<<
>>

§ СХ Продолжение той же темы. Возражения, которые можно выдвинуть против развитой Стратоном системы атеизма

Однако, с другой стороны, нужно признать, что ортодоксы располагают хорошей возможностью, которой нет у Стратона. Им достаточно сказать, что неурядицы, к которым могут привести законы природы, были предусмотрены провидением бога — высшего учредителя этих законов и поэтому нечего бояться, что среди вещей наступит анархия.
Если вы взялись противоречить мне, то вы не преминете ответить мне, что возможность, названная мной хорошей, вовсе таковой не является. Вы укажете, что последователь Стратона мог бы ответить, приведя два довода.

Во-первых, предположить, что свойства, сообщенные богом телам, столь плохо согласуются между собой, что механизм мира рискует развалиться, если его творец не будет непрерывно заботиться о предупреждении катастрофы или о починке механизма,— значит нанести большой ущерб репутации бесконечного ума, создавшего мир.

14*

419

Во-вторых, ум, о котором здесь идет речь, может иметь намерения, не известные нам, и бесконечное множество целей, которые, не лишая этот ум постоянства, предполагают тысячи и тысячи йзмененйй в различные периоды времени; поэтому никто не может быть уверен в том, что упомянутый ум не решил прекратить использование механизма [мира] или допустить разрушение его наиболее существенных пружин... Вот еще два довода, которые может выдвинуть последователь Стратона.

Во-первых, совершенно ие придется опасаться, что среди тел воцарится анархия в том случае, если они будут подчинены лишь природе, лишенной познавательной способности. Ведь порядок, наблюдаемый в мире, сохранялся вплоть до наших дней, хотя материя пребывает в состоянии постоянной и жестокой борьбы. Тела непрерывно действуют друг на друга. Они следуют лишь закону, предоставляющему победу более сильному. Они не знают ни жалости, ни пощады; нет у них ни перемирия, ни мира в собственном смысле. Равновесие сил, приостанавливающее победоносные враждебные действия, не приостанавливает усилий, направленных на то, чтобы победить 350.

Если бы такая анархия могла привести к хаосу (что, по словам возражающих нам, вытекает из нашей теории), то она бы давно уже к этому привела, ибо (как это видно было из первого ответа) богу не подобает прибегать к мерам, предохраняющим мир от гибели,— это слишком уж свидетельствовало бы о несовершенстве его произведения...

Во-вторых, природа с ее свойствами и атрибутами, будучи существом необходимым и независимым, всегда пребывает в форме, вытекающей из вечных и непоколебимых законов. Она, следовательно, не может пребывать в форме, не представляющей собой самое совершенное состояние, какое только может быть. Вовсе нечего опасаться анархического состояния механизма мира: этот механизм может находиться лишь в своем естественном состоянии. Хаос, возвращение к хаосу — это призраки нашего воображения. А если возникает расположение тел, отличное от того, какое мы ныне наблюдаем, расположение, которое кажется человеку менее прекрасным и более неудобным, то оно не становится из-за этого 'ни менее прекрасным, пи менее удобным для всей Вселенной. Таковы те два довода, которые мог бы привести последователь Стратона.

Если согласиться с его теорией, то необходимо будет также согласиться с ним, что беспорядок и путаница никогда не могут возникнуть в механизме мира. Но теория эта является столь странной и непостижимой, что всякий человек, который мог бы ее принять, был бы способен согласиться с самыми абсурдными предположениями. Разве утверждение, что природа, которая ничего не чувствует и ничего не знает, совершенно точно сообразуется с вечными законами, что она занимается деятельностью, в ходе которой никогда не сбивается с дороги, какой следует держаться, и что среди множества способностей, какими она одарена, нет іти одной, которая бы не осуществляла своих функций с абсолютной правильностью,— разве это утверждение не есть самое непостижимое из непостижимых? Можно ли постичь законы, которые не были бы установлены мыслящей причиной? Можно ли постичь законы, которые могут в точности осуществляться причиной, не знающей их и даже не знающей о собственном существовании? Здесь перед вами с логической точки зрения самое слабое место атеизма 351.

Это подводный камень, от которого нельзя спастись, это непреодолимое возражение. Многие желали бы, чтобы Стратон был обвинен ие только в том, что он исходит из ошибочных предположений, но и в том, что он неправильно умозаключает. В споре получаешь большое преимущество, если можешь доказать ие только, что принципы противника ничего не СТОЯТ, НО II что ои выводит из них следствия, которые вовсе из них не вытекают, так что, если посредством dato поп concesso [принято без возражений] признать его принципы, противник окажется все же весьма далек от цели, которой он хочет достичь. Я не вижу, чтобы можно было доказать, что Стратон находится в столь бедственном положении, ибо если принять его предположение о необходимо существующей материи, которая обладает способностью двигать- ся и другими способностями, какие он ей приписывает, то отсюда будет проистекать, что природа, следуя правилам, производит определенные вещи. Та же необходимость, которая обусловливает то, что материя не может перестать существовать и перестать действовать, обусловливает также и то, что каждая из способностей природы имеет определенную сферу, дающую ей правило по той причине, что это способности, реализуемые лишь таким образом, что выполняется в точности то, что они могут выполнять — ни больше, ни меньше.

Если бы древние философы считали, что материя сотворена, они могли бы поставить Стратона в тупик. Они могли бы сказать ему, что природа, существующая лишь благодаря самой себе, должна обладать всеми совершенствами, а следовательно, и умом. Но они не могли выдвинуть против него это возражение, так как полагали, что материя существует благодаря самой себе и тем не менее не обладает совершенствами, которыми обладает бог. Кроме 'того, они считали, что необходимое существование, подобающее богу, не ограничивает его могущества. Легко доказать, что Платон 352, Аристотель 353, Сенека, Гален *** и многие другие величайшие люди языческой древности утверждали, что в материи имеются известные преграды, которых бог не может преодолеть. Большинству христиан нечего опасаться того, что последователь Стратона сможет отделаться от этого возражения посредством аргумента ad bominem или посредством обращения этого возражения против тех, кто его выдвинул, ибо эти христиане полагают, что все несотворенное в высшей степени совершенно. Таким образом, нам гораздо легче опровергать систему этого атеиста, чем языческим философам.

<< | >>
Источник: Бейль П.. Исторический и критический словарь в 2-х томах / Сер.: Философское наследие; год.; Изд-во: Мысль, Москва; т.2 - 510 стр.. 1969

Еще по теме § СХ Продолжение той же темы. Возражения, которые можно выдвинуть против развитой Стратоном системы атеизма:

  1. § СХ Продолжение той же темы. Возражения, которые можно выдвинуть против развитой Стратоном системы атеизма