Крушение династии Караманли

Вмешательство иностранных государств во внутренние дела эйалета Западный Триполи и ухудшающееся экономическое положение страны — все это подталкивало Юсуф-пашу на новые меры, которые в конечном счете вели к ограблению его поддан-» ных.
Чрезвычайные налоги с сельского населения и горожан Три* поли вызывали массовые выступления протеста. Вожди многих племен перестали повиноваться центральным властям. В 1830 г, воинственное арабское племя улед сулейман, кочевавшее по обширному плоскогорью между Триполи и Феццаном, восстало против правителя эйалета. В течение многих лет дети шейхов племени воспитывались и служили при дворце Караманли. Так, Абд аль-Джалиль бен Гет бен Сейф ан-Наср был младенцем, когда умер его отец — шейх племени. Он был направлен во дворец Юсуф-паши и воспитывался среди его детей. Co временем Абд аль-Джалиль познакомился со всеми членами многочисленной правящей семьи, знал их сильные и слабые стороны; ему были известны многие тайны двора Караманли. В 1826 г. Абд аль-Джалиль возглавил военную экспедицию в Борну, где местное население восстало против своего правителя Мухаммеда Амина. Юсуф-паша, находившийся в дружеских отношениях с султаном Борну, помог ему подавить народное восстание. Возвратившись с победой, Абд аль-Джалиль уверовал в свои силы как военачальника. К выступлению против паши его подталкивало и недовольство жителей эйалета деспотией Юсуф-паши. К 1830 г. усиление налогового гнета и поборов с населения вызвали среди него волнения. Абд аль-Джалиль начал восстание, стремясь захватить власть в эйалете в свои руки. К восставшему племени улед сулейман присоединился ряд других племен. Вскоре весь обширный район к югу от Триполи уже находился в руках повстанцев. Юсуф-паша, понимая серьезность положения, немедленно послал своего посредника, чтобы пригласить Абд аль-Джалиля для переговоров. Ho последний, хорошо зная коварство паши, послал к Юсуфу своего представителя. Отказ Абд аль-Джалиля самому вести переговоры возмутил Юсуфа Караманли, который приказал тут же убить посланника. Такое самоуправство паши придало ‘решимости Абд аль- Джалилю в расширении масштабов восстания и формировании из вооруженных отрядов войска, с тем чтобы отрезать Триполи от торговых путей с Центральной Африкой. Абд аль-Джалилю, направившему своих братьев в Феццан, удалось поднять там восстание и распространить свое влияние на этот район. В 1831 г. Мурзук был в его руках. Юсуф-паша, понимая, что над ним нависла серьезная угроза, снарядил две военные экспедиции под руководством своих сыновей Али-бея и Ибрагима. В эти экспедиции были включены отборные войска, состоявшие в основном из кулугли Сахеля, Меншии, Завии, Злитена и Мисураты; в них вошли также под разделения войск постоянного гарнизона Триполи. В тот момент, когда Юсуф-паша узнал о потере Феццана, англичане пригрозили ему, что объявят войну, если правитель эйалета не выплатит английским коммерсантам долги. Английский консул, продолжая вмешиваться во внутренние дела страны, настойчиво предлагал свое посредничество между Юсуф-пашой и восставшим Абд аль-Джалилем. Однако Юсуф-паша отверг посредничество Уоррингтона и начал интенсивно готовить экспедиции против Абд аль-Джалиля. 29 июня 1831 г. паша подписал приказ о наступлении войск в направлении района сосредоточения повстанцев Бени-Валид.
Из писем Юсуфа министру иностранных дел Мухаммеду Бейту аль-Малю известны подробности боев между двумя сторонами. В них правитель Западного Триполи сообщал, что бои происходили в нижней части Вади-Бени-Валид в течение трех часов. Некоторые укрепленные пункты повстанцев несколько раз переходили из рук в руки. Характерно, что войска Юсуф-паши были не только жестоки к раненым, которые просили о пощаде, но и к хозяйствам в районе восстания. В письме говорилось, что «солдаты поспешили срубить деревья и разрушить колодцы». В районе Эль-Финдаи не осталось ни одного оливкового дерева [101, с. 470]. Такая жестокость привела к тому, что марабуты и шейхи племен ауляд бу сеф, ауляд бен мурейш и жители Гарьяна вмешались, чтобы прекратить кровавую расправу над повстанцами и приостановить бессмысленные разрушения. Они потребовали от сыновей паши Али и Ибрагима, чтобы те прекратили военные действия и истребление мирного населения, а в случае их отказа угрожали восстать против Юсуф-паши и присоединиться к Абд аль-Джалилю. Опасаясь выступлений в тылу войск, Юсуф-паша дал согласие на переговоры. В свою очередь, Абд аль-Джалиль также согласился пойти на мир, стремясь выиграть время, необходимое для сплочения сторонников и сохранения своих вооруженных отрядов. Для прекращения боевых действий Абд аль-Джалиль вынужден был принять ряд условий. Он обещал отказаться от Феццана и возвратить все, что им было взято в этом районе, а также передать в руки Юсуф-паши 1550 рабов. Для гарантии