<<
>>

ГЕРМАНИЯ В ПЕРВЫЙ ПЕРИОД ВОЙНЫ (1914—1916 гг.)

После окончания мобилизации в Европе 3,8 млн. германских и 2.3 млн. австро-венгерских солдат с 23 тыс. орудий противостояли 9,1 млн. солдат Франции, России, Англии и их союзников с 14 тыс.
орудий. Такое соотношение сил при растянутости коммуникаций Антанты можно было считать равновесием. Еще в 1905 г. под руководством начальника генерального штаба фон Шлиффена был разработан план войны против России и Франции. Учитывая, что для мобилизации русской армии необходим срок, в три раза больший, чем для мобилизации Германии, план Шлиффена предусматривал разгром Франции в 3—4 недели. Граница же с Россией, по мысли составителей этого плана, в это время будет прикрыта только слабым кордоном, а затем, после разгрома Франции, великолепная сеть немецких железных дорог обеспечит быструю перевозку победоносных армий на Восток. План Шлиффена исходил из ложных посылок — он недооценивал военный потенциал и боевую мощь России и предполагал нейтралитет Англии, был образцом военного догматизма. Шлиффен предлагал вторгнуться во Францию через территорию слабой нейтральной Бельгии, так как франко-бельгийская граница не была укреплена Францией. Соотношение сил между правым и левым флангами немецкой армии было установлено, как 7 : 1. На правом фланге должно было быть сосредоточено около 80% всех вооруженных сил Германии. По плану Шлиффена немецкие армии должны были совершить глубокий обход Парижа, пройти значительно западнее французской столицы. Французская армия, двинувшаяся навстречу правому флангу, должна была быть отброшена, зажата между правым и левым крыльями немецкой армии, прижата к швейцарской границе и в короткий срок уничтожена. После разгрома Франции война с Россией представлялась делом нетрудным. Германское командование придерживалось стратегической цели Шлиффена. 117 На Западном фронте в целом соотношение сил было в пользу Германии. Она располагала 34 корпусами и 24 отдельными дивизиями и бригадами против 22 корпусов и 27 отдельных дивизий Франции, 6 дивизий Бельгии и экспедиционного корпуса англичан.
Большой перевес сил имелся у Германии на правом фланге. Но в расстановке сил германское командование отступило от плана Шлиффена: соотношение сил на правом и левом флангах Западного фронта было установлено в пропорции 3 : 1. На этом настояли германские промышленники, чтобы оградить от возможного вторжения-'французских войск промышленные центры Рейнской области и Саар. С первого дня войны германские войска вступили в Бельгию. С 14 августа на всем протяжении Западного фронта развернулось пограничное сражение. На правом фланге германские армии сломили сопротивление бельгийских войск и взяли бельгийские крепости Льеж и Намюр. Пока немцы подавляли сопротивление Бельгии, к франко-бельгийской границе были подброшены английский экспедиционный корпус и вторая французская армия \ Вместо обхода французских войск с севера, как это предлагалось Шлиффе- ном, германские войска 21—25 августа завязали с ними бои у крепости Мобеж. Благодаря превосходству в численности войск, превосходству в артиллерии и пулеметах германская армия выиграла пограничное сражение. Ко 2 сентября правый фланг германских вооруженных сил вышел на линию Бовэ—Нуайон—Синьи-л—Абей. Положение Франции стало крайне тяжелым. 3 сентября французское правительство переехало из Парижа в Бордо. Четыре немецкие армии угрожали Парижу, форсировали р. Марну от Мо до Шалона, подошли к Вердену. Но указание Шлиффена не было выполнено, правый фланг германских войск так и не совершил обхода Парижа с северо- запада. Первая победа вскружила голову немцам. Они были убеждены, что война на Западе уже выиграна. Кайзер заявил: «Когда листья упадут, мы уже снова вернемся назад». Но на ход событий на Западном фронте неожиданно для немцев повлияло то, чего не предусмотрел Шлиффен. Вопреки ожиданиям германского генерального штаба вооруженные силы России, еще не закончившие мобилизации и развертывания, на 14-й день войны перешли в наступление. 20—22 августа германские войска проиграли сражение у Гумбинена. Значительная часть Восточной Пруссии с имениями юнкеров попала в руки русских.
Они оказались в 40 км от Кенигсберга. Юнкерство возмущенно требовало от командования защитить его владения. По настоянию юнкеров германское командование спешно сняло с Западного фронта два пехотных корпуса и одну кавалерийскую дивизию и перебросило 1 эти силы на Восток. Сюда же спешно направлялись резервы,, предназначавшиеся для Западного фронта. Русские армии вскоре потерпели поражение, но своей кровью они спасли Францию. Успехи русских войск в Восточной Пруссии ослабили наступление немцев во Франции. Германские войска уже не имели прежнего подавляющего превосходства. Они растянули свои коммуникации и утратили наступательный порыв. По новому приказу Мольтке войска центральной группировки и левого фланга должны были выйти в южную часть Франции. Главный удар Мольтке решил нанести на левом фланге. Три германские армии начали атаки фронта Верден—Нанси. В это время правый фланг немецких войск был восточнее Парижа. На правом фланге у немцев было 24 дивизии. Французское командование сосредоточило в районе Парижа 30 дивизий и решило ударить немцам во фланг. 5 сентября французские войска начали наступление против германских войск, форсировавших Марну. Развернулось сражение на Марне. В нем с обеих сторон участвовало около 2 млн. человек, свыше 6600 орудий. Атаки французов заставили одну ив германских армий начать отход на север. В немецком фронте появилась брешь. Англо-французские войска вклинились в нее. Утром 9 сентября все германские части вынуждены были покинуть левый берег Марны. Стремясь избежать угрозы окружения с правого фланга, германские армии, на которые в начале войны возлагались такие большие надежды, к 12 сентября отступили на 60— 30 км. В битве на Марне немецкие войска потерпели поражение. В этой битве немцы потеряли 43 тыс. убитыми и 173 тыс. ранеными, французы — 21 тыс. убитыми и 122 тыс. ранеными. На реке Эи германские войска собрались с силами, окопались и остановили французское наступление. Фронт протянулся по линии Компьен—Суассон—Реймс—Варенн до Вердена. Поражение на Марне лишило Германию надежды на молниеносную победу над Францией. Германия была вынуждена вести затяжную войну на два фронта. Это предопределило ее поражение,* так как резервы стран Антанты были больше, чем резервы Германии и ее союзников. Мольтке признал поражение. В сентябре 1914 г. он писал: «Мы вынуждены захлебываться в войне против Востока и Запада». 13 сентября Мольтке ушел в отставку. Начальником генерального штаба был назначен генерал Фалькен- гайн, являвшийся в то же время и военным министром. В сентябре 1914 г. от швейцарской границы до р. Эн оба противника закрепляются на достигнутых рубежах, создают систему окопов, блиндажей, проволочных заграждений. Однако к западу от р. Уазы и до берега Северного моря оставалось еще свободное пространство. Фалькенгайн пытался использовать это пространство для обхода левого фланга французских войск. Но французские войска стремились к охвату правого фланга германских войск. Поэтому германским войскам приходилось попеременно то отражать попытки французов обойти германский правый фланг, то самим пытаться прорваться в тыл французам на том же фланге. Начался так называемый «бег к морю» обеих армий. Крупнейшим сражением этого периода было сражение во Фландрии в октябре—ноябре 1914 г. Германское командование у г. Ипр бросило в бой корпуса, состоявшие из почти необученной молодежи. Необстрелянные юнцы гибли в бесплодных атаках. Наступление у Ипра стали называть «детской бойней на Ипре». Немцам не удалось выйти в тыл французам и захватить северное побережье Франции. Вскоре армии вышли к морю и маневренный период войны окончился. Фронт застыл на протяжении 700 км от швейцарской границы до Остенде на побережье Северного моря. На Западном фронте война стала позиционной. На Восточном фронте немцам удалось нанести поражение русским войскам у Мазурских озер, к середине сентября вытеснить русских из Восточной Пруссии и вторгнуться на территорию России. В это время русские войска добились успеха на русско-австрийском фронте в Галиции. Продвижение русских войск к Кракову представляло непосредственную угрозу Германии. Часть немецких войск из Восточной Пруссии срочно была переброшена на помощь австро-венгерской армии. Немецкая армия приняла участие в наступлении в Польше. К середине октября она подошла к Висле и была нацелена на Варшаву. До фортов Варшавы оставалось 20 км. Однако 17 и 18 октября русские армии перешли в наступление одновременно по фронту Варшава—Ивангород и на реке Сан. Ввиду угрозы охвата русскими флангов немецкое командование считало положение «исключительно критическим». Немецкие и австро-венгерские войска начали быстро отступать. Создалась угроза вторжения русских войск в принадлежавшие Германии Силезию и Познань. Пользуясь ослаблением немецкой армии на Северном фронте, русские войска вновь вторглись в Восточную Пруссию. Для немцев обстановка в Восточной Пруссии опять стала угрожающей. Чтобы спасти положение, нужно было коренным образом пересмотреть распределение вооруженных сил Германии между Восточным и Западным фронтами. 1 октября был создан особый штаб Восточного фронта. Командующим фронтом был назначен Гин- денбург, а начальником штаба — Людендорф. В их распоряжении находились две армии и отдельный корпус. Началось разрушение железных дорог и других объектов в пограничных районах Германии, чтобы они не достались русским. Формировались новые дивизии и корпуса из местного населения пограничных областей Германии. Фалькенгайн стал срочно перебрасывать войска с Западного фронта на Восток. В распоряжение Гинденбурга было переброшено с Западного фронта 2 кавалерийских и 4 армейских корпуса, а также отдельные части. Чтобы остановить угрожающее продвижение русских войск, в ноябре германское командование начало наступление по р. Висле из района Торна. Немецкая армия быстро продвинулась вперед, обошла с севера Лодзь и пошла дальше на восток. Но левый фланг наступавшего центра был оголен. Русские войска обошли его, и один (XXV) корпус немцев с находящимися при нем частями попал в окружение. Его гибель и наступление русских было бы катастрофой для германского фронта на Востоке. «Не могу выразить, что я при этом почувствовал, — все висело на ниточке», — писал Людендорф. Немцев спасла нерасторопность русского командования. Попавшие в окружение немецкие войска с большим трудом и потерей в 40 тыс. человек все же прорвались на север. Наступление немцев провалилось. Чтобы облегчить положение на Восточном фронте и отвлечь от него часть русских войск, Германия добилась вступления в войну Турции. Еще 2 августа 1914 г. был подписан германо-турецкий договор о совместных действиях. 2 ноября 1914 г. Турция объявила войну России, а 3 ноября — Англии и Франции. Но турки терпели поражения. Генерал Людендорф писал: «Мои надежды, что бои на Кавказском фронте оттянут русские силы, были обмануты». Если на суше силы были примерно равны, то на море перевес был на стороне Антанты. Германия к Австро-Венгрия имели 189 военных кораблей и 24 подводные лодки, а страны Антанты располагали 318 надводными боевыми кораблями и 95 подводными лодками. В 1914 г. военно-морской флот Германии потерпел ряд серьезных неудач. В Северном море господствовал английский флот. Средиземное море полностью контролировалось флотами Англии и Франции. Россия господствовала на Черном море. Германия и ее союзники были блокированы на всех морях. Германия была отрезана от колоний и потеряла их. Еще в ноябре 1914 г. японцы захватили Циндао, Каролинские, Марианские и Маршальские острова, англичане заняли остальные владения Германии на Тихом океане. Английские и французские войска захватили Того. К середине 1915 г. англичане завоевали Германскую Юго-Западную Африку, а в 1916 г. Англия и Бельгия — Камерун и Германскую Восточную Африку. Большая часть кораблей Германии была сосредоточена в Киле и Вильгельмсгафене. Командование благоразумно воздерживалось от генерального сражения с флотом Англии. Неожиданный ‘успех выпал на долю нового вида оружия — подводных лодок. До февраля 1915 г. германские подводные лодки, потеряв 7 единиц, потопили у противника линкор, 5 крейсеров, авианосец, канонерку и одну подводную лодку. Английский флот вынужден был отступить с якорных стоянок в Северном море. Был нанесен урон неприятельской торговле. В Германии сразу же было развернуто строительство более 50 новых подводных лодок. В итоге военных действий 1914 г. Германия захватила Бельгию и 10 наиболее богатых северо-западных департаментов Фран ции, ее войска вторглись в западные области России. В целом людские потери германских армий были меньше потерь Антанты. Германский подводный флот заставил отступить основные силы английского флота. Германская дипломатия добилась вступления Турции в войну против Антанты. Но план молниеносной войны провалился. Русские войска, сыгравшие решающую роль в срыве стратегических планов Германии, угрожали вторжением в жизненно важные районы Германии и Австро-Венгрии. Германия потеряла свои колонии и была блокирована вместе со своими союзниками с суши и с моря. Она вынуждена была сражаться одновременно на двух фронтах — на западе и на востоке. Война приняла затяжной характер. Ресурсов у Антанты было гораздо больше, чем у стран германского блока. Население Германии, Австро-Венгрии и Турции составляло 139 млн. человек, а население Франции, России, Англии, Бельгии, Сербии и Черногории — 275 млн. человек. Кроме того, Антанта использовала ресурсы своих колоний с населением более 455 млн. человек. Такое соотношение сил в конечном счете предопределяло поражение Германии. Мобилизация Буржуазно-помещичье государство взяло на себя функции регулирования хозяйства в интересах расширения военного производства и увеличения прибылей монополий и помещиков. Укреплялась система государственно-монополистического капитализма, которая начала складываться еще до войны. Одной из важнейших проблем, которую пришлось решать государству после начала войны, была проблема сырья. Уже в августе 1914 г. было создано специальное управление для регулирования и распределения военно-стратегического сырья. Торговля со Швецией, Норвегией, Данией, Голландией и Швейцарией в условиях блокады была отдушиной для Германии, но она не могла покрыть всех потребностей Германии. В Германии широко развернулись поиски эрзацев — заменителей. Для регулирования и поощрения военного производства и распределения военных заказов было создано центральное управление германским военным хозяйством. В него вошли виднейшие представители финансовой олигархии и крупнейших монополий, а также государственные чиновники и военные: Ратенау, Клинген- берг, Бюргере, Фишер, Клекнер, Гейман, Мертон, Шпитц. Были организованы ряд управлений. Во время войны развивалась только военная промышленность и связанные с нею отрасли. Гражданское производство и строительство были свернуты. В 1915 г. военные материалы составляли 35% всей промышленной продукции, в 1917 г. — 75%. В 1917 г. на 8 тыс. предприятий, работавших на войну, было занято 3,5 млн. рабочих, то есть 58,3% всех рабочих. Государство заставило народ оплачивать все расходы на войну. Почти в два раза выросли косвенные налоги. Тяжелым бре менем на трудящиеся массы ложились многомиллиардные внутренние займы. Сокращались расходы на здравоохранение и выплату пенсий инвалидам. Началась инфляция. До марта 1915 г. Германия ежедневно расходовала на войну 36 млн. марок, в следующий год — до марта 1916 г. — 67 млн. марок, и затем — 100 и более млн. марок ежедневно. Большая часть этих сумм шла на оплату военных заказов, то есть попадала в карманы монополистов. Следствием этого был упадок производительных сил. Национальный доход Германии в 1914 г. составлял 84% от уровня 1913 г., а в 1917 г. — 62%. Добыча угля упала с 190 млн. т в 1913 г. до 159 млн. г в 1916 г., выплавка чугуна — с 16 700 тыс. т до» И 300 тыс. т, стали — с 16 900 тыс. т до 13 800 тыс. т. При таком ослаблении экономики Германии не было обеспечено воспроизводство ее военного потенциала. Германия истощалась. Разорялось и сельское хозяйство. Оно оказалось неспособным обеспечить Германию продовольствием и даже тем сырьем, которое можно было производить в самой Германии. Если в 1913 г. в Германии было собрано 4,4 млн. г пшеницы, то в 1916 г. только 2,9, а в 1917 — всего 2,2 млн. т. Картофеля в 1916 г. было собрано 24,7 млн. т вместо 52,8 млн. т в 1913 г. За 1914—1916 гг. сельскохозяйственное производство сократилось почти в два раза. Резко сократилось поголовье домашнего скота, особенно свиней. Широкий размах приобрела спекуляция. Главными спекулянтами были монополии. Чтобы все ресурсы бросить на увеличение производства военных материалов, в 1916 г. германское командование разработало специальную программу, названную «программой Гинденбурга». Производство военных материалов по сравнению с началом 1916 г. должно было удвоиться и утроиться. Соответственно требовался рост тяжелой промышленности и. транспорта. Германия путем изыскания и производства заменителей должна была освободиться от импортной зависимости. Программа была даже перевыполнена, ко сколько-нибудь существенного роста тяжелой промышленности’ и транспорта добиться не удалось. Не удалось решить и проблему избавления Германии от зависимости от импорта. С 1915 г. и особенно с 1916 г. в Германии остро стал сказываться недостаток всех жизненно важных товаров для населения и сырья для промышленности. Истощение Германии приняло угрожающие размеры. Это заставляло германское командование в 1915 и 1916 гг. настойчиво искать кратчайших путей для военного разгрома своих противников. Восточный фронт в 1915 г. привлекал все больше Действия сил Германии. Германское командование решило силРГе*мании прорвать русский фронт, вынудить Россию заклю- в 1915 г. чить сепаратный мир, подчинить Германии Балканский полуостров и укрепиться в Малой Азии, угрожать Египту. Для осуществления этих задач в Германии были сформированы и направлены на Восточный фронт три новых корпуса. Пассивность англо-французских войск позволила германскому командованию снять с Западного фронта и отправить на Восток еще один корпус. В феврале—марте 1915 г. в ожесточенных боях у Мазурских озер немцам удалось вытеснить русские войска из пределов Восточной Пруссии. Из подкреплений, полученных с Запада и из тыла, были сформированы две новые армии. 2 мая 1915 г. немецкие и австро-венгерские войска прорвали русский фронт на Среднем Дунае. Русская армия с боями отходила к Висле. 13 июля немецкие армии начали наступление севернее Варшавы. В августе Варшава пала. Русские войска остановили наступление немцев только на линии Рига—Крейцбург—Барановичи—Тарнополь. Здесь? как и на западе, началась позиционная война. К концу 1915 г. германские войска захватили Польшу и часть Прибалтики, взяли ряд важных крепостей. Они организовали вывоз сырья и ценностей из Польши. Но принудить Россию к сепаратному миру не удалось. 50% всех вооруженных сил Германии и Австро-Венгрии находились на Восточном фронте. Германские войска понесли тяжелые потери. В 1915 г. Западный фронт для Германии не был главным. Для серьезных наступательных операций на Западном фронте ни у немцев, ни у англо-французов не было достаточных сил. Военные действия германских войск на Западном фронте в 1915 г. в основном сводились к отражению наступлений противника в Шампанщ Артура и во Фландрии. Англо-французы понесли колоссальные потери и не могли добиться успехов. Активные операции германских войск на Западном фронте ь 1915 г. ограничились их наступательными действиями с применением удушливых газов севернее р. Ипр. в апреле—мае 1915 г. Немцы грубо попрали Гаагскую конвенцию, запрещавшую использование газов, и первыми применили это средство массового уничтожения. Германские войска добились тактического успеха. С ноября 1914 г. по декабрь 1915 г. Германия потеряла на Западном фронте почти полтара миллиона солдат убитыми, ранеными и пропавшими без вести, а положение на фронте осталось без существенных изменений. Но именно пассивность англо-французских войск на Западе позволила германскому командованию добиться некоторого успеха на Востоке. Действия германского надводного флота в 1915 г. ограничивались небольшими операциями главным образом в Балтийском море. Но в то же время Германия значительно расширила подводную войну. Коммуникации Германии и ее союзников пролегали по суше, а коммуникации Антанты в основном — по морю, 4 февраля Вильгельм II подписал указ, в котором говорилось: «Воды вокруг Великобритании и Ирландии, включая весь Английский канал, объявляются находящимися в военной зоне. С 18 февраля всякое торговое судно, встреченное в военной зоне, будет уничтожено». Посредством подводной войны германское командование рассчитывало поставить на колени Англию и выиграть войну. Началась беспощадная пиратская война, немецкие подводные лодки стали топить без всякого предупреждения торговые пароходы даже нейтральных стран. Это грубейшее нарушение международного права не помогло Германии. Угроза торговому судоходству Антанты, терпевшему очень большой урон, постепенно была уменьшена, а затем и устранена грандиозным судостроением и разработкой новых эффективных мер по борьбе с подводными лодками (противолодочные бомбы, вооружение торговых судов, конвои пароходов военными кораблями и т. д.). 7 мая 1915 г. германская подводная лодка потопила английский океанский пароход «Лузитания». Так как неограниченная подводная война наносила серьезный ущерб торговле США с Антантой, которая была важнейшим источником прибылей, правительство США использовало потопление «Лузитании» как предлог и категорически потребовало немедленного прекращения неограниченной подводной войны. Это требование поддержал ряд нейтральных стран. Четыре месяца спустя германское командование вынуждено было отдать приказ не топить пассажирские пароходы без предупреждения. С февраля 1915 г. до января 1916 г. германские подводные лодки потопили более 700 кораблей гражданского флота различных стран. Но победа над Антантой путем подводной войны была недостижима. Б б Германская дипломатия вела напряженную борь- германской бу за привлечение новых союзников. В Италию, дипломатии за которая уклонилась от выполнения своих союзни- привлечение ческих обязательств перед Германией и Австроновых союзников Венгрией^ была послана специальная немецкая миссия во главе с Бюловым. Статс-секретарь по иностранным делам писал Бюлову, чтобы тот предложил Италии «все, что угодно, лишь бы она присоединилась к нам». В то же время послы Антанты добивались присоединения Италии к Антанте. Итальянское правительство стремилось у обеих сторон выторговать максимум уступок. Давние итало-австрийские противоречия мешали сближению Италии с германским блоком. Антанта обещала Италии земли Австро-Венгрии с итальянским и славянским населением. Это было больше, чем могли обещать Германия и Австро-Венгрия. Поэтому итальянское правительство в апреле 1915 г. подписало союзный договор с Антантой. В начале мая оно расторгло договор с Германией и Австро-Венгрией и 23 мая 1915 г. объявило войну Австро-Венгрии. Для осуществления планов Германии на Балканах большое значение имело выступление Болгарии на стороне Германии. Германия и Австро-Венгрия предложили Болгарии значительную часть территории Сербии и обещали вознаградить ее за счет Греции и Румынии. Германские войска летом и в сентябре 1915 г. провели успешное наступление на Восточном фронте, а попытка ан- гло-французов захватить Дарданеллы провалилась. Обстановка складывалась в пользу Германии. 3 сентября 1915 г. Болгария подписала союзный договор с Турцией, а 6 сентября — с Германией и Австро-Венгрией. Она предоставила в распоряжение стран германского блока полумиллионную армию. Так сложился Четверной союз — Германии, Австро-Венгрии, Болгарии и Турции. Новых союзников Германии найти уже не удалось. 8 октября 1915 г. началось наступление австро-германских войск против Сербии. В тыл сербам ударила болгарская армия. К началу декабря героически сопротивлявшиеся сербы были оттеснены к греческой границе. Была захвачена Черногория и часть территории Албании. Четыре державы германского блока имели теперь общую территорию от северной Франции до русско-турецкой границы. Позиции Германии укрепились. Четверной союз, руководящая роль в котором принадлежала Германии, к концу 1915 г. располагал населением в 140 млн. человек, да еще примерно 15— 20 млн. в захваченных областях. Контролируемая им территория в Европе и Азии составляла около 3370 тыс. кв. км. Вооруженные силы Четверного союза насчитывали около 9 млн. солдат и офицеров, из них Германия имела более 4,5 млн. Правящим кругам Германии положение казалось обнадеживающим. Но главная задача — уничтожение русской армии и вывод России из войны — не была достигнута. Англия и Франция, предоставив русским нести основную тяжесть войны, воспользовались передышкой