ГОРОДСКОЕ землевладение


Городское землевладение - внутри города и вне его стен, землевладение горожан и всего города как корпорации - характерная черта средневекового города на всех этапах его развития. Характер городского юмлевладения, его эволюция были связаны с процессами, происходившими в средневековом обществе и с самим развитием средневекового города.
Одна из типичных черт городов средневековья - гетерогенность состава городского населения и разнообразие его занятий. Значительное место в городской среде занимали и различного рода землевладельцы: владевшие землей в городе и округе горожане - члены городской общины, а также проживавшие в городе светские и церковные феодалы. Степень распространения городского землевладения зависела от конкретно-исторических условий, тем не менее сам факт землевладения горожан - явление, присущее всем регионам Западной Европы.
Тесная связь с землей - характерная черта итальянского города средневековья на всем его протяжении. Широкое распространение щесь городского землевладения было связано с античной традицией: античный город представлял собой корпорацию земельных собственников, владевших землей в городе и его округе. В итальянских городах VIII-X вв. большинство горожан - от ремесленников и торговцев до крупных купцов и городской элиты - владело землей в качестве собственников или держателей. Среди городских землевладельцев этого периода можно выделить несколько групп, различных по своим социальным и экономическим характеристикам. Во-первых, это феодализиру- ющаяся (позднее - феодальная) городская знать, патрициат, обладавший обширными земельными владениями, которые обрабатывались зависимыми держателями. Наряду с ними существовал слой мелких земельных собственников (возможно, “наследников” позднеримских посессоров, лангобардских или франкских аллодистов), имевших небольшие участки в городе или ближайшем пригороде и обрабатывавших их самостоятельно или с помощью одного-двух держателей. Наконец, существовал “промежуточный слой” - владельцы нескольких земельных участков, которые обрабатывались как сервами, так и лично свободными держателями (либелляриями). Эти группы городских землевладельцев были участниками процесса феодализации, в который был вовлечен город. В ходе этого процесса многие мелкие землевладельцы в городе (как и в деревне), вследствие ухудшения своего материального положения либо полного разорения, теряли свои земельные участки. Это влекло за собой резкое ухудшение статуса (потерю независимости,
© Е.В. Тушина

необходимость трудиться по найму) либо переориентацию на занятие ремеслом и торговлей. В то же время с середины IX в. происходит расширение объема собственных и арендуемых земель, принадлежавших состоятельным горожанам, часто державшим их от церковных или светских сеньоров на основе либеллярного договора. Что касается “промежуточного слоя”, то для него было характерно превращение бывших земельных собственников в держателей от крупных феодалов на положении вассалов-бенефициариев, причем в качестве бенефиция могло выступать либеллярное держание. Последнее, в свою очередь, передавалось в держание другим либелляриям. В результате на землях в городе и в пригороде распространялась многоступенчатая либелляр- ная аренда с незначительным денежным чиншем для держателя первой руки%и более легкими формами зависимости для остальных держателей (небольшой денежный и натуральный чинш, более легкие отработочные обязательства).

К концу X в. процесс феодализации для мелких городских землевладельцев в Италии не был завершен: не все они оказались в зависимости от феодальных сеньоров. Это было связано с экономическим и политическим подъемом итальянских городов, с начинавшейся их борьбой за самоуправление и экономическую самостоятельность. Именно в городах мелкие земельные собственники, попадая в зависимость к феодальному сеньору и становясь держателями чужой земли, тем не менее, сохраняли иногда право собственности на имевшийся у них (помимо держания) земельный участок в городе, либо продолжали занятия ремеслом или торговлей, либо службу в городской администрации. Одновременно состоятельные горожане умножают свои земельные владения. В результате и в X-XI вв. в итальянских городах существует значительный слой мелких и средних собственников; в их числе - ремесленники и торговцы, люди “свободных профессий”, представители городской и королевской администрации.
Большое значение сельскохозяйственных занятий было характерно для ремесленников южноитальянских городов. В ходе иммиграции сельских жителей в города часть мелких собственников становилась гам ремесленниками, сохраняя одновременно свои земельные участки. Из общей массы ремесленников выделилась прослойка наиболее зажиточных, которые опять-таки вкладывали часть средств в землю. Они расширяли свои земельные владения путем покупки или аренды земли, а также получая ее в качестве залога при кредитных операциях. Помимо ремесленников, часть прибыли в приобретение земли в южноитальянских городах вкладывали купцы, особенно те из них, кто участвовал во внешней торговле. Земельная собственность могла обеспечить им, как и ремесленникам, более устойчивый доход, а также возвышение в рамках социальной стратификации городского населения.
Другой вариант городского землевладения этого периода отражает составленная в Англии поземельная опись 1086 г. - знаменитая Книга Страшного суда. Описание в ней города и горожан свидетельствовало о сложном процессе складывания средневекового английского города: о постепенном отделении его от сельской округи и, одновременно,
о              тесной связи с ней. На основании этого источника можно говорить о
нолуаграрном облике английских городов XI в., и о неполной завершенности процесса превращения сельских жителей в горожан. Так, характерным явлением для английских городов этого периода были горожане (burgenses), описанные в Книге Страшного суда как жители сельской местности, живущие в манорах, и горожане, живущие в городах, но занимающиеся сельским хозяйством и сочетающие его с собст- нснно городскими занятиями (ремеслом и торговлей). Вместе с тем, по шключению Я.А. Левицкого, сельскохозяйственные занятия горожан не были преобладающими! Во-первых, даже в городах, где земельные держания горожан были достаточно крупными (Колчестер, Ноттингем, Дерби, Тетфорд и др.), они были сосредоточены в руках достаточно узкого слоя жителей (Тетфорд - 3%, Дерби - менее 17%, Ноттингем 21%). Во-вторых, наряду с собственно горожанами и намного превышая объем их владений, в городе были представлены светские и церковные феодалы разных рангов, начиная с короля и архиепископа, аббатов, баронов и кончая их вассалами. Земельные участки феодалов в юроде по способу эксплуатации и организации хозяйства вообще не отличались тогда от земель, находившихся в сельских манорах и точно гак же обрабатывались вилланами, коттариями и другими категориями зависимых крестьян. По существу городские усадьбы лордов были составной частью их манориальных владений; нередко их обслуживали проживавшие в городе иммигранты из сельской местности, над которыми сеньоры еще сохраняли некоторые права. Земельные владения феодалов внутри города и в прилегающей сельской местности значительно превышали земельные участки горожан и играли немалую роль и жизни английского средневекового города.
Феномен городского землевладения не был лишь проявлением не- отделенности города от сельской местности или сохранения античных традиций. Оно получило широкое распространение и в сформировавшемся феодальном обществе, где наряду с землевладением светских и церковных феодалов, все охотнее проживавших в городах, сохранялось, распространялось и приобретало новые черты землевладение собственно горожан. Развитие итальянских городов в период расцвета феодализма, согласно выводам Л.А. Котельниковой, “органически сочеталось с исключительным распространением городского землевладения”. В Северной и Центральной Италии особенности городского землевладения были связаны с подъемом городов-коммун. В этот период связь горожан с землей усиливалась по мерс победы коммуны над феодалами и завоевания городом контадо. Признавшие верховенство города-коммуны феодалы передавали ей часть своих земельных владений (обычно 1/2 или 1/3); большая доля этих земель продавалась консулами горожанам или передавалась в держания. В результате насильственных акций города по отношению к феодалам, а также вследствие продаж, дарений, кредитных и залоговых сделок, в собственность городской коммуны и отдельных пополанов в XII-XIV вв. перешла значительная часть земель окрестных феодалов. На землях горожан и коммуны держателями выступали либеллярии и другие наследственные держатели; встречались также колоны и сер вы, прикрепленные к земле и ограниченные в правах распоряжения ею. С конца XII и, осо
бенно, в XIII-XlV вв. в городах Северной и Средней Италии распространяется продуктовая рента, особенно на землях, расположенных близко к городу. Поставка сельскохозяйственных продуктов в город N продажа их на городских рынках отвечали потребностям города в ус» ловиях роста городского населения и обострения проблемы снабжения города продовольствием.
В этот период землевладение играло большую роль и в южно» итальянских городах. Владельцами земель в крупных и средних городах этого региона (Бари, Мольфетта, Монополи и др.) были проживавшие там рыцари, высшие должностные лица (судьи, графы, баюлы), богатые горожане (в том числе купцы, судовладельцы, ремесленники). Причинами распространения здесь городского землевладения, как и в городах Северной и Средней Италии, было стремление жителей обеспечить собственные потребности в продуктах питания, поиск надежного и прибыльного способа помещения денег: ведь спрос на сельскохозяйственную продукцию в южноитальянских городах постоянно возрастал. В XIII в. появляются новые моменты, побуждающие состоятельных горожан вкладывать все больше средств в приобретение земель: неблагоприятные условия для внешней торговли (из-за поддержки норманнскими королями североитальянских купцов) и для ремесла (в связи с конкуренцией более дешевых товаров североитальянских ремесленников, излишней регламентации ремесленной деятельности). В результате менялась структура хозяйства горожан, повышался удельный вес доходов, получаемых с земли. Одним из следствий были изменения в представлениях горожан: снижение у купцов и ремесленников чувства надежности и значимости своей профессии. Обладание обширными земельными владениями давало уверенность, подчас считалось более почетным, чем обладание капиталом, нажитым ремеслом или торговлей, и позволяло повысить свое социальное положение, в частности, приобрести статус рыцаря.
В Южной Франции землевладению принадлежала важная роль в хозяйстве как горожан, так и проживавших в городе светских и церковных феодалов. Так, в Тулузе именно с землевладением было связано могущество городской верхушки. Земельные владения в городе - сады, виноградники, усадьбы и другая недвижимость - были важнейшим источником доходов и даже существования многих горожан. Горожане становились собственниками земель путем покупки земельных участков, в результате ипотечных операций, а также через инфеодацию, становясь держателями феодов, главным образом от церковных господ и институтов. Приобретая земли феодалов, горожане “наследовали” взимавшиеся с них сеньориальные повинности - денежные и натуральные ренты; в ряде случаев на таких землях сохранялись сервильные отношения. Горожане становились участниками вассально-ленных связей и перенимали у феодальных сеньоров некоторые нормы социального поведения, в частности, способы обеспечения своей собственности и доходов. Богатые горожане, подобно живущим в городе дворянам, становились владельцами башен и укрепленных каменных домов, возвышавшихся над принадлежавшими им комплексами земель и обеспечивавших их неприкосновенность.

В Марселе и Монпелье самая могущественная в экономическом птпошении группа горожан - купцы, судовладельцы, ростовщики и Im !богатевшие ремесленники - активно скупали земли или получали их в качестве залога при кредитовании обедневших городских рыцарей, крестьян или горожан. Они становились получателями либо сеньориальной ренты» либо арендной платы. Основной отраслью сельско- In хозяйства в этих городах было виноградарство. Владевшие виноградниками крупные купцы сами сбывали вино на внешних рынках; ремесленники, имевшие сравнительно небольшие участки, сдавали их в «ренду, а продукция таких виноградников шла на местный рынок. Таким образом, виноградарство и виноделие в Марселе, Монпелье и других южнофранцузских городах имело в целом товарную ориентацию и Оыло в числе важнейших источников доходов горожан; поэтому ввоз "чужого” вина был ограничен, а затем запрещен. Садоводство в городе и в округе также давало продукцию для внутригородского рынка и для внешней торговли. В отличие от этих отраслей сельского хозяйст- IiJi, зерновое земледелие в приморских городах Южной Франции, хотя и существовало, но не могло обеспечить потребности города в хлебе, IiiK как в его окрестностях не было достаточно удобных и плодородных земель для выращивания зерновых, и эти города постоянно нуждались в привозном хлебе. Горожане были также владельцами пастбищ в окрестностях городов. Продукты скотоводства использовались в самих городах (мясо и пр. - как важнейшие продукты питания, шкуры - в кожевенном производстве и т.д.) и во внешней торговле (скот, масло, шерсть, кожи). Таким образом, сельскохозяйственные занятия хотя и не были основными в приморских городах, но они давали городу продукты питания, сырье для ремесленного производства и были предметом экспорта на внешние рынки. Доходы с земли уступали прибылям, получаемым с торговли, однако горожане были заинтересованы в приобретении земель как одного из источников доходов, а также как средства самообеспечения продуктами питания.
В мелких и средних городах Юга Франции, в отличие от таких центров торговли и ремесла, как Марсель и Монпелье, земля была буквально основой городского общества, так как экономический облик таких городов определялся аграрными занятиями. Подчас в них владели землей до 80% горожан; рента, получаемая с земельных владений, была и основой богатства городской верхушки. В формах использования земли преобладали типичные для этого региона наследственные держания (акапт и эмфитевзис) и фашерия (издольщина, от 1/2 до 1/8); встречались также аренда с фиксированной платой и непосредственная эксплуатация земель их владельцами. В аренду сдавались более крупные земельные участки, мелкие и средние обрабатывались самостоятельно; среди держателей земель преобладали рядовые горожане.
Городское земледелие в период расцвета феодализма было характерной чертой городской жизни и в других регионах. Так, во Фландрии в течение XIII в. представители городской верхушки вкладывали в земли значительную часть своих богатств; городские ремесленники также имели земельные держания в округе. Горожане владели различны
ми типами держаний, включая фьефы; владельцы последних получали от держателей своих земель денежную либо натуральную ренту. Од ной из форм эксплуатации земель в городах Фландрии было строитель ство домов на этих землях и сдача их в аренду. Аналогичные явления были характерны и для крупных городов Германии: с ХП1 в. горожане активно участвовали в приобретении земельных владений. Основной интерес для них представляло взимание рент, а также застройка участ* ков и сдача в аренду жилых помещений, выгодная в условиях роста городского населения.
Итак, в период расцвета феодального общества городское землевладение было повсеместным явлением. Причины были разнообразны: это стремление выгодно вложить и сохранить свои капиталы, необходимость обеспечить себя продуктами питания, возможность увеличить свои доходы путем продажи сельскохозяйственной продукции, желание повысить свой социальный уровень в обществе, где главным критерием социального престижа были размеры и ценность земельных владений, и даже возможность спокойно отдохнуть на природе.
XIV-XV вв. отмечены эволюцией социально-экономических структур средневекового общества. Это отразилось и на городском землевладении. В этот период оно приобретает массовый характер, в него включаются широкие слои городского населения - от городской верхушки до рядовых горожан. Среди причин, побуждавших вкладывать деньги в земельную собственность, по-прежнему оставалось стремление повысить социальный престиж и обеспечить себя продуктами питания; последний фактор приобрел в XIV-XV вв. особенное значение в результате “аграрного кризиса” (середина XTV в.), неурожаев, эпидемий, массовых военных действий, характерных для этих столетий. Некоторые исследователи видят причину активного обращения горожан к земле в этот период в некотором упадке городской экономики и снижении доходности традиционно городских видов деятельности (хотя эта позиция не получила распространения).
В Италии во второй половине XIV-XV в. “движение к земле” переживало пик: в него включались как крупные торгово-промышленные и банковские компании, так и рядовые пополаны. В этот период для городского землевладения характерны структурные преобразования в отношениях собственности, в формах держаний, в рентных отношениях. Быстрый рост землевладения горожан происходил за счет сокращения земель церкви, нобилей и, в наибольшей стеиени, вследствие разорения многочисленных мелких собственников и наследственных держателей. В результате более половины, а порой до 70-80% бывших земельных владений мелких собственников, церковных корпораций и феодальной знати оказались в руках пополанов и городских коммун. Параллельно с обезземеливанием мелких землевладельцев шел процесс концентрации земель в руках немногих состоятельных пополанских семей. Это приводило к образованию довольно крупных (до 10 га и более), компактно расположенных, замкнутых комплексов - подере.
Переход земель к горожанам приводил к изменениям и в положении держателей: либеллярные и иные наследственные держания сме-
ииются краткосрочной арендой - испольщиной (медзадрией) или аф- фиктом. Объектом испольной аренды в XIV-XV вв. были прежде все- о иодёре. В данном типе аренды имело место участие собственника земли в издержках производства, однако основные расходы по обработке подере нес арендатор. Постепенно собственник все более устранялся от участия в расходах, а предоставляемые арендатору денежные суммы на приобретение семян, рабочего скота и пр. рассматривал как ссуду. В результате возникала задолженность арендатора, которая возрастала вследствие роста платежей и повинностей. Краткосрочная аренда (аффикт) чаще встречалась на землях церкви; ее объектами обычно Оыли небольшие участки пашни или виноградника. Незначительные размеры арендуемых участков, как правило, означали, что у арендатора этого типа имелись и другие держания или иные виды деятельности. ('остоятельные аффиктарии могли привлекать для обработки арендуемых ими в разных местностях участков наемных рабочих. В этом виде аренды высота арендной платы и другие условия договора в большей мере, чем в медзарии, определялись хозяйственной конъюнктурой и потому предполагали больше возможностей для связи с рынком и для прогрессивного развития аграрных отношений.
Тип хозяйствования на землях горожан имел некоторые варианты и зависимости от типа землевладения. Средние пополаны - рядовые торговцы и ремесленники, представители городской администрации и интеллигенции - обычно владели двумя-тремя подере, что могло обеспечить их продовольствием и повысить их социальный престиж. Средняя земельная собственность горожан преобладала над мелкой и крупной, однако в то же время в руках немногочисленного слоя крупных землевладельцев сосредоточились значительные земельные владения. В XIV-XV вв. крупные торгово-промышленные и банковские компании активно вкладывали капитал в земельную собственность. Помимо традиционных мотивов приобретения земель, члены этих компаний были шштересованы в производстве сельскохозяйственной продукции на продажу, а также вели различные кредитно-ростовщические операции с землей. Крупные компании-землевладельцы, как правило, мало заботились об интенсификации своих хозяйств и практически не участвовали в производственных расходах. Таким образом, цели, преследуемые горожанами-землевладельцами разного уровня, — самообеспечение продуктами, выгодное и надежное помещение капитала, повышение социального уровня - не вызывали необходимости изменений в системе эксплуатации земель, хотя отдельные преобразования в аграрной структуре контадо имели место (образование подере, интенсификация земледелия). В земельных владениях горожан утверждалась не фермерская аренда, а испольщина - аренда полуфеодального-полукапита- листического типа, в которой, однако, с конца XV в. усиливались феодальные черты: возрастание дополнительных платежей (сверх “половины”), увеличение объема отработок, ограничение личной свободы испольщика. Кроме того, на землях пополанов, переходивших к ним от феодальных сеньоров, могли сохраняться различные формы личной и поземельной зависимости держателей; новые владельцы земель получали “по наследству” от прежних владельцев некоторые сеньориаль

ные права: баналитеты, право юрисдикции по отношению к держат* лям и т.п. Все это обусловило специфику развития аграрного строя Италии в последующие столетия: слабость прогрессивных изменений и стагнацию. Происходила и определенная социальная трансформация пополанов и сближение их с нобилями. Этому способствовали, в частности, пожалования феодов богатым горожанам и включение их п феодальную иерархическую структуру.
В XIV-XV вв. для городов Южной Франции также было характерно наступление на сельскую округу и стремление подчинить ес своему контролю, в том числе через скупку и аренду сеньориальных земель и прав. Показателен пример Экса - столицы графства Прованс. “Сельская экспансия” Экса началась еще в XIII в. и активизировалась « последующие века. Сельская территория Экса составляла около 20 тысяч га; вблизи города располагались участки пашни, сады, виноградники, луга. Земледелие Экса отличала традиционная система провансальской поликультуры. В XV в. центральное место в экономике Экса заняло скотоводство. Скотовладельцы относились к самой богатой группе горожан и контролировали основные пути отгонного скотоводства в Нижнем Провансе. Собственниками пастбищ были зажиточные горожане: купцы, юристы и пр. В качестве “столицы” отгонного скотоводства Экс был настоящим “сельским центром”. Структура землевладения в области Экса развивалась в целом в соответствии с аграрным развитием Южной и Северной Франции: в XV вв. здесь почти отсутствовали земли графского домена и крупные сеньории; значительными были церковные владения - архиепископа, госпитальеров, доминиканцев. Во второй половине XIV в. начинается переход к новым формам держаний: от наследственных (акапт и эмфитевзис) к срочной аренде. Особенно заметными эти изменения были на землях, расположенных вблизи города. С конца в. здесь, как и на землях в округе других городов Прованса, появляются афары - крупные земельные комплексы, в среднем около 60 га, включая поля, пастбища, дом и хозяйственные постройки. На афарах использовались издольная аренда и наемный труд; арендная плата вносилась либо деньгами (фиксированная аренда), либо долей урожая. Важным элементом сельской жизни становились бастиды, которые переходили к богатым горожанам, приобретавшим или арендовавшим их у рыцарей. По мнению исследователей, Экс в этот период представлял собой “крупную сельскую агломерацию” с полями, садами, стадами и пастухами “внутри стен”.
Всеобщий интерес к земле характерен в этот период и для жителей Арля: землевладельцами были купцы, ремесленники, юристы, а также представители знатных семей. Землевладение являлось фундаментом городского общества: 85% всех арлезианских собственников, выявленных по имущественным спискам, владело землей. Особое место среди землевладельцев Арля принадлежало духовенству: архиепископ, орден госпитальеров, аббатства и монастыри - среди крупных городских землевладельцев. Землевладение играло решающую роль в социальном возвышении: знатность прежде всего определялась наличием земли. Показателем знатного образа жизни было
также занятие скотоводством, которое, наряду с зерновым земледелием и виноградарством, было распространено в области Арля. В течение XV в. среди скотовладельцев Арля увеличилась доля купцов и других богатых горожан; доля церковных учреждений сокращалась. Занятия скотоводством и земледелием играли важную роль в городской экономике: зерно и шерсть были предметом экспорта в арлезианской торговле.
Приобретение земель и сеньорий горожанами, отлив купеческо- IO капитала в землевладение наблюдался и в других районах Франции (Лион, Пуатье, Ренн). Характерна в этом смысле деятельность Жака Кбра - буржекого купца, одного из первых богачей Франции в., королевского финансиста. Его земельные владения насчиты- нали около 40 названий и были расположены в самых плодородных областях Франции. Он скупал земли обедневших дворян, вложив в приобретение земель более 39 тысяч экю. Целью его инвестиций в земельную собственность было получение ренты и реализация сельскохозяйственной продукции: в условиях роста цен на продукты питания (вследствие военных действий) это было выгодным вложением капитала.
Представление о землевладении в английском городе того периода дает налоговый список Лондона от 1412 г. Он содержит сведения о владельцах земельных держаний и получателях рент в городе и насчитывает 1106 держателей - индивидуальных владельцев, городских и церковных корпораций. Горожане — собственники земли преобладали по численности, однако по размерам земельных владений они уступали другим социальным группам, в первую очередь рыцарству. Среди горожан-землевладельцев преобладали представители самых богатых торговых гильдий (бакалейщики, суконщики, торговцы вином, хлебом, кожами и др.), что отражало их финансовые возможности. Что касается причин инвестиций в земельную собственность, то это могла быть потребность как в надежном источнике дохода, так и во временном помещении свободного капитала, который при необходимости снова направлялся на финансирование торговых операций. Инвестиции в городскую недвижимость стимулировались и их доходностью: они давали доход, сравнимый с выручкой от торговли, который доходил до 10% годовых. И хотя прибыль от земли чаще всего была меньше, все окупалось надежностью и постоянством этого дохода. Помимо доходности землевладения, оно привлекало купеческую верхушку Лондона, как и других городов, все той же возможностью социального подъема, обеспечивая получение титула, а также матримониальные союзы, деловое партнерство и сотрудничество в местном самоуправлении и парламентском представительстве с дворянством.
Помещение части капитала в землевладение купечеством и торговыми компаниями было характерным явлением и для южнонемецких городов. Ими приобретались земли в городе и за его пределами, участки леса и луга, деревни и целые сеньории, а также денежные и натуральные ренты. Размеры инвестиций в землевладение зависели от состоятельности купца: рост его имущества сопровождался расширением
земельных владений. Источники приобретения земель были традици* онны: покупка, получение в качестве залога, а также наследовании благодаря выгодным бракам. Распространенной формой деятельности торгово-ростовщического капитала в сфере землевладения была куп ля-продажа рент. Покупка ренты означала предоставление денежно!! суммы лицу, обязующемуся вносить ежегодную ренту с земельного участка, обеспечивающего заем. Операции по приобретению рент имс ¦ ли в XIV-XV вв. массовый характер, так как отвечали потребности и выгодном и надежном помещении капитала. Приобретались не только ренты, но и земельные участки, однако и они представляли для купечс ства интерес прежде всего с точки зрения взимания рент. Приобретал деревни и, тем более, сеньории, участники крупных торговых компа ний выступали в качестве их феодальных сеньоров и взимали с креста ян разнообразные платежи. Pocr инвестиций в недвижимость в какой ¦то мере мог быть связан с некоторыми проблемами в финансовой деятельности компаний. Получение доходов в виде рент с земельных владений был более надежным и вполне рентабельным вложением капи тала (хотя торговые и финансовые операции могли приносить большую прибыль): денежные ренты обеспечивали южнонемецким бюргерам до 5% годовых, натуральные - до 10—12% в год; к тому же последние решали продовольственную проблему в больших купеческих семьях. Наконец, и здесь земельные владения, как и богатство в целом, рассматривались не как самоцель, но как средство достижения более высокого социального положения: приобретение недвижимости сопровождалось приобретением дворянских титулов.
Таким образом, в средневековом западноевропейском городе зем- левладению принадлежало значительное место, обусловленное прежде всего общими причинами исторического развития в ту эпоху - при всех региональных особенностях экономического, социального и политического характера.
ЛИТЕРАТУРА
Абрамсон МЛ. Характерные черты южноитальянского города в раннее средневековье (VI-XI вв.) //Средние века. М., 1976. Вып. 40.
Абрамсон МЛ. Крупные города Апулии в XII-XIII вв. // Средние века. М., 1985. Вып. 48.
Абрамсон МЛ. К проблеме типологии южноитальянского города (XII-XIII вв.)//Там же. М., 1988. Вып. 51.
Гусарова Т.П. Город и деревня Италии на рубеже позднего Средневековья. М„ 1983.
Котельникова Л.А. Некоторые особенности социальной природы итальянских пополанов в XIV-XV вв. // Социальная природа средневекового бюргерства XIII-XVII вв. М., 1979.
Котельникова Л.А. Феодализм и город в Италии в VIII-XV веках. М., 1987.
Левицкий Я А. Английский город в XI в. (к вопросу о происхождении английского средневекового города) //Левицкий Я.А. Город и феодализм в Англии. М., 1987.
Стам С.М. Экономическое и социальное развитие раннего города (Тулуза XI-XlII вв.). Саратов, 1969.

Chiffoleau J. LVSspace urbain et l^space ^gional de Cavaillon vers 1320-13401I I4nvence Historique. 1976. Fasc. 103.
Coulet N. Aix-en-Provence, 6space et relations d’une capitale (milieu XIV-milieu sifccle): These. Aix-en-Provence, 1979. Vol. 1-2.
Leguay J.P. La ville de Renne au XV siamp;le: These. P.. 1968.
Lesage G. Marseille angevine: Recherches sur son 6volution administrative, iVonomique et urbaine de la victoire de Charles d’Anjou а Гагпуёе de Jeanne I (1264-1348). P., 1950.
Nicholas DM. Town and countryside: Social, economic end political tensions in fourteenth century Flanders. Brugge, 1971.
Poppe D. L’dconomie et la 50с1е1ё d’un bourg provengal au XIV sidcle: Reillan en HttUte Provence. Wroclaw, 1980.
Routkowska-Plachcinska A. Salon-de Provence й la fin du Moyen Age: Etude ^conomique et demographique. Warschawa, 1982.
Stouf L. La ville de’Arles a la fin du Moyen Age: These. Aix-en-Provence, 1979.
Thomas L. Montpellier, ville marchande: Histoire ?conomique et sociale de Montpellier. Montpellier, 1936.
<< | >>
Источник: Сванидзе А.А. (отв. ред.).. Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Том 2. Жизнь города и деятельность горожан. 1999

Еще по теме ГОРОДСКОЕ землевладение:

  1. ГОРОДСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ И ГОРОДСКИЕ ФИНАНСЫ
  2. §23 Землевладение
  3. П Р О Т Е С Т на решение Энской городской думы «О внесении изменений в решение Энской городской думы от 28 мая 1999 г. № 5-57 «О порядке предоставления юридическим лицам ссуд из бюджета города» от 11 февраля 2000 г. № 15-125
  4. 29. Поместное и вотчинное землевладение.
  5. П. ПРОИСХОЖДЕНИЕ ДРЕВНЕРУССКОГО ОБЩИННОГО ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЯ
  6. ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ ПРИХОДСКИХ ЦЕРКВЕЙ
  7. МОНАСТЫРСКОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ.
  8. КРУПНОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ
  9. 5. КРУПНОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ
  10. ГЛАВА 1 КРЕСТЬЯНСТВО В I в. н.э.: БОРЬБА МЕЛКОГО И КРУПНОГО ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЯ
  11. Феодальное землевладение. Бояре и служилые люди
  12. 1. Изменения в землевладении и землепользовании.
  13. ЦЕРКОВНОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ КАК ОСНОВА ПОЛИТИЧЕСКОЙ РОЛИ ДУХОВЕНСТВА В ВЕЛИКОМ НОВГОРОДЕ
  14. ПРИЛОЖЕНИЕ.1 ВЛАДЫЧНОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ 'В' НОВГОРОДСКИХ ПЯТИНАХ 1.
  15. Глава IV Аграрный строй. Крестьянство. Крупное землевладение в XI—XIII вв.
  16. ГОРОДСКИЕ ЭКОСИСТЕМЫ
  17. Городское самоуправление.
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -