Общие условия развития римской средиземноморской культуры

В I—II вв. римское общество достигло своего наивысшего расцвета в экономической, социальной и политической областях. На это же время приходятся крупные сдвиги в культурной жизни, главным итогом которых было создание качественно новой средиземноморской культуры, которая, развиваясь на собственно римско-италийской основе, впитала в себя достижения многочисленных народов, вошедших в состав имперского государства.
В римском Средиземноморье сложились новые экономические, социальные и политические условия, в рамках которых формировались главные особенности культуры как нового исторического феномена. Одним из основных таких условий было возрастание материально-экономического потенциала общества, располагавшего ресурсами многочисленных и богатых средиземноморских регионов. Римское имперское правительство создало стабильно функционирующую экономику, хозяйственную устойчивость, снабжение общества продовольственными продуктами и ремесленными изделиями. Прибыльное имперское хозяйство обеспечивало довольно высокий уровень благосостояния не только высших, но и средних классов, оживленную торговлю в рамках громадной римской ойкумены, на основе которых была создана продуманная налоговая система. Она поставляла в государственную казну огромные материальные средства, использовавшиеся на разные, в том числе и культурные, цели.
В бедном обществе нет достаточного экономического потенциала для создания высокой культуры. Римское общество I — II вв. было богатым, видимо, самым богатым из всех древних обществ, и обеспечило хорошую материальную базу для создания и распространения новых культурных ценностей.
Римское имперское общество было одним из сложных во всем древнем мире по своей социальной структуре. Его характерной особенностью были чрезмерная гетерогенность, разнородность, сосуществование самых различных общественных укладов от почти первобытных образований, как, например, в областях Подунавья или римской Мавритании, до высокодифференцированных структур греческих полисов, эллинистических государств, Древнего Египта или классических рабовладельческих систем

собственно римско-италийских областей. Вместе с тем в обществе набирает силу тенденция к внедрению зрелых рабовладельческих структур из Италии, классических полисов Греции во всех регионах Империи, процесс романизации, что приводило к известной социальной унификации Империи. Все это обусловило создание усложненной, пронизанной многочисленными противоречиями социальной суперсистемы и предопределило постоянную социальную напряженность, непрерывный поиск возможных решений проблем, т. е. создавало атмосферу, благоприятную для размышлений, экспериментов, поиска новых идей, концепций, культурных ценностей.
Подвижная динамическая структура римского средиземноморского общества не только обеспечивала благоприятные условия для создания культурных ценностей, но и формировала особый общественный слой, который должен был реализовывать эти условия. В Империи впервые в истории древних обществ появилась особая общественная прослойка, которую можно определить как античную интеллигенцию. К ней относились учителя, грамматики, риторы, странствующие философы, архитекторы, зодчие, скульпторы, поэты и писатели, жречество многочисленных религиозных культов. Для обеспечения строительства, интенсивного внедрения урбанизма и городского образа жизни, многочисленных празднеств, для повседневных нужд управления грандиозной супердержавой в обществе резко возросла потребность в особой категории людей, выполняющих интеллектуальную работу,— интеллигенции. Формируясь в недрах общества, римская интеллигенция включала в свой состав, как это ни парадоксально звучит, довольно много рабов. Любопытнейшим фактом культурной истории римского Средиземноморья является безымянный характер множества произведений архитектуры, зодчества, скульптуры, который объясняется, видимо, тем, что их создателями были рабы, авторство которых не могло признаваться юридически.
Состояние и эволюция любой культуры определяется в значительной степени тем образом жизни, который, с одной стороны, обусловливается общими социально-экономическими условиями, с другой — формирует соответствующий тип личности как основного потребителя и создателя культурных ценностей. При всем различии социального положения и духовного облика общественных слоев можно говорить о формировании некоторых общих черт образа жизни среднего римского обывателя I— II вв., который в целом отличался от образа жизни не только типичного гражданина классических греческих полисов, но даже римлянина эпохи Республики.
Существенным фактором культурной жизни населения стало создание огромного Римского государства, супердержавы своего времени. Существование такого громадного, стабильного и процветающего государства рождало особое чувство гордости, силы, уверенности и всемогущества. Это чувство было достоянием не только правящих и господствующих классов, оно проникало и усваивалось в средних слоях, создавало особый духовный и психологический климат. К тому же довольно высокий уровень экономического благосостояния этих слоев, наличие местного самоуправления, позволявшее римским гражданам реализовать свои потенции в общественной и политической деятельности, при умелой нейтрализации социального недовольства многочисленных рабов и поддержании общественного порядка в Империи, порождали благоприятную атмосферу для творчества и создания культурных ценностей. Своего рода показателем такой благоприятной атмосферы является довольно высокий уровень грамотности населения Империи в I—II вв. (возможно, до 50%, хотя точные статистические данные неизвестны), и дело не только в элементарной грамотности, но также и в том, что интеллигенция в принципе была многоязычна, т. е. знала не только латынь, но и греческий язык, а в провинциях наряду со своим родным языком владела этими основными, так сказать, государственными языками.
Фундаментальной особенностью средиземноморской культуры I —II вв. был ее городской характер. В своей основе это была урбанизированная культура со всеми вытекающими отсюда последствиями. В данный период Римской империи города были в большей степени центрами цивилизованного образа жизни, чем в предшествующие периоды древней истории, да и в последующую эпоху средневековья. Римский город отличался высоким уровнем








/ —главные ворота; 2 — северные ворота; 3 —Потерна; 4 — форум; 5 — курия; 6 —храм; 7 —театр; 8 — термы; 9 — библиотека; 10 —собор; 11 —христианские церкви



благоустройства, разнообразием культурных учреждений, интенсивностью общественной и культурной жизни. Непременной частью его было наличие нескольких театральных зданий, амфитеатров, цирков и стадионов, храмов, терм, общественных библиотек, благоустроенных, ук
рашенных статуями и картинами площадей, на которых могли выступать бродячие проповедники или риторы, поэты или философы. Имперская городская среда создавала капризного, грамотного горожанина, который был основным потребителем культурных ценностей, что не могло не способст-



вовать общему прогрессу культуры, утверждению цивилизованного образа жизни в целом.
Интенсивная культурная жизнь городского населения шла не только в столице, крупных италийских городах (Путеолах, Кумах, Медиолане или Сиракузах), не только в традиционных центрах классической греческой или эллинистической цивилизации, таких, как Афины, Коринф, Родос, Александрия, Антиохия, но и во вновь основанных городах западных провинций, например в Лугудуне (Лион), Арелате (Арль), Колонии Агриппина (Кельн), Виндобонне (Вена), Новом Карфагене (Картахена), Кор- дубе (Кордова) и многих других. Строительство городов и внедрение муниципальных порядков римско-италийского типа были составной частью общего процесса романизации римских провинций как распространения цивилизованного образа жизни по
всему пространству Империи. Политика романизации в целом благоприятствовала культурному развитию средиземноморского мира, особенно в западных провинциях. Вместе с тем центральная власть была достаточно осмотрительна и осторожна, чтобы избежать грубого и насильственного навязывания своего образа жизни провинциальному населению. Римляне учитывали местные традиции и применительно к ним меняли формы романизации, охотно заимствуя культурные достижения других народов. Подобная политика не только способствовала процессу культурного взаимодействия внутри Империи в целом, но и приводила к созданию особых типов провинциальных культур, например римско- испанской, римско-галльской, римско-дунайской, римско-египетской и т. д., которые представляли собой плодотворное сочетание собственно римско-италийских и

местных начал и создавали творческое разнообразие взаимообогащающихся культурных потоков в рамках средиземноморской ойкумены.
И еще один новый фактор культурного развития начал свое действие в Римской империи I—II вв.— выработка и последовательное проведение определенной государственной политики со стороны центральной власти. В сущности, в любом, даже самом деспотическом государстве, например в Древнем Египте или Древнем Китае, формируется определенная политика в области культуры, однако из всех древних обществ именно Империя в I—II вв. стала рассматривать формирование особой политики в области культуры как одну из важных государственных задач. Эта политика принимала разные формы: основание системы

Римский амфитеатр и театр в городе Арле (Франция). Современное состояние
общеобразовательных школ (включая школы грамматиков и риторов) во всех более или менее крупных городах Империи с оплатой работавших там преподавателей, активное строительство театральных зданий, библиотек, государственное финансирование известных культурных центров и действующих там философских или ораторских школ, например в Афинах, Родосе, Антиохии, Александрии, не говоря о столице Империи Риме.
Римские императоры (и здесь пример подал основатель Империи Август) и их окружение оказывали всяческое покровительство многим поэтам, философам, юристам, медикам, ученым. Не случайно крупнейшими представителями римского стоицизма были вельможа Сенека и император Марк Аврелий. Почти все римские императоры I—II вв. были хорошо
образованными и культурными людьми, которые считали своим долгом покровительствовать развитию культуры. Система культурных ценностей. Римская средиземноморская культура, являясь закономерным продолжением собственно римско-италийской, была во многих своих компонентах новым историческим явлением. Она в значительной степени утратила свой узкий полисный, так сказать, «национальный» характер и приобрела космополитические черты. Ее имперский характер выражался не только в том, что жители Рима и Сиракуз, Александрии и Лугудуна, Фес- салоник и Кордовы жили в одном государстве и в целом имели если не одинаковый, то похожий образ жизни. В рамках новой «мировой» культуры сформировалась своя система культурных ценностей, которая пронизывала составные части и направления культурной жизни, философию и религию, литературу и искусство, архитектуру и науку. Эта система ценностей предполагала особый стиль жизни, включающий довольно благоустроенный городской быт, известный уровень благосостояния, гордость за великую державу, сильную и благодетельную для всех подданных власть Рима, апелляцию к некоторым общечеловеческим ценностям. Вместе с тем по мере укрепления имперской власти и ее центрального и провинциального аппарата, широчайшего развития рабства и его глубокого проникновения во все поры общества формируются мировоззрение и психология подданного, сервилизм и угодничество, оборотной стороной которых были презрение к труду, паразитизм, животное потребительство и безудержное стремление к материальным благам и низменным удовольствиям. Эти черты образа жизни имперского подданного, его духовные ценности нашли великолепное отражение в лучших произведениях своего времени: стихотворениях Горация с его знаменитым лозунгом сагре diem — «лови день», романе Петрония «Сатирикон» с его жуткой картиной морального разложения общества, в сатирах Ювенала, сформулировавшего главное правило римского паразитизма panem et circenses — «хлеба и зрелищ».
Для сложившейся в 1—II вв. системы культурных ценностей характерно глубокое противоречие между довольно высоким уровнем цивилизации и потребительским характером культуры, ведущим к паразитизму, моральному опустошению и общей апатии. Конечно, не все слои и классы сложной общественной структуры римского Средиземноморья разделяли такую систему ценностей. В целом можно сказать, что она была приемлема для большей части городских жителей, в то время как сельское население, среди которого было много рабов, различных категорий зависимых людей (колонов, адскриптициев, должников), а также низшие слои свободного крестьянства руководствовались другой системой жизненных координат, другим образом жизни, наполненным тяжким трудом, заботой о семье, строгой моралью и необходимостью выполнять свои обязанности.
В разнородном римском обществе нельзя выделить какую-либо одну ведущую мировоззренческую систему. Можно говорить о трех различных типах мировоззрения. Для высших классов такую роль выполняла философия позднего, или римского, стоицизма, представленного такими выдающимися философами, как Сенека, Эпиктет и император Марк Аврелий.
Согласно Сенеке, весь видимый мир есть порождение вселенского божественного разума, который мудро устроил космос, равномерно распределив в нем добро и зло. Венцом творения является человек, в котором так или иначе заключена частица мирового божественного разума. Однако большая часть людей за повседневными делами, погоней за внешними благами, властью и богатством как бы подавляет в себе эти божественные искры. Удаляясь от божественного разума, люди предаются злу, нарушают законы природы, влачат жалкое, полное суеты существование. Лишь лучшие люди, особенно познавшие законы природы, устройства мира, как бы разжигают искры заключенного в них божественного разума, освобождаются от давления жизненных обстоятельств, затягивающей трясины богатства, власти, удовольствий, обретают внутреннюю свободу и устойчивое счастливое существование. Мудрец должен стремиться к преодолению внешних соблазнов, быть равнодушным как к привалившему счастью, так и терпеливо сносить обрушившееся на него несчастье, бедность, болезни, даже порабощение. Согласно учению стоиков, мудрый человек не может отделяться от мира, он должен жить в обществе и выполнять свои обязанности, ревностно и ответственно рассматривая их как свой нравственный долг. Не имеет значения, какое место в обществе занимает человек: является ли он вельможей, как Сенека, жалким отпущенником, как Эпиктет, или всемогущим императором, как Марк Аврелий, он должен выполнять свой жизненный долг на том месте, которое указано ему божественным промыслом. Понятия божественного разума — создателя мира, единства человеческого рода как его творения, законности зла в мире и необходимость выполнения нравственного долга — важнейшие мировоззренческие установки римского стоицизма, оказавшие влияние на многие сферы культурной жизни высших классов имперского общества.
Для большинства римских подданных, принадлежащих к средним классам, стоицизм был слишком абстрактной, оторванной от жизни, сложной системой. Их мировоззрением была официальная идеологическая доктрина, которая стала вырабатываться еще при Августе и представляла собой своеобразную смесь римского эпикурейства, философии наслаждения настоящей жизнью и официальной религии, предполагающей почитание царствующего императора и богини Ромы как олицетворения могучего и процветающего Римского государства. Именно эта практическая философия потребительства и политической лояльности к существующему правительству ближе всего подходила к господствующей системе культурных ценностей и была как бы выражением наиболее типичной античной идеологии I—II вв. Далекие от сложных проблем античной философии, тонкостей рафинированного искусства, наиболее глубоких творений античной литературы, средние прослойки римского населения как носители практической мировоззренческой системы были образованны, обладали достаточно высоким благосостоянием, психологической уверенностью в будущем. Именно они диктовали господствующее направление развития античной культуры и были в то же время основными потребителями создаваемых в Империи культурных ценностей. В целом мировоззрение средних слоев, к которым относились широкие круги муниципальных собственников, рабовладельцев и землевладельцев, отличалось известным оптимизмом, ясностью своих идеологических установок, направленностью на уверенное наслаждение жизненными благами. Их оптимизм основывался на уверенности в провиденциальном назначении Рима, благодетельности и прочности императорской власти, на известном личном благосостоянии, которое им обеспечивала Империя.
Иной была мировоззренческая система (или, вернее сказать, системы) низших классов римского общества. Отмеченное известное процветание и стабильность Римской империи I—II вв., благосостояние высших и средних классов общества базировались на тяжелом труде основных производителей материальных благ, рабах, колонах, крестьянах, ремесленниках, близких им низших прослоек античной интеллигенции. Для этих слоев как абстрактные истины стоицизма, утонченные представления о благом вселенском разуме, противоречивое представление о внутренней свободе и тяжелом внутреннем долге, так и официальный оптимизм и радостная лояльность к власть предержащим, сугубо потребительское отношение к жизни и погоня за материальными благами оказались в конечном счете неприемлемыми. Занятые тяжелым трудом на полях и в мастерских основные производители римского общества создавали свою систему мировоззренческих ценностей, в которой преобладали черты здравого смысла и народной религии. Народные массы разных провинций огромной Империи верили в своих традиционных богов как под местными, так и под римскими именами, среди которых были особенно популярными такие божества-труженики, как Геркулес, Меркурий, Сильван, или близкие природе человека божества добра и милосердия (Добрая Богиня). В целом можно говорить об интенсификации религиозных начал в системе народного мировоззрения низших слоев в I — II вв.
В народной среде пользовались большим уважением традиционные моральные ценности — уважение к своей семье, дому, соседям. Среди низших слоев трудового населения были широко распространены воззрения, согласно которым трудовая нравственная жизнь угодна богам и получит с их стороны посмертное воздаяние, не говоря о памяти оставшихся потомков. В своей повседневной жизни трудившиеся бок о бок свободные крестьяне и ремесленники, зависимые колоны и вольноотпущенники, бесправные юридически рабы познавали несложную истину о природном равенстве людей, об относительности юридических перегородок между ними, приходили к познанию высшей ценности добродетели, милосердия, нравственных отношений между людьми, истин, к которым римские стоики приходили сложным умозрительным путем.
Живущие в условиях жестокого имперского управления со своими повседневными заботами, связанные с ближайшими муниципальными, а зачастую с сельскими, как правило, избираемыми ими же самими, властями, простые труженики воспринимали власть провинциального наместника, а тем более божественного императора в Риме, как далекую абстракцию и относились к ним как к некому чуждому символу, власти которого нужно подчиняться, но какого-либо горячего чувства поклонения, конечно, не испытывали. Именно в этой среде постепенно вызревали и укреплялись первые элементы христианской религии, которая стала аккумулятором различных народных мировоззренческих систем.
<< | >>
Источник: Кузищин В.И. ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО РИМА. 2005

Еще по теме Общие условия развития римской средиземноморской культуры:

  1. Глава 21 КУЛЬТУРА СРЕДИЗЕМНОМОРСКОЙ РИМСКОЙ ИМПЕРИИ В I —II ВВ
  2. Общие условия развития.
  3. История развития геосинклинальных поясов Средиземноморский геосинклинальный пояс
  4. История развития геосинклинальных поясов Средиземноморский геосинклинальный пояс
  5. История развития геосинклинальных поясов Средиземноморский геосинклинальный пояс
  6. Ранняя римская культура
  7. § 4. Общие условия предварительного расследования
  8. § 2. Общие условия судебного разбирательства
  9. § 2. Общие условия судебного разбирательства
  10. § 1. Условия психического развития и развития личности Исторически обусловленные реальности существования человека.
  11. Глава15 РИМСКАЯ КУЛЬТУРА III
  12. 1. Общие условия действительности сделок
  13. 1. ОБЩИЕ УСЛОВИЯ СОВЕРШЕНИЯ ИСПОЛНИТЕЛЬНЫХДЕЙСТВИЙ
  14. 10.1. Понятие и общие условия государственного вмешательства в экономику
  15. 1. Общие условия совершения исполнительных действий
  16. Глава 21. ОБЩИЕ УСЛОВИЯ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА
  17. А. Значение и общие условия судебного разбирательства
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -