<<
>>

Уточнение понятий (Эмпирическое исследование требует ясных понятий)


Большая часть работы, называемой «теоретизированием», посвящена уточнению понятий, и это вполне оправдано. Именно в вопросе четкого определения понятий социологическое исследование и бывает зачастую несовершенным.
Исследование, продиктованное интересом к методологии, может быть запланировано как установление причинных отношений без должного анализа переменных, используемых в исследовании. Этот методологический эмпиризм, как можно назвать план исследования без соотносительного интереса к уточнению основных переменных, характерен для большей части современного исследования. Так, в ряде эффективно задуманных экспериментов Чэпин находит, что «переселение семей из трущоб в муниципальные дома приводит к улучшению жизненных условий и социальной жизни этих семей»[254]. Или посредством контрольных экспериментов психологи выясняют, как влияет проживание ребенка у приемных родителей на его результаты тестов умственного развития[255]. Или опять- таки через эксперимент исследователи пытаются установить, достиг ли пропагандистский фильм своей цели — улучшить отношение к британцам. Эти несколько случаев — а они дают представление о большом числе исследований, способствующих развитию социологического метода, — объединяет то, что эмпирические переменные не анализируются сточки зрения их концептуальных элементов[256]. Как с присущей ей ясностью Ребекка Уэст сформулировала эту общую проблему методологического эмпиризма, «можно знать, что А, В и С связаны некими причинными связями, но никогда нельзя сколько-нибудь точно предугадать природу А, В или С». В результате эти исследования развивают исследовательские методики, но их данные не являются базой кумулятивной социологической теории.
Но в целом уточнение понятий, обычно считающееся областью теоретика, часто является результатом эмпирического изучения. Ис

следование, чутко осознающее свои собственные задачи, не может спокойно проигнорировать настоятельную необходимость уточнить понятия. Ибо основное требование исследования заключается в том, чтобы понятия, переменные были определены с достаточной ясностью, позволяя тем самым продолжить исследование. Этому требованию не соответствует тот вид дискурсивного изложения, который часто ошибочно называют социологической теорией.
Уточнение понятий в ходе эмпирического исследования обычно заключается в установлении индексов рассматриваемых переменных. Чисто умозрительно можно сколько угодно рассуждать о «моральном состоянии» или «социальной сплоченности», не имея точного представления, какое значение закреплено за этими терминами, но ихне- обходимо уточнить, если исследователю предстоит заниматься своим обычным делом, систематически наблюдая примеры высокой и низкой степени морального состояния, социальной сплоченности или социального раскола. Если он не хочет застопориться в самом начале, он должен создать такие индексы, которые будут наблюдаемыми, достаточно точными и предельно ясными. Целое направление мысли, получившее название «операционализм», является лишь одним наглядным примером того, что исследователю требуется достаточно точное определение понятий, чтобы он мог приступить к работе.
Это обычно понимают те социологи, у которых теоретическая ориентация сочетается с систематическим эмпирическим исследованием.
Дюркгейм, например, несмотря на то что его терминология и индексы теперь кажутся приблизительными и спорными, четко осознавал необходимость создания индексов для своих понятий. Он неоднократно утверждал, что «необходимо... заменить внутренний факт, ускользающий от нас, на внешний, который его символизирует, и изучать первый через второй»[257]. Индекс, или знак концептуализированного предмета, находится в идеальном взаимно однозначном соответствии с тем, что он обозначает (и трудность установления этого отношения является, конечно, одной из главных задач исследования). Поскольку индекс и его объект связаны именно таким образом, можно задать вопрос, на каком основании один берется как индекс, а второй как индексированная переменная. Как полагал Дюркгейм и как заново указала Сюзан Лэнгер, индекс — это тот элемент в корреля
ционной паре, который является воспринимаемым, а второй, который почти (или совсем) недоступен, является теоретически релевантным[258]. Так, шкала установок делает доступными индексы таких установок, которые нельзя четко выделить во всяком ином случае, а экологическая статистика выявляет индексы разнообразных социальных структур в самых различных регионах.
Таким образом, то, что в исследованиях, позволяющих ввести количественный подход (например, разработав шкалу), часто выглядит как тенденция, можно рассматривать как попытку уточнить понятия настолько, чтобы стало возможным проведение эмпирических исследований. Разработка обоснованных и наблюдаемых индексов становится определяющим моментом для использования понятий при проведении исследования. Заключительный пример покажет, как настоятельно исследование требует уточнения устаревших социологических понятий, которые на уровне дискурсивного изложения оставались недостаточно определенными и неуточненными.
Концепция, являющаяся основной для социологии, гласит, что у индивидов есть множественные социальные роли и они склонны организовывать свое поведение с точки зрения определенных структурой ожиданий, связанных с каждой ролью. Считается далее, что чем менее интегрировано общество, тем чаще индивиды будут испытывать напряжение из-за несовместимости социальных ролей. Типичные случаи многочисленны и хорошо известны: католик-коммун ист, испытывающий давление от партии и церкви, маргинал, страдающий от требований противоборствующих групп, женщина с престижной работой, разрывающаяся между семьей и карьерой. В каждом социологическом учебнике приводится масса примеров несовместимых требований, предъявляемых к людям с множественными ролями.
Возможно потому, что она подвергалась лишь дискурсивным интерпретациям и редко была главным предметом систематического исследования, эту центральную проблему конфликтующих ролей еще предстоит существенно уточнить и разработать, не останавливаясь на том, что было достигнуто десятилетия назад. Томас и Знанецкий давно уже указывали, что конфликты между социальными ролями можно ослабить с помощью конвенционализации и сегментации ролей (закрепляя каждый набор ролевых требований за разными ситуациями)[259]. А другие отмечали, что частый конфликт между ролями является дисфункциональным и для общества, а не только для индивида.

Но при этом не затрагивают очень многие бросающиеся в глаза проблемы: на чем следует основываться, прогнозируя поведение людей с конфликтными ролями? А когда нужно выносить решение, то какая роль (или какая групповая солидарность) превосходит другие по важности? При каких условиях та или другая оказывается господствующей? На уровне дискурсивного мышления предполагалось, что преобладающей окажется роль, с которой индивид отождествляет себя полнее всего; тем самым предлагалось тавтологическое псевдорешение проблемы. Или возьмем проблему прогнозирования поведения, вытекающего из несовместимости ролей: от этой исследовательской проблемы, требующей операционального уточнения понятий солидарности, конфликта, ролевых требований и ситуации, уходили, отделавшись замечанием, что конфликты ролей типичным образом приводят к фрустрации.
Совсем недавно эмпирическое исследование потребовало уточнения ключевых понятий, связанных с этой проблемой. Были созданы индексы, характеризующие взаимное давление конфликтных групп, и проведены наблюдения за появившимся в результате поведением в определенных ситуациях. Началом работы в этом направлении послужило определенное обстоятельство; было показано, что в конкретной ситуации принятия решения, такой, как голосование, индивиды, испытывающие на себе эти перекрестные давления, реагируют следующим образом: они откладывают свое решение на потом. А при условиях, которые еще предстоит определить, они пытаются уменьшить конфликт, покидая поле битвы: они теряют интерес к политической кампании. И наконец, в этих данных есть указания на то, что в случаях перекрестного давления на избирателя основное значение обычно имеет его социально-экономическое положение[260]. Как бы то ни было, важным моментом является то, что в этом примере, как и в других, сами требования эмпирического исследования способствовали уточнению полученных понятий. В ходе эмпирического исследования возникают концептуальные вопросы, которые могут долго оставаться неопознанными в теоретическом исследовании.
Теперь остается сделать несколько заключительных замечаний. Мой анализ был исключительно посвящен четырем видам воздействия эмпирического исследования на развитие социальной теории: основанию, новой формулировке, переориентации и уточнению теории. Несомненно, есть и другие. Также несомненно, что акценты, расставленные в этой главе, можно неправильно понять. Можно прийти к

выводу, что я сделал обидное для теории и теоретика сравнение. Это не входило в мои намерения. Я лишь высказал ту мысль, что эксплицитно сформулированная теория не обязательно всегда предшествует эмпирическому изучению, что теоретик не обязательно является факелом, освещающим путь к новым наблюдениям. Порядок следования часто бывает обратным. Также недостаточно сказать, что эмпирическое исследование и теория должны вступить в брак, чтобы социология принесла законные плоды. Они должны не только дать друг другу торжественную клятву — им надо научиться жить вместе дальше. Нужно четко определить их обоюдные роли. В этой главе дается сжатый набросок такого определения.


<< | >>
Источник: Мертон Р.. Социальная теория и социальная структура. 2006 {original}

Еще по теме Уточнение понятий (Эмпирическое исследование требует ясных понятий):

  1. Уточнение понятий
  2. 4.1. Уточнение понятия "воспитание" для условий высшей школы
  3. Содержание и отличие понятий «гендерные исследования», «женские исследования», «мужские исследования»
  4. Раздел III Эмпирические понятия социологии
  5. Виды эмпирического исследования
  6. Взаимосвязь эмпирического и теоретического уровней исследования
  7. Теоретические функции эмпирического исследования
  8. § 6. Схема организации эмпирического исследования
  9. 2. Эмпирические социальные исследования во Франции
  10. 1. Эмпирические социальные исследования в Англии
  11. 5. Неопозитивизм и методология эмпирического социального исследования