для укрепления своих сил. Антанта в Европе и на Ближнем и Среднем Востоке имела более 15 млн. солдат. Чтобы выиграть войну, правящие круги Германии мобилизовали все ресурсы страны и выжимали соки из союзников, но победа не приблизилась. К началу 1916 г. генеральный штаб Германии убедился, что у Германии нет сил для разгрома России с ее громадными пространствами и людскими резервами. В декабре 1915 г. Фалькенгайн докладывал кайзеру, что для наступления на Украину «пути во всех отношениях недостаточны», удар на Петроград «не сулит решительного результата. Движение на Москву ведет нас в область безбрежного. Ни для одного из этих предприятий мы не располагаем достаточными силами. Поэтому Россия как объект наступлений исключается». Фалькенгайн считал, что силы Франции напряжены до крайности. «Если удастся ясно доказать ее мирному народу, что ему в военном , отношении не на что рассчитывать, тогда предел будет перейден, меч будет выбит из рук Англии . . . Франция истечет кровью...», — писал Фалькенгайн. Германское командование решило наступать на Западном фронте. Одновременно Австро- Венгрия должна была наступать на Италию. Прорыв фронта представлялся делом трудным. Франция и Англия быстро преодолевали отставание в тяжелой артиллерии и другой технике. Поэтому германское командование решило вести бой на истощение, на перемалывание сил Франции на таком участке, «для защиты которого французское командование будет вынуждено пожертвовать последним человеком». 21 февраля 1916 г. германские войска атаковали узкий участок фронта у Вердена. Сотни тысяч снарядов и удушливые газы обрушились на французские форты и траншеи на правом берегу Мааса. К 25 февраля немцы взяли полуразрушенный форт Дуамон. Они вели атаки и на левом берегу Мааса. Каждый клочок земли перепахивался снарядами и обильно орошался кровью немцев и французов. Атаки продолжались до 30 июня. Казалось, что Верден вот-вот падет. Но у немцев не хватило сил прорвать фронт. Французы проявили большое упорство в обороне. В последнюю минуту к ним подоспели подкрепления. Германским войскам за все время боез у Вердена удалось захватить лишь небольшой клочок земли. Этот клочок они оплатили более чем 334 тыс. убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Французы потеряли 442 тыс., но удержали Верден. Чтобы ослабить нажим на Верден, 1 июля французская и английская армии начали наступление по обоим берегам р. Соммы. Но прорвать фронт им так и не удалось. 15 сентября англичане применили новое средство борьбы — танки. Они произвели известное моральное впечатление и обеспечили местный успех. Однако и на этот раз англо-фраяцузам не удалось прорвать фронт немцев. Тяжелые бои на Сомме длились до конца ноября. Немцы потеряли здесь около 538 тыс. убитыми, ранеными и пропавшими без вести, а англо-французы — более 794 тыс. Наступающим удалось захватить только территорию около 200 кв. км. Но наступление на р. Сомме позволило французам захватить инициативу в свои руки у Вердена. Им удалось оттеснить немцев и вернуть важные позиции под Верденом. Упорные бои в этом районе продолжались до декабря 1916 г. Только в декабре «верденская мясорубка» перестала действовать. В результате неудачи операций немцев под Верденом и их отступления на Сомме инициатива на Западном фронте перешла к англо-французам, которые быстро наращивали силы. Этого уже не могли сделать немцы. 1,5 млн/резервных солдат, обученных к началу 1916 г., были «израсходованы» почти полностью. Резервы иссякали. Людей не хватало. Положение Германии осложнялось новыми успехами русских войск на Восточном фронте. Германское командование считало, что русская армия долго не оправится от потерь 1915 г., и некоторую часть своих войск с Восточного фронта послало на Западный и на Кавказский фронты. Но в марте 1916 г. русские войска атаковали немцев у Сморгони. Положение германских войск на этом участке стало критическим, и германское командование бросило сюда часть резервов, предназначенных для Вердена. Это вынудило немцев временно приостановить атаки у Вердена и дало передышку французам: русские еще раз помогли Франции. 4 июня 1916 г. русские войска Юго-Западного фронта перешли в наступление против австро-венгерских войск. Им удалось прорвать оборону противника на 280 км фронта и продвинуться вглубь на 60—120 км. Фалькенгайн писал: «4 июня, как гром среди ясного неба, разразилось бедствие в Галиции ... Уже 5 июня последовал в германскую главную квартиру настоятельнейший зов о помощи ...» Австрийская армия «хлынула по всему фронту назад». В то же время русские войска атаковали немцев на западном участке Восточного фронта. Как признавал Людендорф, «положение Восточного фронта сразу стало исключительно серьезным». Часть немецких дивизий была переброшена всех иностранных рабочих, в том числе русских и польских сезонных сельскохозяйственных рабочих, которых война застала в Германии. Кроме труда военнопленных, германское командование и промышленники широко использовали труд бельгийских и польских рабочих, принудительно ввозимых в Германию. Очень скоро дело дошло и до введения принудительного труда для германских рабочих. В 1915 г. военные власти в Берлине запретили рабочим менять место работы без разрешения владельца предприятия. В конце 1916 г. рейхстаг принял закон о «вспомогательной службе для отечества». По этому закону трудовая повинность стала обязательной для всех мужчин от 18 до 60 лет и для женщин от 20 до 55 лет. Рабочим запрещалось менять место работы по своему желанию. Мобилизовалась дополнительная рабочая сила, рабочих заставляли работать не по специальности. Но богатые бездельники, члены буржуазных семей, легко обходили закон, избегали мобилизаций. Так, Германия, по выражению В. И. Ленина, превратилась в военно-каторжную тюрьму для рабочих. В трудном положении с первого года войны оказались мелкие и средние крестьяне. Острая нехватка рабочей силы и тягла поставила их в невыгодные условия — они совершенно не могли конкурировать с крупными хозяйствами помещиков и кулаков, которые могли применять труд военнопленных. Дальнейшее ухудшение положения крестьян было следствием реквизиций у них про- довольствия властями и резкого ограничения личного потребления хлеба, картофеля и т. п. Ухудшилось положение городской