<<
>>

Внутренняя политика Юсуфа Караманли

Правление предпоследнего, наиболее яркого представителя Караманли Юсуфа (1795—1832) по времени совпало с периодом упадка политического и военного могущества Османской империи. Это создавало благоприятные условия для укрепления господства династии Караманли и насаждения в эйалете Западный Триполи абсолютистско-деспотических порядков.
Многочисленные представители династии Караманли и их приближенные в своих интересах использовали обширные земельные участки, которые фактически становились их владениями. Эти земли являлись либо государственной собственностью Османской империи, либо собственностью племен, которые в результате племенных раздоров в голодные годы, а также спасаясь от эпидемии были вынуждены покинуть пределы эйалета. Они направлялись в Тунис и Египет, а их земли захватывались правителями Западного Триполи. Члены семьи Караманли сдавали земли в аренду крестьянам, которые выплачивали им натуральный налог — ушр, номинально составлявший десятую часть урожая. На деле же налог в несколько раз превышал десятину, так как помимо ушра феллахи платили и другие налоги, а также несли различные повинности. В период правления Караманли в связи с усилением роли мусульманского духовенства в управлении эйалетом значительно расширилась площадь вакуфных земель. Эти земли также сдавались в аренду феллахам. Процесс расширения феодальных отношений проходил и в кочевых и полукочевых племенах, хотя имущественное расслоение среди кочевников шло значительно медленнее. Превращение шейхов племен в крупных землевладельцев проходило интенсивнее в тех племенах, чьи территории пересекали главные торговые пути и где имелись плодородные участки земли и источники воды. Во многом благосостояние эйалета Западный Триполи зависело от выпадения осадков. В период больших дождей эйалет собирал довольно богатые урожаи и вывозил зерновые в другие страны, получая за это большие доходы. Зато когда дождей выпадало мало, урожаи были небольшими и население его голодало. Цены на зерно росли. В периоды засух эйалет Западный Триполи находился в бедственном положении. Люди умирали от голода и вынуждены были покидать насиженные места. С целью избежать волнений среди местного населения правителям приходилось принимать срочные меры, как это было в 1784 г., когда Али Караманли обратился за помощью к дружественным государствам — Марокко и Тунису. Возделывание земли и сбор урожая велись примитивными средствами: сохой и навраджем (земледельческое орудие, предназначенное для молотьбы), которые приводились в действие тягловой силой. Засушливый климат, неравномерность и крайняя скудность осадков, а также примитивные орудия производства не способствовали развитию производительных сил. В стране господствовало натуральное хозяйство. Вследствие этого экономические связи между немногочисленными городами эйалета с его внутренними районами были незначительными. В городах Триполи, Бенгази, Мисурата и Мурзук было развито ремесленное производство, основывавшееся исключительно на ручном труде. Было широко распространено производство различного вида плащей и одеял из овечьей шерсти, для изготовления которых использовалась грубая, тяжелая ручная пряжа. Тонкая пряжа ввозилась из Туниса, с о-ва Джерба, куда она поступала из Англии.
Из этой пряжи изготовлялись дорогие плащи для знатных и богатых людей. Прославленным центром производства плащей был Налут в районе Джебель-Нефу- сы. Развито было также производство золотых и серебряных изделий. Купцы из Феццана ввозили золото из Судана в виде песка или маленьких слитков, а затем продавали его на рынках Триполи. Славился Западный Триполи и своими изделиями из кожи. В городах эйалета имелись дубильни и красильни для производства кож. Иногда необработанные кожи привозились из Судана, а нередко эти суданские кожи, вывозившиеся в Египет, оттуда уже поступали в виде обработанной и крашеной кожи различных цветов. В конце XVIII в. был в моде золотистый цвет кожи, называемый «саманто». Женщины резали эту кожу на маленькие ленточки и использовали как украшение, заплетая их в пряди волос [73, с. 159]. Ремесленники изготавливали из кожи сандалии, чемоданы, сумки, седла и другие изделия. В Триполи и Мурзуке делали сабли и мечи различных размеров. Из запасных частей, доставляемых из европейских стран, собирались ружья, а также изготовлялись для них деревянные детали. Такие ружья, продаваемые на местном рынке, были значительно дешевле привозных. Города эйалета Западный Триполи представляли собой крупные торговые центры, хотя торговля испытывала серьезные затруднения из-за того, что товары облагались многочисленными пошлинами при их доставке. Через Триполи в Борну и Уад- дан направлялись все виды стеклянных бус, кораллы, иглы, пряности, шелковые и хлопчатобумажные ткани, зеркала, длинные мечи, некоторые виды ковров, в том числе местного производства (Триполи, Мисурата), изготовленные из шелковых и хлопчатобумажных тканей бурнусы с золотым шнурком и лентами, черное и голубое стекло из Венеции, порох, тонкое полотно для шитья рубашек шейхам и вождям племен, а также напильники, молотки и некоторые виды духов. Из Судана в Триполи поступали рабы, особенно рабыни, поскольку цены на рабов-мужчин составляли от трети до половины стоимости рабыни. Дорогостоящим товаром считался цибет-мускус — одно из ароматических веществ, — получаемый как от африканской, так и азиатской циветты. Цена такого животного обычно равнялась стоимости трех-четырех рабов [73, с. 153—154]. Вместе с тем торговля с Центральной Африкой велась и такими товарами, как хлопок, кожи, страусовые перья, слоновая кость. В Египет транзитом из Центральной Африки направлялись рабы, золото, красный перец, шкуры леопардов и львов, табак. Торговые грузы, привозимые в Триполи из Европы, дополнялись товарами, захваченными во время нападения на торговые корабли государств, которые находились во враждебных отношениях с правителем эйалета. Начальный период правления Юсуфа Караманли совпал с расцветом торговли эйалета Западный Триполи и других государств Северной Африки. Торговля являлась основным источником поступления доходов в казну правителя эйалета. Члены дома Караманли не только обогащались за ее счет, но и сами занимались торговлей или вкладывали в торговое дело свои средства, о чем свидетельствуют документы, сохранившиеся в архивах исторического музея в Триполи. Рост вывоза товаров в Африку и оттуда сырья в Европу явился результатом промышленных революций в Англии и Франции и победой в этих странах капиталистических производственных отношений. Средиземноморский бассейн превратился в район интенсивного торгового мореплавания, что давало возможность правителям государств Северной Африки собирать с кораблей большую дань, которая также являлась для них одним из главных источников доходов. He менее важным источником были и доходы, поступавшие от трансафриканской торговли, которая получила свое развитие ввиду возросших потребностей Европы в сбыте. Придя к власти, Юсуф Караманли стремился придать ей законный характер и добиться расположения султана. Он приложил много усилий для получения от султана фирмана на утверждение его своим наместником в эйалете Западный Триполи. Фирман призван был еще более укрепить положение Юсуфа и поднять его авторитет в глазах населения. В связи с этим Юсуф собрал видных горожан страны и потребовал от них написать послание, в котором они приветствовали бы приход Юсуфа Караманли к власти и просили бы султана утвердить его правителем эйалета Западный Триполи. К посланию правитель эйалета велел присовокупить много ценных подарков [133, с. 161]. Помимо этого, он направил султану личное письмо, в котором подробно освещал события, происшедшие в Западном Триполи за последнее время. В нем говорилось об анархии и межплеменной борьбе, которые причиняли много бедствий жителям эйалета. Письмо заканчивалось заверением в преданности султану, а также просьбой удовлетворить чаяния жителей Западного Триполи и назначить его своим наместником в эйалете. Домогаясь титула паши, Юсуф Караманли не брезговал никакими средствами. Так, через своих сторонников из окружения бея Туниса он просил последнего быть его посредником у султана. С этой целью он обращался даже к французскому консулу, чтобы тот попросил французского посла в Стамбуле посодействовать осуществлению его планов. Усилия Юсуфа Караманли увенчались успехом. В 1796 г. был издан фирман, которым султан Селим III (1789—1807) официально объявлял его своим наместником в эйалете Западный Триполи. В фирмане указывалось, что назначая Юсуфа Караманли на пост наместника и присваивая ему титул паши, султан выражает надежду на «улучшение положения жителей эйалета». Особое внимание новый паша должен был обратить на укрепление крепости и других фортификационных сооружений и обновление крепостных орудий, а также на усиление и реорганизацию войска, на повышение его дисциплины и боеготовности. Перед вновь назначенным наместником султана ставилась задача увеличить количество судов и укрепить их военную мощь. Ему предписывалось действовать в строгом соответствии с указами султана, и в частности не нарушать статей Ясского мирного договора и не нападать на русские корабли [101, с. 388—389; 33г с. 161—162]. В подтверждение назначения Юсуфа Караманли пашой и для укрепления дружественных отношений с новым наместником султана Порта направила ему в дар корабль, оснащенный 18 орудиями, боеприпасами и другим снаряжением. В ответ на султанский фирман Юсуф Караманли обещал выполнить все, что ему предписывалось. Такую готовность служить султану правитель демонстрировал еще до получения фирмана. Он признавал султана халифом всех мусульман и в области религиозных предписаний неуклонно следовал его указаниям, считая одновременно себя и эйалет независимыми от Стамбула в светских делах. Следующим шагом в направлении укрепления власти Юсуфа Караманли явилось установление мира и безопасности в эйалете Западный Триполи. Co всей энергией и решительностью он начал насаждать порядок в стране. С целью покончить с грабежами уже в первые дни его прихода к власти была введена смертная казнь за малейшее воровство. Много сил и времени Юсуф Караманли посвятил восстановлению и налаживанию работы административного аппарата, превратившегося при нем в сильный механизм угнетения и подавления крестьян и бедуинов. Во главе государственного аппарата находился правитель со своими близкими помощниками. Вторым человеком эйалета был наследный принц с титулом бека. Обычно им становился старший сын правителя. Бек командовал войсками эйалета к отвечал за безопасность и порядок в стране, а также за сбор налогов. Следующим по значимости являлся командующий флотом эйалета — раис бахри или капудан аль-мина, в обязанности которого входили помимо командования флотом и обеспечения его всем необходимым определение правил мореходства у берегов эйалета Западный Триполи и сбор таможенных налогов. Как правило, в эпоху Караманли этот высокий и ответственный пост занимали ренегаты, связанные для подтверждения преданности правящей династии родственными узами с правителями эйалета. Так, например, раис бахри при Юсуфе Караманли был женат на одной из его многочисленных дочерей. В годы правления Юсуфа Караманли титул хазандара (казначея) был заменен титулом министра финансов, которому поручались финансовые дела, охватывавшие широкий круг вопросов. С расширением отношений Западного Триполи с европейскими и другими государствами Юсуф ввел в аппарате управления два новых поста — кабир аль-вузара (наподобие великого вазира в Османской империи) и министра иностранных дел. Эти министры играли важную роль в администрации эйалета. Юсуф Караманли советовался с ними почти по всем вопросам и считался с их мнением. Он направлял их в европейские страны для урегулирования нерешенных вопросов. Министрам предоставлялись абсолютная свобода в переговорах и право принимать решения на месте, которые безоговорочно утверждались пашой. Важное место в администрации Караманли занимали старший и младший советники — кехья кабир и кехья сагир. Старший советник одновременно являлся начальником протокола при дворе правителя, а также воспитателем первого сына паши. Помимо этого, он следил за племенами и контролировал исполнение законов и постановлений, которые издавал правитель. Во всех этих делах ему помогал младший советник. Кроме того, кехья сагир являлся начальником специальной охраны правителя. В связи с важностью этих постов на них назначались только представители династии Караманли. Помимо указанных должностей одним из ключевых в управленческом аппарате эйалета Западный Триполи был пост шейха города (шейх аль-баляди). При исполнении своих обязанностей шейх аль-баляди опирался на старейшин городских общин и руководителей союзов, организованных по национальному, религиозному и профессиональному признакам. Важную роль в общественной жизни эйалета играли религиозные судьи — кади. Как правило, судопроизводство осуществлялось двумя судьями. Один из них был представителем ханифитской школы, которой придерживались турки. Многие годы этот кади назначался в столице Османской империи во дворце султана — халифа всех мусульман. Фирман о своей отставке он получал также из Стамбула. В 1768 г. Али Караманли добился того, что кади-ханифиты стали назначаться и сниматься с этого поста правителем эйалета Западный Триполи. Второй судья назначался из жителей эйалета и представлял мали- китскую школу, которой придерживалось большинство населения страны. Последователи ибадитской секты ислама, проживавшие в горных районах эйалета — Гарьяне, Налуте и Джаду, официально не признавались и потому не имели своего кади. Их вопросы решались или судьей-ханифитом, или судьей-мали- китом. На основании документов, имеющихся в архиве центрального музея Триполи, можно заключить, что кади-ханифит считался первым судьей города и ответственным за всех кади эйалета, он же имел право назначать и смещать их. Среди религиозных деятелей особенно высокое положение занимали толкователи шариата — муфтии. Им принадлежало право пересматривать решения судей по вопросам брака, развода, наследования и др., включая решения но торговым сделкам. Для этой цели был создан совет из двух муфтиев, хани- фита и маликита. Эти муфтии непосредственно назначались пашой. Они могли или одобрить решение, или отменить его. В случае несогласия муфтиев между собой судебное дело передавалось в совет улемов, состоявший из равного числа представителей ханифитской и маликитской школ. Совет собирался в большой мечети, и его решение было окончательным. Иногда в судебных разбирательствах принимал участие сам правитель эйалета. Ему помогал кади-ханифит, или кехья кабир. У правителя эйалета Западный Триполи, являвшегося полновластным хозяином страны, имелся совет — диван. В него входили командующий флотом, министр финансов, шейх города, кади Триполи — ханифит, командир янычар, четверо чиновников для ведения канцелярской работы и два переводчика — один для перевода с арабского на турецкий, а другой — с турецкого на арабский. Время от времени Юсуф-паша собирал диван в расширенном составе для обсуждения наиболее важных вопросов. На него обычно приглашались знатные горожане и вожди племен. Диван проводил свои заседания ежедневно, за исключением пятницы. В первую половину дня разбирались жалобы, поступившие от населения, а затем обсуждались дела эйалета, которые были представлены дивану правителем. Во вторник созывалось специальное заседание, на котором присутствовали правитель эйалета, великий вазир и министр иностранных дел. На нем заслушивались сообщения членов дивана по представленным им на рассмотрение делам эйалета. Одновременно выяснялось мнение паши по наиболее сложным вопросам и согласовывались решения по делам, которые являлись прерогативой правителя эйалета. Так, например, у дивана имелись полномочия определять наиболее суровые меры наказания преступникам. Диван мог приговорить преступника к отсечению кисти руки, ступни ноги или к смертной казни. Однако диван не имел права принимать решения по этим вопросам, не согласовав их с пашой. Английский путешественник, капитан Лайон, посетивший Триполи во время правления Юсуф-паши, отмечал, что меры наказания там отличались от тех мер, которые практиковались в Европе. Так, если вор совершал вторичную кражу, то ему отсекалась кисть другой руки или ступня ноги. Эта операция проводилась с помощью ножа, и после совершения операции культю погружали в кипящее масло, а затем вору разрешалось уйти домой [73, с. 167]. Наряду с этим практиковались приговоры к различным срокам тюремного заключения в мрачных тюрьмах крепости. Кроме того, имелась специальная тюрьма для турок и две другие — для остальных жителей страны. Заключенные питались за свой счет. Питание в тюрьму приносили родственники и друзья осужденных. Были широко распространены наказания палкой или хлыстом по спине либо по пяткам. Такое наказание было жестоким, так как в зависимости от количества ударов оно нередко заканчивалось смертельным исходом. Как правило, назначалось 50 ударов, но в некоторых случаях их количество возрастало до 400—500. В функции дивана входило назначение специального чиновника, который следил за правильностью исполнения экзекуции. Палкой или хлыстом избивали преступников из низких сословий. Ho иногда жестокий правитель для удовлетворения своей прихоти применял это наказание и по отношению к министрам, чиновникам высокого ранга и даже к своим близким родственникам. Высшей мерой наказания считались отсечение головы, повешение, удушение. Опорой режима Юсуфа Караманли, как и его предшественников, были армия и флот. Армия формировалась за счет наемников на время военных действий. Отказ от регулярной армии был обусловлен нехваткой средств для ее содержания в мирное время. Она комплектовалась в первую очередь из кулугли, а также проживавших в Триполи янычар и военных отрядов дружественных правителю племен. Главную опору армии составляли кулугли. Взамен освобождения от налогов и за другие привилегии руководители общин кулугли регулярно выставляли требуемое число солдат. В результате Юсуф Караманли мог выставить армию в составе 10 тыс. всадников и 40 тыс. пехотинцев. Что касается военных отрядов племен, то они успешно использовались для карательных экспедиций против племен, находившихся во враждебном отношении к тому племени, чьи отряды были на стороне правителя эйалета. К тому же Юсуф Караманли для поддержки лояльности племенной верхушки его режиму выплачивал шейху дружественного племени определенные суммы денег и предоставлял различные привилегии. Янычары, будучи профессиональными военными, цементировали армию и искусно воевали лишь при условии хорошей оплаты их услуг. Такая армия, сформированная из разношерстных отрядов, не могла представлять организованной, дисциплинированной и спаянной едиными целями силы. Каждый отряд, входивший в армию, действовал лишь по указанию своего командира и плохо взаимодействовал с другими отрядами. Описание армии Юсуфа Караманли было составлено врачом из Сардинии Паоло делла Челлой, который сопровождал ее в одной из карательных экспедиций в Киренаику: «...И не было здесь никакого порядка в передвижении, и ничего схожего в образцах оружия. Солдаты были вооружены различными винтовками и пистолетами самого худшего качества, одеты они были в большинстве своем в рваные одежды из шерсти. Вместо обуви на ногах были куски высохшей на солнце верблюжьей кожи, которые крепились на ступнях ног веревкой. У каждого воина имелись свои порох, пули и пыжи. Питание, одежда, снаряжение и оружие приобретались им самим. Вступая в армию правителя, каждый должен был побеспокоиться о своем обеспечении. Недостающее же пополнялось во время похода за счет населения, у которого отбиралось все, что попадалось под руки» [54, с. 9-10]. Несмотря на многие недостатки в боевой подготовке армии, ее организации и снабжения, она была послушна Юсуфу Караманли и неукоснительно исполняла его приказы. Во многом это достигалось благодаря тому, что в армию подбирались преданные династии Караманли люди, а военные экспедиции возглавляли обычно дети и родственники правителя. Возможность обогатиться за счет грабежа населения и подачек со стороны правителя также играла немаловажную роль в том, что армия была послушным оружием в руках Юсуфа Караманли. И в этом заключалась одна из главных причин, побуждавших Юсуфа не проводить реорганизации армии по европейскому образцу, несмотря на указания Порты. Начиная с султана Мустафы III (1757—1774) в Османской империи проводился направленный в основном против янычар курс на реорганизацию турецкой армии. В отвег в среде янычар резко упал боевой дух, возросло неповиновение и участились мятежи. Султан Селим III первым перешел к активным действиям. Он создал новые пехотные части и одел их в европейскую одежду, предоставив возможность янычарам вступать в них. Одновременно Селим III направил приказ правителям эйалетов Османской империи, в том числе и Юсуфу Караманли, требуя от них создавать подобные воинские части. Как во всей Османской империи, так и в эйалете Западный Триполи янычары выступили против нового порядка формирования армии и всеми силами противились его осуществлению, не желая терять свои привилегии. Султан Махмуд II (1808—1839) решил завершить операцию по реорганизации армии Османской империи и полностью отделаться от янычар. Вскоре с янычарами было покончено. Несмотря на строгие приказы Махмуда II Юсуф-паше о введении нового порядка в армии с целью устранения власти янычар, все они так и остались невыполненными. Помимо армии Юсуф Караманли располагал специальными регулярными частями (аш-шавишия), которые предназначались, для охраны дворца и города. Кроме того, на эти части возла~ гались полицейские функции. В рядах этих частей служили янычары, христиане, принявшие ислам, а также негры, освобожденные от рабства. Флот эйалета Западный Триполи являлся не столько силой, призванной защищать страну от нападения извне, сколько мощью, которая утверждала престиж эйалета и служила важным источником приобретения средств, которые были необходимы для обогащения правящей элиты, содержания армии и всего управленческого аппарата. Поэтому флот составлял первоочередную заботу правителя. Большое внимание уделялось строительству судов, несмотря на то что при этом приходилось сталкиваться с серьезными трудностями по доставке корабельного леса из других стран. Этот лес в основном привозился из центральных провинций Османской империи, и в частности из Анатолии, а также из Венецианской республики. О том, какое значение имел флот для Западного Триполи, говорит хотя бы тот факт, что спуск каждого нового корабля на воду превращался в большой праздник. На это торжество собиралось много народа, включая приближенных правителя и представителей иностранных консульств. По заведенной традиции, спуск судна на воду сопровождался тем, что к носовой части привязывали черного раба, что олицетворяло собой большие прибыли, которые приносила торговля рабами. На берег пригоняли белоснежных овец, украшали их цветами и помещали на новый корабль. В момент начала движения корабля со стапелей верфи к морю овец закалывали, что считалось счастливым предзнаменованием, сулившим удачу его команде. Как только корабль сходил на воду, раздавались залпы береговых батарей и корабельных орудий. Ho возможности строительства кораблей в эйалете в связи с нехваткой материалов и квалифицированных кораблестроителей были невелики. Поэтому флот расширялся главным образом за счет судов, захваченных корсарами у противника. Немалое количество судов правители Западного Триполи получали в виде подарков от Османской империи и европейских государств, которые имели регулярные торговые отношения с эйалетом. Важным источником пополнения флота кораблями являлась также их покупка в других странах. Укрепление армии и флота позволило Юсуфу Караманли установить непосредственное господство над всей территорией Западного Триполи и распространить свое влияние далеко на юг, вплоть до Борку. В стране проходил процесс формирования абсолютной монархии с ограничением власти местных феодалов и ликвидацией феодальной раздробленности. В период правления Караманли эйалег Западный Триполи был разбит на три ливы (области): Триполи, Мисурату, Бенгази. Ливы делились на кады, а те, в свою очередь, — на на- хии. С помощью местного административного аппарата прово дились мероприятия по «умиротворению» населения, а гам, где было необходимо, на помощь присылались войска из Триполи. В 1810 г. поставленным во главе войска сыном Юсуфа Али к эйалету Западный Триполи был присоединен Гадамес, а в 1815 г. под непосредственное управление правителя эйалета перешел также Феццан. В начале правления Юсуфа этот район управлялся шейхом аль-Джахимом, который в обмен за свою независимость от дома Караманли обязался выплачивать ему ежегодно 5 тыс. реалов. При растущих расходах шейха Феццана эта сумма оказалась для него слишком обременительной, и в 1812 г. Феццан отказался от ее уплаты. В свою очередь, Юсуф-паша искал предлог для вмешательства в дела шейха, чтобы установить непосредственный контроль над богатыми рынками Феццана с целью сбора высоких налогов с транссахарской торговли и получения доставляемого караванами в Феццан золотого песка. Во главе войск, направленных против Феццана, был поставлен хитрый и властный Мухаммед аль-Мукни. Прибыв в 1813 г. с войском в Фецпан, Мухаммед аль-Мукни объявил, что главной целью его похода является наказание правителя Борку, а до этого он хочет отдохнуть несколько дней в Мурзуке. Шейх приветствовал его прибытие в Феццан. Вскоре Мухаммед аль- Мукни организовал тайную встречу с честолюбивым племянником шейха и побудил его к убийству дяди, обещая юноше назначить его правителем. После убийства шейха Феццана Мухаммед аль-Мукни ввел в город войска. Перед собравшимися на совете знатными феццанцами и улемами военачальник хитростью заставил юношу признаться в совершенном убийстве. После этого Мухаммед аль-Мукни убедил их вынести убийце смертный приговор. Когда же юноша был казнен, Мухаммед аль-Мукни провозгласил себя правителем Феццана. Таким образом, с независимостью Феццана было покончено и над ним было установлено прямое управление Триполи. То же самое произошло и с областью эйалета Западный Триполи — Западным Джебелем, где господствовали шейхи племени аль-махамид, которое при семействе Караманли сохраняло свое привилегированное положение. Правитель Западного Дже- беля шейх Абу Касем бен Халифа ежегодно выплачивал определенную сумму семье Караманли. Вся сумма, предназначенная для правителя Западного Триполи, распределялась между населенными пунктами и племенами. Шейхи племен собирали дань со своих соплеменников в конце каждого года и передавали ее правителю Западного Джебеля, а тот в свою очередь выплачивал ее семье Караманли. В 1815 г. племена Налута решили выйти из подчинения шейха Абу Касема бен Халифы и отказались выплачивать предназначенную для Юсуфа Караманли сумму. Абу Касем бен Халифа попытался своими силами подавить мятеж, но, потерпев не- IOZ удачу, он обратился к паше с просьбой послать свои войска на его подавление. Воспользовавшись этим, правитель эйалета немедленно направил туда военную экспедицию во главе со своими сыновьями Ахмедом и Али. На подступах к Налуту завязался ожесточенный бой. Бедуины дрались отчаянно, нанося чувствительные удары противнику. Ho действия артиллерии три- лолийцев предрешили исход боя. В результате племена Налута покорились. Они обязались выплачивать возложенные на них •суммы, а также возместить паше расходы, которые были затрачены на снаряжение и содержание военной экспедиции. Такой суммы, однако, собрать не удалось. Тогда сын Юсуфа Ахмед возместил недоимки, отобрав рабов, которые находились в племенах Налута. Восстание племен в Налуте укрепило Юсуф-пашу в его намерении перевести этот район под свой непосредственный контроль. К этому его побуждала и растущая независимость правителя Джебель-Нефусы, а также желание получать больше налогов с местного населения. Однако паша не сразу осуществил свои намерения. Только в 1821 г. Юсуф решил претворить в жизнь свои планы. Приглашенный правителем эйалета в качестве высокого гостя, Абу Касем бен Халифа был убиг подосланными им убийцами. Несмотря на убийство правителя Западного Джебеля, Юсуф-паше не удалось сломить сепаратизма племен этого района. Тогда он прибег к силе, направив туда войска под командованием своего сына Али. При приближении армии правителя эйалета племена Западного Джебеля, оставив в стороне свои распри, начали готовиться к отпору. Вооруженные отряды племен применяли против армии Юсуф-паши партизанские методы войны. Такая тактика оказалась весьма действенной, и армия паши вынуждена была отступить из горных районов. В ходе начавшихся переговоров между сторонами вооруженные отряды племен постепенно окружали бездействовавшую армию Юсуф-паши. Опасаясь за судьбу армии и своего сына, Юсуф прибегнул к посреднической помощи клана марабутов- ауляд бу сеф, которое пользовалось авторитетом среди племен Западного Джебеля. Благодаря его посредничеству удалось разрешить конфликт. Племена Западного Джебеля обязались, как и прежде, платить установленный налог, а Юсуф, со своей стороны, вынужден был признать Гуму бен Халифу аль-Махмуди правителем этого района. Большое внимание Юсуф-паша уделял также борьбе с сепаратизмом племен Киренаики, время от времени поднимавших восстания против налогового гнета и различных поборов. Особой жестокостью в подавлении выступлений племен Киренаики отличался старший сын паши, Мухаммед. Как правило, при нем члены мятежного племени ставились перед выбором — либо заявить о своей лояльности правителю Западного Триполи, либо подвергнуться истреблению. Французский историк Ш. Феро, характеризуя Мухаммеда, отмечал, что Африка, которую древние называли страной зверей, не видела зверя более злобного и кровожадного, чем старший сын Юсуфа Караманли [61, с. 331]. Однажды, вернувшись из карательной экспедиции, Мухаммед предпринял попытку убить своего отца, с тем чтобы занять его трон. Вместо того чтобы наказать сына, Юсуф-паша, желая удалить его подальше от Триполи, официально назначил Мухаммеда правителем в Киренаике и присвоил ему титул бека. Ho Мухаммед-бек, вместо того чтобы выполнять приказы отца по подавлению восставших племен, сам возглавил их против него. Поддерживая феодальный сепаратизм, Мухаммед и верные ему племена начали грабить и истреблять племена, лояльные Юсуф-паше. В ответ на эти действия Мухаммеда в феврале 1817 г. была направлена карательная экспедиция в Киренаику под командованием второго сына Юсуф-паши, Ахмеда, назначенного наместником Киренаики с титулом бека вместо взбунтовавшегося брата. От феодальной междоусобицы страдало бедуинское население Киренаики, которое находилось в тяжелом экономическом и социальном положении [54, с. 103]. Мухаммед, опасаясь входить в непосредственное соприкосновение с войском, посланным Юсуфом, отступал к границам Египта. По мере отступления и сокращения числа своих сторонников Мухаммед становился все более подозрительным и уничтожал каждого, в ком начинал сомневаться. Co своей стороны, Ахмед Караманли, с тем чтобы лишить Мухаммеда возможности использовать вооруженные отряды племен и их скот в своих целях, заставлял эти племена передвигаться вместе с его войском. Это напоминало, по словам делла Челлы, передвижение древних народов. Масса людей, в том числе женщин и детей, множество верблюдов, крупного рогатого скота и овец двигались вместе с Ахмед-беком. В пути гибли не только животные, но и люди, не выдерживая тяжелых условий, в которых они находились [55, с. 90]. После того как Мухаммед, так и не вступивший в бой, пересек египетскую границу и скрылся на соседней территории, Ахмед-бек жестоко расправился с бедуинами, которые в свое время примкнули к Мухаммеду [43, с. 32]. Огнем и мечом Юсуф-паша укреплял свою деспотию, беспощадно борясь с сепаратизмом местных феодалов. На его внутреннюю политику оказывали также воздействие внешние факторы, и прежде всего военно-торговая экспансия США, Англии и Франции.
<< | >>
Источник: Прошин Н.И.. История Ливии в новое время (середина XVI - начало XX в.). 1981 {original}

Еще по теме Внутренняя политика Юсуфа Караманли:

  1. Внутренняя и внешняя политика первых представителей династии Караманли, Ахмеда и Мухаммеда
  2. ГЛАВА III МЕНЯЮЩАЯ ПРАВИЛА МИРОВАЯ ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА: К РАЗГРАНИЧЕНИЮ ЭКОНОМИИ, ПОЛИТИКИ И ОБЩЕСТВА
  3. Внутренняя политика царизма
  4. Внутренняя политика Августа
  5. 1. Внутренняя политика
  6. 1. Внутренняя политика
  7. Основные задачи внутренней политики
  8. Внутренняя экономическая политика
  9. 8. Итоги внутренней политики самодержавия в 80 - 90-х годах
  10. ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА
  11. Факторы внутренней политики
  12. Факторы внутренней политики
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -