний момент отличается чрезвычайно большим обилием неясностей и неоформленностью в мировых отношениях вообще и в частности в системе отношений к нам. Очень большую роль, конечно, играет вопрос о долгах, и если с английским правительством мы сейчас переговоров не ведем, то мы считали бы вполне возможным вести переговоры в Сити с частными капиталистами Англии.

Это облегчило бы в будущем наши переговоры с английским правительством.

По отношению к Франции мы находимся на пороге этих переговоров. Французское правительство указало нам на то общество, которое является официальным представителем интересов держателей займов и которое будет вести переговоры со стороны держателей займов. Наша делегация, возглавляемая т. Преображенским, изучала финансовую сторону требований французских держателей.

Итак, есть возможность начать переговоры, — мы об этом официально заявили. Я с своей стороны полагаю, что не так уже невозможно соглашение, как это многим кажется.

Таким образом, с нашей стороны готовность к соглашению есть и по отношению к Франции, и по отношению к Англии. И везде, и здесь (и по отношению к Польше) мы ясно даем понять, что наша политика есть политика соглашения, политика мира, политика урегулирования отношений и что когда это не удается, то не от нас исходит противодействие, противодействие исходит с другой стороны.

И трудящиеся массы всех стран должны понять это. Они понимают, они видят, что именно наше правительство является элементом мирного улаживания стоящих перед нами проблем, и что не от нас исходят те противодействия, которые продолжают создавать неустойчивость в международных отношениях.

Взаимоотношения с Германией

Еще в большей степени эта текучесть и неясность имеются со стороны Германии. Германское правительство чрезвычайно ясно обнаруживает свое нежелание прекратить те

дружественные отношения к нам, которые создались и развились за последние годы.

Но, с другой стороны, если будет проведена в жизнь та политика гарантийного договора с западными державами, которую по инициативе Англии предложило германское правительство, если произойдет вступление Германии в Лигу наций, то вопреки желанию германского правительства силою вещей оно окажется в таком положении, которое вряд ли сделает возможным продолжение, по крайней мере в той же степени, как раньше, создавшихся между нами отношений.

Многое зависит и от дальнейшего развития наших экономических отношений. А потому тот торговый договор, над которым теперь в Москве работает наша делегация вместе с германской, может явиться тоже серьезным фактором урегулирования международных политических отношений.

Италия и СССР

Та же неясность, та же текучесть наблюдается отчасти даже со стороны Италии, которая за весь последний период в общем держалась дружественной политики по отношению к нам.

А именно я говорю о тех разговорах, которые возникли в итальянских правящих слоях относительно судьбы итало- советского договора, подписанного, ратифицированного и утвержденного верховной властью Италии. Итало-советский договор является вполне законным, вступившим в силу договором, и нам непонятны те вопросы, которые выдвигаются сейчас из парламентской среды об аннулировании договора.

Мы желали бы со стороны итальянского правительства большей определенности и большей ясности в отношении противодействия его этим парламентским действиям, направленным против нашего договора.

Неоформленность международных отношений

В общем и целом эта самая текучесть, эта неясность, эта неоформленность служат характерным признаком настоящего момента международных отношений. Сейчас труднее, чем когда бы то ни было, предвидеть, что принесет завтрашний день: большие ли опасности, осуществление ли

планов единого фронта, или принесет новое сближение с теми или другими государствами, новое расширение наших международных связей и их упрочение.

Происходят такие колебания и с такой амплитудой в политике великих держав, которые делают почву настолько зыбкой, какой она вряд ли когда-либо была в большей степени.

Нынешняя политика великих держав очень часто напоминает малярийного больного, у которого вдруг повышается температура и на следующий день падает чрезвычайно низко. Европа, так сказать, во время войны заболела малярией. Но я должен сказать, что элементы неблагоприятные, элементы объединения мировой реакции все же за последнее время являются более сильными, и поэтому , поскольку наша политика ставит себе целью расстраивать направляемые против нас комбинации, предотвращать всевозможные опасности, постольку теперешний момент является для нас более трудным, чем предшествующий период. И когда нам указывают критики, когда нам пишут в записках, полученных здесь от присутствующих, о тех или других частных вопросах: нам не удалось одно, нам не удалось другое, английское правительство отказалось от договора и т. д., то в действительности вопрос стоит гораздо шире. Вопрос идет о том, до какой степени нам будет продолжать удаваться расстраивать тот единый фронт против нас, который чрезвычайно влиятельные элементы, может быть, не правительств, но чрезвычайно влиятельные элементы в руководящих государствах, все еще и даже в возрастающей степени ставят своей целью.

Восток и СССР

И вот, поскольку в Европе эта малярия является характерным симптомом нынешнего состояния, в такой же степени диаметрально противоположное мы наблюдаем в азиатских государствах.

Корни нашего влияния на Востоке

Можно сказать, что древний Китай, этот старец между народами, теперь, наоборот, оказывается молодым человеком и обладает психологией молодого человека. Древние

народы Азии теперь выступают как молодые юноши, полные огня, перед которыми широчайшие перспективы и которые с чрезвычайной энергией рвут те путы, которые на них еще остаются. Наша сила заключается в том, что все знают, все народы Востока знают, что мы не добиваемся никакого господства и никакого влияния, — ни открытого, ни скрытого, ни явного, ни замаскированного, ни политического, ни экономического.

Мы не стремимся ни к какой эксплуатации более отсталых экономически народов Востока. В этом корень нашего действительного влияния на Востоке, которое не имеет ничего общего с тем, что называют влиянием капиталистические государства, и которое есть нечто совершенно иное, есть сознание солидарности и общности интересов в усилиях, направляемых параллельно к аналогичным целям.

<< | >>
Источник: Чичерин Г.В.. СТАТЬИ И РЕЧИ ПО ВОПРОСАМ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПОЛИТИКИ. 1961

Еще по теме Наша политика мира, политика урегулирования отношений остается незыблемой:

  1. § 2. ЧЕЛОВЕК И ПОЛИТИКА: ТИПОЛОГИЯ ОТНОШЕНИЙ И ПРОБЛЕМА ГУМАНИЗАЦИИ ПОЛИТИКИ
  2. 2. От политики ограничения кулацких элементов к политике ликвидации кулачества, как класса. Борьба с искривлениями политики партии в колхозном движении. Наступление против капиталистических элементов по всему фронту. XVI съезд партии.
  3. Политика - это совокупность отношений определённого множества людей к государственной власти и связанных с ней отношений друг с другом.
  4. Внешняя политика и международные отношения
  5. НОВАЯ ПОЛИТИКА ПО ОТНОШЕНИЮ К КИТАЮ
  6. Мир политики в реальном и исследовательском отношениях
  7. ИЗМЕНЕННАЯ ПОЛИТИКА В ОТНОШЕНИИ ОРУЖИЯ
  8. Урок 1: Политика, политика превыше всего
  9. ПОЛИТИКА В ОТНОШЕНИИ ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ
  10. Государственная политика в отношении женщин и ее отражение в законодательстве России
  11. Политика россии в отношении Польши
  12. ГЛАВА III МЕНЯЮЩАЯ ПРАВИЛА МИРОВАЯ ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА: К РАЗГРАНИЧЕНИЮ ЭКОНОМИИ, ПОЛИТИКИ И ОБЩЕСТВА
  13. Колеблющаяся политика в отношении СССР
  14. ОБОСТРЕНИЕ КРИЗИСА БРИТАНСКОЙ ПОЛИТИКИ В ИРАНЕ И НОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ ИРАНСКИХ КАБИНЕТОВ (1920 —ФЕВРАЛЬ 1921 г.)