<<
>>

Правление Али Караманли (1754—1793)

После смерти Мухаммеда Караманли в 1754 г. власть в эйалете перешла в руки его 20-летнего сына Али, которому присягнули на верность диван и крупные военачальники армии и флота. Али был поддержан также жителями Триполи.
Его молодость вселяла надежду верхушке янычар и другим представителям феодально-племенной и религиозной знати, которые вновь начали набирать силу в эйалете Западный Триполи, на то, что им удастся вернуть утраченные позиции. В начале правления Али Караманли представители феодально-племенной верхушки развернули борьбу за ключевой пост в государстве — командующего войсками, который давал возможность не только оказывать влияние на нового правителя, но и при случае занять его место. На этот пост претендовало несколько командиров янычар, но их кандидатуры были отвергнуты. Прибывший в конце 1754 г. в Триполи правитель Дерны, двоюродный брат Али Караманли Халиль, который также претендовал на пост командующего войсками, вскоре был задушен во дворце при таинственных обстоятельствах. В 1756 г. Али Караманли, узнав о готовившемся против него заговоре, приказал задушить казначея и сослать командующего флотом. Наиболее серьезный заговор против правителя эйалета был раскрыт в 1758 г. Близкий родственник Али Караманли Мустафа Абу Шакир совместно с представителями знатной семьи аль-Муккани намеревался поднять восстание жителей Меншии и района Сахель. Однако при попытке вдохновить на борьбу против Али Караманли солдат Меншии Мустафа Абу Шакир был схвачен и убит, а члены семьи аль-Муккани брошены в тюрьму. Используя неопытность нового правителя, верхушка корпорации раисов и командиры янычар начали усиленно вмешиваться в управление страной. Из-за их вмешательства было возобновлено прибыльное корсарство против государств, с которыми были заключены ранее соглашения об обеспечении безопасности мореплавания у берегов эйалета Западный Триполи. Нарушение этих соглашений привело к обострению отношений между эйалетом и европейскими государствами. Нестабильное внутреннее положение в Западном Триполи заставило английского консула Уайта в 1761 г. снова добиваться от правителя эйалета подтверждения договора 1751 г., подписанного ранее Мухаммедом Караманли. На следующий год с целью предупредить нападения на английские торговые кораб ли англичане провели демонстрацию силы, направив в Триполи эскадру под командованием лорда Кливленда [84, с. 244]. В связи с тем, что Али Караманли предпочитал разрешать конфликты мирным путем, он уделял особое внимание деятельности государственного аппарата по внешнеполитическим делам, созданного сразу же после его прихода к власти. В задачу аппарата входило улаживать часто возникавшие внешнеполитические конфликтные ситуации: умерять гнев европейских представителей, пострадавших от корсаров, принимать и посылать подарки, направлять и принимать послов, обмениваться письмами и т. д. К середине XVIII в. эйалет Западный Триполи поддерживал дружественные отношения с Мальтой, но в 1765 г.
мальтийские пираты захватили триполийский корабль и пленили его команду. На следующий год прибывший на Мальту аль-Хадж Мухаммед Ага урегулировал конфликт. С 1764 г. после посещения Венеции послом эйалета Западный Триполи Ходжой Абд-ар-Рахманом Агой с ней в дальнейшем поддерживались хорошие отношения. Ему удалось заключить с венецианцами договор, который был подтвержден в 1765 г. В соответствии с ним Венеция получила возможность открыть в эйалете консульство, которому предоставлялись такие же права, как и другим иностранным консульствам. Договором предусматривались меры, направленные на предотвращение нападения кораблей договаривающихся сторон как в открытом море, так и в портах, а также организация торговли между двумя странами и установление эйалетом Западный Триполи таможенных сборов в размере 3% от стоимости товаров венецианских купцов. Венеция добилась от Триполи запрещения Алжиру и Тунису продавать на его рынках товары, захваченные ими у Венеции. Триполи отказывался покупать и брать в плен венецианских подданных. Последние, согласно этому договору, не подлежали действию законов эйалета и передавались в распоряжение консула Венеции. Кораблям Западного Триполи разрешалось нападать на вражеские корабли в зоне не ближе 30 миль от побережья Венеции. Однако в условиях, когда корсары эйалета фактически вышли из-под власти правителя, венецианскому консулу в Триполи приходилось тратить много усилий на то, чтобы договор соблюдался. Вскоре триполийские корсары в нарушение договора захватили два торговых корабля Венеции и укрыли их в портах эйалета. Узнав об этом, венецианский консул потребовал их возвращения. Ho корсары, объявив, что захват кораблей произошел до подписания договора, отказались от их выдачи. По настоянию венецианцев Али Караманли, опасаясь дальнейших осложнений с иностранными государствами, вынужден был вернуть корабли. Вслед за урегулированием этого конфликта произошли новые нападения корсаров на венецианские корабли. Прибывшая в 1766 г. в порт Триполи эскадра Венеции, угрожая силой, потребовала возмещения убытков, нанесенных Венеции корсарами Западного Триполи. Под таким нажимом Али Караманли пришлось не только возвратить награбленные товары и людей и возобновить договор 1764 г., но и пойти на новые уступки, которые подрывали престиж эйалета Западный Триполи как мусульманской страны. Так, Венеции удалось навязать Али Караманли соглашение о помощи, которую он должен был оказать венецианцам в борьбе против Туниса. Правитель Западного Триполи разрешил венецианским военным кораблям пользоваться портами эйалета для нападения на Тунис. Впоследствии в письме помощника венецианского консула в Триполи Джузеппе Пецци к республиканскому правительству от 26 мая 1797 г., освещающем его противоречия с Юсуфом Караманли, упоминается о той помощи, которую предоставлял покойный Али Караманли венецианцам в их борьбе против тунисцев [101, с. 383]. Усиление корсарства в Западном Триполи повлекло за собой дальнейшее укрепление позиций Франции в эйалете. Использовав нападение корсаров Триполи на генуэзский корабль, находившийся в южных территориальных водах Франции, французы в 1766 г. направили в порт Триполи эскадру в составе восьми военных кораблей под командованием Боффемона, которому удалось навязать Али Караманли пять поправок к мирному договору 1728 г. Эти поправки ущемляли интересы эйалета Западный Триполи и обязывали его начиная с 1766 г. впредь не совершать ни одной операции с применением силы против французских кораблей и малых государств, находившихся под защитой Франции. Непоследовательность действий Али Караманли по отношению к иностранным государствам являлась характерной чертой его внешней политики. Вместе с тем за долгие годы правления у Али Караманли так и не сложились дружественные отношения с центральными властями Османской империи. Внешне демонстрируя лояльность султану, он на деле продолжал заключать самостоятельно договоры с иностранными государствами без ведома султана и без учета интересов Османской империи. Али Караманли игнорировал призывы Порты о совместных действиях против общих врагов. Так, в 1768 г. Османская империя объявила войну России и ее союзнику Австрии. Стремясь всячески ослабить их, султан подписал фирман о направлении кораблей эйалетов Османской империи в район Триеста и Анконы для нападения на торговые корабли России и Австрии. В этом фирмане Западному Триполи приписывалось направить туда три корабля. Однако приказ не был выполнен. Осложнение отношений с европейскими государствами и Османской империей отражалось на внутреннем положении эйалета. Ограничение деятельности корсаров Западного Триполи уменьшило доходы страны и ухудшило ее экономическое положение. Возросли финансовые затруднения, особенно в выплате жалованья войскам, а также в выдаче ассигнований на строительство судов. Это привело к тому, что во второй половине XVIII в. численность армии и флота сократилась. По данным английского консула Кнехта, все войско эйалета Западный Триполи, включая охрану дворца и гарнизоны в других городах, состояло из 200—300 ренегатов, 400 янычар, 500 албанцев-му- сульман и 600 местных арабов (в основном кулугли) [84, с. 148]. Таким образом, основная часть войска была представлена наемниками, не имевшими ничего общего с местным на- селениехМ, которых для поддержания своей власти Али Караманли нередко использовал против местных жителей. Естественно, это вызывало неприязнь и враждебность со стороны жителей эйалета. Энергичные действия Англии, Франции, Голландии и других европейских стран, имевших договоры о мире с эйалетом Западный Триполи, против триполийских корсаров, а также нехватка средств на строительство новых кораблей привели к сокращению флота эйалета. Для компенсации убытков, которые понесла верхушка феодалов, раисов кораблей и командиров янычар, было решено увеличить размеры налогов с населения эйалета. Одновременно, опасаясь выступления жителей против роста налогообложения, янычары, активно участвовавшие в принятии этого решения, вынудили Али Караманли издать закон о смертной казни, направленный против тех, кто уважительно относился к янычарам [101, с. 49]. Возобновившаяся вольница янычар привела к росту междоусобиц, к грабежам и нападениям на дорогах страны и ослаблению торговли. Участились столкновения между племенами улед сулейман и аль-фарджан, свидетелем кровавых стычек между которыми была Тархуна [101, с. 49]. Межплеменная борьба вспыхнула также между племенами ан-наваиль и аль-уаршафанин — союзниками племени аль-махамид [127, с. 103]. He лучше было положение и в Киренаике, где междоусобицы и военные столкновения не прекращались между племенами аль-джабарна и аль- фаваид, а также между аль-алая и аль-джавази. В результате междоусобиц и межплеменной борьбы в Киренаике племя аль- маглуба вынуждено было эмигрировать в Египет [102, с. 107]. Экономическое положение в стране ухудшалось и в связи с многолетней засухой. Али Караманли, испытывая финансовые затруднения, был не в состоянии регулярно выплачивать жалованье солдатам и морякам, что привело, во-первых, к потере доверия к правителю в армии и флоте, т. е. значительному ослаблению опоры его режима, и, во-вторых, к распространению воровства и грабежам в стране, которые стали основным средством существования солдат. Жители эйалета не могли чувствовать себя в безопасности, так как ничто не гарантировало охра ну их имущества и жизни. Воровство в стране стало ремеслом, за которое никто не наказывал [123, с. 55]. Эпидемия чумы в 1785 г. еще более ухудшила и без того тяжелое состояние североафриканских эйалетов. О положении в Триполи в то время писала жена английского консула Тулли Ричард: «Смрад разлагающихся трупов отравлял воздух улиц в течение нескольких дней. Многие люди были зарыты заживо». Количество мертвых достигало пятой части жителей города — мусульман и половины евреев, проживающих в этом городе [78, с. 124]. В соответствии с хрониками французской миссии в Триполи, чума ежедневно уносила около 1100 жителей — арабов и евреев. Картину упадка в стране, особенно в Триполи, после эпидемии чумы дает в своем отчете за 1786 г. французский вице-консул Вальере. Он сообщал, что Али Караманли уже не мог справляться с управлением страной — эйалет Западный Триполи сотрясался от частых выступлений населения. Отдельные районы превратились в пустыни. Жители покидали родные места. В Триполи, по словам Вальере, было много развалин. Даже дворец правителя пришел в упадок, стены города во мно-. гих местах были разрушены. Что касается бастионов, на кото-» рых были установлены неисправные орудия, то они были в таком состоянии, что могли обвалиться в любой момент. Далее вице-консул заключает, что семь или восемь лет засухи в стране удвоили число умерших и покинувших ее. Эпидемия чумы еще более увеличила и без того крайне опасное положение Западного Триполи (цит. по [127, с. 108]). Тяжелое экономическое состояние эйалета, слабая администрация, состоявшая из нерадивых, апатичных и алчных чинов^ ников, слабохарактерность и неспособность Али Караманли к управлению — все это поставило режим Караманли на грань катастрофы. В такой обстановке знатные лица эйалета Западный Триполи и некоторые командиры янычар, обогатившиеся за счет корсарства и работорговли, начали задумываться о сохранении своего имущества. Они разуверились в Али Караманли, в том, что он может решать важные государственные вопросы, и в первую очередь вопрос обеспечения безопасности в стране. Перед знатными лицами эйалета стояла альтернатива: заменить Али Караманли прямой администрацией Османской империи или энергичным представителем династии Караманли. Усиливавшаяся борьба за власть в основном протекала между двумя группировками знатных лиц Западного Триполи. Первая группировка феодалов и вождей племен, связанная с Османской империей, домогалась непосредственного подчинения правителя страны Высокой Порте. Представители этой группировки опасались, что сыновья Али Караманли унаследовали от отца не только власть, но и его недостатки в управлении, что привело бы к катастрофе. По сведениям ан-Наиба Ахмеда ан- Нисари собравшиеся знатные лица для обсуждения все ухудшающегося положения в эйалете решили послать в Стамбул делегацию, чтобы добиться отстранения Караманли от власти и установления прямого управления Османской империи [139, с. 300]. Противники прямого турецкого управления группировались вокруг трех сыновей Али Караманли — Хасана, Ахмеда и Юсуфа, жаждавших занять трон отца. Скрытая борьба между братьями за власть проявлялась в том, что каждый из них имел большую охрану, которая подчинялась лично ему, а также сплачивал вокруг себя сторонников. В свою очередь, различные группы феодалов и шейхов племен поддерживали права и претензии на власть того или иного сына Али Караманли, что не только усиливало враждебность между сыновьями правителя, но и в целом обостряло положение в стране, создавая почву для двор- цовых интриг и заговоров. Значительная часть правящей придворной элиты делала ставку на младшего сына Али Караманли, Юсуфа, который резко отличался от своих братьев. Это был гордый юноша, наделенный железной волей и решительностью. He желая останавливаться ни перед чем в достижении своей цели — захвате власти, Юсуф Караманли хорошо понимал сложившуюся обстановку в стране и предпринимал энергичные усилия чтобы сорвать заговор противников династии Караманли. Их успех означал бы конец мечте Юсуфа Караманли о власти. Его деятельность была направлена на сплочение своих сторонников и на завоевание новых приверженцев среди вождей племен. В посланиях к феодалам и шейхам племен Юсуф Караманли подробно останавливался на тяжелых последствиях, которые ожидали страну в случае восстановления прямого управления Османской империи над Западным Триполи. Так, например, он направил послание Халифе бен Ауну, шейху племени улед ну- вейр, которое в то время было наиболее сильным племенем в эйалете. В своем послании Юсуф Караманли остановился на ухудшающемся положении в Западном Триполи и отметил, что из-за старости его отца над эйалетом нависла угроза захвата со стороны иностранных государств. При условии оказания ему помощи в захвате власти Юсуф Караманли обещал шейху следовать его советам. В заключение послания Юсуф торопил шейха присоединиться к нему с ополчением [133, с. 152; 149, с. 300]. В ответном послании Халифа бен Ауи обещал Юсуфу Караманли свое содействие. Кроме того Юсуф Караманли, заручившись поддержкой вождей местных племен, сплотил вокруг себя ара- бо-берберское население Западного Джебеля. К 1790 г. эйалетом Западный Триполи от имени Али Караманли управлял его наследный сын Хасан, обладавший большими политическими способностями и пользовавшийся уважением определенных слоев населения эйалета. Средний сын правителя, Ахмед, будучи честолюбивым и одновременно осторожным и слабовольным человеком, являлся в то время правителем Мису- раты. Оттуда он наблюдал за жестокой схваткой между Хасаном и Юсуфом. Али Караманли неоднократно пытался примирить братьев. Ho это только разжигало стремления Юсуфа добиться желанной цели — стать правителем страны, устранив со своего пути как отца, так и наследного принца Хасана. Чтобы предотвратить открытые стычки между Хасаном и Юсуфом, Али Караманли распорядился переселить последнего из крепости Триполи в загородный дворец в Меншии, где к нему была приставлена усиленная охрана 200 вооруженных солдат. Эта мера по насильственному удалению Юсуфа от двора правителя несколько разрядила напряженную обстановку среди правящей элиты, но не могла избежать трагедии, вскоре происшедшей в доме Караманли. Согласно описанию Омаром Али бен Исмаилом Юсуфу удалось подкупить стражу дворца, в котором проживал Хасан Караманли. Затем он, направившись в покои, где находилась его мать, сообщил ей, что хочет помириться с братом и установить с ним дружбу, и попросил помочь ему в этом. Мать, желая примирить братьев, поспешила организовать их встречу. Хасан, не доверявший Юсуфу, через слугу передал матери, что не хочет встречи с братом. Однако поддавшись уговору матери и жены он пришел в комнату, где его ожидал Юсуф. Юсуф обнял брата и сказал ;ему, что жалеет о том, что произошло между ними и выражает свою любовь и привязанность как к Хасану, гак и к Ахмеду. Они договорились поддерживать братские отношения. Чтобы поклясться в этом, Юсуф попросил стражника, принести Коран. Вернулся стражник, он нес в руках что-то накрытое покрывалом, Юсуф снял покрывало, под ним оказалось два пистолета. Юсуф выстрелил — первая пуля не попала в Хасана, который попытался скрыться в другой комнате, вторая же сразила его, и он упал на пол. Мать пыталась помешать убийству и стала между братьями, но была ранена в руку. Когда Юсуф увидел Хасана, истекавшего кровью, он призвал стражу дворца и приказал ей добить брата [101, с. 51—53]. Труп Хасана буквально был изрешечен пулями [78, с. 249]. После убийства Хасана Юсуф выбежал из дворца с возгласом: «Люди Триполи, я ваш слуга, у кого имеется мужество — присоединяйтесь ко мне!» [44, с. 238]. Совершив убийство, Юсуф Караманли укрылся в окрестностях Триполи. К убийству Хасана население города отнеслось по-разному. Часть его оплакивали жертву, в то время как другие симпатизировали брату убитого, поднявшему знамя борьбы против отца и своих братьев. Сторонники Юсуфа требовали от Али Караманли передать ему власть. Старый правитель, несмотря на оказываемый на него нажим, заявил , что уступит власть только в пользу среднего сына, Ахмеда. Такое заявление было сделано им с тем» чтобы как-то успокоить противников Юсуфа, которые были в первую очередь представлены жителями Мисураты и племенем улед сулейман, требовавших немедленно наказать того за братоубийство. Однако Али Караманли ничего не предпринимал, ограничившись возданием всех почестей убитому Хасану, вызовом среднего сына из Мисураты в Триполи и тем что передал Юсуфу четки как знак примирения [78, с. 251]. Между тем Юсуф и его сторонники, не теряя времени, вели подготовку в Меншии для захвата Триполи. Он попытался взять город в кольцо и сходу его атаковать. Однако Юсуф не мог вести осаду города, так как в его тылу, начиная от Таджуры, были противники, готовые по первому приказу правителя начать атаку против него. На больше всего Юсуф боялся того, что сторонники прямого турецкого управления, которых поддерживало страдавшее ог междоусобиц население Триполи, осуществят свою угрозу и обратятся за помощью к Высокой Порте. Поэтому Юсуф решил немного выждать и пошел на перемирие с отцом. Ахмед Караманли также не одобрял действий отца. Он требовал сурового наказания Юсуфа, считая, что безнаказанность младшего брата приведет к дальнейшему домогательству власти любыми средствами. Ho тяжелое положение в стране, стремление населения к миру и прекращению междоусобиц вынудили Ахмеда умерить свой пыл в желании наказать Юсуфа. Однако он не замедлил воспользоваться обстановкой в свою пользу, потребовав от отца назначить его беком, т. е. своим наследником, вместо убитого Хасана. Али Караманли, лично не возражая против требования Ахмеда, поставил единственным условием его выполнения согласие на это Юсуфа [27, с. 118]. Такая постановка вопроса, по мнению Али Караманли, могла бы положить конец вражде между братьями. Правитель, простив Юсуфу, дал ему разрешение на приезд в Триполи и приказал солдатам обеспечить его безопасность. Вскоре братьям была организована встреча, во время которой Юсуф Караманли старался убедить Ахмеда, что Хасан был убит в ходе ожесточенного спора между ними. При этом он подчеркивал, что готов признать Ахмеда беком, и уверял его в своем отказе от всех прав на власть в Западном Триполи и готовности дать клятву, что будет помогать Ахмеду с усердием и преданностью осуществлять его обязанности бека. Вернувшись во дворец, Ахмед рассказал отцу о состоявшейся беседе с Юсуфом. После этого Али-паша согласился назначить Ахмеда своим наследником и дал указание о выдаче ему символов бека, а также лошадей, рабов и оружие, которыми ранее владел Хасан [78, с. 253]. 29 июля 1790 г. было официально объявлено о назначении нового бека. В честь нового наследника престола был произведен артиллерийский салют. Видные граждане Триполи, консулы иностранных государств направились в крепость во дворец паши, чтобы выразить добрые пожелания Ахмеду в связи с его назначением. Население Триполи и окружающих районов надеялось, что примирение братьев ознаменует прекращение междоусобиц. Жизнь в городе возвращалась в нормальное русло. Его жители занялись своими повседневными делами, подсчитывая убытки, которые они понесли во время неурожаев, эпидемии чумы и беспорядков. В городе открылись двери лавок и начали действовать базары. Однако такое положение продолжалось недолго. Вскоре правителем эйалета Западный Триполи был издан приказ о назначении Юсуфа правителем Мисураты. которая до этого управлялась Ахмедом. Когда жители Мисураты узнали об этом они направили беку Ахмеду послание, в котором настаивали на назначении к ним другого правителя вместо Юсуфа, чьи руки были обагрены кровью своего брата. В послании они выражали готовность собрать войско и двинуть его на Триполи с целью заставить пашу пересмотреть свое решение в пользу Ахмеда. Ахмед-бек отказался от такого предложения, пообещав, однако, что сделает все, чтобы отношение населения Мисураты к новому правителю было учтено. Юсуф воспринял отказ от него жителей Мисураты как оскорбление его достоинства и одновременно как свидетельство авторитета Ахмед-бека. Намереваясь отомстить жителям этого города и вместе с тем внести разлад между горожанами Мисураты и Ахмед-беком, он добился у отца решения послать карательную экспедицию во главе со своим братом для подавления восставших жителей Мисураты и наказания тех, кто нанес ему оскорбление. Ахмед-бек, понимая коварство планов Юсуфа, попытался убедить отца в том, что тот замышляет новые козни. В то же время правитель эйалета Западный Триполи получил послание от Сейфа ан-Насра, в котором шейх племени улед сулейман предупреждал его, что в случае согласия паши с требованием Юсуфа племя начнет наступление на Триполи, чтобы поставить у власти одного из претендентов на престол, находившихся в Египте или Тунисе. Таким образом, правитель эйалета Западный Триполи оказался под давлением, с одной стороны, Ахмед-бека, которого поддерживали жители Мисураты и племена во главе с Сейфом ан-Насром, а с другой — Юсуфа, пользовавшегося поддержкой другой группы во главе с шейхом племени аль-махамид. Положение усугублялось тем, что сыновья правителя опирались на шейхов племен, участвовавших с пашой в многочисленных военных операциях. Правителю приходилось лавировать и выполнять почти все требования племен, чтобы они не переметнулись на другую сторону. В создавшейся ситуации правитель должен был выбрать одно из двух зол. Али Караманли рассуждал примерно так: если он не поддержит Юсуфа — человека властолюбивого и мстительного, то начнется открытая разрушительная война в стране, если же он откажет в просьбе Ахмед-беку, то тот не позволит решительных действий против отца и младшего брата. В результате правитель склонился к просьбе Юсуфа и отдал приказ о подготовке кампании по усмирению жителей Мисураты. Ахмед-бек неоднократно отказывался от выполнения указаний Али Караманли, пытаясь найти компромиссное решение. Наконец, опасаясь, что его обвинят в предательстве, Ахмед уступил отцу. В первую неделю ноября 1790 г. военная экспедиция была готова, и войска, состоявшие из регулярной армии правителя и ополчения племен во главе с аль-махамид, двинулись ,на Мисурату. В ходе ожесточенных боев был убит сын Сейфа ан-Насра, и его голову доставили в Триполи. После того как войскам удалось закрепиться в Мисурате, Ахмед-бек возвратился в Триполи, где ему была оказана торжественная встреча. Тем временем Юсуф, которому удалось подорвать позиции своего главного противника на пути к власти, продолжал плести сети очередного заговора. Убедившись, что от Ахмед-бе- ка, охрана которого достигала 400 человек, преданно служивших своему господину, не так просто отделаться Юсуф предпринял новый маневр. Он предложил Ахмеду помочь ему устранить от власти отца, за что обещал брату пост правителя и титул паши, а сам становился его наследником. Ахмед-беку не составляло большого труда разобраться в коварстве Юсуфа. После того как он предупредил Юсуфа, что сообщит отцу о его намерениях, разгневанный Юсуф принял решение покинуть Триполи. Чтобы как-то предотвратить новые столкновения и выступления племен, Али Караманли решил назначить младшего сына правителем Киренаики. Дж. Кэпповин в своей книге «Триполи и Венеция в XVIII веке» писал по этому поводу следующее: «Паша рассчитывал, что с назначением Юсуфа правителем Барки и перемещением его резиденции в Бенгази или Дерну он будет находиться далеко от своего брата и враждебность между ними утихнет» [48, с. 420—421]. Согласившись с назначением, Юсуф, однако, не спешил отправляться в столь отдаленные места. Он всячески оттягивал отъезд, надеясь все же уничтожить Ахмед- бека. 23 июня 1793 г. Юсуф предпринял попытку захватить Триполи с помощью своих сторонников из племен, которые были не прочь поживиться за счет ограбления горожан. Однако Ахмед-беку стало известно о готовившемся нападении на город. Он приказал закрыть городские ворота и призвал жителей к вооруженному сопротивлению, раздав им оружие. Одновременно Али Караманли отдал приказ, в котором впервые объявлялось о том, что Юсуф взбунтовался против правителя эйалета, и была обещана награда тому, кто доставит его живым или мертвым. Нападение Юсуфа на город было безуспешным, несмотря на отчаянные попытки его солдат и ополченцев из племен овладеть им. Iia второй день Юсуф попытался уже хитростью захватить Триполи. Собрав недалеко от стен города войско, он выдвинул из его рядов около 100 всадников для проведения боя с Ахмед-беком на случай, если тот пожелает сразиться с неприятелем. Расчет Юсуфа на то, что Ахмед лично возглавит отряд своих воинов в поединке, не оправдался. Ахмед-бек разгадал план брата и поэтому на поединок послал своих сторонников, а сам остался в крепости. В то же время приказ правителя о выдаче его сына не имел успеха. Несмотря на громадное вознаграждение, сторонники Юсуфа не проявляли никаких признаков, что склонны предать его. Между тем правитель Али Караманли не терял времени и собирал своих сторонников. На его призыв откликнулись жители Мисураты, враждебно относившиеся к Юсуфу. Одновременно была объявлена амнистия всем лицам, покинувшим лагерь мятежников. Это возымело действие. В связи с тем, что многие покинули Юсуфа, он был вынужден отступить к Гарьяну [44, с. 422], где снова начал собирать войска для нападения на Триполи. Паша попробовал сыграть на родственных чувствах Юсуфа, направив ему послание, в котором объявлял о своем прощении и приказывал вернуться в Триполи, чтобы стать правителем в Бенгази. Юсуф дал согласие, хорошо зная, что жители Кире- наики ненавидят Ахмед-бека и желают от него избавиться, и намереваясь использовать это обстоятельство для объединения своих усилий с жителями Киренаики и нападения на Триполи. Несмотря на предательство некоторых своих сторонников, 30 июля 1793 г. Юсуф снова подступил с войсками к Триполи, настойчиво добиваясь власти. В самый разгар этой междоусобной борьбы к порту Триполи подошла флотилия из шести кораблей с турецкими флагами на мачтах. Чиновник, посланный для выяснения причины появления кораблей, доложил, что прибыл новый правитель эйалета Западный Триполи с фирманом турецкого султана. Следует отметить, что в литературе встречаются различные имена нового правителя: Али ибн аль-Адам, Али Джазаирли, Али Тарабулюси, Али Бургуль, Али беи Зуль. По всей вероятности, такое разнообразие имен зависело от того, какой стороне его жизни уделял внимание тот или иной историк К Вот как Тулли Ричард описывает прибытие Али Джазаирли. В порту Триполи появилось несколько турецких кораблей под командованием Али бен Зуля. С одного из кораблей высадился капитан и сообщил паше, что у него на корабле находится посланник османского султана с фирманом, утверждающим его правителем эйалета Западный Триполи [78, с. 348]. Р. Миккаки в книге «Западный Триполи под властью династии Караманли» писал: «Как только флот бросил свои якоря, с кораблей сошел капитан и с ним около 400 вооруженных людей. Он прочитал султанский фирман, в котором говорилось о свержении Караманли и назначении вместо него Али Эффенди. Караманли призывался подчиниться приказу султана под угрозой прибытия большого флота во главе с адмиралом» [127, с. 121]. Кто же такой Али Джазаирли, которому удалось стать вершителем судеб эйалета Западный Триполи и оставить там о себе печальную славу? Авантюрист, грек, принявший ислам, он принадлежал к категории людей, которые умело пользовались в тех условиях представившимся случаем. Сначала Али Джазаирли был генеральным интендантом алжирского флота. По долгу своей службы он держал под контролем рейды корсаров в Средиземном море. На этом посту ему удалось сколотить большое состояние и, кроме того, еще больше развить склонность к риску и авантюризму. По неизвестным причинам переведенный на должность главного сборщика налогов в Алжире, Джазаирли и там проявил авантюристические способности. В своей деятельности по сбору налогов он отличался беспощадностью и несправедливостью, что до крайности ожесточило население Алжира. Дей Алжира, брат Али Джазаирли, чтобы разрядить обстановку и предотвратить восстание, изгнал его вместе с казначеем города из пределов эйалета. Обладая большими богатствами, награбленными во время корсарства и неконтролируемых сборов налогов, Али Джазаирли стремился к власти. Согласно Дж. Медине, Али Бургуль, или Али бен Зуль, проплывая часто мимо берегов Западного Триполи, был осведомлен о политическом и экономическом положении в этой стране, а также о настроениях значительной части населения эйалета. В получении таких сведений Али Джазаирли помогал некий Каммарти, приближенное и доверенное лицо Али Караманли. Каммарти находился в постоянном контакте с Али Джазаирли и передавал ему все тайны двора Караманли. Он же и подсказал Джазаирли идею захвата Триполи, внушив ему уверенность в легкости проведения этой авантюры (цит. по [101, с. 62]). Зная напряженную обстановку в эйалете Западный Триполи, Али Джазаирли направился в Стамбул и с помощью брата, имевшего большое влияние в придворных кругах, и в частности на самого султана, добился поддержки своих притязаний на этот эйалет. Такая поддержка была обусловлена тем, что Порте было необходимо рано или поздно решить вопрос о Западном Триполи в связи с тем, что там царила анархия и часть знати этого эйалета настойчиво требовала установления стабильной формы правления. Кроме того, Стамбул всегда стремился ликвидировать большую самостоятельность Триполи и упразднить наследственность династии Караманли. Однако сама Османская империя переживала упадок и не могла выделить флот, чтобы лишить власти правителя того или иного эйалета Османской империи. Исходя из этого, Порта была готова поддержать любого авантюриста, который верой и правдой служил бы интересам Османской империи. Али Джазаирли был богатым человеком и не потребовал от нее ни кораблей, ни солдат. Он, раздобыв за свои деньги несколько торговых кораблей, набрав около 300 турецких, греческих и испанских наемников, направился к берегам Триполи с целью его захвата. В связи с отсутствием единства не только в рядах правящей элиты эйалета, но и в самой семье Караманли эта операция прошла успешно. Знатные люди города, вожди племен, чиновники и простые горожане, изнуренные длительной междоусобицей и распрями, не оказали Джазаирли никакого сопротивления. Кроме того, фирман султана объявлял мятежником каждого, кто осмелился бы оказать сопротивление новому паше. Придя в себя, Али Караманли стал настаивать, чтобы члены дивана приняли решение оказать сопротивление самозванцу, но из этого ничего не вышло. Старый, безвольный паша, окончательно потеряв голову и захватив с собой некоторые ценности, которые были под рукой, собрал своих близких и под покровом ночи отплыл в Тунис, где его под свою защиту взял бей Туниса Хамуда. Али Джазаирли, захватив городскую крепость, окончательно утвердился в Триполи. Большинство историков, описывающих период правления Али Джазаирли и особенно захват им Триполи, сходятся в том, что у него был фирман, назначавший его наместником султана в эйалете Западный Триполи. Однако почти все они далеко не убеждены в том, что документ был неподдельным. Такая неопределенность в подлинности фирмана вызывается и тем, что в историческом музее в Триполи имеется документ— доклад великого вазира турецкому султану в отношении событий, связанных с захватом Триполи Али Джазаирли. Исследование этого документа убеждает, что турецкий султан и великий вазир не знали о намерении Али Джазаирли захватить Триполи и что фирман, который предъявлял Али Джазаирли знатным лицам Триполи, был поддельным. В докладе великого вазира говорится: «После того как Али Джазаирли захватил крепость и изгнал правителя, он показал фирман, который он подделал, и объявил, что является должностным лицом Османской империи» [101, с. 386]. Это подтверждает и Тулли Ричард. По ее словам, Али Джазаирли являлся обладателем поддельного фирмана. Паша был самозванным, подчеркивает она, и не было в Триполи ни одного человека, который бы сомневался в этом [78, с. 351]. Когда сыновья Али Караманли собрали вокруг себя несколько тысяч сторонников и начали штурм Триполи, Али Джазаирли запросил у Османской империи помощи, В то время как сторонники Ахмеда и Юсуфа блокировали Триполи отрядами численностью до 8 тыс. человек, прибывший из Стамбула Кубоджи-паша привез Али Джазаирли фирман о назначении его на пост наместника султана в Западном Триполи. Зачитав султанский фирман восставшим, представитель Порты потребовал, чтобы они подчинились Али Джазаирли в течение пяти дней. Одновременно он предоставил Али Джазаирли корабль, вооруженный 30 пушками, с командой и войском в 150 человек {101, с. 67]. В условиях, когда часть населения эйалета Западный Триполи не поддерживала правящую семью Караманли, а султан признал самозванного правителя и начал оказывать ему помощь, не могла идти речь о серьезном сопротивлении Али Джазаирли. Необученные отряды сторонников Юсуфа и Ахмеда не могли захватить город, защищаемый хорошо вооруженными наемниками Джазаирли. Их моральный дух и боевой настрой быстро падал. В этих условиях сначала Ахмед, а затем и Юсуф отправились в Тунис, где присоединились к отцу. Такой выбор не был случайным. Дей Алжира постоянно враждовал с беем Туниса и претендовал на его территории. Захват Али Джазаирли Триполи означал ослабление позиций Туниса и угрожал его териториальной целостности. Учитывая это, Али Караманли в борьбе с узурпировавшим власть в Западном Триполи авантюристом рассчитывал на поддержку Туниса. После того как Юсуф покинул Западный Триполи, военные действия в эйалете прекратились. С именем нового правителя местные жители связывали надежды на установление в стране мира и спокойствия. В свою очередь, Али Джазаирли не скупился на заверения в том, что под его руководством эйалет Западный Триполи станет одним из могущественнейших и процветающих владений Османской империи. Свою деятельность новый правитель начал с укрепления личной власти и возвеличивания собственной персоны. Прежде всего он дал указание об изменении процедуры посещения его дворца. Отныне все консулы и другие иностранные представители должны были при входе во дворец снимать обувь и оставлять оружие, при встрече с пашой целовать ему руку. В этих унизительных процедурах иностранные консулы справедливо усматривали пренебрежение не только по отношению к ним, но и к правительствам, которые они представляли. Поэтому они воздерживались от встречи с новым правителем под тем предлогом, что не могут выполнять эти новые процедуры без получения на то разъяснений своих правительств. Первая трудность, с которой столкнулся Али Джазаирли, была выплата жалованья солдатам-наемникам. Правитель начал изыскивать источники доходов и попытался заставить иностранные государства увеличить выплату налогов для обеспечения мира и спокойствия в прибрежных водах Западного Триполи. Для устрашения их он приказал командующему флотом захватить первый же встретившийся в прибрежных водах иностранный корабль. Али Джазаирли обложил население Триполи, и в первую очередь богатую еврейскую общину, новыми налогами. Угрожая конфискацией имущества и истреблением общины, он заставил ее выплатить в казну эйалета 240 тыс. фр. [78, с. 363—364]. Такое самоуправство Али Джазаирли произвело сильное впечатление на жителей города. Знатные люди Триполи, понимая, что очередь дойдет и до них, стали покидать город. В связи с начавшимися грабежами торговые корабли изменили свои маршруты и стали плавать, минуя Триполи; опустели городские рынки. Али Джазаирли издал приказ о казни любого купца, который откажется открывать свои лавки или прекратит заниматься торговлей. Постепенно в стране воцарилась атмосфера террора и страха. Р. Миккаки дает яркую картину разгула наемников Али Джазаирли в Триполи того периода: «Ежедневно отрубанию головы подвергалось 8—10 человек. Помимо этого, одних вешали, других закапывали живыми, третьих сжигали заживо» [127, с. 124]. Зловещая обстановка, сложившаяся в эйалете Западный Триполи, явилась основным фактором, содействовавшим возвращению к власти дома Караманли. Подвергшаяся наибольшему преследованию, еврейская община Триполи, к которой принадлежало и несколько выходцев из Туниса, предприняла попытки побудить семью Караманли возобновить борьбу за престол в эйалете. Представители еврейской общины, сблизившись с Юсуфом, начали убеждать его в необходимости отказаться от вражды к брату и прекратить борьбу между собой, поскольку она приносит лишь пользу тирану и несет смерть жителям эйалета. Они подчеркивали, что, только объединив усилия против Али Джазаирли, можно восстановить власть Караманли в Триполи. Вскоре помирившиеся Юсуф и Ахмед Караманли подняли в Западном Триполи восстание. Али Джазаирли, который после захвата Триполи укрепил стены города и бастионы, приготовился встретить противника. Он закрыл ворота города и мобилизовал отряды ополчения, сформированные из местного населения, которые пополнили отряды наемников. Восставшие подошли к стенам города и окружили его со всех сторон. В ходе осады, которая продолжалась 14 месяцев, в городе начался голод. Восставшие несколько раз безуспешно пытались овладеть городом. У них не хватало оружия и почти полностью отсутствовала артиллерия. Разрушенные стены крепости быстро восстанавливались. Али Джазаирли обязал все население города, вплоть до знатных лиц, принимать участие в восстановительных и новых фортификационных работах. В период осады была предпринята попытка открыть ворота города изнутри и впустить в него повстанцев. С этой целью некий Юсуф Коган смог убедить одного из командиров-наемни- ков оказать содействие в открытии ворот. Ho в последний момент этот командир изменил свое решение и рассказал о готовившемся заговоре Али Джазаирли. Последовала жестокая расправа с заговорщиками. Юсуф Коган был заживо сожжен, а другие его сообщники были повешены. Али Джазаирли, который стал получать подкрепление оружием и продовольствием с моря, совершал вылазки из города и наносил чувствительные удары по восставшим. В результате одной из них в августе 1794 г. повстанцы были далеко отброшены от крепостных стен. Становилось ясным, что без посторонней помощи семье Караманли не удастся вернуть власть в Триполи. Такую помощь мог оказать только тунисский бей. После захвата Али Джазаирли эйалета Западный Триполи отношения между тунисским беем и деем Алжира быстро ухудшались. Али Джазаирли, зная, что его противники Караманли укрываются в Тунисе, стал засылать туда своих сторонников, которые разжигали волнения среди тунисских кочевников. С целью вызвать разлад в торговых отношениях между Алжиром и Тунисом он подстрекал против тунисского бея алжирских купцов. В период блокады Триполи Али Джазаирли направил к берегам Туниса фрегат с греческой командой, рассчитывая захватить там боеприпасы, в которых тунисский бей отказал правителю Западного Триполи. Али Джазаирли отдал также приказ своему флоту захватывать тунисские корабли. Вскоре флоту Али Джазаирли удалось перехватить тунисский корабль с командой, состоявшей из 25 человек. Корабль был разграблен и приведен в порт Триполи. Когда об этом узнал тунисский бей, он потребовал возврата корабля со всей его командой, товарами и имуществом, предупредив, что в противном случае передаст дело на рассмотрение султану. Али Джазаирли, не желая вмешательства в конфликт султана, поспешил возвратить корабль, но без товаров и команды, сообщив, что моряки предпочли остаться в Триполи. Поведение Али Джазаирли выводило из себя тунисского бея. Однако он не решался на вооруженную конфронтацию, опасаясь, что его действия против Али Джазаирли не будут одобрены султаном. В этих условиях сторонники реставрации власти Караманли предприняли решительные шаги к тому, чтобы столкнуть бея Туниса и Али Джазаирли в открытом бою. Для осуществления этого плана некоторые сторонники Караманли в Триполи, сблизившись с Али Джазаирли, стали убеждать его в необходимости силой возвратить ранее принадлежавший Западному Триполи о-в Джербу [101, с. 69]. Острая нужда в деньгах и стремление отомстить правителю Туниса Хамуда-паше за помощь и поддержку дома Караманли вынудили Али Джазаирли согласиться с этими доводами и принять решение захватить Джербу. 24 сентября 1794 г. войско в составе 500 человек, специально собранное для захвата острова, под командованием Кара Мухаммеда, бывшего казначея Алжира, тайно направилось на кораблях в сторону Туниса. Благодаря принятым мерам нападение было внезапным. Прибыв на остров ночью, войско практически не встретило сопротивления. Из верных Али Джазаирли людей было назначено правление острова, после чего войско Кара Мухаммеда на пяти кораблях, нагруженных отобранными у населения деньгами и драгоценностями, возвратилось в Триполи. Интересен тот факт, что перед отплытием с острова Кара Мухаммед показывал видным лицам Джербы поддельный фирман султана, содержащий приказ Али Джазаирли захватить остров и присоединить его к Западному Триполи [149, с. 318]. Захват и ограбление Джербы переполнили чашу терпения Хамуда-паши. Расценив действия правителя Триполи как вызов и оскорбление его чести, бей Туниса обратился с жалобой к Великой Порте. В своем послании в Стамбул он описал злоупотребления Али Джазаирли по отношению к тунисским подданным, протестовал против посылки корабля в тунисский порт с враждебными намерениями, обвинил правителя Западного Триполи в ограблении своего корабля, который вошел в порт Триполи, чтобы спастись от бури. В нем содержался также протест Хамуда-паши против захвата и ограбления Джербы. В ответном послании к тунисскому бею, согласно Констанцо Берньи, сообщалось, что Порта никогда не имела намерения назначать Али Джазаирли пашой эйалета Западный Триполи и что еще никому не разрешалось захватывать тунисские терри- тоии. В конце послания к Хамуда-наше предлагалось своими силами изгнать захватчика [44, с. 2]. Таким образом, в изменившейся обстановке, которая угрожала целостности Османской империи, Великая Порта решила отказаться от поддержки Али Джазаирли. Развязав себе руки, бей Туниса начал готовить военную экспедицию против незаконного правителя Западного Триполи. С этой целью Хамуда- паша, снарядив две армии, направил одну, во главе с Али Караманли, морем, а другую, во главе с Юсуфом и Ахмедом Караманли,— сушей. Общее командование армиями осуществлял Мустафа Ходжа. По прибытии в Сфакс 24 ноября 1794 г. Мустафа Ходжа направил ультиматум Кара Мухаммеду, который к этому времени возвратился из Триполи на Джербу, чтобы оказать сопротивление тунисцам. В ультиматуме осажденным давалось 24 часа на то, чтобы сдаться без кровопролития. Спустя несколько часов после его отклонения остров был захвачен. Кара Мухаммеду удалось бежать. Так была выполнена первая задача, стоявшая перед тунисскими армиями. Другая, более трудная задача заключалась в освобождении Триполи и возвращении власти семье Караманли. Еще до выступления армий Юсуф развил активную деятельность. Он начал рассылать вождям племен и знатным людям эйалета послания, в которых сообщал о скором возвращении семьи Караманли к власти, предупреждая тех, кто выступит против них, о жестоких репрессиях [124, с. 60—67]. По мере приближения тунисской армии к стенам Триполи ее численность непрерывно росла за счет вливавшихся в нее вооруженных отрядов племен и горожан. 16 января 1795 г. тунисская армия появилась на подступах к городу. К тому времени она насчитывала 60 тыс. пехотинцев и 10 тыс. кавалеристов. Войско имело 18 пушек, 5 мортир и 1200 бомб [44, с. 2]. 18 января с захватом Меншии Триполи был окружен со всех сторон. Али Джазаирли, предвидя полное поражение и опасаясь выступления жителей города, усилил террор. В тог же день он устроил кровавую расправу над 22 заложниками, среди которых были и дети. После этого Али Джазаирли приказал разбить и уничтожить все, что могло пригодиться неприятелю. К. ночи 18 января он обезглавил 30 человек, среди которых было много рабов- христиан. В 3 часа ночи Али Джазаирли и его ближайшее окружение, погрузившись на французский корабль, пришедший из Смирны вечером, и прихватив с собой в качестве заложни- ков^несколько знатных лиц Триполи, отплыли в Александрию2. Ьегство Али Джазаирли вызвало всеобщее ликование в городе. Когда в военном лагере тунисских войск узнали о случившемся, солдаты бросились к городским воротам Триполи, который тунисский бей обещал на три дня отдать им на разграбление. Однако жители города, опасаясь убийств и грабежей, не открыли ворот. Вот как описывает Ахмед ан-Нисари события 20 января 1795 г. В тот день тунисские солдаты были приведены в боевую готовность для штурма города. Жители обещали открыть ворота только при условии, если к ним прибудет для переговоров командующий войском. Только после того, как Мустафа Ходжа обещал сохранить им жизнь и их имущество, они открыли воро- та [149, с. 322]. На горожан была наложена громадная контрибуция 100 тыс. египетских махбуб. Чтобы как-то удовлетворить солдат, которым была обещана богатая добыча в случае , взятия Триполи, часть этой контрибуции была роздана солдатам. После восстановления порядка и провозглашения правителем зйалета Западный Триполи Ахмеда Караманли вместо отрекшегося от престола в его пользу престарелого Али Караманли солдатам было разрешено без оружия войти в город. Сам военный лагерь тунисского войска был разбит у стен города. Войско находилось близ города до I февраля, а затем вернулось в Тунис. Энергичные меры, принятые для того чтобы избежать грабежа в городе, и быстрый уход тунисской армии объяснялись желанием бея Туниса дать возможность укрепиться у власти в Триполи Ахмеду Караманли, который больше устраивал тунис цев, нежели его брат Юсуф. Слабый характер Ахмеда и его политические взгляды убедительно свидетельствовали, что и в дальнейшем он не станет противником Туниса. С назначением Ахмеда Караманли пашой эйалета Западный Триполи в стране на время воцарилось спокойствие. Еще в период пребывания тунисского войска в Западном Триполи знатные лица и шейхи племен эйалета договорились воздерживаться от междоусобиц и восстаний. Однако это не устраивало Юсуфа Караманли, которого не удовлетворяла должность бека — заместителя правителя эйалета Западный Триполи и командующего войсками. Умело используя тот факт, что у него было много сторонников в племенах и к нему часто обращались за советом и помощью, Юсуф шаг за шагом снова сплачивал вокруг себя людей. Убедившись в том, что может рассчитывать на поддержку знатных лиц города и видных улемов, он начал открыто выступать против политики Ахмеда Караманли. Прежде всего ему удалось сыграть на чувствах жителей эйалета, обнищавших после внесения контрибуции тунисской армии для погашения расходов, которые она понесла во время пребывания в Триполи. Юсуф Караманли распространил среди своих сторонников слух о том, что Ахмед обещал выплатить бею Туниса значительную сумму за то, что тот назначил его на престол. Юсуф утверждал, что сбор такой огромной суммы приведет к тому, что Западный Триполи попадет под иго Туниса. Подрывная деятельность Юсуфа против брата облегчалась тем, что новый правитель предавался пьянству и распутству, т. е. вел недостойный мусульманина образ жизни. Вскоре Юсуф дождался своего часа. Ежегодно в середине месяца шаабан семья Караманли посещала мавзолей святых. 11 июня Ахмед в сопровождении Юсуфа и других членов семьи Караманли направился в Таджуру. Незаметно Юсуф свернул с дороги и устремился обратно в Триполи. Там он приказал своим сторонникам закрыть ворота города и открыть пальбу из орудий, что послужило сигналом к мятежу против правителя эйалета [149, с. 328]. Когда Ахмед узнал о случившемся, он решил не возвращаться в город и направился со своими сторонниками в Мисурату, а оттуда, опасаясь за свою жизнь, на Мальту. Так закончилось восьмимесячное правление Ахмеда Караманли.
<< | >>
Источник: Прошин Н.И.. История Ливии в новое время (середина XVI - начало XX в.). 1981

Еще по теме Правление Али Караманли (1754—1793):

  1. Внутренняя политика Юсуфа Караманли
  2. Крушение династии Караманли
  3. РЕФОРМЫ МУХАММЕДА-АЛИ В ЕГИПТЕ
  4. 10. Раджаб Али Табризи и его ученики.
  5. Внутренняя и внешняя политика первых представителей династии Караманли, Ахмеда и Мухаммеда
  6. 6. Бенедикт XIV (1740-1754 гг.) и его непосредственные преемники
  7. 16. Нур Али-Шах и обновление суфизма в конце XVIII в.
  8. Нур Али-Шах и обновление суфизма в конце XVIII в.
  9. М. В. Ломоносов Письмо М. В. Ломоносова И. И. Шувалову об основании Московского университета (до 19 июля 1754 г.)
  10. Глава II ФЕОДАЛЬНАЯ ДИНАСТИЯ КАРАМАНЛИ (1711—1835)
  11. Форма правления и ее разновидности 2.3.1. Понятие «форма правления»
  12. ГЛАВА VI. ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ И ГОСУДАРСТВЕННЫЕ РЕЖИМЫ В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ § 1. ПОНЯТИЕ ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ И ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕЖИМА
  13. Статья 20. Состав правления общества
  14. Председатель правления
  15.  5. Правление
  16. 3. Хронологическая таблица правления ханов Астраханского ханства* (1459—1556 гг.)
  17. ПОЛОЖЕНИЕ ПРАВЛЕНИИ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -