<<
>>

1815-1837 гг.

В условиях мира, когда уже можно было не бояться вторже^ извне, а в сознании большинства британцев начал постепенно стираться образ врага, общество вновь задумалось о том, что составляет британскую нацию.

На переосмысление понятод "британец" и "гражданин", считает Колли, решающее воздействие оказали три фактора. Во-первых, вхождение Ирландии в 1800 г. в состав Соединенного Королевства рождало опасение, что эта страца может стать плацдармом для вторжения французов в Великобританию. Так на повестку дня встал вопрос 0 предоставлении гражданских прав католикам. Во-вторых, опыт наполеоновских войн с их массовыми мобилизациями гражданского населения показал, что правительство не может больше игнорировать мысли и чувства тысяч британцев, не имеющих права голоса. В-третьих, к 1815 г. границы Британской империи расширились настолько, что уже включали каждого пятого жителя планеты. Перед правительством стояла непростая задача, как обращаться с туземным населением колоний, которое оказалось* составе Британской империи силой оружия (с.322-323).

Предоставление гражданских прав католикам (1829), парламентская реформа 1832 г., существенно демократизировавшая британский электорат, и освобождение рабов в колониях (1833) завершили формирование британской нации. Связующая сила протестантизма ослабла, но на смену ему пришло сознание превосходства над другими народами в степени гражданской зрелости и политической свободы. Угроза извне, пишет Колли, породила мощнейшее чувство солидарности, которое спаяло британцев в единый социальный организм; она же оказалась источником очевидной слабости сообщества, именуемого британской нацией. В мирные годы правления королевы Виктории (1837-1901) приостанавливается процесс либерализации общественно-политической жизни. Всеобщее избирательное прав0 для мужчин вводится лишь в 1918 г., а построение обществ* благосостояния начинается только после второй мировой войны (с.361).

Сегодня, когда британцы все острее ощущают, что пре#1^ символы их единства уходят в прошлое, опасность распаД3

„лйкобритании кажется многим вполне реальной19. Колли не сдает никаких прогнозов. Она лишь напоминает, что британцев ^ами объединял образ врага. Несуществующую угрозу извне м0лсно выдумать, но как долго продлится такой искусственный „}оляиионизм, наиболее характерный пример которого - ^желание интегрироваться в единую Европу? Будущее британской нации, заключает историк, зависит от того, сумеют ли ее члены „ротивопоставить своим различиям умение и желание жить вместе (с.375).

Изучение побудительных мотивов и форм проявления патриотизма приводит Колли к выводу о сложной природе этого явления. Во-первых, патриотизм не сводим к консерватизму, как это порой утверждают школьные учебники и лидеры правых партий. Историк настаивает, что, поддерживая национальное государство, простые британцы одновременно выступали против тех, кто этим государством управлял. Во-вторых, патриотизм не следует путать с чем-то предосудительным вроде шовинизма. Как и Б.Андерсон, Колли не отказывает патриотизму в положительных коннотациях.

Недостаток книги Линды Колли в том, что автор обошла вниманием этнические аспекты формирования британской нации. Стало ли государство Великобритания основой для экономической, государственно-политической и культурной интеграции населявших ее этнических групп или осталось формой политического объединения нескольких четко обозначенных этносов? Как определяли себя и воспринимали друг друга англичане, шотландцы, уэльсцы и англо-ирландцы? В каких случаях и сколь охотно они именовали себя британцам? Более пристальное внимание к подобным проблемам, несомненно, обогатило бы исследование о формировании британской нации.

В то же время нельзя не отдать должное Колли как исследователю представлений различных социальных слоев о нации и государстве. Э.Хобсбаум писал, что нам, скорее всего, не дано знать о мыслях и чувствах простых, в большинстве своем ^грамотных людей20.

С выходом в свет книги Линды Колли мы стали на шаг ближе к пониманию этих мыслей и чувств.

Примечания Hobsbawm E.J. Nations and nationalism since 1780: Programme, myth, reality. -

Cambr., 1990. - P. 163. Samuel R. Introduction// Patriotism: Making and unmaking of British national identity /

Samuel R. - N.Y., 1989- - Vol.l. - P.X. Colley L. English radicals and the problem of Patriotism. 1740* 1790 (доклад, прочитанный на конференции “History workshop” в марте 1984 г.); Whose Nation? Class and rational consciousness in Britain 1750-I830//Past amp; Present N.l 13. 1986. P. 97-117; Radical patriotism in eighteenth-century England // Patriotism. - Vol.l. - P. 169-187; Britishness and otherness: An argument // J. of British studies.The Univ. of Chicago Press. - 1992. Vol.31. N.4. - P. 309-329. Dinwiddy J. England // Nationalism in the age of the french revolution/Dann 0.,

Dinwidd J. (eds). — L., Ronceverte, 1988. — P. 56; Hobsba wm E.J. Op.cit. - P.82. Colley L. Britons. Forginga nation 1707-1837. — Yale Univ. Press, 1992. Anderson B. Imagined communities: Reflections on the origin and spread of nationalism. L., N.Y., 1983. -P.129. Colley L. Britishness and otherness., - P.315. Hobsbawm E.J. Op.cit. - P.91. Колли намекает на знаменитую книгу Юджина Вебера, в которой образование

современной французской нации связывает с вышеперечисленными процессами. См: Weber Е. Peasants into Frenchmen. The modernisation of rural France. 1870-1914 Stanford, 1976. Подробнее об эволюции радикального патриотизма в XVIII в. См: Cunningham Н. The language of patriotism // Patriotism. — Vol. 1. P.57-62. Hobsbawm E.J.Op.cit. - P.88. В XVI в. Шотландия далеко опережала Англию по числу университетов и уровню преподавания. В то время как мало кто знает об английском Просвещении, имена знаменитых шотландцев Адама Смита и Дэвида Юма знакомы многим. В этом смысле, считает Колли, "синдром Фолклендов", т.е. бессилие левых сил перед правительственной пропагандой, начался в 1775 г.

См: Colley L. Radical patriotism. - P. 170. Dinwiddy J. Op.cit. - P.54. He потому ли Виндзорская династия, в отличие от Романовых, Габсбургов и Гогенцоллернов, пережила катаклизмы начала XX в., продолжая служить символом нации для многих современных британцев? Подробнее о критике космополитизма английской аристократии патриотически настроенным средним классом см.: Newman G. The rise of English nationalism A

cultural history 1740-1830. - L., 1987. Однако я бы рекомендовала отнестись с изрядной долей скептицизма к теоретическим основам и выводам этой книги. Водном из радиоинтервью 1994 г. Линда Колли сообщила, что работает над новой книгой о роли женщин в истории. В ней она намеревалась бросить вызов расхожей точке зрения, будто женщины в прошлом не играли заметной роли в общественно-политической и культурной жизни. По мнению историка, матери и дочери, жены и возлюбленные оказывали прямое или косвенное влияние на мир, в котором, казалось, безраздельно господствовали мужчины.

U, Колли приводит пример резчика по дереву Томаса Джонсона, который вступил в Антигалликанское общество, потому что из-за изобретения французами папье- маше спрос на его дорогую продукцию резко упал. Но можем ли мы отказать этому человеку в искренней любви к родной стране лишь на том основании, что его патриотический порыв неотделим от соображений личной выгоды, спрашивает историк. См: Naim Т. The break-up of Britain. — L., 1977.

IHobsbawm E.J. Op. cit. - P. 46.

<< | >>
Источник: А.И. Миллер. Нация и национализм. 1999

Еще по теме 1815-1837 гг.:

  1. 8.  Сибирь, 7 июня 1837 г.
  2. ИЗ ПИСЬМА Н. П. ОГАРЕВА Н. X. КЕТЧЕРУ (весна 1837 г.) 28
  3. § 3. От 1815 г. до войн эпохи империализма
  4. 1776-1815 гг.
  5. ГЕРМАНИЯ В 1815—1830 гг.
  6. § 4. От 1815 г. до войн эпохи империализма
  7. § 4. От 1815 г. до первой мировой войны
  8. Глава 26 ВОДЫ СМЫКАЮТСЯ 1815–2000
  9. ГЛАВА XI АНГЛИЯ В 1815—1832 гг. БОРЬБА ЗА ПЕРВУЮ ПАРЛАМЕНТСКУЮ РЕФОРМУ
  10. Внешняя политика России в эпоху Наполеоновских войн (1801—1815)
  11. Глава XXXI ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ШВЕЦИИ. СКАНДИНАВИЗМ (1815—1875 гг.)
  12. № 23 1837 г. - 27 Декабря. Именной указ, объявленный министром юстиции. - Об упразднении учрежденнаго в Владикавказе Окружнаго Суда, определив вместо онаго, для управления Горскими народами, особых Приставов.
  13. ГЛАВА X АНГЛИЯ в ГОДЫ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИИ НАПОЛЕОНОВСКИХ ВОЙН (1789—1815)
  14. Т е м а 2. ЗАПАДНАЯ И ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРОПА ПОСЛЕ ФРАНЦУЗСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ XVIII В. (1794—1815)
  15. Выскочков Л. В.. «Аракчеевское десятилетие»: Внутренняя и внешняя политика России в 1815-1825 гг, 2011
  16. § 3. Войны наполеоновского периода