<<
>>

СТРАТЕГИИ ДЕМОКРАТИЗАЦИИ

Адвокатские движения могут пролить свет на следующее обостряющееся противоречие: с одной стороны, после окончания конфликта Востока и Запада все государства ссылаются на нормы демократии; с другой стороны, экономическая и политическая глобализация означает скандальную де-демократизацию коллективно обязательных решений.
Если стратегии риска тематизируют расхождение между притязанием на контроль и бесконтрольностью, то стратегии демократизации обнаруживают очевидные противоречия между всеобщим признанием демократии и ее катастрофическим упадком.

Как ни странно, подобные стратегии нередко начинаются там, где провалились попытки мобилизовать массовую поддержку. Стратегии демократизации подхватывают размытые основные нормы и убеждения (например, защиту прав человека), чтобы трансформировать их в готовность действовать. Таким образом, особенность адвокатских стратегий и движений состоит в сложности (классические политологи сказали бы: маловероятности или невозможности) перевода столь же всеобщего, сколь и необязательного консенсуса в целенаправленные поступки. Это, следовательно, удается только при определенном сочетании условий, коалиций и возможностей действий.

Подобные адвокатские стратегии должны опираться на надежно проработанную информацию — факты, которые должны выдержать тест на точность (как это легко предвидеть) в конфликте, вызванном их опубликованием. Но одних категорий и цифр недостаточно. Цифры должны содержать голоса, лица и истории из жизни, публично рассказанные людьми, которым нанесен ущерб. Многие стратегии активизации опираются, следовательно, на связь между фактами и историями из жизни, которые вызывают сострадание. Это символически переданное сострадание не может быть порождено в соответствии с масштабом всеобщего разума. Оно должно находиться в согласии с фундаментальными убеждениями о человеческом достоинстве, которые существуют в разных контекстах и культурах, на фоне разных традиций.

Так, далеко не все люди в мире придают одинаково большое значение правам человека—как индивидуальным (всеобщим), так и целостным, но всюду господствует родственная вера в человеческое достоинство. Вот почему нарушения прав человека, как правило, противоречат существующим представлениям о человеческом достоинстве. Поэтому лица, которые рассказывают о телесных повреждениях, нанесенных им в результате государственного преследования и пыток, вызывают сострадание людей, живущих в разных культурных контекстах, вне зависимости от того, связано это первично с требованиями соблюдать права человека или уважать человеческое достоинство. Для того чтобы вызвать транснациональный резонанс, важно, следовательно, не только документировать нарушение всеобщих норм, но сделать наглядными цифры с помощью жизненных историй.

В переводе на циничный язык социологии это звучит так: адвокатские движения должны поучиться у профессиональных попрошаек, которые (особенно в эпоху европейского Средневековья) достигли высокого уровня артистизма, меняя свое обличье ради конвертации сострадания богатых христиан в звонкую монету.

Да и обходной путь — через другие государства — часто является кратчайшим для обнаружения нарушений прав человека в национальных масштабах и мобилизации политического сопротивления. Так, международные контакты и координации способны увеличить число голосов, которые помогут преодолеть глухоту и слепоту национальных властей или правительств к определенным нарушениям прав человека. Это тем более справедливо, чем явственней растут, благодаря этим связям, расходы национальных правительств, точнее, плата за неведение о фактах попрания свободы, демократии и человеческого достоинства. В этом смысле адвокатские стратегии вынуждают дать новое определение национальному интересу, повышая расходы на обучение в части прав человека.

Все это предполагает, что не только адвокатские движения, но также их интернациональные партнеры сознательно релятивируют и подрывают принцип национальной суверенности. В результате этого глобальность ценностей и сетей, которую обосновывают и активируют акторы адвокатских движений, может стать своего рода са- моисполняющимся пророчеством. 4.

<< | >>
Источник: Бек У.. Власть и ее оппоненты в эпоху глобализма. Новая всемирно-политическая экономия/Пер. с нем. А. Б. Григорьева, В. Д. Седельника; послесловие В. Г. Федотовой, Н. Н. Федотовой. — М.: Прогресс-Традиция; Издательский дом «Территория будущего» (Серия «Университетская библиотека Александра Погорельского»). — 464 с.. 2007

Еще по теме СТРАТЕГИИ ДЕМОКРАТИЗАЦИИ:

  1. ПЕРЕХОД К НОВОЙ СТРАТЕГИИ РЕФОРМ. [ДЕМОКРАТИЗАЦИЯ И ГЛАСНОСТЬ. 1987-1988
  2. 22.1. Волны демократизации
  3. Демократизация как виД политического процесса
  4. 22.2. Этапы и фазы процесса демократизации
  5. Модели российской демократизации
  6. 3. Демократизация сферы занятости
  7. 21.5. Демократизация управления школой
  8. 22.4. Причины стагнации транзита и откатов волн демократизации
  9. Внешняя политика периода демократизации
  10. Демократизация общественно-политической жизни
  11. Глава 2 ПРОБЛЕМЫ ДЕМОКРАТИЗАЦИИ ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА
  12. Функции техники: интегрализм, демократизация социальной жизни, безопасность.
  13. Слободан Антонич ПЯТОЕ ОКТЯБРЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ ДЕМОКРАТИЗАЦИИ СЕРБИИ
  14. 2.3. Демократизация внутриармейских правоотношений -необходимое условие трансформации армии в гражданское общество
  15. СТРАТЕГИИ НЕЗАМЕНИМОСТИ
  16. 10.4. Экологические стратегии популяций
  17. 8.1.1. Роль стратегий в современной геополитике