<<
>>

Алогизм Уильяма Джемса

Статья впервые опубликована в журнале «Под знаменем марксизма»

(1927, № 7—8)

Простодушная откровенность Джемса повредила ему во мнениях буржуазных идеологов Квропы. В конце XIX и в начале XX в.

философская совесть, искренность и прямота становятся редкими качествами в среде буржуазных философов. Да и расцениваются они не как добродетели, а скорее как недостатки. Для многих европейских читателей Джемса его философия показалась компрометирующей интеллектуальное достоинство класса. Джемс простодушно проговорился и выболтал то, что — по крайней мере в Европе — надо было тщательно скрывать: теоретический декаданс класса, разрыв с интеллектуализмом, поход против логики. Непосредственность и откровенность в этих вопросах казались непристойными всем тем, кто еще дорожил связями с традицией классической философии. 2

Здесь Джемс подает руку Метерлинку с его проповедью молчания. 3

Развитые здесь соображения, думается, могут пролить свет на историю онтологического доказательства, особенно в новейшее время, после Канта. Нельзя не признать, что Кант сильно затемнил методологический смысл онтологического аргумента. Кант рассмотрел онтологическое доказательство не в его общей логической форме, но только в частном — и притом мнимом, ложном — случае: в форме доказательства бытия бога. Необыкновенно громкий успех кантовского опровержения заставил многих думать, будто Кант раз навсегда покончил с онтологическим доказательством. Даже некоторые исследователи-марксисты, введенные в заблуждение практическим результатом кантовской критики, ссылаются на опровержение Канта, не дав себе труда вникнуть в его теоретические основы. А между тем нетрудно показать, что кантовская критика онтологического аргумента неразрывно связана с дуалистическими предпосылками кантовского идеализма. Кант исходил не из анализа методологического смысла аргумента, но из заранее предвзятого убеждения, что, как *вещь в себе», бог непознаваем. Ударение здесь не на «боге», но именно на «вещи в себе». Вся тщательность кантовского опровержения в конечном счете имеет целью лишний раз подчеркнуть основной для Канта дуализм «вещей в себе» и «явлений». Не отрицание бытия бога имел в виду Кант, разрушая в «Критике чистого разума» рациональные доказательства бытия бога. Напротив, для Канта бытие бога было непререкаемой и незыблемой истиной. Своей критикой Кант хотел сказать лишь то, что бытие непознаваемой «вещи в себе» не может быть доказано на основании одной только идеи о такой вещи. Все опровержение Канта построено на скрытой дуалистической предпосылке, будто существуют «вещи в себе» и явления, будто первые непознаваемы и будто бог —" «вещь в себе». Но стоит только отвергнуть эти предпосылки, и вместе с ними падает в,се Каитово опровержение. На этот пункт впервые обратил внимание Гегель. Н * Науке логики» Гегель подвергнул опровержение Канта глубокой и основательной критике. Гениальный методологический такт говорил Гргєлю, что Кантом не понята ценная методологическая сущность онтологического аргумента. Гегель переоценил критику Канта не как верующий, восставший против Канта, в защиту бога, но как методом:.

<< | >>
Источник: В.Ф. Асмус. Историко-философские этюды / Москва, «Мысль». 1984

Еще по теме Алогизм Уильяма Джемса:

  1. Алогизм Уильяма Джемса
  2. Алогизм языка и искусства
  3. Уильям — суперзвезда
  4. § 17. УИЛЬЯМ ОККАМ
  5. Уильям Гаднданст и социальная когниция
  6. Глава XVIII Уильям и Гарри
  7. ПРОФЕССОР УИЛЬЯМ ДЖЕЙМС ОБЪЯСНЯЕТ СЕКРЕТ ХОРОШЕЙ ПАМЯТИ
  8. Тейлор Уильям. Микенцы. Подданные царя Миноса, 2003
  9. Куликан Уильям. Персы и мидяне. Подданные империи Ахеменидов, 2002
  10. Глава 2 Бездушные хищники или «санитары леса»? Образ рос товщика в пьесе Уильяма Шекспира «Венецианский купец», романе Вальтера Скотта «Айвенго» и повести «Гобсек» Оноре де Бальзака
  11. 111
  12. Работающее знание
  13. Больше пользы
  14. Избранная библиография работ В. Ф. Асмуса *