Задать вопрос юристу

Введение. Часть первая — агиографическая.

/. Как это было. 2. Основные идеи переворота. 3? Появление работы «Человек и Мир». Отношение к ней психологов. Часть вторая — апологетическая. 1. Прорыв. 2. Бесконечность. 3. Непосредственность. Часть третья — критическая.
/. Непоследовательность и противоречия. 2. Логика. Часть четвертая — профетичес- кая. 1. Граница. 2. Судьба. Введение

Работа С.Л.Рубинштейна «Человек и Мир» принадлежит к числу сравнительно немногих, сыгравших особенную роль в моей философской биографии. Поэтому я не хочу и не могу писать о ней от имени и с позиции того или другого «изма», науки или еще какой-нибудь «объективной» платформы. Пусть читатель не ждет ни объективных оценок, ни академичности, ни даже строгого порядка и логики изложения. Всего этого в статье не будет, о чем считаю необходимым предостеречь намеревающегося читать данный текст.

Долгие годы у нас считалось, что советский философ должен писать от имени и с позиций марксизма, трактуемого в духе последних (и даже будущих, для чего надо было обладать «верхним чутьем») постановлений ЦК и передовиц «Правды». Поэтому, когда у него вдруг появлялись собственные мысли (по многим причинам редкий случай), он должен был маскировать их цитатами, ссылками на высказывания очередного генерального секретаря и т.п.

Я пишу, выражая свое личное (ни для кого не обязательное) отношение к этой работе, свое понимание, свои мысли по ее поводу и, разумеется, по своей же позиции, хорошо осознавая, что существуют другие, в том числе и противоположные моей, нисколько не худшие, может быть, и лучшие, чем моя. Но существование этих других позиций и оценок, мне кажется, не лишает меня права высказать мою собственную, так же как не лишает читателя права принять ее во внимание, отвергнуть как абсолютно неприемлемую, возмутиться и т.д. Недопустимо ни с чьей стороны лишь одно право — право запрета на свободное мышление.

Я хочу рассказать, какое непосредственное впечатление произвела на меня появившаяся в конце 1973 г. первая публикация работы «Человек и Мир» и о последующих размышлениях над ней (а обращался я к ней неоднократно, ссылаясь на нее в статьях и докладах, рекомендуя ее слушателям моих лекций и т.д.). Эта работа не только затронула мое мышление, но была пережита эмоционально. Поэтому моя статья будет содержать описания эмоций и психических состояний, и не только моих, но и С.Л.Рубинштейна (насколько, мне кажется, я могу их «реконструировать»). Скажу сразу, что считаю работу «Человек и Мир» революционной в советской психологии (а в значительной степени и в философии), до сих пор не понятой и не оцененной по достоинству ни психологами, ни философами.

Более того, я считаю, что направление исследования, открываемое этой работой, — единственное, выводящее советскую психологию из тупика, в котором она пребывает. Из всех направлений советской психологии только на этом пути возможны понимание и разработка оснований теоретической психологии. Я хочу попытаться объяснить, почему эта работа, заключающая радикальное революционное переосмысление основ психологии (и философии), осталась почти незамеченной и если изредка и цитировалась, то без понимания того, что она фактически взрывает позиции психологов и философов, ее цитирующих.

Мое восприятие работы Сергея Леонидовича определялось ситуацией и этапом моей собственной эволюции как философа ко времени знакомства с ней в 1974 г. В 50-х годах я работал в Институте философии АН СССР и был знаком с Сергеем Леонидовичем. Но должен признаться, что если бы я прочитал «Человек и Мир» в то время (а к моменту моего ухода из Института в 1959 г. текст этой работы был уже написан; С.Л.Рубинштейн умер в начале 1960 г.; работа опубликована посмертно в конце 1973 г.), то не смог бы ни понять, ни оценить ее глубину и революционность. Нужно было, чтобы коренным образом изменились мои собственные взгляды, мое мышление и видение мира, мое мироощущение. Такое изменение произошло лишь в период 1964 — 1968 гг. Оно было воспринято мною как выход из темницы или из какой-то скорлупы, и, хотя отдельные прилипшие ко мне ее части и осколки еще много лет меня сопровождали, как целое эта скорлупа была разбита. Это определило, во-первых, невозможность возврата назад, а во-вторых, обретение основания, с которого открывались такие бесконечные перспективы исследования и понимания, которые изменили все мое отношение к жизни.

По-видимому, надо, хотя бы в самых общих чертах, пояснить читателю мою позицию и путь к ней, чтобы был понятен угол зрения, под которым я вижу работу «Человек и Мир», а также воспроизвести ту реальную духовную атмосферу, в которой, во-первых, писалась, во-вторых, публиковалась (эти события разделены 15-лет- ним промежутком), а в-третьих, существует в настоящее время эта работа Сергея Леонидовича. Поэтому, заканчивая эту часть статьи, я должен предостеречь неосторожного читателя, что ему предстоит преодолеть, кроме всего прочего, «лирические» отступления и соображения «по поводу», а также и часть мемуарную, связанную с воспоминаниями, ассоциациями и рефлексией автора.

Часть первая — агиографическая

<< | >>
Источник: В.А.Лекторский (ред.). Философия не кончается... Из истории отечественной философии. XX век: В 2-х кн,. / Под ред. В.А.Лекторского. Кн. II. 60 — 80-е гг. — М.: «Российская политическая энциклопедия». — 768 с.. 1998

Еще по теме Введение. Часть первая — агиографическая.:

  1. Часть первая Введение
  2. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ВВЕДЕНИЕ
  3. Глава 5 АГИОГРАФИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
  4. Часть первая. РЕАЛИЗМ
  5. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  6. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  7. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  8. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
  9. Часть первая
  10. ПЕРВАЯ ЧАСТЬ 1
  11. Часть первая
  12. Часть ПЕРВАЯ
  13. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПОНЯТИЕ
  14. Часть первая Досократики
  15. Часть первая. ОНТОГЕНЕЗ