<<
>>

ГЕРМАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПЕРИОД ВОЙНЫ (1917-1918)

Влияние В 1917 г. Германия продолжала получать руду, Февральской уголь, продовольствие, некоторые товары и сырье буржуазно- ^ из нейтральных стран, забирала сырье у своих ДеМОКвРоалТюИЧеСКОИ союзников* Хлеб, нефть, лес, другие виды сырья, в России мясо, некоторые промышленные изделия и, нако- на Германию нец, рабочую силу Германия получала из оккупированных стран: Бельгии, Польши, Румынии, Люксембурга, части территории Франции, части принадлежавшей России Прибалтики.
Несмотря на это, страна страдала от недостатка сырья и продовольствия. К весне 1917 г. остро не хватало угля, керосина, хлеба. На заседании Прусского государственного совета представитель военного ведомства указывал, что «широкие массы населения, в особенности в больших городах, до нового урожая стоят на грани голода». В январе 1917 г. рацион картофеля на душу был сокращен до 3 фунтов 118 на неделю. В марте ежедневный хлебный паек был сокращен с 200 до 170 г. К хлебу примешивали до 94% низкокачественных примесей. Вместо картофеля выдавали свеклу и брюкву. Зиму 1916/17 г. в народе называли «брюквенной зимой». Но и брюквы не было вдоволь. Зато на бирже курс акций военных заводов и банков после объявления неограниченной подводной войны резко возрос. Прибыли монополий увеличивались. Военное командование требовало поголовной мобилизации, усиления диктатуры военщины, искоренения всякого пацифизма. Канцлер Бетман-Гольвег считал проведение таких мер невозможным. На этой почве возникли серьезные трения между группой Гинденбурга-Людендорфа и сторонниками канцлера. В народе, по словам Людендорфа, «блокада и пропаганда начали колебать нашу духовную боеспособность и расшатывать веру в конечную победу; жажда мира . .. приняла формы, граничившие со слабостью, раскалывавшие наш народ и понижавшие дух армии». Он признавал, что поражение будет неизбежным, если война затянется. Понятно, что такой толчок извне, как Февральская революция в России, оказал огромное влияние на Германию.
С 1917 г. в Германии начинает складываться непосредственная революционная ситуация. «Весть о русской Февральской революции подействовала на нас, как разорвавшаяся бомба», — писал спартаковец Будих. Из тюремного заключения революцию в России приветствовали К. Либхнехт и Р. Люксембург. В нелегальных письмах «Спартака» левые указывали, что в России главной движущей силой революции является рабочий класс. Они считали, что эта революция в России даст толчок пролетарским революциям в западноевропейских странах. Но они не видели перспектив немедленного перехода от буржуазной революции к социалистической в самой России и стояли на точке зрения русских оборонцев. Только после Апрельских тезисов В. И. Ленина многие спартаковцы стали признавать возможность немедленного перехода к социалистической революции в России. Левые печатали в Германии решения Петроградского и Московского Советов. Под влиянием русской революции изменялись и взгляды левых: теперь они призывали к свержению милитаризма и монархии, считали, что выйти из войны можно только путем революции, боролись за создание Советов рабочих и солдатских депутатов по «русскому образцу». Заслугой спартаковцев и вообще германских левых была их борьба за развертывание движения солидарности рабочих Германии с революционным движением в России. Они писали, что лучшей помощью революции в России будет революция в Германии. Центристы не скупились на приветствия русской революции. Но даже после Апрельских тезисов В. И. Ленина они не верили в возможность победы социалистической революции в России. Никаких революционных выводов для Германии они не делали. Центристы продолжали твердить, что время для восстаний в Германии прошло, что борьба должна вестись только на парламентской почве. В выступлениях в рейхстаге Гаазе и другие центристы пытались убедить правительство пойти на уступки, не дожидаясь, чтобы в Германии масса «заговорила по-русски». Они требовали реформ во избежание революции. Во внешней политике центристы поддержали программу мира «по соглашению», то есть на основе компромисса империалистических держав.
Социал-шовинисты всячески подчеркивали, что революция в России приблизила победу Германии над Антантой, что Россия скоро заключит с Германией сепаратный мир, даст Германии сырье, продовольствие, признает «независимую Польшу» и благодаря этому Германия сможет в короткий срок разбить наголову своих врагов на Западе. В то же время, желая подчеркнуть свое «миролюбие», социал-шовинисты выступали за мир «по соглашению» при условии, что Германия сохранит все, что было у нее до войны, и многое из того, что она награбила за войну. Через руководителей СДПГ германское правительство зондировало почву для сепаратного мира с Россией или для империалистического мира «по соглашению». Социал-шовинисты вынуждены были выступать за «модернизацию» общественного строя Германии. Под влиянием русской революции обострилась борьба между различными течениями в германской социал-демократии, произошел организационный раскол и возникла новая партия. 6—8 апреля 1917 г. в Готе состоялась конференция, в которой участвовали сторонники «Трудового содружества» и группы «Спартак». В Готе была основана Независимая социал-демократическая партия Германии — независимая от СДПГ. О задачах НСДПГ в резолюции говорилось, что она будет «проводить политику в интересах рабочего класса, руководствуясь принципами программы партии (Эрфуртской. — Автор.), партийными решениями и резолюциями международных конгрессов». Толковать это решение должно было руководство НСДПГ. Большинство конференции приняло составленный Каутским манифест, в котором выдвигались требования проведения реформ и заключения мира «по соглашению». О революционных задачах партии ничего не говорилось. К новой партии примкнуло около 120 тыс. человек, в СДПГ оставалось около 170 тыс. Подавляющее большинство НСДПГ составляли революционные рабочие, которые встали под знамена этой партии, так как надеялись, что это будет революционная партия. Кроме того, у рабочих не было выбора, в Германии не было действительно революционной партии. Но во главе НСДПГ оказались центристы — Каутский, Дитман, Гаазе. Господство центристов в СНДПГ объяснялось тем, что даже революционные рабочие Германии не имели четкого представления о путях революционной борьбы, о революционной тактике, не могли сразу избавиться от ошибочных взглядов, десятилетиями насаждавшихся среди рабочих германской социал-демократией. Характеризуя НСДПГ, Ленин всегда подчеркивал острые разногласия «между революционными в массе ее членами и контрреволюционными „вождями"» !. Спартаковцы вошли в НСДПГ, сохранили свою особую организацию, резко критиковали центристов. Но группа «Спартак» не использовала благоприятную обстановку для создания действительно революционной партии. Весь 1917 год был годом острой стачечной борьбы. В 561 стачке участвовало 667 тыс. рабочих, в пять раз больше, чем в 1914 г. Самой крупной стачкой была апрельская забастовка. Непосредственным поводом для стачки в Берлине было новое снижение хлебного пайка рабочих. 16 апреля в Берлине забастовали рабо- бочие многих крупнейших военных заводов. Стачка полностью остановила более'300 предприятий Берлина. В ней участвовало около 300 тыс. рабочих. На улицах Берлина состоялись демонстрации, в парках и на площадях были проведены митинги. Забастовка продолжалась до 18 апреля. Но 19 апреля на некоторых берлинских предприятиях рабочие выдвинули ряд политических требований: освобождение Либкнехта, амнистия, предоставление демократических свобод, отмена осадного положения, улучшение питания, окончание войны без аннексий и контрибуций. Они прекратили забастовку только 23 апреля. В Лейпциге состоялся ряд демонстраций и митингов с лозунгами: «Долой войну!», «Рабочие России показали хороший пример». 16 апреля в Лейпциге началась забастовка. Забастовщики приняли резолюцию, з которой, кроме требований, выдвинутых в Берлине, было выдвинуто требование отменить закон о «вспомогательной службе». В Лейпциге впервые в Германии рабочие создали Совет рабочих депутатов. После окончания забастовки Совет перешел на нелегальное положение. Забастовки состоялись в ряде других городов Германии. Военное командование жестоко расправлялось с забастовщиками. «Зачинщики» были арестованы. Сотни рабочих были мобилизованы в армию и отправлены на фронт. Подавить забастовки помогли социал-шовинисты. В армии, на фронте также усилились массовые выступления против войны. Дисциплина падала. На фронт проникали революционные листовки. На Восточном фронте некоторые солдаты отказывались стрелять в русских. Здесь часто проходили братания под красным флагом. Русские кричали: «Царь Николай капут!» Немецкие солдаты отвечали: «Бетман-Гольвег капут!» Антивоенное движение распространилось среди матросов военно-морского флота. Так называемые хозяйственные комиссии и центральная комиссия, созданные по требованию матросов, нелегально распространяли антивоенную литературу, проводили собрания матросов, вели пропаганду против войны. Один из руководителей комиссий матрос Макс Рейхпич писал: «Мы должны разъяснять людям, что хозяйственные комиссии являются первым шагом к созданию матросских Советов по русскому образцу». В мае 1917 г. матросы пытались создать свой «Солдатский союз»; устроили на одном из кораблей голодную забастовку; участились случаи неповиновения приказам. Матросы группами обсуждали вопрос о мире. Центральная комиссия решила начать стачку, если командование будет прибегать к массовым репрессиям или заставит выйти корабли в море. 1 августа на корабле «Принц — регент Луптпольд» произошли волнения. 16 августа отказались от работы кочегары на корабле «Вестфалия». Командование флотом обвинило матросов в попытке начать восстание и жестоко расправилось с активистами. Их судил военный суд. Двое — М. Рейхпич и А. Кебис по приговору суда были расстреляны, а остальные получили в общей сложности 400 лет тюрьмы. Характеризуя положение в Германии в 1917 г., В. И. Ленин писал: «В Германии уже кипит настроение пролетарской массы...»119. Он подчеркивал, что «немецкий пролетариат есть вернейший, надежнейший союзник русской и всемирной пролетарской р е в о л ю- ц и и»120. Учитывая влияние русской революции, канцлер Бетман-Голь- вег провозгласил «новую ориентацию» правительства. Она заключалась в том. что правительство обещало некоторые реформы. Не только СДПГ и НСДПГ, но и партия свободомыслящих, и партия национал-либералов признавали необходимость реформ во избежание революции. Кайзер обещал после окончания войны ввести в Пруссии всеобщее избирательное право. «Новая ориентация» этим и ограничилась. СДПГ в это время заявила, что она доверяет решение вопроса о демократизации правительству, идем самым отказалась от борьбы за демократизацию Германии. Пангерманские, наиболее реакционные круги выступили против «новой ориентации» канцлера. Когда в июле 1917 г. рейхстаг принял резолюцию, рекомендовавшую заключить мир на основе соглашения между империалистическими державами, Гинденбург и ЛюдендорЛ добились от кайзера отставки Бетмана-Гольвега. Канцлером был назначен чиновник Михаэлис. Кайзер объяснил, что такое мир по соглашению. Он сказал: «А соглашение состоит в том, что мы возьмем у врагов деньги, сырые материалы, хлопок, масло и из их кармана переложим в наш карман». На этой основе все буржуазные партии и СДПГ нашли общий язык с командованием. В октябре пришлось сменить канцлера Михаэлиса. не пользовавшегося влиянием в рейхстаге: его заменили более влия тельным Гертлингом. который не хуже Михаэлиса ладил с военным командованием. Результатом обострения противоречий и колебаний в правящих кругах, результатом двух правительственных кризисов было дальнейшее падение авторитета командования и правительства в глазах широких масс населения Германии. В начале 1917 г. немецкие армии на Западном фронте отошли на укрепленную «позицию Зигфрида», созданную на территории Франции. В апреле англо-французы атаковали их позиции по плану генерала Нивеля у Арраса и на реке Эн. Развернулись тяжелые бои. Немецким войскам удалось отбить атаки англо- французов. При этом потери немцев составили более 414 тыс. солдат и офицеров. Но весной и летом 1917 г. германское командование не считало Западный фронт главным. Основным был Восточный фронт. Германское командование рассчитало, что революция в России и нежелание русских рабочих и крестьян, одетых в солдатскую форму, продолжать грабительскую войну ослабит русскую армию. Правящие круги Германии считали, что им удастся в короткий срок нанести России поражение и навязать грабительский сепаратный мир. Летом 1917 г. затишье, наступившее на Западном фронте после весенних боев, позволило германскому командованию перебросить часть своих войск с запада на Восточный фронт. В июле немцы нанесли сильный удар и оттеснили южное крыло русского фронта. Авантюристическое наступление Керенского, потерпевшее позорный провал, было на руку германскому империализму. Русская армия разлагалась. Осенью 1917 г., несмотря на тяжелое положение страны, военное командование и правительство Германии приняли решение добиться полного разгрома России, а затем, еще до того, как США перевезут свои армии через океан, разгромить англо-фран- цузов. Авантюристическая политика правящих кругов Германии неизбежно должна потерпеть поражение. Переход власти в России в руки рабочего класса, руководимого большевистской партией, положил начало новой эпохе в истории человечества. Победа Великой Октябрьской социалистической революции оказала на революционное движение Германии особенно большое воздействие. Причинами было то, что, во-первых, классовые противоречия в Германии в период войны были острее, чем в др'угих западноевропейских странах; во-вторых, революционное течение в германском рабочем движении было сильнее, чем в рабочем движении других западноевропейских стран; в-третьих, германский империализм уже в 1917 г. вел агрессивную войну против миролюбивой Советской России, а в начале 1918 г. навязал ей грабительский договор. Тем самым он быстрее, чем империалисты других стран, разоблачил свои агрессивные цели перед трудя- щимися; наконец, Советская Россия была непосредственным соседом Германии, и это способствовало проникновению в Германию идей Великой Октябрьской социалистической революции. Рабочий класс Германии горячо приветствовал победу Октябрьской революции. В середине ноября в Германии состоялось много легальных и нелегальных собраний рабочих, на которых обсуждались события в России. Один из участников таких собраний писал: «Там мы впервые узнали о победе Великой Октябрьской социалистической революции. В течение нескольких минут зал был потрясен бурными аплодисментами и приветственными возгласами, которые вызвали у нас это известие». Трудящиеся Германии с победой Октябрьской революции связывали прежде всего свои надежды на немедленное прекращение войны. Группа «Спартака» в листовках призвала трудящихся участвовать в демонстрациях за заключение демократического мира и против реакционного режима внутри страны. С 18 ноября в Берлине и других городах Германии начались демонстрации с требованием мира на тех принципах, которые были провозглашены в декрете о мире. Особенно мощные демонстрации и даже стычки с полицией произошли 25 ноября 1917 г. В ознаменование победы Октябрьской революции на двух военных кораблях германского флота матросы подняли красные флаги, а вместо военного германского флага подняли угольный мешок. Они требовали немедленного заключения демократического миоа. На Восточном фронте в ноябре братания русских солдат с немецкими приняли почти всеобщий характер. На большинстве участков русско-германского фронта было заключено перемирие, так как немецкое командование не могло не считаться с настроением своих солдат. Особенно горячо на Октябрьскую революцию откликнулись германские л^вые социал-демократы, спартаковцы. Мерин г писал: «Мы (спаптаковцьЛ встретили весть о победе большевиков с ЧУВСТВОМ ГОРДОСТИ»; «Есди большевики удержатся у власти, их подвиги будут благословляться рабочим классом всего мира». Октябрьскую революцию приветствовали Либкнехт и Люксембург. Спартаковцы в своих листовках и письмах призывали германских рабочих выполнить свой долг, последовать примеру русских братьев. ЛОЗУНГИ спартаковцев приобрели еще большую четкость и определенность: они считали, что в Германии революция должна привести к диктатуре пролетариата, к свержению буржуазии. Они поставили вопрос о подготовке социалистической революции. Центристы приветствовали Октябрьскую революцию только как шаг к миру. Учитывая ее влияние, они вынуждены были чаще апеллировать к массам. Социал-шовинисты, правые лидеры СДПГ, считали, что в России наступил хаос, что победа социализма в России невозможна, и думали о том, как будет использована разруха в России для победы Германии. После Вюрцбургского съезда СДПГ, состоявшегося в октябре 1917 г., лидеры СДПГ отрекались от «схоластики марксизма» и мечтали лишь об окончании войны миром в империалистическом духе, о «парламентаризации Германии» мирным путем после войны. Октябрьская революция пугала их, и они опасались ее революционизирующего влияния на германский рабочий класс. Один из них — Браун писал, что «мы как социал- демократы решительно осуждаем насильственные методы большевиков ... Мы должны между большевиками и нами провести толстую резкую разделяющую линию». Правящие круги Германии были сильно встревожены победой рабочих в России. Германский генеральный штаб отмечал: «Русский пример захвата власти большевиками фанатизирует массы, и это, конечно, может увлечь их на серьезные необдуманные действия», то есть революционные выступления. С первых дней Октябрьской революции германская военщина стала готовить поход на Россию с целью ликвидации Советской власти и восстановления монархии Романовых. Но сил для контрреволюционного похода на Петроград не было. Серьезные события назревали на Западном фронте. Да и требования масс — рабочих, матросов, солдат были ясны: отвергнуть переговоры с Россией значило бы подорвать позиции германского правительства внутри страны. Германская военщина, правящие круги считали, что Советская власть непрочна и скоро падет сама собой. Поэтому они дали согласие начать мирные переговоры. 3 декабря в Брест-Литовске начались переговоры о перемирии. Немцы не могли вернуться с переговоров без перемирия, так как все трудящиеся требовали прекращения войны. Советская делегация, боровшаяся за всеобщий мир и не желавшая усиления военных действий на Западном фронте, добилась того, что одним из условий перемирия было запрещение переброски германских войск на Западный фронт. 15 декабря перемирие было подписано. Вскоре после установления перемирия, 22 декабря 1917 г., в Брест-Литовске начались переговоры Советской России с державами Четверного союза о мире. Советское правительство с первого дня своего существования настойчиво добивалось переговоров всех держав о всеобщем мире. Но правящие круги Антанты отвергли все советские предложения и начали активную борьбу против Советской России. Антанта развязала руки капиталистам Германии, которые хотели навязать России аннексионистский и насильственный мир. Молодая республика оказалась в изоляции перед лицом Четверного союза. Она была вынуждена вести сепаратные переговоры о мире. Иного выхода у нее не было. Изолированностью и слабостью Советской республики решили воспользоваться правящие круги Германии для того, чтобы навязать России грабительский мирный договор. Пангерманисты тре бовали захвата Прибалтики, Польши, Украины. Торговая палата г. Любека писала, что необходимо заполучить побольше территорий и «восстановить водный путь — Балтийское море — Черное море». Гинденбург заявлял: «Я хочу для следующей войны против России обеспечить простор для движения немецкого левого фланга». Но действовать открыто было нельзя. Поэтому на конференции в Брест-Литовске представитель Германии от имени всех стран Четверного союза заявил, что советские принципы мира без аннексий и контрибуций будут приняты, если их поддержат страны Антанты. При этом он заранее знал, что Антанта вообще не пойдет на переговоры о мире. 18 января 1918 г. генерал Гофман предъявил конференции карту, на которой была проведена линия новой границы России: к Германии и Австро-Венгрии отходили Польша, Литва, часть Белоруссии, Украины, Эстонии и Латвии. Чтобы вынудить Россию к немедленным уступкам, 9 февраля Германия и Австро-Венгрия подписали договор с правительством контрреволюционной Украинской рады. После этого министр иностранных дел Кюльман потребовал, чтобы Советское правительство согласилось принять условия мира, указанные ранее Гофманом. В. И. Ленин, дал указание принять эти условия, так как срыв конференции и продолжение войны поставило бы под угрозу существование Советской власти. Несмотря на это, руководитель делегации Троцкий, действуя на руку германскому империализму, отказался принять требования Четверного союза. Мирная конференция кончилась безрезультатно. Германское командование получило повод вновь начать военные действия против быстро разлагавшейся старой армии России. Нарушая условия перемирия, 18 февраля немцы начали наступление. Они захватывали большие трофеи. Но 23 февраля серьезное сопротивление было оказано им под Нарвой и Псковом, где в бой вступили части новой, Красной Армии. Уже 19 февраля В. И. Ленин телеграфировал германскому командованию о том, что Советское правительство вынуждено подписать условия мира, предложенные Четверным союзом в Брест-Литовске. 23 февраля германское правительство сообщило новые, еще более тяжелые условия мира. Советское правительство приняло и эти требования. Советская делегация, вновь прибывшая в Брест-Литовск, подчеркнула, что она подписывает без обсуждения те условия мира, «которые с оружием в руках, продиктованы Германией российскому правительству». 3 марта 1918 г. договор о мире был подписан. 15 марта он был ратифицирован. В это время генерал Гофман писал, что, если Россия не ратифицирует мирный договор, «мы пойдем на Петербург». Генералы знали, что в большевистской партии и в Советском правительстве группа так называемых «левых коммунистов» и сторонников Троцкого была против этого мира. Но в партии, в правительстве и на съезде Советов победила линия В. И. Ленина. Ленин называл Брест-Литовский мир грабительским и аннексионистским. По Брест-Литовскому договору Россия должна была произвести полную демобилизацию армии, разоружить флот, теряла Польшу, Литву, Курляндию, Лифлян- дию и Эстляндию. Немцы оставляли за собой и другие оккупированные ими районы России. Под их контроль попали Украина и Финляндия. На Кавказе Россия ряд районов отдала Турции. Она должна была прекратить всякую агитацию против Германии и ее союзников, поставлять Германии сырье по невыгодному для России торговому договору 1904 г. и выплатить большую сумму денег. Границы России не были точно установлены. Но, подписав и ратифицировав грабительский Брест-Литовский договор, Советское правительство сорвало планы наибо^е агрессивных кругов Германии и других врагов Страны Советов, стремившихся к ликвидации Советской власти; Советское правительство вышло из войны и выиграло время, необходимое для укрепления Советской власти. Переговоры в Брест-Литовске и мирный договор до конца разоблачили агрессивные цели Германии в данной войне. Это был известный политический проигрыш империализма и военщины как внутри страны, так и на международной арене. В то же время переговоры в Брест-Литовске выявили противоречия между Германией и ее союзниками. Причиной противоречий между Германией и ее союзниками был дележ награбленного. В конечном счете из держав Четверного союза от Брестского мира более всего выиграла Германия. Это еще более укрепило ее руководящую роль в Четверном союзе и в то же время усилило недовольство политикой Германии среди правящих кругов союзных ей стран. Как и предвидел В. И. Ленин, развитие революционного движения в Германии, которое привело к ноябрьской революции 1918 г., позволило Советской России аннулировать Брестский мир. Трудящиеся Германии с большим вниманием следили за переговорами в Брест-Литовске и активно выступали в поддержку советских предложений о мире без аннексий и контрибуций. В секретных отчетах военное командование отмечало: «Примечательно то, что среди населения нет и следов какой-либо ненависти в отношении русских; наоборот, к прежним врагам относятся с дружественным настроением»; «. . . поскольку речь идет о России, среди всех слоев населения желают скорейшего мира». Затяжка переговоров с Россией и особенно грабительские условия мира с Россией, выставленные германской делегацией, вызвали серьезное недовольство среди трудящихся Германии. Руководство группы «Спартак» призвало рабочих 28 января начать всеобщую забастовку с требованием заключить немедленно всеобщий справедливый мир, признать право народов на само-* 121 определение, отменить военное положение, милитаризацию предприятий и пр. Группа «Спартак» призывала рабочих создавать Советы рабочих депутатов. В листовке говорилось: «Только свержение этого правительства, только уничтожение власти буржуазии, иными словами, только народная революция и народная республика в Германии будут в состоянии в кратчайший срок осуществить всеобщий мир». В то же время по Германии распространилась весть о массовой забастовке в Австрии. Рабочие откликнулись на призыв «Спартака». Но «Спартак» не имел организации, способной руководить забастовкой. Поэтому руководство стачкой захватили лидеры НСДП — центристы. 28 января в Берлине забастовало 400 тыс. рабочих военных заводов. 29 января бастовало уже 500 тыс. рабочих. На многих предприятиях были созданы рабочие Советы. Были избраны делегаты в «Рабочий Совет Большого Берлина». Совет выдвинул требования стачечников и всех рабочих: мир без аннексий и контрибуций на основе самоопределения народов, «как это было сформулировано русскими уполномоченными в Брест-Литовске», участие представителей рабочих всех стран в мирных переговорах, улучшение снабжения продовольствием, немедленная отмена военного положения и восстановление демократических свобод, отмена милитаризации предприятий, амнистия политическим заключенным, демократизация всех германских государств, особенно Пруссии. Как видно из этого, стачка приняла политические требования спартаковцев: они были ее вдохновителями. Совет избрал для руководства стачкой исполнительный комитет, в который вошли представители революционных старост крупнейших предприятий Берлина и представители от НСДПГ. Исполком обратился ко всем рабочим Германии и рабочим всех воюющих стран с призывом поддержать стачку. Весь Берлин кипел. Чтобы помешать работе штрейкбрехеров, рабочие выводили из строя машины, блокировали предприятия. Повсюду проходили митинги и демонстрации. Дело доходило до схваток с полицией. 31 января полиция и воинские части стреляли в демонстрантов на улицах Берлина. Во время забастовки в листовках и на митингах спартаковцы говорили рабочим, что их требования будут выполнены только, «когда народ сам возьмет дело в свои руки». Они ориентировали рабочих на захват власти. Однако спартаковцы в силу своей организационной слабости не смогли руководить забастовкой. После ареста полицией и отправки на фронт многих революционных рабочих центристы приобрели решающее влияние на исполком, выступали против борьбы за захват власти рабочим классом. Они хотели использовать стачку лишь для давления на правительство и помешали перерастанию всеобщей стачки в борьбу за свержение правительства. Один из лидеров НСДП — Дитман заявлял: «Мы хотели ввести движение в законные рамки и предотвратить насильственные действия ...» Тем временем, чтобы сорвать стачку, в исполком вступили лидеры СДПГ. Один из них — Эберт потом прямо заявлял: «Я вступил в руководство стачкой с определенным намерением привести стачку к скорейшему окончанию и воспрепятствовать нанесению ущерба стране». Генеральная комиссия профсоюзов 1 февраля официально осудила стачку. Исполком высказался за прекращение стачки 3 февраля. Рабочие энергично протестовали. Военное командование, угрожая судом и отправкой на фронт, потребовало, чтобы рабочие с утра 4 февраля приступили к работе. В Берлине было введено чрезвычайное положение, сюда было переброшено еще 5 тыс. полицейских. Четыре корпуса получили приказ подготовиться к борьбе против забастовщиков. Против демонстрантов были брошены воинские части с пулеметами. Но и 4 и 5 февраля десятки тысяч рабочих продолжали бастовать. Военное командование тысячами отправляло на фронт рабо- чих-забастовщиков. В один только день 136 забастовщиков были приговорены в сумме к 146 годам тюрьмы, а трое — осуждены на 30 лет каторги. Январская забастовка проходила не только в Берлине. 29 января тысячи рабочих забастовали во многих городах Саксонии. И здесь были выдвинуты те же политические требования, созданы Советы рабочих. Забастовка нашла отклик во всех районах Германии. Стачки и демонстрации прошли в Мюнхене, Нюрнберге, Гамбурге, Дортмунде и многих других городах. Всего в Германии в стачках, митингах и демонстрациях против грабительских требований ее правительства к России в конце января — начале февраля 1918 г. участвовало более 2 млн. человек. Это движение было подавлено правительством с помощью войск, полиции и лидеров СДП и НСДП. Лучшие рабочие были репрессированы. Но стачка напугала правящие круги. Реакция, буржуазные деятели и руководство СДПГ серьезно боялись «полного краха и выступления по русскому образцу». В. И. Ленин высоко оценил январское выступление германских рабочих. «Обаяние русской революции, — писал В. И. Ленин, — выразилось в первом грандиознейшем за все время войны выступлении германских рабочих, которые на брестские переговоры реагировали колоссальной забастовкой в Берлине и других промышленных центрах. Это выступление пролетариата в стране, одурманенной угаром национализма и опьяненной ядом шовинизма, есть факт первостепенной важности и представляет собой поворотный пункт в настроениях немецкого пролетариата» *. Эта забастовка была одной из причин того, что германский империализм не решился в 1918 г. идти прямо на Петроград и Москву. В результате подавления забастовки рост революционного движения в Германии был замедлен. Однако в Германии продолжала расти революционная сила, продолжала назревать революция. 1 В. И. Л е н и в, Сочинения, т. 27, стр. 505. Германский империализм не прекратил своей агрессии на Востоке после подписания Брест-Литов- ского мира. Уже два дня спустя, 5 марта 1918 г., Германия и Австро-Венгрия подписали предварительный мирный договор с Румынией. Румыния передавала победителям все продукты своего сельского хозяйства, нефтяные промыслы и Добруджу. Взамен этого немцы отдали Румынии часть советской территории — Бессарабию, народ которой высказался за присоединение к Советской республике. Эти условия были подтверждены 7 мая 1918 г. Бухарестским мирным договором. 5 марта 1918 г. началась германская интервенция в Финляндию, охваченную рабочей революцией. Вместе с бандами Ман- нергейма немецкие войска подавили революцию в Финляндии. Но главной их целью был удар по Советской России. Генерал фон дер Гольц, командовавший экспедиционным корпусом немцев, писал, что в «союзе с освобожденной Финляндией с линии Выборг—Нарва следовало взять в клещи русский столичный город». Уже в феврале 1918 г. германское командование стало готовить захват богатств Кавказа. Как писал генерал Гофман, «речь шла о том, чтобы взять в руки Баку и железную дорогу Баку— Тифлис—Батум и покрыть наш недостаток в нефти». Военное командование Германии рассматривало Грузию как протекторат Германии. С июля 1918 г. меньшевистское правительство Грузии стало поставлять немцам марганец, предоставило льготы фирмам Круппа, Кирдорфа, Тиссена, Стиннеса. В этом германским империалистам помогли лидеры СДПГ и правые из НСДПГ, нашедшие юбший язык с грузинскими меньшевиками. Немецкими войсками была оккупирована Украина. Ее буржуазное правительство по договору от 9 февраля 1918 г. помогало немцам грабить страну. Немцами были созданы карательные отряды, особые «батальоны убийц». Тысячи украинских патриотов, советских людей были расстреляны и повешены. Германское командование мечтало о том, чтобы через Украину, Крым и Кавказ ударить по Индии, в то время главной колонии Англии. В результате сопротивления украинского народа немцам не удалось полностью осуществить своих грабительских планов в отношении Украины. То продовольствие и сырье, которое получили немцы, составляло только 75 часть того, что они намечали получить. Партизанская война украинцев против оккупантов сковала гораздо более значительные силы немцев, чем предполагало германское командование, и тем самым ослабила их на других фронтах. На востоке было сковано более 500 тыс. германских солдат, то есть около 20% всех германских дивизий, и еще более 300 тыс. австро-венгерских солдат. Армии изматывались партизанами и несли потери. В августе 1918 г. вице-канцлер Гельфе- рих о положении на Украине писал: «Наши потери в малой войне (так он называл войну с партизанами. — И. К.) являются очень" тяжелыми, и смелость этих крестьянских грабителей (так он именовал партизан. — И. К ) и других нерегулярных сил растет день ото дня». Одновременно происходила, как говорил В. И. Ленин, «русификация» немецких солдат на Украине и в других оккупированных немцами частях Советской страны. Среди солдат распространялась революционная пропаганда. Немецкая армия на Востоке стала разлагаться гораздо быстрее, чем на Западе. Командование перебрасывало многие части с востока на запад, но вместе с ними большевистские листовки и идеи попадали в центры Германии и на Западный фронт. В. И. Ленин говорил, что вместо хлеба немцы вывезли из Украины такую штуку, которую им не переварить, — большевизм. Весной и летом 1918 г. германские монархисты, банкиры, юнкера и военщина мечтали о захвате всей России. Крупп требовал захватить в России крупные промышленные объекты и сырье. Банкиры предлагали взыскать с России 4—5 млрд, марок. Из прибалтийских стран правящие круги Германии предполагали создать Балтийский союз во главе с Вильгельмом II. Специально созданная «Антибольшевистская лига» доказывала, что «мы должны создавать не буферные государства против московской России, а всю Россию реорганизовать и контролировать ее вплоть до Урала». Командованием был разработан план захвата Петрограда. Началось формирование из белогвардейцев так называемой Северной армии, был подобран даже будущий. регент России. Готовя свержение Советской власти, немцы помогали деньгами и оружием контрреволюционным элементам в России — на Дону, на Волге, в Закавказье, даже в Средней Азии. Желанным поводом для наиболее агрессивных кругов Германии было провокационное убийство левыми эсерами германского посла в Москве Мирбаха 6 июля 1918 г. Германское правительство потребовало введения германских войск в Москву. В. И. Ленин решительно отказал, заявив, что на это Советское правительство ответит поголовной мобилизацией всего народа. Немцы отступились от этого требования, но навязали России русско-германский дополнительный договор. По нему немцы получали нефть из Баку, уголь из Донбасса и 6 млрд, марок. К лету 1918 г. германские империалисты «...ограбили половину Европы, задушили наибольшее число маленьких стран и слабых народоз» 122. Германский империализм «. .. невероятно раздулся на три четверти Европы, разжирел . . .»123. Правящим кругам Германии казалось, что это должно обеспечить их победу в мировой войне. На Западном фронте во второй половине 1917 г. англо-французские войска не предпринимали крупных стратегических операций. Это облегчало Германии грабеж Советской России. Англия и Франция копили боеприпасы, совершенствовали технику, увеличивали количество танков, самолетов, химического оружия. США постепенно концентрировали свои войска во Франции. Войска Антанты провели ряд операций, имевших местное значение или принявших характер боев на истощение: у Ипра, у Вердена, в Камбре. Во всех боях применялась масса артиллерии и другой техники, а со стороны англичан также танки. Обе стороны несли тяжелые потери: с августа по декабрь 1917 г. на Западном фронте немцы потеряли более 400 тыс. человек, а англо-францу- зы — более 570 тыс. В начале 1918 г. Германия имела некоторый перевес сил над Антантой на Западном фронте. Здесь у нее было 193 дивизии против 180 дивизий Антанты. Она имела артиллерии несколько больше, чем войска Антанты. У Антанты был перевес в авиации и танках, но они тогда еще не играли такой важной роли, как во второй мировой войне. При этом германское командование, как обычно, недооценивало силы противника и переоценивало свои силы. Впоследствии один из немецких генералов писал, что германская армия «походила в 1918 г. на меч, рукоять которого имела трещины, лишь поверхностно скрытые от глаза, а клинок был лишь слегка наточен для нового употребления»; с такой армией большое наступление «было бы непозволительной азартной игрой». Германское командование начало эту азартную игру. 21 марта 1918 г. немецкие войска начали наступление между Аррасом и Ля Фером. Ближайшей задачей их было сбросить англичан в море, а затем разбить французов. К 4 апреля немцы продвинулись на 40—60 км, но силы их распылились и истощались. Немцы потеряли 160 тыс. человек. Сил для развития успеха не хватило, и англо-французам, подбросив резервы, удалось остановить это наступление. 27 мая на рассвете 25 германских дивизий обрушились на 11 французских между Реймсом и Суассоном. В начале июня они вышли к реке Марне. Вновь, как и в 1914 г., нависла угроза над Парижем. Париж обстреливался из сверхдальнобойных пушек («Большая Берта») и бомбардировался авиацией. Варварский обстрел Парижа не имел никакого военного значения. Но опять резервы немцев истощались, и наступление было остановлено. 15 июля 47 немецких дивизий начали новое наступление на Марне у Реймса. Чтобы поднять боевой дух солдат, командование заявило, что победа недалеко и Антанте будет нанесен последний решающий удар, после которого наступит мир. Немцы форсировали Марну и продвинулись на 5 км. Но наступление выдохлось, и 17 июля немцы отошли за Марну. В результате этих боев немцы потеряли более 700 тыс. человек. Пополнения не восполняли потерь. Снабжение армии ухудшилось. Усилилось моральное разложение. Солдаты неохотно шли в атаку. В каждой дивизии насчитывались сотни дезертиров; многие солдаты уклонялись от участия в боях. Наступать эти войска уже не могли. Фронт был растянут. Положение немцев на Западном фронте резко ухудшилось. Теперь на Западном фронте войска Антанты значительно превосходили немцев во всех отношениях. 18 июля 1918 г. французы нанесли немцам сильный удар у Виллер-Коттре. В результате немцы отступили от реки Марны. Это произвело тяжелое впечатление на всю германскую армию. Но худшее было впереди. 8 августа английские и французские войска с большим количеством орудий, танков и самолетов внезапно атаковали немцев у Амьена. Успех был очень значителен. Немцы были отброшены на 40—60 км. В плен сдалось более 50 тыс. солдат и офицеров. Германские солдаты не желали продолжать войну. Частям, подходившим из тыла, они кричали: «Штрейкбрехеры! Долой тех, кто затягивает войну!» Германское командование вынуждено было отвести свои войска на «позицию Зигфрида». Но это уже были не те войска, которые весной начали наступление. Боеспособность германских войск была подорвана. Людендорф писал: «8 августа представляет самый черный день германской армии в истории мировой войны». Теперь даже он признал, что «война приобрела характер бесшабашной азартной игры ... Надо было кончать войну». Антанта тем временем наращивала свои силы и наносила удар за ударом. В середине сентября в бой были введены свежие американские дивизии. 26 сентября армии Антанты перешли в общее наступление, прорвали германский фронт в нескольких направлениях и отбросили немцев на оборонительную позицию «Германа— Гундинга—Брунгильды—Кримгильды». 14 октября была прорвана и эта оборона. В ноябре французы прорвали фронт немцев на юге и готовились занять Рейнскую область. В это время на Восточном фронте, на Украине, немецкие войска также терпели поражение. Солдаты отказывались повиноваться офицерам, не желали отправляться на фронт, братались с рабочими. Один за другим капитулировали союзники Германии. В середине сентября армии Антанты прорвали балканский фронт, вЗяли в плен 11-ю германскую армию и 29 сентября заставили капитулировать Болгарию, а 30 октября — Турцию. 25 октября в наступление перешли итальянские войска, и 3 ноября капитулировала Австро-Венгрия. Война была проиграна. Понимая это, германские империалисты, боявшиеся войны на территории Германии, выступили за заключение мира. Германские генералы, чтобы сохранить остатки- армии, тоже выступили за мир. Так, германские империалисты ради осуществления своих агрессивных планов довели свою страну до национальной катастрофы, до военного и экономического банкротства. Германия потерпела поражение, вся тяжесть которого обрушилась на немецкий народ. п о После подавления январской стачки на время гер- Политическии г гг кризис в Гер- майскому империализму удалось укрепить свое мании осенью положение и отсрочить революцию. Но весной и 1918 г. и начало летом 1918 г., несмотря на арест многих руководи- революции Телей (среди них Лео Иогихеса), спартаковцы печатали и распространяли тысячи листовок. В них они с горечью писали о том, что германский народ продолжает участвовать в. преступлениях германского империализма против других народов, не оказывает поддержки Советской России. В своих листовках и письмах спартаковцы разоблачали агрессивную политику Германии, сообщали правду о Советской власти. Спартаковцы широко распространили воззвание В. И. Ленина к германским солдатам и народу Германии. В 1918 г. в Германии, не считая политических забастовок в январе, произошла 531 стачка с участием 392 тыс. рабочих. Так как голод не прекращался, то в различных городах Германии то и дело вспыхивали так называемые голодные бунты, демонстрации против войны и голода. В сентябре в тыл проникли слухи о катастрофе на фронте. В городах начались демонстрации за прекращение войны. Народные массы требовали правителей к ответу за годы бедствий, гибель миллионов людей, за бесправие народа. Демонстранты срывали портреты кайзера, Гинденбурга и других руководителей. На улицах открыто пели «Интернационал». Такого рода выступления были в Берлине, Дрездене, Гамбурге и других городах Германии. В них участвовали рабочие, служащие, солдаты и матросы. Движение росло изо дня в день. Правые лидеры НСДПГ говорили о социализме, но боялись революции. Они выступали против диктатуры пролетариата, социалистическую республику отождествляли с буржуазной демократией. Левые независимцы и комитеты революционных старост уже запасались оружием и готовились к выступлению, но они недооценивали политическую работу в массах. В этой обстановке важную роль сыграла Всегерманская конференция группы «Спартак», состоявшаяся 7 октября 1918 г. В воззвании конференции были выдвинуты требования: освобождение всех политзаключенных, немедленная отмена осадного положения, отмена закона «о вспомогательной службе», ликвидация военных займов, отчуждение всего банкового капитала, металлургических заводов и горной промышленности, существенное сокращение рабочего дня и установление минимума зарплаты, отчуждение всей крупной и средней земельной собственности и передача руководства производством делегатам сельхозрабочих и мел ких крестьян, полная демократизация армии, распределением продовольствия должны заниматься доверенные лица рабочих, ликвидация отдельных государств и династий. Воззвание кончалось лозунгом: «Смерть капитализму!» «Спартак» требовал коренных революционных преобразований: ликвидации феодальных пережитков, милитаризма и империализма. Он решил продолжать борьбу до победы социалистической революции. Эта программа сыграла большую мобилизующую роль. Обстановка в стране все более накалялась. Буржуазию охватила паника. Курс акций военных заводов упал на 50%. Растерялось командование и правительство. Принц Макс Баденский писал: «Мы стоим накануне революции». Это понимали все. Совещание кайзера, руководителей командования и правительства решило во избежание революции провести «революцию сверху». 30 сентября Вильгельм II издал указ о так называемой парламентаризации. Установлена была ответственность правительства перед рейхстагом. 2 октября канцлером был назначен принц Макс Баденский, слывший за либерала и пацифиста. В рейхстаге его поддержали католическая партия центра, СДПГ и прогрессисты. Представители этих партий вошли в правительство, в том числе социал-демократы Шейдеман и Бауэр. В программном заявлении правительство обещало провести реформу избирательного права в Пруссии, несколько изменить правила военного положения и цензуры, заключить мир на основе «14 пунктов» Вильсона 124 с некоторыми оговорками, которые должны были сохранить Германии Эльзас и Лотарингию и завоевания на Востоке. Главная задача правительства состояла в том, чтобы предотвратить революцию, спасти монархию и армию, укрепить власть буржуазии и помещиков. Буржуазии в этом охотно и усердно помогали правые лидеры СДПГ. Руководство СДПГ и руководство «свободных» профсоюзов расхваливали новое правительство как демократическое, заявляли, что участие в нем социал-демократов является шагом к социализму, и призывали рабочих поддерживать новое правительство, сохранять спокойствие, не поддаваться агитации «смутьянов». В октябре 1918 г. мощные демонстрации трудящихся заставили правительства ряда германских государств провести демократизацию избирательной системы. Были смягчены условия военного положения. По требованию масс 23 октября из тюрьмы был выпущен Либкнехт. Характеризуя положение в Германии в октябре 1918 г., В. И. Ленин писал: «В Германии разразился политический кризис. Паническая растерянность и правительства, и всех эксплуататор ских классов в целом обнаружилась перед всем народом. Безнадежность военного положения и отсутствие всякой поддержки господствующих классов трудящимися массами обнаружены сразу. Этот кризис означает либо начало революции, либо, во всяком случае, то, что ее неизбежность и близость стали видны теперь массам воочию» К Группа «Спартак» разоблачила контрреволюционные цели правительства М. Баденского и заклеймила предательство лидерами СДПГ интересов рабочего класса. Спартаковцы призвали рабочих к свержению правительства Макса Баденского и к ликвидации монархии. На совещаниях спартаковцев, революционных старост и левых независимцев К- Либкнехт предлагал призвать народ к демонстрации и забастовкам. Он считал необходимым подготовиться к вооруженной борьбе за власть. Обстановка была благоприятной, но независимцы колебались и медлили. Правительство Макса Баденского 4 октября направило через швейцарское правительство ноту Вильсону с просьбой о перемирии «во избежание дальнейшего пролития крови ...» Макс Баденский рассчитывал, что Вильсон отнесется к Германии мягче, чем Англия или Франция. Он думал использовать противоречия между ними и в то же время намекал на возможность совместной борьбы против Советской России и решения спорных вопросов за ее счет. Чтобы произвести хорошее впечатление на Антанту, правительство Макса Баденского 5 ноября расторгло дипломатические отношения с Советской Россией. Между тем в конце октября военное командование решило провести «демонстрацию силы». Реакционной военщиной был отдан приказ всему флоту выйти в-море и напасть на противника. Если бы флот добился победы, то позиции Германии на мирных переговорах были бы укреплены. Если бы он был потоплен, то вместе с ним погибли и матросы, революционное брожение среди которых не давало покоя командованию. Это была авантюра. Разгадав, что их посылают на гибель, матросы отказались выполнить приказ. 3 ноября в Киле вспыхнуло восстание моряков. С этого момента в Германии началась революция. Восстание моряков поддержали рабочие. К 4 ноября восстание охватило весь флот. В Киле, Вильгельмсгафене, Гамбурге, Ганновере и других городах быстро были созданы Советы рабочих и матросских депутатов. Советы солдатских депутатов создавались в армии, в тылу и на Фронте. 8 января была провозглашена республикой Бавария. Пока Вильгельм II и Гинденбург строили планы похода против революции и подбирали надежные части, 9 ноября революция докатилась и до Берлина. Пытаясь сохранить власть в руках буржуазии и спасти монархию, Макс Баденский объявил об отречении Вильгельма II и кронпринца. Кайзер и его сын бежали в Голландию. 125 Берлин, где события развивались медленнее, чем в других местах, с утра 9 ноября весь был охвачен стачками и демонстрациями. Баденский передал свои полномочия лидерам СДПГ Эберту и Шейдеману. Но и они уже не могли спасти монархию. По требованию народа 9 ноября Германия была провозглашена республикой. Так началась в Германии народная революция, главной движущей силой которой был пролетариат. Эта революция, буржуазно-демократическая по своему характеру, была проведена в известной мере пролетарскими средствами и методами. 5 ноября победители согласились на переговоры о Перемирие перемирии. 8 ноября германские делегаты были лесу доставлены в Компьенскии лес. Здесь на станции Ретонд, в железнодорожном вагоне, маршал Фош предъявил им условия перемирия в форме ультиматума. 11 ноября немцы подписали соглашение перемирии. Боевые действия, длившиеся четыре года и три с половиной месяца, прекратились в тог же день. По условиям перемирия немцы должны были отдать победителям 5 тыс. орудий, 25 тыс. пулеметов, 3 тыс. минометов, 1700 самолетов, разоружить флот. Кроме того, они должны были передать Антанте 5 тыс. паровозов, 150 тыс. вагонов, 5 тыс. автомобилей. Немцы должны были уйти из всех оккупированных ими областей и вывести свои войска даже с левого берега Рейна. Но на Востоке немецкие войска были обязаны удерживать свои позиции на территории Прибалтики, Украины и России до подхода войск Антанты. Антанта использовала Германию для борьбы с Советской республикой. Это перемирие было прелюдией грабительского в отношении Германии Версальского мирного договора. В результате грабительской империалистической войны, развязанной агрессивными кругами Германии и других стран, экономика Германии была разорена, около 2 млн. немцев было убито, более 4,5 млн. — ранено, 1 млн. попали в плен. Голод, разруха и нищета стали уделом немецкого народа. И ему еще предстояло расплачиваться за провал авантюристических агрессивных планов германских империалистов. Германский империализм, как писал В. И. Ленин, сначала «. . . невероятно раздулся на три четверти Европы, разжирел, а потом он тут же лопнул, оставляя страшнейшее зловоние» Г Только Великая Октябрьская революция вселила надежду в сердца германских трудящихся. 1 В. И. Ленин, Сочинения, т. 28, стр. 138,
<< | >>
Источник: И. М. Кривогуз, М. А. Коган и др.. Очерки истории Германии с Древнейших времен до 1918. 1959

Еще по теме ГЕРМАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПЕРИОД ВОЙНЫ (1917-1918):

  1. ГЛАВА VII ПАРТИЯ БОЛЬШЕВИКОВ В ПЕРИОД ПОДГОТОВКИ И ПРОВЕДЕНИЯ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ (Апрель 1917 г. - 1918 г.)
  2. РАЗДЕЛ 3 РОССИЙСКИЙ АНАРХИЗМ В ПЕРИОД УГЛУБЛЕНИЯ БУРЖУАЗНОДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И УСТАНОВЛЕНИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ (МАРТ 1917 - АПРЕЛЬ 1918 гг.)
  3. ГЕРМАНИЯ В ПЕРВЫЙ ПЕРИОД ВОЙНЫ (1914—1916 гг.)
  4. ГЛАВА 3 ОКОНЧАНИЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 1914 — 1917 гг. ПОРАЖЕНИЕ ГЕРМАНИИ И ЕЕ СОЮЗНИКОВ. РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В СТРАНАХ ЕВРОПЫ
  5. РАЗДЕЛ 4 АНАРХИСТЫ РОССИИ В ПЕРИОД ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (ВЕСНА 1918 - ОСЕНЬ 1920 гг.)
  6. Тема 59 экономическая политика Советского государства в период Гражданской войны (1918-1920)
  7. ГЛАВА XIII ГЕРМАНИЯ В ПЕРИОД ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ
  8. ГЛАВА VIII ПАРТИЯ БОЛЬШЕВИКОВ В ПЕРИОД ИНОСТРАННОЙ ВОЕННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ И ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ (1918-1920 годы)
  9. Второй период Пелопоннесской войны (415—404 гг. до н. э.)
  10. ГЛАВА VI ПАРТИЯ БОЛЬШЕВИКОВ В ПЕРИОД ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ. ВТОРАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В РОССИИ (1914 г. - март 1917 г.)
  11. § 3. Дальнейшее развитие русско-молдавских отношений в период войны России и Австрии с Османской империей во второй половине 30-х гг.
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -