<<
>>

Пророки и Пифии

Об этом, демоническом, типе творцов и прорицателей Цвейг писал возвышенно, но не без медицинских симптомов: «Ибо там, где самовластно царит демон, создается особенный пламенно-порывный повышенный тип искусства: опьяненное искусство, экзальтированное, лихорадочное, избыточное творчество, судорожные полеты духа, спазмы и взрывы, вакханалии и самозабвение, «мания» греков, священное, пророческое, пифическое исступление.

Чрезмерность и преувеличенность всегда служат первым, непреложным признаком этого искусства...»

Ученые и писатели стали пифиями, голоса которых ждут миллионы. А ведь пифии корчились и кричали вещие слова в состоянии одержимости. Обуяны они были огненным духом Пифона — древнего змея, поверженного под землю... Что было потом? «Сообщения жрицы передавались философам, которые жили при оракуле и чьим долгом было интерпретировать предсказания и правильно применять их. Затем сообщения передавались поэтам, которые перелагали их в оды и лирические стихи... придавая им изысканную форму и делая их доступными для публики». Культура Древней Греции была одержима демонами.

Свт. Иоанн Златоуст объяснял разницу между языческим прорицанием и ветхозаветным пророчеством: «В капищах идольских, когда кто бывает одержим нечистым духом и прорицал, то, как бы ведомый и связанный, был увлекаем духом и нисколько не сознавая того, что говорил. Гадателю свойственно быть в исступлении, терпеть

принуждение и насилие, увлекаться и неистовствовать, как бесноватому. А пророк же не таков, он говорит все с трезвою душею и здравым рассудком, зная, что он говорит... Послушай Платона, который в апологии Сократа говорит так: «прорицатели и гадатели говорят много и хорошо, но сами вовсе не знают того, о чем говорят»... Все это доказывает и принуждение, с каким бесы удерживаются и служат, и насилие, какое люди терпят, однажды предавшие себя им и лишающиеся в это время здравого смысла.

Но у нас не так. Пророки пророчествовали с рассудком и совершенно свободно. Они властны были говорить и не говорить: они не были принуждаемы, но вместе с честию сохраняли и волю. Поэтому и Иона убегал, поэтому и Иезекииль уклонялся, поэтому и Иеремия отрицался. Бог же не принуждал их насильно, не помрачая рассудка».

Итак, разница между пророком и пифией такова, как между святым духоносным старцем и пациентом доктора Кандинского. В последнем случае злыми санитарами «прорицателя» являются бесы — окрутили по рукам и ногам смирительной рубашкой собственной, подавляющей воли и ведут душу в пылающую палату для буйных.

С давних пор рогатые подселенцы создавали в мире людей своих «предвещателей». Навязчиво нашептывали им слова, в которых зерна истины замешивались на «олимпийской амброзии» лжи. Сократу, например, его личный демон не только подсказывал «мысли, достойные потомства», он вел философа по жизни, как бы предохраняя от злого. В диалоге «Феаг» Платон передает слова своего учителя: «...дело в том, что, начиная с детства, что-то сопровождает меня... нечто демоническое. Это какой-то голос, когда он является, всегда дает мне знак удержаться от того, что я хочу делать, но никогда ни к чему меня не побуждает. И то же самое, когда кто-ни

будь из моих друзей мне что-нибудь сообщает, и я слышу голос, он отклоняет от предприятия и не позволяет делать». Просто ангел-хранитель! Однако почему же он тащил Сократа по дороге пьянства? Почему заставил принять яд?

Стоит ли удивляться и следующим сюжетам! В «Слове против эллинистов» Татиан пишет, что Диоген хвалился своею жизнью в бочке, а умер от переедания. Аристип вел себя распутно. Гераклит гордился знанием и мистифицировал происхождение своих произведений, а умер, обложенный навозом, веря, что так он вылечится». [55]. Таким же был и поэт V века до Р.Х. Эмпедокл:

«Други: о вы, что на склонах златого холма Агригента Град обитаете верхний, ревнители добрых деяний,

Злу непричастному, гостю почтенному кров и защита,— Ныне привет вам! Бессмертному богу

подобясь средь смертных, Шествую к вам, окруженный почетом, как то подобает,

В зелени свежих венков и в повязках златых утопая.

Сонмами жен и мужей величаемый окрест грядущих,

В грады цветущие путь направляя; они же за мною Следуйте все, вопрошая, где к пользе стезя пролегает».

Татиан продолжает: «Эмпедокл поскакал в вулкан Этну, думая, что он бог, который вознесется. Конечно, он сгорел».

Несчастный философ Сенека сначала стоически обосновал необходимость самоубийств (которые носили в Риме той эпохи характер эпидемии, а позднее вспыхивали иногда стараниями таких, как Гете), затем же перерезал себе вены по приказу своего ученика императора Нерона. Последнего, кстати, к его неслыханным злодеяниям подталкивали являвшиеся ему жуткие сущности.

Нередко личности, подобные Нерону, утверждали, будто ведут свое происхождение от неземных существ

или, во всяком случае, удостоены общения с ними. И тут возникает вопрос. Они говорили так потому, что таковы были известные им мифы? Или, наоборот, мифы таковы, потому что подобное происходило на самом деле?[34]

Античные таинства и мистерии вобрали в себя море лжи архаичных культов и, в свою очередь, повлияли на всю дальнейшую культуру человечества. «Показателен тот факт, что таинства развили воображение, которое породило обширную философскую и духовную литературу, особенно в период поздней античности. Отождествление философии и посвящения стало лейтмотивом с начала возникновения пифагореизма и платонизма. Даже обряды «майя» (пша = мать, кормилица, повитуха), с помо

щью которых Сократ пытался «родить» нового человека, имели свой прототип в обрядах посвящения первобытных обществ: они также «рожали» неофитов, то есть помогали им родиться к духовной жизни». [95].

Так на одном историческом полюсе стоит совершающий трансцендентные «путешествия» шаман племени, а на другом — какой-нибудь современный «широко мыслящий» ученый. Шотландский психиатр Р.ДЛэинг, например, утверждает: «Процесс вхождения в иной мир из этого мира и возвращение в этот мир из мира иного столь же «естественны», как смерть, роды или собственное рождение». [85].

<< | >>
Источник: Воробьевский Ю.. Русский голем,- М.: Яуза, Пресском.- 448 с.,ил.. 2005

Еще по теме Пророки и Пифии:

  1. 3. НОВОПИФАГОРЕЙСТВО. ПИФАГОРЕЙСТВУЮЩИЙ ПЛАТОНИЗМ
  2. ФИЛОСОФИЯ, РИТОРИКА, ПУБЛИЦИСТИКА
  3. СПИНОЗА
  4. ПРИМЕЧАНИЯ
  5. Глава XI 4$ Анимизм ( продолжение)
  6. Глава XIV Анимизм (окончание)
  7. Указатели
  8. ГРЕЦИЯ
  9. Пророки и Пифии
  10. § 3. Социальные группы и народ как объекты политической мифологии и субъекты Верховной Власти традиционного общества
  11. Экзегетический разбор
  12. Экзегеза
  13. ГЛАВА VIII Умственное развитие от Гомера до Персидских войн
  14. КОСМОГОНИЯ ДРЕВНИХ СЛАВЯН В СВЕТЕ ОБЩИХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ИНДО-ЕВРОПЕЙЦЕВ О МИРОЗДАНИИ
  15. Герменевтика (Hermeneutics)
  16. Приложение. Как следует пользоваться четвертым Евангелием при жизнеописании Иисуса
  17. Раздел IV
  18. Из «Философского словаря»