<<
>>

СТАНОВЛЕНИЕ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ

блыная часть территории Великобритании характеризуется пересеченным рельефом. В северной части острова (Шотландия) возвышаются горы высотой от 840 до 1340 м над уровнем моря. Северо-Шот-ландское нагорье отделено от Южно-Шотландского Средне-Шотландской низменностью — эта область наиболее благоприятна для заселения.

Она представляет собой, однако, довольно узкую полосу (шириной хменее 100 км), и в древнейшие времена связь между жившими здесь родами и населением собственно Англии (к югу от Южно-Шотландского нагорья) была крайне затруднена.

Горные массивы покрывают почти всю западную часть острова, в особенности Уэльс и Корнуэлл. Среднюю часть Северной Англии занимают Пеннинские горы, которые отделяют Ланкаширскую низменность на западе от Йоркширской на востоке.

Южная половина Великобритании представляет собой равнины, разделенные холмами и возвышенностями. Поэтому передвижение населения на юго-восток и вдоль восточного побережья, омываемого Северным морем, не было связано с такими трудностями, как в Шотландии, Уэльсе и Корнуэлле.

Почти всю территорию островов в древности покрывали труднопроходимые леса и кустарники. При помощи грубых каменных орудий эпохи палеолита расчистить участки земли из-под леса для поселений было почти невозможно. Более совершенные неолитические орудия несколько облегчили вырубку лесов, но человек еще не мог освободить от лесного покрова значительные участки и использовать их для земледелия. В то же время в лесах было достаточно дичи для охоты, так что у древнейших людей Британии не было особого стимула для перехода к животноводству. 7 Кроме того, немалое место в рационе занимала рыба, которой богаты омывающие Великобританию моря. В V тысячелетии до н. э., после отделения от континента Великобритании, ее островное положение начало сказываться на всех сторонах жизни населения, обитавшего преимущественно в южной и юго-восточной частях острова. В частности, рыбная ловля в Ла-Манше, Северном и Ирландском морях, Атлантическом океане обеспечивала пропитание племенам, жившим вблизи от побережья. Но и в сравнительно отдаленных от моря районах также не было недостатка з рыбных богатствах. Полноводные реки Великобритании покрываются льдом лишь в самые холодные зимы, и то на короткое время. Хотя истоки большинства крупнейших рек находятся в горах, реки протекают по равнинам и низменностям, где и селились люди времени палеолита. Самая длинная река — Северн (338 км) берет начало в горах Уэльса и впадает в Бристольский залив (на западном побережье), Ланкаширскую низменность пересекает Мереей, впадающий в Ливерпульский залив. Главная река восточного побережья — Темза (336 км) течет по наиболее густозаселенным районам юго-восточной Англии. Средне-Шотландская низменность также богата реками; наиболее важные из них — Клайд (157 км), берущий начало на Южно-Шотландском нагорье и впадающий в залив Фёрт-оф-Клайд (западное побережье), и Форт, впадающий в залив Фёрт-оф-Форт (восточное побережье).

Если в эпоху палеолита развитие населения Британских островов проходило в основном синхронно с развитием его в других районах, то на неолитической стадии можно отметить некоторое отставание, выразившееся прежде всего в том, что охота, рыбная ловля, собирательство все еще оставались главным занятием населения.

Но и в Великобритании новокаменный век был связан с огромным прогрессом в усовершенствовании орудий труда, организации общества, быте и культуре.

На период неолита падает расцвет первобытной общины. Основы материальной и духовной культуры человечество заложило на базе коллективного труда и общественной собственности на средства производства.

Эпоха неолита на Британских островах затянулась до начала II тысячелетия до н. э., когда племена Британии — скотты и пикты — вступили в век меди и бронзы, а затем и в железный век.