мелкой буржуазии — ремесленников и лавочников. Многие ремесленные предприятия поглощались более крупными или разорялись конкуренцией монополий. Государство поощряло концентрацию капиталов и контроля над производством в руках монополий. Ухудшилось вследствие дороговизны положение трудовой интеллигенции. Голод и усиленная эксплуатация привели к росту смертности среди трудящихся. Увеличение смертности против мирного 1913 г. составляло: в 1915 г. — 9,5%, в 1916 — 14,3%, в 1917 — 32,2%, в 1918 — 37,0%. Общие потери мирного населения Германии, основной причиной которых были голод, недоедание и болезни, а также уменьшение рождаемости, составили около 6 млн. человек. Картина бедствий германского народа дополнялась тяжелым положением трудящихся, одетых в солдатские шинели и матросские куртки и посланных на смерть ради прибылей монополистов. В Германии было мобилизовано в армию 64,9% всего мужского населения. В армии процветало казнокрадство. С солдатами и матросами во флоте военщина обращалась грубо, унижала их. Один из морских офицеров прямо заявил матросам: «Подохнете вы с голоду или нет, нам безразлично. Люди — второстепенное дело, так как их мы можем получить столько, сколько захотим». Бедствия трудящихся масс во время войны особенно наглядны, если сравнить положение трудящихся с положением буржуазии, обогащавшейся и получавшей громадные сверхприбыли. «Прибыли известных групп капиталистов от войны неслыханно, скандально велики»1, — указывал В. И. Ленин. Уже к концу 1914 г. ряд военных поставщиков нажил миллионные состояния. Прибыли акционерного общества Бедикер в Гамбурге уже в 1914 г. были почти в четыре раза больше, чем в 1913 г. Товаро-комиссионный банк в Гамбурге в течение первого года войны увеличил чистую прибыль почти в двенадцать раз. Основными средствами для получения сверхприбылей были беспощадная эксплуатация рабочих и спекуляция. Если зарплата рабочих с начала 1915 г. до августа 1916 г. возросла на 17%, прибыли предпринимателей за тот же период увеличились на 65%. Помещики загребали баснословные барыши на спекуляции продовольствием и беспощадной эксплуатации труда военнопленных. Представитель американских империалистов Хауз, побывав в Германии в 1916 г., отмечал: «Прусские юнкеры раньше платили рабочим в своих имениях 75 или 80 центов в день. Теперь у них работают русские пленные, которым платят 6 центов в день, а за свою продукцию они получают вчетверо больше, чем до войны. Они тоже не хотят мира». р«оЛН1„Ипннп^ Германские левые социал-демократы К. Либкнехт, движение в р- Люксембург, Ф. Меринг, В. Пик и другие с са- 1914—1916 гг. мого начала в немецкой и иностранной печати, на собраниях рабочих разоблачали грабительский характер войны. Роза Люксембург заявила, что голосование депутатов СДПГ в рейхстаге за военные кредиты покрыло партию позором и превратило ее в смердящий труп. Резко осуждая социал- шовинизм, левые подчеркивали свою верность пролетарскому интернационализму и антивоенным решениям II Интернационала. 2 декабря 1914 г., когда в рейхстаге обсуждался вопрос о новых военных кредитах, из всех социал-демократических депутатов трль- ко К. Либкнехт голосовал против, он потребовал «немедленного, ни для кого не унизительного мира, мира без аннексий». Руководство СДПГ начало травлю левых. Люксембург, Цеткин, Пик и многие другие левые социал-демократы были арестованы. К. Либ- кнехта призвали в армию и отправили на фронт. Левым пришлось печатать и распространять свои статьи нелегально. Весной 1915 г. они издали выступления Либкнехта против войны и шовинизма, выпустили первый и единственный номер журнала «Интернационал» со статьями Люксембург, Меринга, Цеткин и других левых, ряд номеров журнала «Лучи света». Люксембург написала книгу «Кризис социал-демократии» с приложением тезисов о задачах социал-демократии в период войны. Левые критиковали все «аргументы» защитников социал-шовинизма. Они отвергали лозунг гражданского мира и считали, что только путем классовой борьбы, путем массовых выступлений можно добиться мира между народами. Либкнехт писал: «Гражданская война, а не гражданский мир». Осуждая социал-шовинизм, левые в то же время считали, что нужно оставаться в партии и попытаться завоевать ее изнутри. Теория и тактика левых имели ряд недостатков. Левые не сразу поняли, что войну империалистическую нужно превратить в войну гражданскую. Они не видели союзников социалистической революции в национально-освободительном движении угнетенных народов и в лице крестьянства. Левые недооценивали значение революционной партии вообще и ее организационной работы в частности. Им было трудно примениться к нелегальным условиям работы. Они не сразу порвали с СДПГ. Левые социал-демократы организационно были раздроблены на много различных групп, не было у них полного идейно-теоретического единства и единства в некоторых вопросах тактики. Левые социал-демократы в 1915 г. распространили много листовок. Наиболее значительную работу проделала группа «Интернационал», возглавлявшаяся Р. Люксембург и К. Либкнехтом. В листовке, написанной К. Либкнехтом в мае 1915 г., прямо говорилось: «Главный враг германского народа находится в Германии; это германский империализм, германская военная партия, германская тайная дипломатия». Левые распространяли в Германии статьи В. И. Ленина и его книгу «Социализм и война». С осе ни 1915 г. они стали издавать периодический нелегальный орган «Политические письма». К. Либкнехт выступал с разоблачением грабительской политики правительства в рейхстаге. 1 января 1916 г. на конференции различных групп левых социал-демократов, состоявшейся по инициативе Либкнехта и Люксембург, была создана группа «Спартак». Группа «Спартак» не представляла собой организованного передового отряда германского рабочего класса и не могла заменить революционную партию. Однако ее работа, как указывал В. И. Ленин, «действительно спасла честь германского социализма и германского пролетариата»1. Письма и листовки спартаковцев распространялись среди рабочих на фабриках и заводах. Передовые рабочие особенно любили Либкнехта, который с трибуны ландтага открыто призвал солдат и рабочих «повернуть оружие и выступить против общего врага», то есть против империалистов. На второй конференции группы «Спартак», состоявшейся в марте 1916 г., присутствовали представители 28 окружных организаций прежней СДПГ. Это были представители лучших рабочих — ссЦиал-демократов. К весне 1916 г. левые стали постепенно изживать некоторые свои недостатки: склонность к пацифизму, дружелюбие к центристам. Они стали резче критиковать центристов. В. И. Ленин поддерживал германских левых социал-демократов. В статье «О брошюре Юниуса» и в ряде других работ он критиковал их ошибки и недостатки, помогал занять правильную позицию. На конференциях интернационалистов в Циммервальде в сентябре 1915 г. и в Кинтале в апреле 1916 г. спартаковцы не входили в созданную Лениным Циммервальдскую левую группу. Но, характеризуя поведение делегатов группы «Интернационала», представлявших спартаковцев в Кинтале, В. И. Ленин подчеркивал, что в главном они шли вместе с Циммервальдской левой. Широкий отклик получали выступления левых социал-демократов среди трудящихся Германии. 18 марта, 28 мая 1915 г. и в октябре 1915 г. перед рейхстагом состоялись массовые антивоенные демонстрации. В августе, а затем в сентябре и октябре 1915 г. во многих городах вспыхнули стихийные голодные бунты и демонстрации. 21 ноября 1915 г. левым удалось организовать в Берлине массовую демонстрацию с антивоенными лозунгами и пением «Интернационала». 30 ноября в подобной демонстрации участвовало уже 10 тыс. человек. Демонстрации против голода и войны были проведены в ряде других городов: в Штутгарте, Бремене. В 1915 г. начинает расти стачечное движение и со второй четверти года оно приобретает ярко выраженный наступательный характер. В 1915 г. состоялось 134 стачки, в которых участвовало 26 248 рабочих. Эти экономические стачки имели серьезное политическое значение, так как взрывали «гражданский мир». Начало мощной волне антивоенных выступлений было положено 1 мая 1916 г. В Берлине на Потсдамской площади по призыву спартаковцев состоялась 10-тысячная демонстрация рабочих, работниц и солдат. Лозунгами демонстрации были лозунги, громко провозглашенные Либкнехтом: «Долой войну! Долой правительство! Да здравствует мир! Да здравствует Интернационал!». Многолюдные демонстрации и митинги с лозунгами «Долой войну и голод! Хлеба!» состоялись 1 мая 1916 г. в Берлине и в ряде других городов Германии. По числу стачечников 1916 год превысил ряд лет предвоенного десятилетия. Суд, устроенный реакцией над Либкнехтом, вызвал возмущение рабочих. Под лозунгами Либкнехта: «Долой войну!», «Долой правительство!» — по Германии прокатилась волна политических стачек и демонстраций. В Бремене демонстрации начались до намеченного спартаковцами срока и продолжались четыре дня. 24 июня за день до намеченного срока 2-тысячная демонстрация с пением «Интернационала» прошла по Штутгарту. 25-тысячная антивоенная демонстрация состоялась 27 июня в Берлине. 28 июня с утра демонстрация трудящихся состоялась перед зданием военного суда и во многих других местах. В Берлине в стачке участвовало 55 тыс. рабочих. Это была первая массовая политическая стачка в годы войны. В Брауншвейге бастовало около 8 тыс. рабочих. Рабочие не добились освобождения Либкнехта. Он был осужден к тюремному заключению на 472 года. Но после массовой политической стачки движение продолжало расти вширь. Бременские левые развернули революционную пропаганду в журнале «Арбайтерополитик». Антивоенные настроения распространялись среди солдат и матросов. На Западном фронте в декабре 1914 г. были первые случаи братания немецких и французских солдат. В марте 1915 г. начались братания германских и русских солдат на Восточном фронте. 1 мая 1915 г. вновь произошли попытки братания германских и французских солдат, поднявших красное знамя. Выступления левых социал-демократов и рост недовольства масс политикой правительства встревожили руководителей СДПГ. Часть из них — Каутский, Гаазе и Бернштейн — стала проповедовать буржуазный пацифизм в противоположность революционному интернационализму, парламентские действия в противоположность массовым выступлениям трудящихся. Это выдавалось за последнее слово марксизма. Так появился социал-пацифизм. Б декабре 1915 г. центристы во главе с Каутским заявили, что они отклоняют военные кредиты, так как «границы нашей страны и наша независимость обеспечены». Шовинистское большинство исключило социал-пацифистов из социал-демократической фракции рейхстага. Это вынудило со- циал-пацифистов весной 1916 г. образовать свою фракцию рейхстага, так называемое «трудовое содружество». Социал-пацифисты, центристы, будучи скрытыми социал-шовинистами, в сущности поддерживали социал-шовинистическое руководство СДПГ. В августе 1915 г. оба течения приняли написанную социал-шовинистом Давидом «программу мира», поддерживавшую аннексионистские требования германского империализма — захват Бельгии и Польши, как необходимое условие мира. Социал-шовинисты выдавали полиции зачинщиков забастовок, обращали внимание цензуры на «подрывные» статьи, называли предателями родины участников стачек. В тайных переговорах с командованием социал-шовинисты в 1916 г. одобрили планы расширения военных действий на Востоке. На конференции СДПГ, состоявшейся в сентябре 1916 г., три течения германской социал-демократии — социал-шовинисты, центристы и левые — выступили как три фракции. Попытка социал-шовинистов укрепить свое влияние и восстановить фактическое единство партии на основе социал-шовинистской идеологии и политики потерпела крах. Партия, ставшая орудием социал-шовинистов, разлагалась. В ряде местных организаций значительная часть членов покинула ряды партии. В. И. Ленин считал, что «Величайшим недостатком всего революционного марксизма в Германии является отсутствие сплоченной нелегальной организации ...» Г Но спартаковцы медлили с ее созданием. Осенью 1916 г. полиция, пользуясь слабой конспирацией «Спартака», нанесла ему тяжелый удар, арестовав, многих активных работников. Рост революционного движения в Германии к концу 1916 г. вызвал серьезные опасения у господствующих классов. Министр внутренних дел Гельферих вынужден был публично признать в рейхстаге, что опасность революции вполне реальна и внутренняя политика правительства направлена к тому, чтобы предотвратить ее. „ В итоге двух лет войны Германия была охвачена правящих кругов кризисом. В конце 1916 г. кризис политики господ- Германии в конце ствующих классов Германии выразился в попытке 1916 и начале повернуть от империалистической войны к импе- 1917 гг. риалистическому миру. В 1916 г. ввиду тяжелого положения на фронтах даже среди правящих кругов Германии была поколеблена вера в возможность добиться победы военными средствами. Летом 1916 г., обескураженный неудачами и потерявший веру в победу, ушел в отставку начальник генерального штаба и военный министр Фалькенгайн. Начальником генерального штаба был назначен Гинденбург, а его помощником Людендорф, который с этого времени стал фактическим руководителем военных операций. Эти люди возглавляли военную партию, желавшую добиться военной победы любой ценой. Гинденбург заявлял: «Война подходит мне так же, как и лечение водами». По требованию верховного командования были приняты чрезвычайные меры: так называемый — «план Гинден- бурга» и закон о «вспомогательной службе», о которых говорилось выше. Германия нуждалась в укреплении ее морально-политических, сил, в укреплении ее международного положения. С этой целью 5 ноября 1916 г. правительство провозгласило «независимую Польшу» как «самостоятельное государство с наследственной монархией и конституционным правлением». В нее вошли только области бывшей русской Польши. На этот маневр немцы возлагали большие надежды. Однако поляки, за небольшим исключением, отказывались воевать ради интересов германского империализма. Создание «независимой Польши» вызвало сильное возмущение правящих кругов России и сорвало начавшиеся в июле 1916 г. переговоры о сепаратном мире. После этого правительство Германии решило, выбрав удобный момент, чтобы у противников не сложилось впечатление о слабости Германии, предложить им мир. К «мирной акции» развернулась широкая подготовка в самой Германии. Правящим кругам помогли социал-шовинисты и социал-пацифисты-центристы сбором подписей под так называемой «петицией о мире». 12 декабря 1916 г. после взятия Бухареста германскими войсками правительство Германии обратилось к правительствам нейтральных держав с нотой, в которой выражало готовность «немедленно приступить к мирным переговорам». В запасе у немцев имелась аннексионистская программа мира, но они молчали о ней. В ходе переговоров с Антантой, если бы такие начались, Бетман- Гольвег рассчитывал расколоть страны Антанты. Поэтому Германия отклонила предложенное президентом США Вильсоном: посредничество. Правительства Антанты не приняли предложения Германии, они заявили, что будут добиваться расчленения Австро-Венгрии if Турции, освобождения Бельгии и Сербии и т. п. «Мирная акция» провалилась. Но германское правительство продолжало зондировать почву для заключения сепаратного мира с Россией. Намечен был ряд встреч представителей обеих стран. Германские принцы и принцессы писали письма русскому царю и членам его семьи, подчеркивая, что России нужен мир, так как иначе в ней начнется революция. Внутри страны неудача «мирной акции» усилила влияние милитаристов. Они ухватились вновь за оружие неограниченной подводной войны, от которой вынуждены были раньше отказаться из-за предупреждений США. С фанатизмом обреченных проповедовала германская военщина неограниченную подводную войну — «гарантию победы». «Мы будем топить даже щепку, если она поплывет в Англию. Мы заставим Англию питаться фабрич ными трубами. Англия рухнет, победа близка», — так убаюкивала себя пропаганда германских империалистов. 31 января 1917 г. Германия вновь начала неограниченную подводную войну. Потери тоннажа союзников резко увеличились и весной 1917 г. достигли максимума. Но немецкие подводные лодки топили все меньше кораблей, чаще гибли сами; в странах Антанты развернулось грандиозное судостроение, и на каждые два потопленных судна сходили со стапелей три новых. Выиграть войну пиратской подводной борьбой было невозможно. Подводная война резко обострила отношения с США. Объявление Германией неограниченной подводной войны США использовали как предлог для вступления в войну против Германии. Монополисты США нажили огромные прибыли от торговли с Антантой, от военных поставок ее армиям. Подводная война подрывала доходы американских монополистов. 3 февраля 1917 г. в ответ на объявление неограниченной подводной войны США порвали дипломатические отношения с Германией. Империалисты США выбрали удобный момент, чтобы вступить в Bofirfy и обеспечить себе право участвовать в послевоенном переделе и грабеже мира победителями. В апреле 1917 г., когда революция в России поставила в порядок дня возможный выход России из войны, США объявили войну Германии. Президент Вильсон заявил, что Америка будет сражаться за победу «до последнего доллара и до последнего солдата». Через год на Западном фронте было уже 2 млн. солдат и офицеров США. В 1917 г. объявил войну Германии и Китай. Германия не имела ни малейших шансов на победу. Таков был итог первого периода мировой империалистической войны.
<< | >>
Источник: И. М. Кривогуз, М. А. Коган и др.. Очерки истории Германии с Древнейших времен до 1918. 1959

Еще по теме ГЕРМАНИЯ В ПЕРВЫЙ ПЕРИОД ВОЙНЫ (1914—1916 гг.):

  1. ГЛАВА 3 ОКОНЧАНИЕ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 1914 — 1917 гг. ПОРАЖЕНИЕ ГЕРМАНИИ И ЕЕ СОЮЗНИКОВ. РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В СТРАНАХ ЕВРОПЫ
  2. ГЕРМАНИЯ ВО ВТОРОЙ ПЕРИОД ВОЙНЫ (1917-1918)
  3. Первый период гражданской войны. 49—47-й годы до н. э
  4. Первый период войны (22 июня 1941 г. - ноябрь 1942 г.)
  5. ГЛАВА VI ПАРТИЯ БОЛЬШЕВИКОВ В ПЕРИОД ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ. ВТОРАЯ РЕВОЛЮЦИЯ В РОССИИ (1914 г. - март 1917 г.)
  6. 1. Начало иностранной военной интервенция. Первый период гражданской войны.
  7. ГЛАВА XIII ГЕРМАНИЯ В ПЕРИОД ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ
  8. Тема 53 Россия в Первой мировой войне (1914-1916)
  9. Ход войны в 1915—1916 гг.
  10. ПЕРВЫЙ ПЕРИОД РЕВОЛЮЦИИ — ПЕРИОД КОНСТИТУЦИОННОЙ МОНАРХИИ (1640—1642)
  11. Глава XXXVI ШВЕЦИЯ ВО ВРЕМЯ МИРОВОЙ ВОЙНЫ И КРИЗИСА МИРА (1914—1922 гг.)
  12. КРАТКИЙ ПЕРИОД РАСЦВЕТА (1914-1918)
  13. § 6. Германия в период фашистской диктатуры
  14. Урок 21. Войны за объединение Италии и Германии
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -