<<
>>

Проклятия «Гамалиила»

В крепких выражениях формулирует проклятия изменившим иудаизму и Гамалиил. Да-да, тот самый «законоучитель, уважаемый всем народом» (Деян. 5, 34), который увещевал членов Синедриона, покушавшихся убить Апостолов: «...мужи Израильские! Подумайте сами с собою о людях сих, что вам с ними делать.

Ибо незадолго перед сим явился Февда, выдавая себя за кого-то великого, и к нему пристало около четырехсот человек; но он был убит, и все, которые слушались его, рассеялись и исчезли. После него во время переписи явился Иуда Галилеянин и увлек за собою довольно народа; но он погиб, и все, которые слушались его, рассыпались. И ныне, говорю вам, отстаньте от людей сих и оставьте их; ибо если это предприятие и это дело - от человеков, то оно разрушится, а если от Бога, то вы не можете разрушить его; берегитесь, чтобы вам не оказаться богопротивниками». (Деян. 5, 35-39). Слова его кажутся справедливыми. По-

чему же потом, когда, по его словам, «дело» не разрушилось, он составил страшные молитвы для синагоги? Да и можем ли мы верить тому, что пишет о нем Талмуд? Существует ведь как бы два Гамалиила. Один — тот учитель ап.павла, чей день памяти мы отмечаем 2 августа по православным святкам. Но создан был и его неоиудейский дволйник. Ибо как могли книжники просто так «отдать» христианам память о нем, потомке одного из основоположников Талмуда — Гиллеля?! Поэтому мы имя святого будем брать в кавычки, чтобы понятно было, что речь идет о «тени», олицетворяющей Синедрион.

Итак, за Христом пошел любимый ученик Гамалиила, «воспитанный при ногах его» (Деян. 22, 3). Это был Савл, который стал апостолом Павлом. Гамалиил не мог не знать истории обращения ко Христу своего питомца. Не мог, потому что были тому свидетели: «Савл же, еще дыша угрозами и убийством на учеников Господа, пришел к первосвященнику и выпросил у него письмо в Дамаск к синагогам, чтобы, когда найдет последующих сему учению, и мужчин, и женщин, связав, проводить в Иерусалим.

Когда же он шел и приближался к Дамаску, внезапно осиял его свет с неба. Он упал на землю и услышал голос, говорящий ему: Савл, Савл! Что ты гонишь Меня? Он сказал, кто Ты, Господи? Господь же сказал: Я Иисус, Которого ты гонишь. Трудно тебе идти против рожна. Он в трепете и ужасе сказал: Господи, что повелишь мне делать? И Господь сказал ему: встань и иди в город; и сказано будет тебе, что тебе надобно делать. Люди же, шедшие с ним, стояли в оцепенении, слыша голос и никого не видя. Савл встал с земли и с открытыми глазами никого не видел». (Деян. 9, 1-8).

Хотя спутники Савла и не видели Света, ибо узреть его может только избранный, Голос с неба они слышали. И, конечно, сообщили в Синедрион. И тут «Гамалиил»

пришел в ярость! Разбушевался вопреки своим словам (о различении — от человеков или от Бога)... Дух богоборства овладел им самим, тот лукавый дух, который и повлиял на формирование Талмуда. Специалисты отмечают: «Многие коренные еврейские учения, следы которых сохранились доселе и разбросаны по всему пространству «талмудического моря», были отвергнуты и признаны еретическими только в силу того, что они приняты и усвоены христианством... Таково было отношение раввинов к учениям, даже глубоко коренящимся в системе еврейского Богословия». [16]. Узнаете тот самый дух противоречия, что владел и Ницше?!

Но как быть с Голосом свыше? Законники придумали: «...объявляя о завершении эры пророков со смертью Аггея, Захарии и Малахии в начале эпохи Второго храма, он (изобретенный книжниками устный закон. - Ю.В.) ограждает себя от возможности неожиданного появления новых откровений, которыми могли бы воспользоваться «лжепророки» для исправления или отмены Закона, освященного волей Всевышнего. Впредь ни одно сверхъестественное явление, ни один «голос свыше» (бат кол) не в состоянии, по мнению раввинистов, нарушить равновесие в галахической (талмудическое право. - Ю.В.) области». [2]. Каково? Все новые, неудобные для себя откровения объявили недействительными.

Просто и надежно - как железный засов на двери старой синагоги.

Однако прошло время, и неоиудаизму пришлось изворачиваться и из этого положения. Познав изгнание как наказание, евреи вновь захотели особого единения с Богом, каким оно было у ветхозаветных пророков. Тогда-то на смену сухому талмудизму пришел воодушевленный эк- статикой и вином хасидизм. Особой мечтой каббалиста стало повторение видения небесной Колесницы из про

рочества Иезекииля. Только к какому «богу» они, отвергшие Христа, могли прилепиться? И картины, возникавшие при медитациях, — все больше «огненные», — и сам колдовской способ их достижения говорят сами за себя, «...все сотоварищи стояли на ногах, ибо мы и они видели, что разделяют нас потоки огня и света. И рабби Нехуния бен Хакана сел и выстроил перед нами всеми слова Мер- кабы (Колесницы. — Ю.В.), ее нисхождения и восхождения, как должен делать тот, кто спускается и кто поднимается. Тот, кто пожелает спуститься, пусть воззовет к Суру, «князю лика», связав его клятвой сто двадцать раз, используя имя Тотросиай».

Вернемся, однако, к «Гамалиилу.» Он, конечно, узнал и то, что конкретно проповедует его бывший ученик. А слова получившего фарисейскую тренировку начетничества и при этом просветленного свыше Павла ужасали наследников Гиллеля. Особенную опасность для книжников представляла приверженность Апостола ветхозаветному слову. Она была просто разоблачительна для тех, кто все более вольно толковал Писание исключительно ради утверждения своей власти. Ведь Богу эти безумцы приписали даже наслаждение от кровавых жертв.

«Иудейские мудрецы стремились создать себе Библейскую опору в интересах внешнего подкрепления своих мнений. Ими руководило не желание добыть сокрытое сокровище, независимое от их напряженной изощренности. Все их усилия сосредотачивались на искусном аргументировании наличного с пренебрежением реальным Библейским содержанием, которое принималось и усво- ялось по мере надобности и пригодности для посторонних целей.

При этом категорически допускалось, что традиционное наследие идет помимо Библии своим путем устного преемства и в ней не заключается по всему объему. Поэтому раввинистический экзегезис вносил в Биб

лейский текст не данные в нем и подчас чуждые ему элементы. Это механическое навязывание представляет живой контраст экзегетическому методу св. Павла, который всячески старается не изменять самых тонких отзвуков ветхозаветного слова. Оно есть сплошное предглаголание о Христе...

По этой причине случайные аналогии, по временам очень близкие, покоятся на диаметрально противоположных точках и не имеют тени внутреннего подобия. Они касаются способов обращения с мертвой буквой и далее ее не простираются. Раввинизм на ней и успокоился, почему она стала для него непроницаемым средостением, преграждающим доступ к Священному содержанию. Умы их были ослеплены (2 Кор. III, 14), когда как Апостол свыше был просвещен Божественным познанием (2 Кор. IV, 6), в котором ветхозаветное пророчество и воссияло со всей яркостью». Так писал профессор Н.Н.Глубоковский и аргументировал множеством примеров. Если рабби Акиба считал, что толкователя надо почитать наравне с Богом, то его последователи пошли еще дальше: «Всеведующий должен подчиняться решению смертного, поскольку Он мог назначить только то, что поддается человеческому постижению». [16].

Когда Бог отнимает разум, то из несчастного человека и начинаются сыпаться проклятия, которые часто падают на его же голову и на его собственный род. Это происходило с «Гамалиилом», это происходит в наши дни. Об одном подобном случае свидетельствует западный экзорцист: «...у демонов есть способность зацепляться за проклятия, которые произносит один из предков человека. Один известный христианский лидер, который был обращенным евреем, рассказывал мне однажды, что жизнь его совершенно изменилась, когда

его освободили от демона, зацепившегося за проклятие, которое евреи наложили на себя при распятии Иисуса Христа: «кровь Его на нас и на детях наших» (от Матфея 27:25)».

Проблемы вырождения, «национальных» болезней и повреждения ума проистекают именно отсюда — от проклятия1.

Проклятие — страшное оружие дьявола. Оно обоюдоостро. С одной стороны — поражает духовно ослабленных людей, лишившихся по грехам Божественной защи-

' Отступление. Проклятие по наследству.

Тяжелая наследственность знаменитостей, которая то и дело проявляется в наших сюжетах, имеет страшную подоплеку, «...по наследству передается один или несколько духов. Я часто встречал это у тех людей, чьи родители и/или родители родителей были связаны с масонством. Это не удивительно, так как свободные каменщики регулярно проклинают себя совершением тайных обетов. В более высоких рангах они посвящают себя и свои семьи Люциферу...

Духи, которые передаются из поколения в поколение, часто называют «семейными духами»... Как правило, они получают доступ благодаря посвящению или проклятию одного из предков. Такие духи поколений имеют склонность из поколения в поколение вызывать похожие эмоциональные проблемы, грехи или болезни. Можно предположить наличие духа поколений, если предки обратившегося за помощью человека так же страдали от алкоголизма, депрессий, непреодолимых страхов, рака, диабета, имели сексуальные извращения, сильную склонность к критике...

Слова проклятия на первый взгляд могут показаться вполне безобидными: «я ненавижу...» или «ты никогда ничего не добьешься...», когда они произносятся по отношению к другому человеку или к самому себе. Или же они могут быть произнесены с властью: «Я желаю, чтобы... умер», или «прокляни тебя Бог...», или «я проклинаю тебя...». Проклятие можно усилить совершением особого ритуала. Кроме того, проклятые или посвященные объекты, которые находятся во владении человека, могут позволить силам врага воздействовать на него... .[33].

ты, а с другой — неизменно убивает того, кто проклинает. Нельзя брать в руки этого оружия. Апостол Павел напоминает:

«Благословляйте гонителей ваших; благословляйте, а не проклинайте».

(Рим. 12, 14).

<< | >>
Источник: Воробьевский Ю.. Русский голем,- М.: Яуза, Пресском.- 448 с.,ил.. 2005

Еще по теме Проклятия «Гамалиила»:

  1. Миссия Израиля
  2. Ревнители закона
  3. Проклятия «Гамалиила»
  4. Катехизис
  5. Глава XX. Оппозиция против Иисуса
  6. 49-Й - 53-Й УРОКИ ТЕМА: В ИСЛАМЕ НЕТ ЭКСТРЕМИЗМА