С вступлением в век металла впервые приобрело значение богатство английских недр, прежде всего наличие цветных металлов — меди, бронзы и, особенно, олова. Их месторождения имеются во многих районах страны, но в древнейшие времена разработки велись главным образом в юго-западных и западных горных районах, в особенности в Корнуэлле. Залежи олова здесь так велики, что местные племена торговали им с мореплавателями из далекой Финикии. Торговле с финикийцами способствовали благоприятные географические условия. Окружающие Великобританию моря не

8 замерзают благодаря теплому Северо-Атлантическому течению, а берега ее изобилуют удобными заливами и бухтами.

Климат Британии, определяющийся главным образом влиянием моря, в целом благоприятен для земледелия, но при условии значительных трудовых затрат. Благодаря теплым влажным ветрам, дующим с Атлантического океана преимущественно в зимнее время, в Англии, как правило, очень мягкая зима; температура здесь на 12—15° выше, чем в странах континента Европы или в Канаде, лежащих на тех же 50—59 параллелях. Но этими же ветрами объясняется пасмурная погода, частые дожди и туманы; в среднем на территории Британии бывает 209 дождливых дней в году. Сельское хозяйство страны никогда не страдает от засухи, но обилие осадков и, в особенности, непродолжительность солнечного сияния создают особые трудности, равно как и сильные ветры, от которых иногда полегают посевы. В западных горных районах осадков так много (примерно 1500 мм в год), что зерновые нередко вовсе не вызревают. Наиболее благоприятные климатические условия на юго-востоке и, в меньшей степени, на востоке страны, защищенном от атлантических ветров горами. Осадков здесь не больше 600—700 мм в год, среднесуточная продолжительность солнечного сияния достигает 4,5 часа (в западных и северных — от 3 до 3,9 часа). Юго-восточный район и Средняя Англия в известной степени благоприятны для земледелия, поскольку южные склоны гор и холмов хорошо прогреваются солнцем, но обработка земли на пересеченной местности требует больших усилий.

Переход к скотоводству и земледелию в начале века металла привел к некоторому социальному расслоению. Вторжение в Британию кельгеких племен, стоящих на более высокой стадии развития, ускорило этот процесс. В VI в. до н. э. началось заселение Британии кельтскими племенами, продолжавшееся вплоть до начала I в. до ы. э. Кельты смешались с местными племенами пиктов и скоттов и кельтизировали их. Это смешанное население, в основном кельтского происхождения, принято именовать бриттами; видимо, так называлось одно из кельтских племен.

Кельтское вторжение совпало со вступлением Британии в железный век. Железный топор облегчил вырубку лесов, а. это ускорило освоение равнин юго-восточной и центральной Англии, которые вскоре стали житницей страны.

Кельты Британии жили на стадии патриархально-родового строя, но с известными пережитками матриархата: у отдельных племен сохранялось многомужество. Общинная собственность на землю была основой хозяйства до конца кельтского периода истории Англии, несмотря на сравнительно высокое развитие производительных сил и довольно далеко зашедшее имущественное расслоение.

В процессе продвижения на Британские острова, в ходе войн с пиктами и скоттами возросло значение кельтских племенных вождей. Нередко кельтские племена вступали во временные союзы для

9 ведения боевых операций. Военные предводители таких союзов приобретали особенно большую власть и время от времени подчиняли себе огромные территории. Возникли племенные центры, которые впоследствии превратились в города (например, Лондиний, ныне — Лондон). По мере накопления богатств родовая и племенная знать все больше стремилась использовать военную силу племени для ограбления других племен. Войны подрывали единство кельтских племен, создавали почву для союза части знати с иноземцами. Все это облегчило порабощение Британии могущественным противником — Римской империей.

Начиная с 58 г. до н. э. Юлий Цезарь воевал в Галлии и в ходе этой продолжительной войны дважды совершал походы в Британию, но превращение Британии в римскую провинцию произошло спустя почти столетие. Римляне, начав завоевание (43 г. н. э.), опирались не только на военную силу, но и на поддержку прорим-ских группировок в самой Британии.

Кельты оказывали ожесточенное сопротивление, но превосходство военной силы римлян и отсутствие единства среди бриттов неизменно приводили к поражению восставших. Все же римлянам не удалось полностью подчинить всю территорию Британских островов. Непокоренными остались племена Ирландии и Шотландии, а Уэльс и другие западные районы удерживались в повиновений лишь методами военной оккупации. Не имея возможности покорить северные и западные племена, римляне руками рабов возвели огромной протяженности валы на границах Шотландии (так называемые римские валы).

Хотя римское владычество повлияло на общественные отношения британских кельтов, ускорив выделение знати и развитие имущественного неравенства, в целом романизация мало затронула подавляющее большинство племен. Полностью сохранилась родовая организация в Ирландии и Шотландии.

Во II — III вв. начался кризис Римской империи.

Племена Ирландии, добившись прочного объединения, начали вторгаться в пределы римской Британии и расселяться в северной и центральной части провинции. Вторжения сопровождались боями с римскими гарнизонами, разграблением и уничтожением вилл и ликвидацией римских порядков. Римские войска могли замедлить этот процесс, но не в силах были уже остановить его, тем более что в конце III в. и с Востока пачались набеги северогерманских племен — саксов, англов, ютов и фризов; в 410 г. римское владычество в Британии было официально прекращено.

Но германские племена англов, саксов и ютов, жившие между Рейном и Эльбой и на Ютландском полуострове, уже не ограничивались пиратскими набегами, а начали завоевывать земли Британии и поселяться на них. Сопротивление бриттов было таким упорным, что процесс англосаксонского завоевания Британии затянулся больше чем на полтора века и завершился лишь в начале VII в. Более того, даже на этом этапе не только Ирландия, но и Шотлан-

10 дия, и западные районы страны (Уэльс и Корнуэлл) полностью сохранили кельтский характер. Местные племена и оттесненные с Востока бритты создали племенные объединения и долго еще отстаивали свою независимость. Но огромные территории страны, ставшие впоследствии собственно Англией, были завоеваны и заселены англосаксами.

Англосаксонское общество отставало в своем развитии от многих обществ континента примерно на два столетия. У англосаксов все еще преобладала общественная собственность на землю и соответствующий ей характер общественных отношений. Правда, это была уже не родовая собственность, а собственность свободной сельской общины. Основную массу населения составляли члены общины — керлы. Они получали от общины гайду — надел примерно в 120 акров земли. Но керл не мог распоряжаться землей по своему усмотрению. Четкие нормы обычного права обязывали его подчиняться принудительному севообороту. Когда заканчивался сбор урожая, все поле становилось выгоном для овец и крупного рогатого скота. Керлы составляли основную военную силу англосаксов — народное ополчение. Все дела общины решались на сельском сходе (галимоте); здесь избирался староста, рассматривались споры между соседями, обсуждались хозяйственные вопросы и т. д.

Однако уже в ту пору (VI — начало VII в.) существовала и родовая, и общинная знать — эрлы. Эрлы были знатнее и богаче керлов, но никакими особыми правами по отношению к массе общинников они не обладали.

В процессе освоения территории Британии англосаксы создали семь королевств: на севере — королевство Нортумбрия; южнее, в центре страны, — Мерсия, к востоку от нее — Восточная Англия и Эссекс, к югу от Эссекса — Суссекс, граничивший с востока с небольшим королевством Кент и с запада — с Уэссексом.

Однако власть короля над населением королевства была довольно призрачной: традиционная общинная система ограничивала не только эрлов, но и самого короля. С каждой гайды община должна была выставлять по одному вооруженному воину — этим, в сущности, исчерпывались повинности населения по отношению к королю.

Сельские общины объединялись в округа — так называемые сотни, которые управлялись собраниями представителей общин. Здесь же избирался сотенный старшина, председательствовавший на собраниях сотни. Более крупные территориальные единицы — графства — возникли из племенных объединений и управлялись собраниями представителей сотен преимущественно из среды родовой и общинной аристократии во главе с эльдорменом — главой графства.

Как видим, управление делами англосаксов на раннем этапе завоевания ими Британии было не управлением сверху, со стороны короля и его аппарата, а самоуправлением общин. Этот строй, обеспечивавший свободу и личное достоинство основной массы населения, надолго остался в памяти народа, видевшего в раннем

II англосаксонском обществе идеал равенства и свободы. И все же свободная сельская община не была общиной равных; в ней проходило имущественное и социальное расслоение. Некоторые крестьяне и вовсе лишались наследственного надела и оказывались на положении зависимых от крупных землевладельцев людей. Получив от них земельный надел, крестьянин обязывался платить оброк либо работать на барщине.

В то же время крупное землевладение быстро росло как за счет общинных земель, так и путем расчистки от лесов новых территорий. Кроме эрлов крупными землевладельцами становились также дружинники короля либо эльдормены. Крупное и среднее землевладение феодального типа достигло значительного развития уже в VII—VIII вв. Короли семи королевств оформляли земельные пожалования специальной грамотой — боком. Если выросшие в процессе разложения общины крупные владения (фолкленд) были еще долгое время составной частью общинных земель и владелец вынужден был считаться с общинными порядками, подчиняться принудительному севообороту и т. д., то полученная по грамоте земля (бокленд) становилась ничем не ограниченной земельной собственностью владельца.

О чем думал, какими духовными интересами жил англосаксонский крестьянин тех столетий, когда рушился вековой уклад общинной жизни, рвались родовые связи, когда вчерашний сосед-общинник превращался в крупного землевладельца, а он сам оказывался перед угрозой порабощения? С грустью наблюдая, как стяжательство, насилие, несправедливость убивают лучшие человеческие качества, присущие коллективу рода или общины, он все больше ценил великолепные моральные достоинства человека прошлых веков: мужество, готовность пожертвовать собой ради счастья коллектива, помочь родственнику или соседу, глубокое чувство справедливости. Именно эти черты героев прошлого более всего привлекали его симпатии, и талантливые люди из народа слагали о них песни. Желанными гостями в каждой деревне были глеоманы — певцы и музыканты, которые могли долгими часами петь либо скандировать стихи о благородных и самоотверженных героях. Крупнейший дошедший до нас памятник устного народного творчества — знаменитая «Поэма о Беовульфе» — был создан в коние VII в. Эта поэма повествует о подвигах могучего и справедливого Беовульфа, который после множества подвигов гибнет, спасая свою родину от страшного дракона. Поэму о Беовульфе скандировали и при королевских дворах певцы из среды дружинников — скопы. Искусство песни было широко распространено среди простых крестьян. Хоровые свадебные, застольные, погребальные, военные, рабочие песни, связанные нередко с языческими культами, сопровождали англосакса в труде и накануне боя, во время пира, в радости и в горе.

Вся эта народная песенная стихия была глубоко враждебна новым социальным тенденциям, так как отражала систему взлядов

12 Крест в Разуэлле. Дамфрис, 690 г.

и чувствований, типичных для доклассового общества. И отнюдь не случайно идеология европейского феодализма — христианская религия — уже в те времена противопоставила себя полнокровному языческому народному миропониманию.

Христианизация англосаксов продолжалась почти целое столетие — с 597 г., когда присланные папой миссионеры убедили креститься короля Кента, до конца VII в. Общинники сопротивлялись этой чуждой им вере. Языческие культы и обряды были привлекательны не только своей привычностью, но и тем, что с ними ассоциировались взгляды и порядки общинного строя.

Христианство уже в то время наложило отпечаток на быт, нравы, культуру англосаксонского общества. Монастыри, построенные в различных районах страны, возникшие при них монастырские школы стали важными центрами культуры и образованности средневековья. Здесь развивалась латинская письменность, которая в ie времена носила международный характер и способствовала культурным и иным связям со странами континента. До этого времени немногие образованные англосаксы пользовались руническим письмом. В VII в. возникла древнеанглийская письменность.

13 В монастырях жили и творили наиболее образованные люди той эпохи, оставившие немалый след в истории английской культуры. Наибольшую известность в Англии и других странах приобрел Беда Достопочтенный (673—735), который провел всю свою жизнь в монастыре Ярроу в Нортумбрии. Перу Беды, как и многих других монастырских книжников, принадлежат руководства по самым различным наукам — метеорологии и медицине, физике и грамматике. Европейскую известность принесла Беде «Церковная история народа англов».

Как ни велико было значение латинской образованности с точки зрения общего прогресса культуры, все же это была христианская культура верхушки англосаксонского общества. Несколько большее влияние на массы должна была оказывать религиозная поэзия на англосаксонских диалектах. Именно она вступила в прямое соревнование с героическим эпосом англосаксов. Так сталкивались два мировоззрения или, точнее, мироощущения: христи-анско-аскетическое, предполагавшее отказ от земных благ, видевшее своих героев в мучениках и святых, пронизанное страхом перед «страшным судом», и народно-языческое, здоровое, не знающее других ценностей, кроме героизма, благородства, мужества, высоко ставящее реальные радости бытия. Даже в христианскую поэзию пробивались традиционные мотивы героического эпоса, и один поэт из Нортумбрии в VII в. писал о Христе: «Мотодой герой, всемогущий бог, силен и храбр», как можно было бы написать, например, о Беовульфе. Это противоречие проявляется и в изобразительном искусстве, которое было христианским по тематике и символике, но поскольку непосредственными исполнителями оставались безымянные мастера из народа, нередко отражало мотивы народной фантазии языческого периода. Таковы, например, придорожные кресты, которые уже с VII в. сооружаются в различных районах Британских островов. Наиболее известен большой крест у деревни Разуэлл (Шотландия), покрытый орнаментом из виноградных лоз, изображениями птиц и листьев, а 1акже и сцен из Ветхого завета и житий святых.

В монастырях Англии, Шотландии и Ирландии большого искусства достигли мастера книжной миниатюры. Особенно тщательно украшались евангелия, древнейшее из которых — «Книга из Дурроу» — было выполнено около 700 г. в одном из монастырей Нортумбрии.

Художники тщательно разрисовывали крупный инициал первой страницы рукописей, занимающий обычно более половины странипы. Простые геометрические формы этой буквы заполнялись тончайшим и очень сложным орнаментом с преобладанием животных либо растительных мотивов.

С конца VIII в. в Англии усилилось стремление к государственному единству, что было связано с ростом сопротивления общинников феодалам и с появлением опасного внешнего врага — норманнов, или датчан, как их называли в Англии. Дружины нор-

14

Прописная буква L из «Книги из Дурроу»

маннов с VIII в. начали совершать пиратские набеги на Британские острова.

Расположение Уэссекса, лежавшего сравнительно далеко от районов датских набегов, дало ему известные преимущества в борьбе за первенство с другими королевствами, и в 829 г. большая часть страны объединилась под главенством уэссекского короля. Объединенное государство с этого времени стало называться Англией.

В 60-х годах IX в. датчане перешли от пиратских набегов к завоеванию страны, как за четыре века до этого сами англосаксы. Крупные силы датчан высадились в Англии, разгромили дружины и ополчение Нортумбрии. Мерсии, Восточной Англии и вскоре основали свои независимые королевства в Нортумбрии и Восточной Англии.

В это время королем был крупный государственный деятель той эпохи Альфред, называемый в Англии Альфредом Великим (871—899 или 900). После многих сражений, ШРДШИХ с переменным успехом, он выплатил датчанам дань и тем обеспечил воз-

15 можность провести необходимые реформы и подготовиться к дальнейшей борьбе.

Ему удалось перестроить армию, создать флот для обороны берегов и нанести противнику серьезные поражения, в результате которых в конце 80-х годов IX в. был достигнут компромисс: юго-западная часть страны оставалась за англосаксами, северовосточная — за датчанами. Эти районы стали называться «Областью датского права». В течение X и первой половины XI в. войны с датчанами нередко приносили победы уэссекской династии» Правда, с конца X в. новая волна нашествий со Скандинавского полуострова опять изменила соотношение сил в пользу датчан, и с 991 г. англосаксонские короли, чтобы сохранить корону и избежать опустошительных набегов, систематически выплачивали дань, для чего был введен специальный налог — «датские деньги» (Danegeld). К середине XI в. было достигнуто объединение всех англосаксонских земель под властью короля Эдуарда Исповедника (1042—1066). Датские набеги ускорили процесс феодализации. Достаточно было датской дружине пройти по той пли иной местности, чтобы тысячи керлов навсегда лишились возможности восстановить свое хозяйство. Росли королевские поборы, а когда были введены «датские деньги» (от 1 до 4 шиллингов — по тому времени весьма значительная сумма), общиннику нередко приходилось отдавать остатки своего имущества.

Наконец, в условиях постоянных войн крестьянину необходим был сильный «покровитель», человек, который мог защитить его от датских либо англосаксонских банд, бродивших по стране. Свободный общинник вынужден был отказываться от своей независимости и свободы, переходя вместе со своей землей под «покровительство» эрла и обязуясь выполнять разнообразные повинности.

Войны и объединение государства способствовали выделению крупных, средних и мелких землевладельцев феодального типа. Теперь не король вооружал и кормил дружинников за счет военной добычи, а сам дружинник становился землевладельцем и за счет труда своих крестьян приобретал тяжелое вооружение, коня, содержал оруженосцев и слуг, окружал роскошью себя и свою семью. Так окрепло возникшее еще до датских набегов военнослу-жилое сословие тэнов.

Королевская власть, представляющая интересы формирующегося класса феодалов, не ограничивалась раздачей земель; законом, властью государства она закрепляла зависимость крестьян от землевладельцев, которые назывались глафордами (впоследствии — лордами)

Власть феодала над крестьянами усиливалась также в результате того, что глафорду предоставлялось право суда над ними, т. е. ему передавалась часть государственных функций. Право суда, называвшееся сокой (в других странах — иммунитетом), в то время получили лишь наиболее крупные и влиятельные феодалы.

16 Процесс укрепления феодальных отношений сопровождался изменениями в организации управления. Сотенный старшина, который раньше избирался на собрании сотни, постепенно превратился в королевского чиновника, подчинявшегося не собранию, а старшему начальнику по административной лестнице. Таким начальником был для него скир-герефа (отсюда впоследствии возникло слово «шериф») графства, назначенный королем. Собрания сотен и графств сохранились, но они стали теперь собраниями самых крупных и влиятельных землевладельцев. В собрании сотни принимали участие также старосты общин, священники и наиболее зажиточные крестьяне.

Высшая государственная власть сосредоточилась в руках короля и уитенагемота («Совета мудрых»), В уитенагемот объединенного англосаксонского королевства входили крупнейшие земельные магнаты: эльдормены графств, некоторые тэны, епископы. Являясь советниками короля, они одновременно ограничивали его власть, так как все важные государственные решения король должен был согласовывать с уитенагемотом.

Развивающемуся феодальному государству нужны были образованные люди не только для того, чтобы оказывать соответствующее идеологическое влияние на массы, но и для аппарата управления, для общения со странами континента. Значительный след в истории английской культуры и просвещения оставило царствование Альфреда, которого Н. Г. Чернышевский называл «распространителем просвещения». Изучив латынь, Альфред сам занялся переводом на англосаксонский (древнеанглршский) язык латинских сочинений философского и теологического характера и поощрял к этому членов небольшого кружка образованных людей, приближенных к королю. Альфреда не без основания считают основателем литературной прозы англосаксов. Особое значение имел перевод «Церковной истории англов» Беды Достопочтенного на англосаксонский язык. Благодаря переводческой деятельности Альфреда и его кружка были введены в обращение среди крайне узкой образованной верхушки также произведения античной и христианской литературы.

При Альфреде были восстановлены многие монастырские школы, разрушенные в период датских нашествий, и созданы новые. Для своих детей Альфред учредил светскую школу, а затем такие школы появились и для детей знати.

Победу феодальных отношений, подготовленную всем ходом истории англосаксов, ускорил приход на Британские острова новых завоевателей — феодалов Нормандии. Созданное норманнами в начале X в. герцогство Нормандия по составу населения было преимущественно французским; пришельцы быстро растворились в основной массе местных жителей.

В 1066 г. герцог нормандский Вильгельм предъявил свое право на английскую корону, ссылаясь на то, что Эдуард Исповедник будто бы завещал ему свой престол. Собрав армию из нормандских

17 Собор в Йорке. 1070—1470

баронов и рыцарей из различных частей Франции, Вильгельм в сентябре 1066 г. переплыл Ла-Манш и вскоре разгромил англосаксонские войска в битве при Гастингсе. Армия Вильгельхма успешно продвигалась в глубь английской территории, и отрезав Лондон от непокоренных северных районов, вступила в столицу. Уитеяагемот, заседавший под контролем нормандских рыцарей, «избрал» Вильгельма королем; 25 декабря он был коронован в Вестминстерском аббатстве под именем Вильгельма I. В Англии и в других странах его стали называть Вильгельмом Завоевателем. По праву завоевателя Вильгельм считался собственником всей земли и, нуждаясь в поддержке нормандских феодалов, раздавал им земли, конфискованные у англосаксонских эрлов, тэнов, епископов и аббатств. Посты епископов и аббатов были переданы французским церковникам. Новый господствующий класс состоял почти исключительно из феодалов французского происхождения, не знавших англосаксонского языка и обычаев, чуждых традициям завоеванной страны.

В 1086 г. была проведена первая в истории Англии перепись населения и его имущества — мера выдающегося экономического, социального и культурного значения. Так как сведения для переписи давали самые уважаемые, т. е. зажиточные, люди общины и за ложную информацию полагались наказания, как на «страшном суде», это послужило основанием для распространения уже тогда неофициального названия переписи — «Книга страшного

18 суда». Во все населенные пункты были разосланы специальные уполномоченные, которые собрали и записали данные о земельных держаниях, количестве скота, инвентаре и т. д. При этом в категорию крепостных — вилланов были занесены многие из тех крестьян, которые до этого считались лично свободными. В результате только 21% всего населения оставался свободным после переписи; но в эту цифру входили также феодалы, купцы, ремесленники, монахи, составляющие примерно 9% населения, так что на долю свободных крестьян оставалось 12%. Впоследствии свободных крестьян стали именовать фригольдерами; эта группа была распространена главным образом в бывшей «Области датского права». Вилланы по переписи составляли 38% населения. Кроме того, перепись засвидетельствовала существование многочисленных мелких крестьян-коттариев, которые имели ничтожные наделы (1—2 акра), не входившие в систему общинных полей; они составляли 32% населения. Наконец, 9% составляли сервы-рабы, чаще всего использовавшиеся в качестве домашних слуг, пастухов и, частично, для работы на барщине вместе с вилланами и кот-тариями. В течение XII в. различия между этими группами стерлись. Сервы получили наделы земли и перешли на положение вилланов, различие в земельных наделах большинства вилланов и коттариев стало незначительным. К началу XIII в. почти все сельское население слилось в однотипную массу вилланства.

Основной производственной единицей развитого феодального общества в Англии стало феодальное поместье — манор, которое начало складываться еще до нормандского завоевания, но лишь в XII—XIII вв. получило завершенную форму. Возглавлял манор лорд, владевший землями в одной или — чаще — нескольких общинах, за которые он был обязан определенными повинностями одному или нескольким крупным феодалам — баронам, аббатам или епископам. Лорд манора был заинтересован в том, чтобы получить как можно больше плодов труда крестьянина. Управляя поместьем через своего управляющего — бейлифа, лорд манора присваивал плоды вилланского труда различными путями: он мог заставить крестьянина работать непосредственно на своем поле, либо платить ренту продуктами труда, полученными на вилланском наделе, либо, наконец, требовать денежных платежей.

Феодальный строй на этом этапе обеспечивал рост производства и развитие производительных сил общества и, следовательно, носил прогрессивный характер. В области земледелия возможность сосредоточить большие массы людей под контролем бейлифа способствовала рационализации хозяйства: расчищались новые земли, расширялись посевные площади, улучшалось качество пахоты, широко применялись органические удобрения. Лорд манора вводил известное разделение труда, используя часть крестьян в качестве пастухов, а по мере развития овцеводства — для стрижки овец и первичной обработки кожи. Сравнительно быстро развивалось ремесло в деревне и особенно в городах.

19 Одним из последствий нормандского завоевания было ускорение развития торговли, ремесла и городов. Из Англии вывозились, как и в кельтские времена, свинец, и олово, но появились и новые предметы экспорта, которые вскоре заняли ведущее место, — скот и шерсть. Овцеводство получило новый толчок и стало еще быстрее развиваться, и английская шерсть прочно завоевала первое место на европейском рынке.

Городское население не оторвалось еще в то время от сельского хозяйства, но главным занятием горожан стало ремесло — ткачество, производство сукна, оружейное дело, ювелирное и т. д. Постепенно оформилась типичная для средневекового города социальная иерархия.

Купленные у феодалов городские привилегии давали купцам и верхушке ремесленников, организованных в торговую гильдию, возможность контролировать всю жизнь города и держать в узде городскую бедноту — наемных рабочих, учеников, подмастерьев и даже часть мастеров.

Рост городов способствовал активизации внутренней торговли, развитию внутреннего рынка. Ремесленники покупали сырье (шерсть) у монастырей, светских феодалов, фригольдеров; даже вилланы могли продавать шерсть и продукты животноводства, что впоследствии дало возможность некоторым из них выкупиться на волю. Многие мелкие и крупные торговые сделки проводились на ярмарках, которые стали обычными с конца XI в. Усилилось общение между различными районами страны, и местные диалекты начали постепенно сближаться: на основе лондонского диалекта стал складываться английский язык. Потомки феодалов, прибывших с Вильгельмом Завоевателем, вынуждены были в интересах торговли и общения с местным населением научиться говорить на этом языке; в то же время англосаксы восприняли немало французских слов и выражений, которые постепенно вошли в развивающийся английский язык.

<< | >>
Источник: Кертман Л. Е.. География, история и культура Англии: Учеб. пособие. — 2-е изд., перераб.— М.: Высш. школа,.— 384 е., ил.. 1979

Еще по теме СТАНОВЛЕНИЕ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ:

  1. Оформление феодальных структур (IX-X) Региональные особенности процесса становления феодальных структур Становление основ культуры феодального времени
  2. ТЕМА 8 Оформление феодальных структур (IX-X) Региональные особенности процесса становления феодальных структур Становление основ культуры феодального времени
  3. ФЕОДАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
  4. ПАРАДОКСЫ ФЕОДАЛЬНОЙ РАЗДРОБЛЕННОСТИ. ТЕОРИИ «ФЕОДАЛЬНОЙ РЕВОЛЮЦИИ»
  5. Церковь феодального времени Процессы интеграции и дезинтеграции в социально-политической жизни Европы. Культура феодальной эпохи
  6. ТЕМА 13 Церковь феодального времени Процессы интеграции и дезинтеграции в социально-политической жизни Европы. Культура феодальной эпохи
  7. 2. Феодальная раздробленность — закономерный исторический процесс. Западная Европа и Киевская Русь в период феодальной раздробленности
  8. Становление нового типа международных отношении
  9. ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ МЕХАНИЗМ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ В УСЛОВИЯХ СТАНОВЛЕНИЯ РЫНОЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  10. Тема 9. ХОЗЯЙСТВЕННЫЙ МЕХАНИЗМ ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ В УСЛОВИЯХ СТАНОВЛЕНИЯ РЫНОЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  11. Расцвет феодальной системы Город в системе феодального общества
  12. ТЕМА 12 Расцвет феодальной системы Город в системе феодального общества
  13. Глава I ОБРАЗОВАНИЕ МИРОВОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ И СТАНОВЛЕНИЕ НОВОГО ТИПА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  14. Глава 11. Становление рынка и развитие товарно-денежных отношений в России в конце XVIII — начале XIX в. Положение в сельском хозяйстве и промышленности
  15. Формирование феодальных кутюмов.
  16. § 4. Феодальное государство
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -