ИСПАНИЯ НА РУБЕЖЕXIX-XX ВВ.

Ход исторического развития Испании в начале XX в. во многом был предопределен политическими и социально-экономическими процессами, которые доминировали в испанском обществе во второй половине XIX в.

В новый век Испания вступила как средняя по роли и значению европейская держава с экстенсивным сельским хозяйством, слаборазвитой промышленностью, конституционномонархической формой правления и завышенными внешнеполитическими амбициями. Причину последних можно объяснить как «исторической» (имперской) традицией мышления, так и наличием все еще сохранявшихся колониальных владений в различных частях света: Куба и Пуэрто-Рико (Карибское море), Гуам, Филиппинские, Каролинские, Марианские и Маршальские острова (Тихий океан), Западная Сахара, Испанская Гвинея, Сеута и Мелилья (Северная Африка).

На рубеже XIX—XX вв. в Испании началось необратимое развитие капиталистических отношений. Однако становление нового способа производства проходило в условиях испанской полуфеодальной специфики, суть которой сводилась к половинчатости проводимых реформ, не способных покончить с традиционным хозяйственным укладом и вековыми привилегиями аристократии и крупных землевладельцев. Индустриализация в Испанию пришла также значительно позже, чем в Англию, Германию, Нидерланды, Францию, Бельгию, и затронула лишь небольшую часть периферийных регионов, в первую очередь Каталонию и Страну Басков. Из-за слабости национального капитала развитие добывающей, металлургической и перерабатывающей промышленности, строительство железных дорог и морских портов осуществлялось главным образом за счет предпринимательской деятельности и инвестиций британских, французских и бельгийских компаний.

Капиталистический способ производства утверждался в крупных городах, располагавших морским или железнодорожным сообщением. В то же время в обширных сельскохозяйственных и животноводческих зонах Андалусии, Эстремадуры, Кастилии, Арагона, Мурсии, Галисии и других испанских провинций по- прежнему царили отсталые, полуфеодальные отношения, усугубляемые массовым безземельем, безработицей, произволом властей, нищетой и неграмотностью. Такая экономическая асимметрия и деление провинций на «богатые» и «бедные» станет доминантой хозяйственной жизни страны в течение всего XX в. Эта же ситуация будет порождать социальные протесты, рост националистических настроений и как следствие — постоянные политические трения между центральными и региональными элитами страны.

В 1900 г. население страны составляло 18,6 млн человек. За предыдущее столетие численность испанцев увеличилась всего на 20% (в большинстве стран Западной Европы превысила 50%). Столь незначительный рост населения объяснялся высокой смертностью, в том числе детской (четверть всех младенцев не доживали до полуторагодичного возраста), низким уровнем медицины и гигиены. Уровень желудочно-кишечных и инфекционных заболеваний в сельской местности был одним из самых высоких в Европе. В конце XIX в. смертность в Мадриде превышала подобный показатель даже в российской столице Санкт-Петербурге.

За весь XIX в. ежегодный рост ВВП в расчете надушу населения составлял около 0,5%, что было в 2—4 раза ниже, чем в большинстве стран Западной Европы В промышленности было занято менее 16% трудового активного населения. В сфере услуг выделялась домашняя прислуга — более 300 тыс. занятых. Аграрный характер страны подтверждают демографические данные: в 1900 г. только 32% населения проживало в городах или населенных пунктах с численностью более 10 тыс. жителей. В стране насчитывалось всего лишь 6 городов с населением более 100 тыс. человек.

Подавляющее большинство активного населения страны (около 65%) трудилось в сельском хозяйстве, где преобладало не товарное, а мелконатуральное производство. Минифундии, т.е. мелкие крестьянские хозяйства, составляли 99% от общего числа земельных собственников Однако минифундии занимали всего 46% обрабатываемых угодий Собственниками более 50% пригодной для обработки земли были крупные помещики-латифундисты. Крупные латифундии были сосредоточены к югу от р. Тахо, главным образом в Андалусии. Это объясняется во многом историческими причинами. Дело в том, что в ходе средневековой войны с арабами — Реконкисты — отвоеванные у мусульман земли даровались христианскими королями немногочисленным представителям феодальной знати или особо отличившимся в походах воинам, что закладывало основы крупного землевладения на грядущие века. На протяжении столетий обширные владения чаще всего передавались одному наследнику или продавались в одни руки, но никогда не распределялись среди нуждающихся крестьян. К радикальным изменениям в хозяйственной структуре на юге страны не привели даже насильственные экспроприации XIX в. и передача монастырских угодий частным собственникам. В начале XX в. крупные земельные владения в Испании (более 1 тыс. га) составляли всего около 5% всех обрабатываемых площадей, в то время как, например, в Мексике до революции 1910-1917 гг. площадь таких латифундий составляла более 65% сельскохозяйственных угодий.

В северных и северо-восточных регионах Галисии, Астурии и Леона подавляющее большинство обрабатываемой земли принадлежало мелким крестьянским хозяйствам. В Галисии площадь 98% крестьянских наделов не превышала 1 га. Многие крестьяне были вынуждены арендовать земельные наделы под грабительские проценты — 20%—50%, в зависимости от качества земли и объема получаемого урожая. Для Испании начала XX в. обыденным явлением были земельная аренда, субаренда и батрачество. Дневной заработок батрака составлял ничтожную сумму — полторы песеты, да и то в том случае, если была работа.

Отсутствие крупных инвестиций в модернизацию сельскохозяйственного производства в немалой степени объяснялось естественными благоприятными климатическими и природными условиями страны для производства зерновых, вина, оливкового масла, выращивания цитрусовых, овощей и фруктов, главным образом на юге (Андалусия) и юго-западе (Валенсия и Мурсия). Основным экспортным товаром Испании в начале XX в. были валенсийские апельсины.

Наряду с экономическим отставанием от соседних западноевропейских государств Испания отличалась очень низким образовательным уровнем: неграмотными в 1900 г. были 63% населения (для сравнения: во Франции — около 24% населения). При этом среди испанских женщин неграмотность была выше (71%), чем в целом по стране. От региона к региону степень образования также варьировалась. Например, в провинциях Гранада и Хаэн число неграмотных испанцев превышало 80%. Несмотря на то, что с 1887 г. система среднего школьного образования находилась в ведении государства, количество учащихся в школах росло крайне медленными темпами: в 1876 г. — 29 тыс. школьников, в 1900 г. — 32 тыс.

Начало промышленного развития Испании приходится на вторую половину XIX в. В стране наблюдался промышленный подъем, росла железнодорожная сеть (в 1870 г. протяженность железных дорог составляла 5,5 тыс. км, в 1896 - уже более 11 тыс. км.), строились шоссейные дороги, увеличивались объемы внутренних и внешних торговых перевозок. Однако узость внутреннего потребительского рынка и стремление оградить национал ьных товаропроизводителей от зарубежных конкурентов замедляли процесс индустриализации. Промышленное отставание Испании проявлялось в экспортной структуре страны: 66% поставок за рубеж (преимущественно в Великобританию, Францию и страны Латинской Америки) приходилось на товары сельского хозяйства и животноводства, 23% — на сырье и минералы, и лишь 1 % — на промышленные изделия. В конце XIX в. 90% добываемого угля вывозилось за пределы страны. В 1899 г. объем экспортируемой железной руды составил 5,5 млн т. Кстати, на основе экспорта минерального сырья накапливались капиталы и формировалась влиятельная финансовая элита Страны Басков. Другим регионом ускоренного индустриального развития стала Каталония, в основе производственной базы которой была обрабатывающая, а также легкая, преимущественно текстильная, промышленность.

Развитие капитализма в Испании потребовало становления кредитно-банковских учреждений. В 1892 г. в Испании насчитывалось всего 35 банков1.

Увеличение промышленного производства сопровождалось численным ростом и сплоченностью рабочего класса. В 1879 г. нелегально была основана Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП)2. В 1884 г. партия вышла из подполья, а руководимые ею разрозненные профсоюзные организации объединились в 1888 г. во Всеобщий союз трудящихся (ВСТ). Наибольшим влиянием социалисты пользовались среди трудящихся Мадрида, Астурии, Страны Басков. В Каталонии, Валенсии и Андалусии преобладало влияние анархистов.

Избирательная система Испании последней трети XIX в. была явно недемократичной и дискриминационной. Для того чтобы придать «налет» демократичности существовавшей в стране архаичной 1

Некоторые из них дожили до сегодняшнего дня, например, банк «Бильбао Бискайя Архентария» (ББА). 2

Основана в Мадриде типографским рабочим Пабло Иглесиасом.

Ш)іборной системе, в 1878 г. был принят закон об избирательном праве. Согласно закону избирателями являлись только две категории граждан: собственники недвижимого имущества и лица, обладавшие законченным школьным или университетским образованием. Число испанцев, отвечавших этим критериям, не превышало 5% всего населення страны. В 1890 г. было введено избирательное право, распространявшееся уже на всех взрослых мужчин вне зависимости от их имущественного или образовательного ценза.

Восстановление на королевском троне династии Бурбонов именуется периодом Реставрации (1875-1923). Этот довольно продолжительный этап внутриполитической стабильности пришел на смену «турбулентному» периоду испанской истории XIX в., отмеченному гражданскими войнами, незавершенными буржуазно-демократическими революциями, чехардой правительств (только с 1843 г. по 1868 г. их сменилось 33), ростом социальной напряженности, падением монархии (1873) и республиканским правлением (1873—1874).

В 1875 г. при поддержке военных и политической элиты на престол был возведен король Альфонс XII (1857, Мадрид — 1885, Мадрид), сын низложенной в 1868 г. королевы Изабеллы II (1830, Мадрид — 1904, Париж). Идеологом и вдохновителем Реставрации был известный политик А.

Кановас дель Кастильо1. Этот политик активно отстаивал идеи парламентской монархии и участия во властных структурах государства представителей всех слоев испанской буржуазии, что, по его мнению, позволяло исключить повторение «кризиса верхов», пережитого страной-в годы «демократического шестилетия» (1868—1874). В своем программном документе «Манифест Санхерста» (ноябрь 1874 г.) А. Кановас дель Кастильо сформулировал главенствующие принципы Реставрации: признание исторической легитимности монархического строя при ограниченной власти короля конституционными рамками, невмешательство военных во внутриполитические процессы, развитие испанского «национального духа» на основе патриотизма, католицизма и либерализма.

Политическое равновесие в годы Реставрации обеспечивала принятая Генеральными кортесами 30 июня 1876 г. новая 1

Кановас дель Кастйльо, Антонио (1828, Малага — 1897, Санта Агеда, пров. Гипускоа) — политический деятель, историк, лидер Консервативной партии. Министр внутренних дел (1864), министр по делам заморских провинций (1865— 1866), глава правительства в 1874—1881, 1884, 1890—1892, 1895—1897 гг. Был инициатором (1874) формирования в стране двухпартийной политической системы. Один из авторов Конституции 1876 г. Убит итальянским анархистом М. Анджолильо.

Конституции страны1, которая закрепила парламентскую монархию как форму государственного устройства Испании. Законодательная власть была поделена между монархом и парламентом. Члены нижней палаты Конгресса депутатов (один депутат от 50 тыс. избирателей) избирались прямым голосованием сроком на 5 лет с правом неоднократного переизбрания. Члены Сената делились на три категории: 1) сенаторы «по положению» (члены королевской семьи, испанские гранды, высший командный состав армии и флота, церковные иерархи и т. д.); 2) пожизненные сенаторы (назначались королем); 3) избираемые сенаторы (избирались государственными организациями и наиболее влиятельными общественными и предпринимательскими ассоциациями).

Новый Основной закон, хотя и допускал другие вероисповедания, закреплял «государственный характер католической религии». В период Реставрации католическая церковь2 укрепила и без того доминирующие позиции в таких сферах, как общественная мораль и образование.

Конституция 1876 г. отвечала прежде всего интересам консервативно-монархических кругов и являла собой политический компромисс между различными сегментами правящей испанской элиты, заинтересованной в сохранении своих привилегий.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ И ИХ РУКОВОДИТЕЛИ, НАХОДИВШИЕСЯ У ВЛАСТИ НА РУБЕЖЕ XIX-XX ВВ.

Политическая стабильность в период Реставрации поддерживалась англосаксонской «моделью» попеременного нахождения у руля власти двух наиболее организованных общенациональных партий — Либеральной и Консервативной, получивших в народе название «династических» (табл. 1).

Таблица 1 Годы Председатель правительства 1875-1881 А. Кановас дель Кастильо; А. Мартинес Кампос (консерваторы) 1881-1884 П.М. Сагаста; X. Посада Эррера (либералы) 1884-1885 А. Кановас дель Кастильо (консерваторы) 1885-1890 П.М. Сагаста (либералы) 1890-1892 А. Кановас дель Кастильо (консерваторы) 1892-1895 П.М. Сагаста (либералы) 1895-1897 А. Кановас дель Кастильо (консерваторы) 1897-1899 П.М. Сагаста (либералы) 1899-1901 Ф. Сильвела; М Аскаррага (консерваторы) 1 Испанские историки прозвали эту Конституцию «долгожительницей» — она действовала без перерывов и существенных поправок 47 лет (до 1923 г.). 2

В Испании конца XIX в. начитывалось 88 тыс. священников и монахов. Как признает большинство историков, существенных различий пив идеологическом, ни в политическом плане между консерваторами и либералами не существовало. Обе партии проводили взвешенный политический курс, отвергая максимализм как правых традиционалистов (радикальных монархистов и клерикалов), так и левых республиканцев. В сфере экономики обе партии отстаивали протекционистские позиции, исходя из интересов местных производителей. Правда, испанская аристократия и церковь свое предпочтение отдавали Консервативной партии, а в рядах либералов было значительное число известных интеллектуалов, журналистов и публицистов.

Практика альтернативного правления Либеральной и Консервативной партий была закреплена политическим пактом представителей правящей элиты, генералитета и духовенства (Пакт Эль Пардо), который они заключили в 1885 г. после смерти короля Альфонса XII и провозглашения регентшей его жены Марии Кристины. Пакт Эль Пардо был призван сплотить господствующие классы во имя сохранения политической и социально-экономической стабильности и защитить монархический режим от растущего республиканского и рабочего движения. При всей очевидной антидемократичности подобная двухпартийная система позволяла правящим классам сравнительно безболезненно преодолевать правительственные кризисы, сдерживая при этом традиционную склонность испанских военных к силовому вмешательству во внутриполитическую жизнь. В случае возникновения правительственного кризиса или разногласий между лидерами Либеральной и Консервативной партий верховным арбитром в разрешении спора выступал монарх (регент).

Политическая система Испании конца XIX в. носила во многом олигархический характер, одним из проявлений которого был так называемый касикизм1. Это противоправное явление представляло собой власть латифундиста, крупного предпринимателя, духовного лица или главы администрации, действовавших как лично, так и при помощи подставных или послушных им лиц. Неограниченная политическая власть касика позволяла правящей элите удерживать на местах фактическую власть, манипулировать ею в своих корыстных интересах или определять политический курс какой-либо партии или организации. Наиболее ярко возможности касиков проявлялись в ходе региональных или общенациональных выборов, когда с помощью уговоров, запугиваний, подкупа, предвыборных махинаций, элементарных подтасовок при подсчете бюллетеней и других ухищрений достигался нужный электоральный результат. Влияние касика зачастую оказывалось весомее волеизъявления населения. В Испании касикизм служил одной из реальных опор монархического режима и позволял местным олигархам влиять на решения, принимаемые правительствами консерваторов или либералов.

Одной из важнейших черт политического и социально-экономического развития страны как в конце XIX в., так и впоследствии, на всем протяжении XX в., являлось наличие так называемых региональных национализмов. Это сложное явление, представляющее собой сочетание идеологии и политики, основано на понимании себя народами отдельных регионов Испании как исключительных этнических и социокультурных общностей. Попытки сохранить свою социокультурную и национально-хозяйственную самостоятельность порождали стремление к автономии, которое подавляли все реакционные режимы. Но эти попытки с еще большей силой неизменно проявлялись на революционных этапах испанской истории. Региональные националисты преследовали (преследуют и сейчас) цель самоопределения вплоть до отделения их регионов от остальной Испании.

Распространение регионалистских тенденций объясняется рядом факторов, и в первую очередь историческими особенностями Испании. В ходе многовековой Реконкисты христианские феодальные княжества, освобождаясь от владычества мусульман, образовывали самостоятельные государства, где шел процесс формирования собственных политических и хозяйственных структур, утверждались специфические культурные и языковые нормы. Сохранению региональных отличий способствовало и отсутствие единого национального рынка, который мог бы противодействовать хозяйственной обособленности регионов.

Региональный национализм проявился в ходе Карлистских войн (1833—J840, 1846-1849, 1872—1876), в федералистском (вторая половина XIX — начало XX в.) и кантональном движениях (1873— 1874). В XX в. региональный национализм был присущ таким регионам (историческим провинциям), как Каталония, Страна Басков и Іллисия. В меньшей степени это явление получило развитие в Андалусии, Арагоне, на Балеарских островах, в Валенсии.

Националисты брали «на вооружение» ряд наиболее очевидных признаков: язык (или диалект), историю, географию, культуру, ірадиции и обычаи, которые, будучи возведенными на должный пропагандистский уровень, в свою очередь становились основой для националистических и сепаратистских требований. Разумеется, развивались национальные движения каталонцев, басков и галисийцев каждое по-своему, что связано с особенностями социально-экономического и политического развития народов Испании. Так, Каталония и Страна Басков были наиболее развитыми в промышленном отношении районами страны. Региональные финансовые и политические элиты умело использовали националистические чувства как действенный инструмент давления на центральное правительство с целью достижения дополнительных экономических льгот и налоговых привилегий. Базовые постулаты регионального национализма становились важными составляющими предвыборных программ различных партий и объединений.

Утрата колониальных владений и осознание обществом того факта, что Испания превратилась во второразрядную европейскую страну, стали мощным стимулом для всплеска критического национального самосознания и расцвета испанской литературы и искусства. Группа творческой интеллигенции — писатели, философы, публицисты, творившие в годы общенационального кризиса, — получила наименование «поколение 1898 года». Первичное ядро «поколения 1898 года» составили литераторы М. де Унамуно, Р. дель Валье Инклан, П. Бароха, X. Мартинес Руис (Асорин), Р. де Маэсту, X. Бенавенте. К «поколению 1898 года» также относят известных поэтов Антонио и Мануэля Мачадо, Х.Р. Хименеса, философа X. Ортегу-и-Гассета, художников X. Гутьерреса Солану и И. Сулоагу Наряду с национальной самокритикой страны в целом, лучшие интеллектуалы стремились выработать новую стратегию развития общества с опорой на все то, что сохранилось в Испании. Таковыми для представителей «поколения 1898 года» оставались испанский народ с его самобытной культурой, испанский язык в его классическом варианте и испанское классическое искусство и литература.

<< | >>
Источник: Волкова Г.И.. Политическая история Испании XX века: Учеб. пособие. — М.: Высш. шк. — (XX век. Политическая история мира). — 191 с.. 2005

Еще по теме ИСПАНИЯ НА РУБЕЖЕXIX-XX ВВ.:

  1. ИСПАНИЯ И ПОРТУГАЛИЯ
  2. ФОРМИРОВАНИЕ НАРОДОВ ИСПАНИИ
  3. ЛИТЕРАТУРА ИСПАНИИ
  4. ИСПАНИЯ
  5. 1. АНТИЧНАЯ ИСПАНИЯ
  6. Искусство Испании Т.П.Каптерева
  7. Война в Испании. Серторий (78—72 гг. до н. э.)
  8. ИСПАНИЯ
  9. ИСПАНИЯ
  10. Контрреформация в Испании и Нидерландах
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -