<<
>>

Глава 19 О              первенстве православной традиции, о              явлении Христа под именем Бога, об обитающей в Христе полноте, о примирении, о Теле Христовом, об              элементах мира, о тени тела, о видении ангелов и различении яств (Кол.)


I. Обычно я, заявляя об отводе дела при опровержении всех ересей, в немногих словах говорю о свидетельстве времен, отстаивая первенство нашего правила lt;верыgt; по сравнению со всякой последующей ересью.
Это одобрит теперь и апостол, говоря о надежде, отложенной в небесах: о которой вы услышали в слове истины Евангелия, которое дошло до вас, как и до всего мира.[2287] Ведь если евангельская традиция уже тогда распространилась повсюду, насколько более теперь? 2. Далее, если нашей является та, которая повсюду распространилась, lt;и сделала этоgt; более, чем любая еретическая, не говоря уже
о              традиции Маркиона, жившего при Антонине, то наша будет апостольской. Маркионова же, наполни она весь мир—и тогда не сможет доказать свое апостольское происхождение. Ибо и из этого будет ясно, что апостольской является та, которая первой наполнила мир, а именно Евангелием Того Бога, Который о его (Евангелия) проповеди возвестил и это: Во всякую землю пойдет глас их и до пределов вселенной — слова их.[2288] 3. lt;Апостолgt; глаголет, что Христос есть образ невидимого Бога.[2289] Ho ведь мы говорим, что Отец Христа невидим, зная, что в прошлом всегда в качестве Его образа под именем Бога был видим Сын, если кому Он бывал видим; чтобы и здесь lt;Маркионgt; не проводил это различие между видимым и невидимым Богом, так как встарь наш Бог был определяем следующим образом: Господа никто не может увидеть и остаться живым} 4. Если Христос не является рожденным прежде творения[2290] в качестве Слова Отца, через Которого все сделано[2291] и без Которого ничто не было сделано;[2292] если не в Нем было основано всё в совокупности[2293] в небесах и на земле, видимое и невидимое, престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли0; если не всё в целом основано[2294] через Него и в Нем,[2295] — ведь эти положения не должны нравиться Маркиону — то, без сомнения, апостол не написал бы так просто: И Сам — прежде всех? Ибо каким образом lt;Онgt; прежде всех, если не прежде всего? Каким образом прежде всего, если Он не рожденный прежде творения, если Он — не Слово Отца? На каком основании будет доказано, что прежде всех был тот, который появился после всего? Кто может знать, что первым был тот, о существовании которого он не знал? 5. А каким образом Он счел за благо, чтобы вся полнота обитала в Нем Самом?[2296] Во-первых, что это за полнота, если не lt;полнотаgt; всего того, что Маркион принизил, основанного во Христе на небесах и на земле, ангелов и людей, если не lt;полнотаgt; того невидимого и видимого, престолов, господств, начальств и властей?[2297] Или, если это от себя вставили наши «псевдо-апостолы» и иудействующие проповедники Евангелия, пусть Маркион предъявит полноту своего бога,[2298] который ничего не основал. Впрочем, как получается, что соперник и ниспровергатель Творца пожелал, чтобы полнота Того обитала в его Христе? Далее, для кого Он вновь примиряет все в Себе Самом, творя мир через кровь


Своего креста,1 если не для Того, Которого всё в совокупности оскорбило, против Которого оно восстало посредством нарушения lt;заповедиgt;, Которому, наконец, оно принадлежало? Ведь мириться оно могло бы с чужим, вновь примиряться — ни с кем другим, кроме как со своим.
6. Так и нам, некогда отчужденным и враждебным по укорененности в злых делах,2 Он возвращает милость Творца, оскорбление Которому мы нанесли, почитая тварь вместо Него.3 Если же lt; апостол gt; и говорит, что Церковь есть Тело Христово — так как здесь он глаголет, что он исполняет в lt;своейgt; плоти оставшееся от тягот Христа за Его Тело, которое есть Церковь,4 — он посредством этого не отделяет полностью упоминание тела от субстанции плоти. Действительно, он и выше говорит, что мы примиряемся в Его Теле через смерть,5 конечно, в том Теле, в котором Он, умерший посредством плоти, а не посредством Церкви, мог умереть,[2299] ради Церкви, разумеется, заменив телом — тело, плотским —духовное. 7. Ho если он убеждает остерегаться изящных речей и философии как пустого обольщения, которое находится в соответствии с элементами мира[2300] — говоря не о соответствии небу и земле, но
о              соответствии мирским наукам и обучению, а именно преданию людей,[2301] изящно говорящих и философствующих, — будет делом долгим и относящимся кдругому труду доказывать, что этим изречением осуждаются все ереси, которые состоят из силы изящных речей и правил философии. Ho пусть Маркион, выводящий lt;своегоgt; бога тупым,[2302] дабы
1 Ср. Кол. I: 20.
2 Ср. Кол. I: 21.
3 Ср. Рим. I : 25.
4 Ср. Кол. I: 24.
5 Ср. Кол. I: 22.





не объявлять его внушающим страх, признает основной принцип своей веры происходящим из школы Эпикура; lt;Маркион,gt; даже положения из портика стоиков помещающий рядом с Богом-Творцом, отрицающий воскресение плоти, которое, подобно ему, не признаёт ни одна философия. 8. От изобретений ее наша истина отстоит столь далеко, что и страшится гнев Божий вызвать, и твердо верит, что Он произвел все из ничего, и обещает, что Он восстановит ту же самую плоть, и не стыдится, что Христос был рожден из чрева Девы, хотя lt;над этимgt; смеются философы и еретики, и сами язычники. Ведь глупое мира избрал Бог, чтобы смутить мудрых,[2303] — Тот, без сомнения, Который в виду этого Своего установления заранее грозил погубить мудрость мудрых.[2304] Благодаря этой простоте истины, противоположной изящным речам и философии, мы не можем превратно мудрствовать. 9. Наконец, если Бог оживит нас со Христом, прощая нам грехи,[2305] то мы не можем верить, что грехи прощаются тем, по отношению к которому они не были совершены, поскольку он не был известен ранее. Ну что же теперь, когда lt;апостолgt; говорит: Никто да не судит вас за пищу и питье, и в отношении праздничного дня, но- вомесячия и субботы, которые суть тень будущего, тело же — Христа,[2306] — что тебе кажется, Маркион? О Законе мы уже не рассуждаем, если не считать того, что и здесь lt; апостол gt; учит, каким образом lt;Законgt; был отменен, а именно при переходе от тени к телу, т. е. от образов — к истине, а это есть Христос. Следовательно, и тень принадлежит Тому, Кому и тело, т. е. и Закон принадлежит Тому, lt;Комуgt;[2307] и Христос. Удели одному Богу Закон, адругомубогу—Христа, если можешь отделить некую тень от того тела, которому принадлежит тень. Христос очевидно принадлежит Закону, если является телом тени. 10. Если же lt;апостолgt; упрекает некоторых, которые на
основании видений ангелов[2308] говорят, что надо воздерживаться от пищи — не прикасайся, не вкушай,[2309] — желая выступать в смиренномудрии, не держась Главы,[2310] то он не наносит этим удар по Закону и Моисею, словно бы тот на основании ангельского суеверия заявил о запрещении некоторых яств. 11. Ибо известно, что Моисей получил Закон от Богаlt;, а не от ангеловgt;. Наконец, эти правила — что по заповедям, — говорит, — и учению человеческому,[2311] — он отнес к тем, которые не держатся Главы, т. е. Самого Того, в Котором все подытоживается0 [во Христа],[2312] будучи возвращенным к началу, в том числе и различение[2313] яств. Что касается остальных заповедей, являющихся точно такими же, то следует удовлетвориться lt;нашимgt; данным в другом месте объяснением того, как они произошли от Творца, Который, намереваясь творить все новое,[2314] когда предвещал, что старое минует, и предписывал: обновите себе новую новину,[2315] — уже тогда учил совлечь с себя ветхого человека и облечься в нового.[2316]

<< | >>
Источник: Квинт Септимий Флоренс. Тертуллиан Против Маркиона в пяти книгах. 2010 {original}

Еще по теме Глава 19 О              первенстве православной традиции, о              явлении Христа под именем Бога, об обитающей в Христе полноте, о примирении, о Теле Христовом, об              элементах мира, о тени тела, о видении ангелов и различении яств (Кол.):

  1. Глава 7 В Писании говорилось о двух пришествиях Христа: о              первом — иносказательно, о втором — явно; поэтому иудеи, не поняв слов о первом бесславном явлении, отвергли именно своего Христа, Которого ждали как грядущего в божественном величии
  2. Глава 4 Об исключенных Маркионом словах Послания, об «исполнении времен», о том, что следует подразумевать под «элементами», об упоминании Авраама у Маркиона, о бесполезности обрезанья и необрезанья, о сокращении Закона, о том, что следует понимать под «миром», о язвах Христа и др. (Гал. 3:14-15; 4: 3 - 6:17)
  3. Глава 23 Об              отношении к детям Христа и Творца, о              следовании за Христом и погребении родных (ср.: Евангелие от Луки, 9: 41—62)
  4. Глава 43 О              женщинах у гроба и о явлении Христа ученикам (ср.: Евангелие от Луки, 24:1, 4, 9,13—19, 21, 25, 38-43, 47)
  5. Глава 16 Имя «Иисус», являясь совершенно неподходящим для Маркионова Христа, было предвещено в Писании как имя нашего Христа наречением Осии Навина Иисусом
  6. В АСТРАЛЬНОМ ТЕЛЕ ПОСЛЕ ВЫХОДА ИЗ ЭФИРНОГО ТЕЛА. ЧИСТИЛИЩЕ И ДРУГИЕ СФЕРЫ « ТОНКОГО» МИРА
  7. Глава XXXIV О том, что некоторые думают, будто при сотворении тверди под именем разделенных вод разумеются ангелы, и о том, что некоторые считают воды не сотворенными
  8. Глава 25 О              Том, Кто мог открыть сокрытое; о              вручении Отцом Христу «всего»; о              незнании людьми Бога; о счастье видевших то, чего не видели пророки; о долгой и вечной жизни (ср.: Евангелие от Луки, 10: 21—28)
  9. О СВЯТОЙ И НЕРУКОТВОРНОЙ ИКОНЕ ИИСУСА ХРИСТА БОГА НАШЕГО, КАК ЧТИЛАСЬ В ГОРОДЕ ЕДЕССЕ ЖИТЕЛЯМИ ЕГО
  10. Глава вторая Православное учение об ангелах
  11. Глава 15 Сын иного бога не должен был называться именем из установления Творца
  12. Глава XI О ТОМ, ЧТО ПРИЧАЩЕНИЕ ТЕЛА ХРИСТОВА И ОБРАЩЕНИЕ К СВЯЩЕННОМУ ПИСАНИЮ СОВЕРШЕННО НЕОБХОДИМЫ ДЛЯ ВЕРУЮЩЕЙ ДУШИ
  13. Книга II О ЗНАНИИ БОГА, КОТОРЫЙ ЯВИЛ СЕБЯ ИСКУПИТЕЛЕМ В ИИСУСЕ ХРИСТЕ ОНО БЫЛО ПРЕЖДЕ ДАНО ОТЦАМ КАК ЗАКОН, А ЗАТЕМ БЫЛО ОТКРЫТО НАМ В ЕВАНГЕЛИ
  14. Глава / О ПОДРАЖАНИИ ХРИСТУ И О ПРЕЗРЕНИИ К МИРУ И СУЕТЕ ЕГО
  15. § 5. Различная модальность той и другой традиции. Молитвенный и исповедный смысл начертания крестного знамения: общение с Богом и приобщение к Богу. Крестное знамение как уподобление Христу и облечение в крест