Параметры сетей

Только что обрисованная двойная сфера применения не всегда поддается строгому различению в процессе конкретного исследования сетей. Напротив, политические сети, как правило, рассматриваются в качестве места пересечения плюралистических интересов и межправительственных процессов принятия решений, что уже в 1988 г.
показал Шнайдер. Это означает, что сети рассматриваются как центральный элемент обретения политических решений и их политико-административного воплощения в жизнь65. При такой концептуализации реальных политических процессов не может больше ошеломлять "открытое" тем временем эмпирическое разнообразие конфигурации согласования интересов. Вышедшее далеко за рамки политологии распространение концепции сетей говорит о принципиальной значимости и привлекательности этой концепции (ср. Schubert 1994а). Достигнутые гибкость и множественность создают, однако, и весьма существенные проблемы совместимости, которые до сих пор рассматривались лишь в недостаточной степени. Более того, до сих пор удалось добиться лишь немногих кумулятивных результатов при использовании и развитии подхода с позиции сетей. Во всяком случае, до сих пор можно было говорить о формировании теории разве что на зачаточном уровне (Knoke 1990); постольку и упомянутое выше "взаимное оплодотворение" все еще является скорее желанием, чем действительностью. При этом как развитие событий на субнациональном и национальном уровнях, так и формирование европейских институтов и принятие решений в общеевропейском масштабе дают достаточно примеров недостаточности традиционных подходов с позиции согласования интересов. Это имеет место особенно в том случае, если представители данных подходов ссылаются на "государство" в единственном числе. Поэтому, конечно, не будет слишком большим обобщением констатировать, с одной стороны, увеличение объема политического вмешательства, процессов регулирования, координации, согласования и нормирования, с другой - обнаруживать все меньше "государства" в традиционном смысле. Таким образом, уже ЕС де-факто является "политическим объединением, для функционирования которого государства-члены отказались от части своих автономных компетенций и в воздействии на политику которого они могут участвовать лишь в качестве одного из субъектов наряду с другими, включенными в многонациональную сеть политики. В этот процесс формулирования политики, происходящий в масштабах сообщества, тесно включены интересы, организованные на национальном и наднациональном уровне, так что внутри отдельных сфер политики, как правило, может быть достигнут прочный компромисс" (Kohler-Koch 1992b: 59). Кроме того, следует констатировать, что соответствующие группы не только вовлечены в сети, но и преследуют в них и с их помощью свои интересы и цели и при этом в значительной степени создают политику, не имея с самого начала интегративного центра. Поэтому с точки зрения политологического исследования должен стать открытым (исследовательский) вопрос о том, где, как и какие субъекты политико-государственного или частного характера смогут возобладать. Поэтому в различных концепциях политических сетей объясняются не только параметры, в различных подходах к согласованию интересов часто приводимые лишь как нечто подразумеваемое.
Политические сети со всей определенностью открывают и пространство для относительного в каждом случае значения наиболее трудного с концептуальной точки зрения субъекта, "государства". Лембрух характеризует "политические сети" как “interest systems or pluridimensional configurations” (1991: 129). Это означает, что эмпирическое многообразие требует в отдельном конкретном случае специфического определения, которое тем самым каждый раз представляет вариацию центральных параметров сетей. По мнению ван Ваардена (1992) центральными параметрами политический сетей являются - Субъекты Конституирующим элементом сетей является взаимодействие между участвующими субъектами. Свойства, потребности, способности, интересы и ресурсы субъектов образуют основу взаимодействий. Преобладающий в каждом случае тип субъекта различает индивидуальные и организационные сети. - Функции Политические сети существуют не "сами по себе", а выполняют определенные функции для участвующих субъектов. Они служат, например, созданию доступа к политическим аренам, обмену информацией и т.д. Сети делают возможными обсуждения и, следовательно, координацию действий, в остальных случаях независимых друг от друга. Они открывают возможности для переговоров и обмена ресурсами, услугами и ответными услугами. Они предоставляют шансы для сотрудничества в развитии, реализации, а при определенных условиях и оправдании действий. Отношения, сформированные в рамках сетей, облегчают осуществление коалиционных стратегий и осуществления принятых решений. - Структуры Структуры образуются благодаря регулярности в отношениях между субъектами сетей. Центральными переменными являются, как известно, численность субъектов, интенсивность и обоюдность отношений, группы и т.д. Другие переменные структуры политических сетей соотносятся друг с другом, как, например, закрытость по отношению к внешнему миру, интенсивность и прочность взаимодействия и стабильность сетей. Различные структурные переменные касаются характеристик взаимодействия (конфликтные, соревновательные, кооперативные или неформальные/формальные) или координации политических сетей (вертикальные, горизонтальные). С помощью структурных переменных отчасти осмысливаются традиции, нормативные правила и различные степени институционализации, вызванные, например, добровольным или принудительным членством в организациях, упорядоченными или свободными взаимодействиями, степенью делегирования полномочий и контроля общему "центру". - Процедурные правила Внутри политических сетей взаимодействия определяются четко сформулированными или подразумеваемыми процедурными правилами. Они варьируются от соблюдаемых всеми до специфических правил поведения, могут формировать сложные "внутренние культуры" или, выходя за пределы повседйевной практики, так называемые ,standard operating procedures’, которые рационализируют взаимодействия. В соответствии с внутренними отношениями процедурные правила являются конкурентными, конфликтными, оппортунистическими или консенсусными, аккомодативными или компенсационными. Процедурные правила могут быть ориентированы на общественный интерес и содействие общему благу или на узкие, частные собственные интересы. Они могут регулировать степень открытости или скрытности взаимодействий, выбор возможных стратегий конфликта или консенсуса и степень, в которой взаимодействия определяются рациональными или идеологическими соображениями. - Власть Власть в политических сетях зависит от наличествующих ресурсов, услуг, возможностей отказа или заключения коалиций. При этом необходимо подчеркнуть следующие переменные: автономию и независимость субъектов; дополняемость и симбиоз между относительно равными субъектами; степень возможной инструментализации, функционализации и использования отдельных субъектов; степень возможной передачи власти в горизонтальном или вертикальном направлении. - Стратегии субъектов Субъекты развивают стратегию по отношению к политическим сетям и внутри них. Отсюда возникают "взгляд снизу" - из сети и "сверху" - с позиции соответствующего субъекта. Стратегии субъектов касаются вопроса об участии или неучастии других и того, каким образом вовлекаются другие, т.е. как должно быть структурировано отношение и как должны распределяться функции. Стратегии касаются, например, agenda-setting, т.е. того, когда и какие темы следует обсуждать. Центральное стратегическое значение для актеров имеет установление или модификация процедурных правил. Понятно, что эти центральные параметры политических сетей имеют равное значение не для всех исследовательских интересов и не включаются систематически в исследование. Напротив, очевидно, что "аналитический инструментальный ящик" (Kenis/Schneider 1991), оснащенный таким образом, всякий раз ставит в качестве концептуального и эмпирического объекта исследований то, что задавалось и постулировалось в традиционных; подходах и теориях. Это особенно четко прослеживается на примере наиболее трудного с концептуальной точки зрения субъекта, "государства". Он представляется и как субъект среди других, например, будучи дифференцированным в различных министерствах, ведомствах и интересах и возможностях действия, и рассматривается лишь как последняя санкционирующая инстанция для процессов саморегуляции, как правило, протекающих свободно. Концепция "политических сетей" в данном случае открыта для иерархических и неиерархических форм взаимодействия между различными субъектами государства, а также между ними и частными группами интересов. С ее помощью предпринимается попытка в политологическом исследовании в тенденции воздать должное горизонтальным и вертикальным изменениям в структуре политической власти и институциональных компетенций (ср. Heritier и Benz в этом томе). Тем самым утверждение Кёлер-Коха (1992b: 619) о том, что "внутренняя дифференциация и распределение политической власти среди разнообразных субъектов является предпосылкой функционирования ЕС как "сетевой формы организации" (Keohane/Hoffmann 1990: 21), гетерогенность и распыление власти продолжают существовать в виде структурного совпадения на уровне ЕС", верно не только относительно обычных субъектов политических интересов, но и для "государства", более того, именно для него. В ходе, например, европейской интеграции при одновременной регионализации оно может, во всяком случае, быть охарактеризовано как "государство с множественными субъектами". Тем самым становится ясно, что вопросы политико-административного управления политическими сетями входят в настоящее время в число важнейших задач, требующих исследования (Scharpf 1991а). В качестве промежуточного результата можно констатировать, что концепция политических сетей не является простым продолжением дебатов о плюрализме или корпоратизме. Но речь не идет и о продолжении дискуссии о переплетении политики с использованием другой терминологии. Взгляд с позиции концепции сетей означает скорее отказ в претензии справиться с эмпирическим многообразием с помощью единичных подходов к истолкованию. Поэтому концепция "политических сетей" предлагает ясную и поддающуюся изложению основу систематизации эмпирических постановок вопроса и исследовательских намерений. Она показывает возможные точки стыка в ходячих политологических подходах и поэтому ближе упоминавшемуся выше аналитическому инструментальному ящику, нежели новой теории политического согласования интересов. 1.
<< | >>
Источник: Н.Конеген, К.Шуберт. Методические подходы политологического исследования и метатеоретические основы политической теории. Комментированное введение. 2003

Еще по теме Параметры сетей:

  1. Закрепление трассы, осей и опорных сетей инженерных сооружений
  2. СОВРЕМЕННЫЕ ГЕОДИНАМИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ КАК ФАКТОР РИСКА РАЗРУШЕНИЯ ГОРОДСКИХ КАНАЛИЗАЦИОННЫХ СЕТЕЙ
  3. КЛАУС ШУБЕРТ ЛОГИКА СТРУКТУРЫ, ЛОГИКА СУБЪЕКТОВ И ЛОГИКА ИННОВАЦИИ: КОНЦЕПЦИИ СЕТЕЙ И АНАЛИЗ СФЕР ПОЛИТИКИ
  4. ПАРАМЕТРЫ И КРИТЕРИИ ДИАГНОСТИЧНОЙ ЦЕЛИ
  5. Психологические параметры дизонтогенеза
  6. УНИКАЛЬНЫЕ ПАРАМЕТРЫ ВСЕЛЕННОЙ
  7. ПРИЛОЖЕНИЕ 36 Оценки параметров технологических процессов
  8. Прогнозирование параметров опасных зон
  9. Параметры организационного климата
  10. 2. Параметры диагностичной цели
  11. 1Х.2. Важнейшие экологические функции лесов и их параметры •«>,*>.чо-
  12. Параметры популяций
  13. 5. ОПТИМИЗАЦИЯ ПАРАМЕТРОВ НАКОПИТЕЛЕЙ ПРОМЫШЛЕННЫХ ОТХОДОВ
  14. Использование критерия «Хи-квадрат» при поиске латентных параметров модели
  15. Параметры воспроизводства населения.