сохранения мира и выполнения его условий Абд аль-Джалиль должен был предоставить правителю эйалета в качестве заложников 20 детей шейхов, среди которых находился бы один из детей Абд аль-Джа> лиля. В ответ на выполнение этих условий, Абд аль-Джалиль добился от Юсуф-паши признания его правителем района Ур- фелы. Однако эти условия Абд аль-Джалиль выполнять не собирался, рассчитывая воспользоваться вмешательством Англии и Франции, которые, как он предполагал, отвлекут внимание и силы Юсуф-паши от его приготовлений. Когда Юсуф-паша убедился в том, что его попытка поднять враждебные улед сулейману племена на борьбу с повстанцам» полностью провалилась, он решил послать новую военную экспедицию против Абд аль-Джалиля. Экспедицию возглавил Мухаммед аль-Мукни. Ее участникам были обещаны освобождение от налогов и oxipaHa земель во время их отсутствия. Следует отметить, что впервые обычай защиты земель тех, кто отправлялся в военные экспедиции, вошел в практику при Юсуф-паше* Издававшееся в связи с этим обычаем постановление утверждалось в шариатском суде, а затем вывешивалось на стенах домов населенных пунктов. Так, например, в одном из таких постановлений от 1831 г. говорилось, что те, кто обрабатывали землю и засевали семена на полях триполитанцев, отправившихся воевать против повстанцев в Вади-Бени-Валид, не имели права на урожай и даже не могли потребовать возмещения стоимости засеянных семян с земель воинов. Таким образом, на оставшихся в селениях жителей возлагалась обязанность заботиться о семьях воинов и об их землях и урожаях [101, с. 476— 477]. После прибытия военной экспедиции в Феццан, там развернулись жестокие бои. Несмотря на отчаянное сопротивление брата Абд аль-Джалиля, Мухаммеду аль-Мукни удалось одержать победу над повстанцами и захватить Мурзук. Понеся большие потери, командующий экспедицией запросил подкреплений, а также доставки снаряжения и боеприпасов. Однако Юсуф- паша в этот ‘период не мог оказать ему действенной помощи, так как жители Гарьяна поддержали Абд аль-Джалиля и восстали против паши. Английский консул со все возрастающей настойчивостью оказывал давление на Юсуфа, угрожая использовать против него военную силу в случае, если тот не погасит долги английским подданным. Однако доходов казны едва хватало, чтобы оплатить жалованье охране, и то для этого паше пришлось продать европейцам бронзовые пушки, которыми были оснащены форты крепости. Он неоднократно прибегал к новым чеканкам монет, но и эта операция уже не давала ощутимых результатов. Отношения между Юсуф-пашой и английским консулом особенно обострились после того, как заложникам, которых Абд: аль-Джалиль отправил к правителю эйалета в качестве гаранта мира между двумя сторонами, удалось бежать и их укрыли в английском консульстве. В ответ на требование Юсуфа выдать ему беглецов, Уоррингтон не только отказался это сделать, но и принял меры для того, чтобы помочь тем присоединиться к восставшим. Это был уже открытый вызов Юсуф-паше, что повлек^ ло за собой усиление враждебности в отношениях между правителем эйалета и английским консулом. Последующие события привели к полному разрыву отношений между ними [101,. с. 257]. Поведение англичан еще больше усугубило и без того тяжелое положение Юсуф-паши из-за продолжавшегося восстания Абд аль-Джалиля и растущих финансовых затруднений. В этих условиях Юсуф-паша решил урегулировать отношения с англичанами. Он направил английскому консулу письмо, в котором заверял Уоррингтона в том, что уплатит долги английским подданным в случае (предоставления отсрочки, а также просил снова поднять флаг над консульством и восстановить нормальные отношения между двумя странами. В конце письма правитель Западного Триполи просил разрешения послать копию этого письма королю Англии с припиской, что династия Караманли продолжает с уважением и дружбой относиться к «великой и справедливой державе» [101, с. 260]. Действия Уоррингтона, на свой страос и риск разорвавшего отношения с правителем Западного Триполи и намеревавшегося таким образом, воспользовавшись обстановкой в эйалете, упрочить свои позиции и лотеснить французов, были поддержаны английским правительством. Унижение Юсуф-паши перед Уоррингтоном еще более раззадорило последнего. Для достижения своих целей английский консул решил воспользоваться заходом в Триполи в середине июня 1832 г. английской эскадры под командованием Дундаса. Командующий эскадрой и Уоррингтон во время посещения Юсуф-паши в ультимативной форме потребовали от него погашения долга английскому правительству и британским подданным в течение 48 часов. Юсуф-паша попытался уговорить англичан, чтобы они позволили ему выплачивать долг по частям. Однако их согласия на это получено не было. После того как Дундас и Уоррингтон вернулись из дворца в консульство, их посетил сын правителя эйалета, который безуспешно пытался убедить их принять предложение отца. Положение для эйалета становилось критическим, так как в это же время французский консул в Триполи также прилагал все усилия к тому, чтобы вынудить Юсуф-пашу выплатить ему оставшуюся сумму долга. По выражению Констанцо Берньи, английский и французский консулы одновременно хотели гибели паши [44, с. 267]. He договорившись с англичанами, Юсуф обратился с просьбой к французскому консулу Шубейлю, чтобы тот согласился на отсрочку выплаты 140 тыс. лир, которую требовало от него французское правительство. Правитель эйалета Западный Триполи намеревался за счет отсрочки выплат французам погасить часть долга англичанам [101, с. 262]. Когда французский консул узнал об истинных целях отсрочки, он отказал Юсуф-паше в его просьбе. Убедившись в том, что выплаты денег от Юсуф-паши не дождаться, командующий английской эскадрой предложил Уоррингтону покинуть Триполи. Вскоре они вместе отплыли на Мальту. Перед отплытием Уоррингтон, согласно Берньи, угрожал Юсуф-паше, заявив, что если тот не выплатит долгов, то судьба Западного Триполи будет аналогичной судьбе Алжира [44, с. 290—291; 133, с. 39]. Надеяться на то, что оборонительные сооружения Триполи выдержат бомбардировку английского флота, не приходилось. Они пришли в негодность, так как долгое время не восстанавливались. Многие бронзовые орудия были проданы или были переплавлены на монеты, не хватало и боеприпасов. Корабли с орудиями на борту, которые являлись главной силой государства Караманли, были проданы, а оставшиеся суда не представляли серьезного препятствия для иностранных флотов. В этих условиях Юсуф-паша делал все возможное, чтобы выплатить долги. С этой целью он созвал совещание, на котором помимо членов его совета участвовали знатные лица эйалета и улемы. В результате продолжительного обсуждения кризисного положения было решено ввести чрезвычайный налог на население Триполи, а также близлежащих к нему селений и районов ([ 149, с. 302]. Однако сбор налогов с населения внутренних районов, находившихся в тяжелом материальном положении, не сулил быстрого успеха. В условиях тяжелого финансового кризиса Юсуф-паша замахнулся на святыню—опору режима династии Караманли, на сформировавшееся за десятилетия ее правления привилегированное сословие кулугли. Он впервые потребовал распространения на них чрезвычайных налогов. Дело в том, что кулугли ранее в случае военной угрозы или необходимости подавления восстаний вместо налогов всегда поставляли воинов. Они решительно отказались платить чрезвычайный налог и, не дождавшись применения против них силы, подняли восстание. Жители Меншии и Сахеля потребовали свержения правителя эйалета Западный Триполи. Через несколько часов близлежащие к Триполи города и селения уже были охвачены восстанием [101, с. 265]. Его руководителем был избран внук Юсуф-паши Мухаммед бен Мухаммед. Восставшие напали на загородный дом правителя эйалета в Меншии и разграбили его. Путь к перемирию внука с дедом был отрезан. Мухаммед Караманли объявил об освобождении всех жителей эйалета от налогов. Решение Юсуф-паши отменить чрезвычайный налог и налог на рынки оказалось запоздалым. Тогда Юсуф-паша, располагавший 1200 янычарами и ренегатами во главе с Хасан-беем Бальази, бросил эти силы на разгром повстанцев, окруживших к тому времени Триполи и готовившихся к его осаде. Однако отряды Хасана Бальази были разгромлены. 22 июля 1832 г. воины Юсуфа, предприняв удачную вылазку, отбросили повстанцев от стен города. Ho, несмотря на это, положение правителя эйалета с каждым днем ухудшалось. Он обратился за помощью к бею Туниса, однако тот не торопился» с ответом [101, с. 266]. Согласно ан-Нисари, это объяснялось тем, что Юсуф-паша в свое время отказался выплатить денежную сумму, которую династия Караманли должна была вернуть тунисцам, чтобы покрыть их расходы в связи с восстановлением этой династии на престоле [ 149, с. 352]. Для Юсуф-паши сложилась критическая обстановка. Феццан и близлежащие к нему районы находились под властью Абд аль-Джалиля. Его поддержали поднявшиеся на борьбу с пашой жители Гарьяна. Киренаика была охвачена выступлениями племен. Повстанцы Сахеля и расположенных рядом с Триполи районов окружили город. Одновременно с этим Франция и Англия !продолжали настаивать на немедленной выплате им долгов. He найдя выхода из сложившейся ситуации, Юсуф Караманли был вынужден отречься от власти. 12 августа 1832 г. Юсуф-паша собрал диван, на который были приглашены знатные люди города и представители верхушки военных и духовенства. На нем правитель эйалета объявил, что в связи с преклонным возрастом и усталостью он уступает власть Али-бею, а своего другого сына, Ибрагима, объявляет наследником престола [101, с. 266]. После отречения от престола для сохранения у власти династии Караманли Юсуфу необходимо было объяснить причины своего ухода османскому правительству. В письме на имя султана он изобразил восстание народа Западного Триполи как результат нежелания платить налоги, а также как сопротивление военной реформе по созданию регулярной армии, предписанной султаном Махмудом II. Помимо этих обвинений, которые сталкивали интересы повстанцев с интересами Стамбула, Юсуф-паша сообщал в письме, что восставшие в случае победы намеревались отделить эйалет Западный Триполи от Османской империи и сделать его независимым государством подобно Марокко. Необходимость продолжения упорной борьбы, а также старость и болезни заставили пашу отречься от престола. В конце письма он просил султана назначить его сына Али правителем эйалета Западный Триполи {101, с. 391—392]. В день отречения отца Али Караманли издал прокламацию, обращенную ко всем слоям населения эйалета с призывом о мире и заявлявшую о его страстном желании установить мир между враждующими сторонами. В связи с этим он объявлял всеобщую амнистию. Далее Али Караманли провозглашал, что он будет действовать в соответствии с шариатом, укреплять безопасность в стране и стремиться облегчить тяжелое положение народа. В конце прокламации новый правитель эйалета даровал своему брату Ибрагиму титул бея [61, с. 353—354]. Однако отречение Юсуф-паши, хотя ненамного и задержало падение династии Караманли, не могло предотвратить ее крушения. Приход к власти Али Караманли II не уменьшил расточительства средств при дворе правителя эйалета. Еще больше возросла необходимость в займах для ведения войны и покупки оружия. Финансовый кризис в стране усиливался. Обстановка усложнялась противоречиями и распрями в правящей семье, которые вскоре приняли открытую форму борьбы за власть. Тяжелое положение в стране давало возможность иностранным консулам, поочередно присоединяясь к враждующим сторонам, вмешиваться во внутренние дела эйалета Западный Триполи. Защищавшие интересы своих колониальных держав в эйалете консулы Англии и Франции с еще большей силой развернули подрывную деятельность, чтобы достичь решающего перевеса друг над другом в этом районе. Высокая Порта 'после захвата Алжира Францией стремилась отделаться от династии Караманли и установить свой прямой контроль над территорией Западного Триполи. Тяжелое экономическое положение эйалета и борьба за власть ускорили принятие Османской империей решения о возвращении этой территории под непосредственное управление султана. В условиях ожесточенной борьбы консулов западных держав за влияние в Западном Триполи Али Караманли стремился маневрировать, чтобы, получая их поддержку, закрепиться у власти. Прежде всего он обратился к аккредитованным в Триполи консулам иностранных государств с посланиями. В них Али Караманли сообщал, что берет управление вместо отца и что дружеские отношения между эйалетом Западный Триполи и государствами, представленными консулами, будут при нем крепнуть и развиваться. В посланиях подтверждалось, что все договоры и соглашения, которые были заключены эйалетом с этими государствами, оставались в силе [101, с. 489]. Первым на эти послания откликнулся французский консул Шубейль. Он без колебаний установил с Али Караманли дружественные отношения, рассматривая его как законного и удобного для Франции претендента на трон. Шубейль хорошо понимал, что дальнейшая внутренняя междоусобная борьба нанесла бы вред европейской торговле, более того, она повлекла бы за собой появление в Западном Триполи турок и установление прямого турецкого контроля, что могло помешать осуществлению экспансионистских планов Франции. Вот почему французский консул открыто (покровительствовал Али Караманли и предпринимал усилия для ликвидации конфликта и установления в стране мира. Уже с самого начала войны между новым правителем и повстанцами французские офицеры командовали обороной Триполи. Что же касается англичан, то они предпочитали держать под прицелом кораблей, расположенных на Мальте, слабое государство, правителей которого проще было бы запугать. Захватническая политика Франции в Северной Африке определила действия англичан. Опасаясь, что Франция, захватив Алжир, приберет к своим рукам и другие страны Северной Африки и в итоге станет сильнейшей державой в этой части Африканского континента, Англия делала все, чтобы помешать французам укрепиться в Триполитании. Таким образом, будучи заинтересованными в восстановлении своих пошатнувшихся позиций в эйалете, англичане, естественно, являлись и сторонниками напряженности в Западном Триполи. Такая позиция дает объяснение поведению английского консула. После отречения Юсуф-паши Уоррингтон не замедлил вернуться в эйалет. Ho вместо того, чтобы возвратиться в здание консульства в Трйполи, который в это время находился под властью Али Караманли, он расположился в своей загородной вилле в Меншии. Уже сам факт поселения английского консула на территории, захваченной повстанцами, был расценен как поддержка их борьбы против нового правителя эйалета [101, с. 284]. С целью продемонстрировать свои симпатии к повстанцам Уоррингтон позволял Мухаммеду бен Мухаммеду с крыши своей виллы наблюдать за передвижениями солдат и судов противника. Такая демонстрация была рассчитана также на то, чтобы психологически воздействовать на сторонников Али Караманли, ослабив их волю к сопротивлению, поскольку на стороне повстанцев находилась Англия. По замечанию III. Феро, у Али Караманли II была прекрасная возможность отделаться от руководителя повстанцев, обстреляв виллу консула из орудий, когда на ее крышу поднимался его заклятый враг. Однако он не посмел этого сделать, опасаясь гнева великой державы [61, с. 285]. Выжидая исхода борьбы между Али Караманли и Мухаммедом бен Мухаммедом, арабские племена внутренних районов перестали повиноваться центральным властям и начали полновластно хозяйничать в своих владениях. Абд аль-Джалиль, правивший в этот период в Восточной Триполитании и Феццане, оставался нейтральным. Правитель Западной Триполитании Гума бен Халифа аль-Махмуди — шейх племени аль-махамид, а также вождь Тархуны шейх Ахмед аль-Мурайед заняли выжидательную позицию, хотя и признали Али Караманли законным правителем эйалета Западный Триполи. Находившийся в период отречения Юсуф-паши в Киренаике с чрезвычайными полномочиями по сбору налогов и фактически являвшийся правителем этого района Мухаммед Бейт аль-Маль также не спешил вставать на ту или другую сторону. У него были личные разногласия с Али Караманли, в то же время он сомневался в возможности захвата Триполи Мухаммедом бен Мухаммедом. В этой сложной обстановке Али Караманли предпринял отчаянные маневры, чтобы расколоть ряды повстанцев и привлечь на свою сторону придерживавшиеся нейтралитета силы. Прежде всего он начал угрожать конфискацией имущества тем, кто примкнул к восставшим. Однако ни угрозы, ни приказ о конфискации имущества не оказали воздействия на повстанцев. После этого Али Караманли попытался повлиять на Гуму бен Халифу и Ахмеда аль-Мурайеда. Он отправил к ним своих доверенных представителей с посланиями, в которых обещал за помощь и активное участие в борьбе с восставшими предоставить шейхам полную свободу соответственно в Западной Триполитании и Тархуне. При этом указывалось, что размеры взимаемых с них новых налогов не будут превышать прежних. Эти послания Али Караманли оказали благоприятное воздействие на шейхов, которые согласились с предложениями нового правителя эйалета и поклялись воевать на его стороне. Когда Мухаммед Бейт аль-Маль узнал, что Али Караманли назначил своего брата Осман-бея правителем Киренаики, он покинул Дерну и направился на Мальту, чтобы оттуда поддержать восставших. После его отъезда вожди племен и знатные люди Киренаики объявили о своей лояльности Али Караманли. Однако в целом положение в эйалете Западный Триполи продолжало оставаться неустойчивым. Этим решил воспользоваться бей Туниса Сиди Махмуд-паша. Он вынашивал планы захвата эйалета, чтобы передать в нем власть своему брату Сиди Мустафе. В связи с этим он одновременно поддерживал переписку с Высокой Портой и ускоренно вооружался, увеличивая боеприпасы и другое военное снаряжение. К Высокой Порте обращался не только бей Туниса, к ней апеллировали Али Караманли и Мухаммед бен Мухаммед, каждый из которых просил Османскую империю о заступничестве. Обращаясь к султану за помощью, обе враждующие стороны продолжали энергично действовать, стремясь заручиться поддержкой как можно большего числа вождей и шейхов племен. Али Караманли, убедившись, что ему трудно привлечь на свою сторону Мухаммеда Бейт аль-Маля, ставшего фактически вождем восставших кулугли, направил свои усилия на то, чтобы побудить Гуму бен Халифу активно выступить против повстанцев. С этой целью в апреле 1833 г. Али Караманли послал войска во главе со своим братом Ибрагимом, чтобы захватить Эз-Завию. В этой операции участвовал и Гума бен Халифа со своими вооруженными отрядами. Оборонявшие город повстанцы оказали сильное сопротивление войскам правителя эйалета. Эз-Завия несколько раз переходила из рук в руки. Только после разгрома повстанцев в районе Занзура, восточнее Эз-Завии, они были вынуждены отступить [101, с. 282]. Одержанная над восставшими победа могла бы сыграть решающую роль в разгроме противника, однако потрепанные в боях солдаты Иб- рагим-бея и Гумы бен Халифы нуждались в отдыхе и укреплении своих рядов, а также в пополнении боеприпасами и продовольствием. Эта победа укрепила авторитет и положение Гумы бен Халифа в Западном Джебеле. Кроме того, она позволила ему убедить Абд аль-Джалиля оказать ,поддержку Али Караманли в его борьбе со своим противником Мухаммедом бен Мухаммедом. Абд аль-Джалиль дал свое согласие на это, после того как Али Караманли обещал назначить его, правителем Феццана. При этом была достигнута договоренность о том, что Феццан не будет платить налоги, размер которых превысит суммы налогов, выплачиваемой правителями Феццана до завоевания его Юсуф-пашой. Кроме того, восстанавливались прежние свободы и привилегии племен Феццана. После присоединения Абд аль- Джалиля к Али Караманли шейх Тархуны Ахмед аль-Мурайед также поддержал правителя эйалета [ 101, с. 282]. Оказанная Али Караманли поддержка со стороны крупных вождей Триполитании придала большую активность французскому консулу в его действиях, направленных к укрепленто позиций правителя Западного Триполи. Во исполнение указаний французского короля и в связи с одержанной победой Ибрагим- бея, завершившейся захватом Эз-Завии, Шубейль объявил о своем посредничестве между воюющими сторонами. 12 апреля 1833 г. он направил послания вождям и шейхам Сахеля и Мен- шии, и в том числе Гуме бен Халифе. В них излагались условия (полная амнистия участвовавших в восстании против правителя эйалета; восстановление льгот и прав населения Сахеля и Мен- шии при условии выполнения ранее возложенных на них обязательств; признание ими власти Али Караманли и др.), на основании которых, по мнению французов, было возможно установление мира. В посланиях также сообщалось о согласии Али Караманли с этими условиями и содействием их осуществлению со стороны Франции. В обращении к вождям и шейхам племен выражалась просьба убедить главу восставших Мухаммеда Караманли в необходимости прекратить военные действия и восстановить мир в эйалете с помощью французского посредничества [27, с. 244]. В отличие от посланий к вождям и шейхам Сахеля и Мен- шии в письме к Гуме бен Халифе подчеркивалось, что французский консул обращается к нему как к другу и просит убедить Мухаммеда Караманли принять мирные условия. Содержавшееся в послании к Гуме Халифе предупреждение о том, что французы готовы применить оружие, если гражданская война не прекратится, имело двоякий смысл: во-первых, оно побуждало Гуму бен Халифу и поддерживавших его вождей племен одоб* рить французское посредничество и, во-вторых, дать понять правителю Западного Джебеля и его сторонникам, что Франция полна решимости расправиться со всяким, кто попытается перейти на сторону восставших. Однако ни послания французского консула, ни усилия Али Караманли не увенчались успехом. Мухаммед Караманли и его сторонники отклонили посредничество французского консула. В свою очередь, повстанцы предприняли меры к сплочению своих рядов, в чем им оказал значительную помощь английский консул. Крупной победой повстанцев явился открытый переход на их сторону Мухаммеда Бейт аль-Маля. Перебравшись на Мальту, которую англичане еще в 1800 г. объявили своей колонией, он развил при их содействии большую активность. Мухаммед Бейт аль-Маль, занимая у мальтийских купцов деньги и покупая на них оружие и боеприпасы, переправлял их повстанцам. В государственном архиве Триполи сохранилась расписка Мухаммеда Бейт аль-Маля, из которой видно, что он одолжил у мальтийца Михела Анджело на эти цели тысячу реалов [101, с. 498]. Оружие и боеприпасы давали возможность повстанцам усилить блокаду Триполи одновременно и с суши и с моря. Артиллерия восставших вела огонь не только по городу, но и по кораблям Али Караманли, находившимся в гавани Триполи. Опасаясь повредить корабли иностранных государств, Мухаммед бен Мухаммед Караманли неоднократно посылал иностранным консулам письма, предупреждая их, чтобы они ставили свои суда на определенном расстоянии от кораблей правителя эйалета. В декабре 1833 г. с помощью англичан Мухаммеду Бейт аль-Малю удалось зафрахтовать на острове три небольших судна, загрузить их оружием и боеприпасами и направить под командованием уроженца Корсики Маттеи к Триполи. Для сплочения рядов восставших по настоянию Уоррингтона в Триполи отправился и сам Мухаммед Бейт аль-Маль, чье пребывание среди повстанцев расценивалось английским консулом как более важный фактор, нежели поставки оружия и боеприпасов с Мальты. В основном борьба среди привилегированной прослойки кулугли шла между двумя группами. Одну из них представляли сторонники Али Караманли, которых поддерживали французы. Другой, возглавляемый Мухаммедом Караманли и поддерживаемой англичанами, фактически руководил Мухаммед Бейт аль-Маль. Ta и другая группы стремились привлечь на свою сторону арабо-берберское население внутренних районов. В то же время как для местного населения Джебеля, так и для арабов Феццана, Сирта и Киренаики кулугли являлись иностранцами и, следовательно, их интересы были им чужды. Абд аль- Джалиль, Гума бен Халифа я Ахмед аль-Мурайед, будучи крупными феодалами, сами стремились установить абсолютную власть над племенами своих районов. Исходя из этого, они были заинтересованы в ослаблении династии Караманли и всячески препятствовали установлению в стране централизованной администрации. Тем временем повстанцы продолжали обстреливать Триполи и держать его в блокаде. Город страдал не столько от разрушений и постоянной угрозы обстрела, сколько от прекращения торговли с европейскими державами. Сторонники Мухаммеда Караманли, поскольку они стремились к укреплению отношений с иностранными государствами, опасались нанести какой-либо ущерб их интересам. Поэтому о возобновлении обстрела города они заранее предупреждали консулов. Однако обстрелы города не были эффективными и не приносили ожидаемых результатов. К обстрелам настолько привыкли, что они иногда обретали комическую окраску. Так, после приезда в Триполи нового консула Сардинии, последний направил Мухаммеду Караманли послание, в котором просил прекратить бомбардировку города на период, когда он будет объезжать всех иностранных консулов для представления по случаю вступления его в должность. Успехи, достигнутые Али Караманли по сплочению своих сторонников, его умение противостоять блокаде с суши и моря, а также оказываемое давление на Высокую Порту со стороны Франции повлияли на окончательное решение султаца Махмуда II издать фирманы об отставке Юсуфа Караманли и официальном назначении его сына Али правителем эйалета Западный Триполи. Эти фирманы были доставлены в Триполи секретарем султана Шакиром Эфенди, прибывшим в эйалет в августе 1833 г. для выяснения обстановки с целью принятия мер, необходимых для установления в нем спокойствия. Одновременно копии текста фирмана о назначении Али Караманли пашой были направлены Мухаммеду Караманли и шейхам поддерживавших повстанцев племен. Как отмечалось в ответном послании нового паши султану, Шакир Эфенди посетил восставших и потребовал от них покорности перед Али Караманли. Ho повстанцы, не считаясь ни с фирманом султана, ни с указанием главного адмирала османского флота Тахир-паши об установлении мира, продолжали блокаду Триполи [101, с. 480]. О признании османским правительством законности власти Али Караманли были уведомлены также иностранные консулы, находившиеся в Триполи. По указанию своих правительств, включая и королевское правительство Великобритании, консулы направили поздравления и подарки Али Караманли по случаю его назначения правителем эйалета Западный Триполи. Однако Уоррингтон, несмотря на официальное признание Великобританией правления Али Караманли, не спешил возвращаться в столицу и, находясь в Меншии, продолжал оказывать моральную и материальную поддержку повстанцам. Подписание 8 июля 1833 г. Ункяр-Искелесийского союзнооборонительного договора между Османской империей и Россией послужило толчком для обострения отношений западных стран с Россией. Общая опасность заставила Англию и Францию на время забыть о собственных разногласиях и сплотиться в борьбе против России. Консолидация действий Англии и Франции в начале 30-х годов XIX в. в отношении Османской империи не могла не отразиться на содержании указаний, посылаемых правительствами этих государств своим консулам в Триполи. Стремясь укрепить свои позиции в Стамбуле и ослабить влияние русских, англичане не могли не поддерживать (хороших отношений с Али Караманли, утвержденного султаном в качестве правителя эйалета Западный Триполи. Вот почему, несмотря на упорство Уоррингтона, ему пришлось вскоре перебраться в здание консульства в Триполи и поднять над ним флаг Великобритании. Однако в своей вилле в Меншии он оставил сына, который от имени отца поддерживал отношения с восставшими. Таким образом, действия Уоррингтона были направлены на то, чтобы выторговать у Али Караманли за свой отказ от поддержки повстанцев право еще большего вмешательства во внутренние дела эйалета в ущерб влиянию французского консула. В связи с возрастающей напряженностью в отношениях между обоими консулами, обусловленной борьбой за влияние на Али Караманли, правительства Англии и Франции договорились заменить их новыми, с тем чтобы достичь единства действий в Западном Триполи. Ho если Франция в соответствии с соглашением отозвала Шубейля и направила вместо него Де Бурбулона, то англичане оставили Уоррингтона. Все свидетельствовало о том, что, несмотря на договоренность о совместных действиях в эйалете Западный Триполи, соперничество между правительствами брало вфх, поскольку каждая из стран преследовала свои узкие, корыстные цели. Чтобы разобщить ряды повстанцев, тексты фирмана о назначении Али Караманли правителем эйалета были посланы не только руководителям восстания, но и многим сочувствующим им вождям племен, таким, как Гума бен Халифа, Ахмед аль- Мурайед и др. Кроме того, султан отправил им подарки, намереваясь склонить их к действительной поддержке Али Караманли. В результате многие из повстанцев и сочувствующие им вожди племен прекратили сопротивление и перешли на сторону Али-паши. Однако основная масса кулугли Меншии и Сахеля, надеявшаяся на поддержку англичан, настаивала на продолжение борьбы. Шакир Эфенди приложил немало усилий, чтобы убедить восставших в бесполезности сопротивления. Однако они продолжали требовать отстранения от власти Али Караманли. Представитель султана Шакир Эфенди посоветовал Али- паше Караманли направить повстанцам ультиматум, предлагавший им в течение шести дней обсудить и принять к исполнению султанский фирман, в противном случае они должны были быть наказаны и принуждены к его исполнению силой. Ho и этот ультиматум не оказал должного воздействия на восставших. Тогда Шакир Эфенди от имени султана объявил о блокаде восточного побережья Триполитании, от стен крепости Триполи до Рас-Таннуры. Это означало, что кораблям иностранных государств воспрещалось поддерживать контакты с повстанцами и снабжать их всем необходимым для ведения военных действий. Все представленные в Триполи консулы, за исключением Уоррингтона, согласились с объявленной блокадой. Затянувшийся конфликт между двумя враждующими группировками из династии Караманли угрожал интересам многих государств, особенно Англии и Франции. Турция, потерявшая за последние годы Алжир и Грецию, не намеревалась упускать эйалет Западный Триполи из своих рук. В этих условиях Англии гораздо выгоднее было сохранить эйалет таким, каким он был при Караманли, и не допустить навязываемого ему Стамбулом прямого управления. После того как Англия захватила Мальту, она постаралась превратить Западный Триполи в базу снабжения острова продовольствием. Благодаря усилиям английского консула англичане диктовали правителям эйалета выгодные для себя цены. Вот почему в соответствии со строгими инструкциями английского правительства Уоррингтон 14 марта 1835 г. принял активное участие в составлении коллективного ультиматума консулов воюющим группировкам. Этот ультиматум был направлен своим острием скорее против повстанцев, нежели против Али Караманли. В нем говорилось, что консулы выражают свое беспокойство по поводу войны между двумя сторонами. В связи с тем, что многие здания консульств и другие жилые помещения иностранных подданных были повреждены огнем повстанцев, а также с иными тяжелыми последствиями, консулы решили добиться спокойствия, мира и безопасности в стране. Предъявляя ультиматум враждующим сторонам, они требовали прекратить боевые действия, в противном случае их государства направят свои военные корабли в Триполи, чтобы силой установить в стране порядок f101, с. 503—504]. Уоррингтон предложил французскому консулу прибегнуть к посредничеству между воюющими сторонами, чтобы положить конец вражде между Али и Мухаммедом Караманли. Английский консул направил от своего имени к руководителю восстания консула Тосканы Россони для ведения переговоров. 12 апреля 1835 г. Россони с переводчиком из французского консульства прибыл в Меншию и встретился с повстанцами. Руководители восстания выразили благодарность за посредничество и первым своим условием поставили вопрос о проведении народного референдума. Однако к этому времени судьба эйалета Западный Триполи и двух враждующих группировок, возглавляемых представителями династии Караманли, была, по существу, решена. Еще в конце декабря 1834 г. после возвращения в Стамбул Шакира Эфенди и его доклада великому вазиру и султану был проведен ряд секретных совещаний высокопоставленных чиновников Порты, на которых был разработан план, определявший дальнейшие действия Османской империи по отношению к Западному Триполи. Поскольку удержать власть враждующие между собой члены династии Караманли уже не могли, на этих совещаниях было принято и одобрено султаном решение о необходимости покончить с династией Караманли и возвратить эйалет под прямое управление Османской империи. Такое решение было продиктовано в первую очередь возникшей угрозой захвата Западного Триполи иностранными государствами, и прежде всего Францией. Признание Али Караманли правителем эйалета Западный Триполи не спасло положения. Враждебность между различными прослойками кулугли и другими жителями эйалета зашла так глубоко, что не могла завершиться быстрым примирением. Вмешательство иностранцев еще больше обостряло эту враждебность. Али Караманли не справился и с задачей объединения вокруг себя отдельных вождей феодалов, таких, как Гума бен Халифа и Ахмед аль-Мурайед. В то же время передача власти Мухаммеду Караманли означала не что иное, как укрепление позиции англичан в Западном Триполи. Вскоре был разработан детальный план захвата эйалета. Опасаясь, что иностранные государства могут помешать осуществлению намеченного плана, большое внимание уделялось сохранению в тайне подготовки операции. Для руководства ею был создан комитет, который занимался подготовкой выделенных для этой цели частей, оснащением их артиллерией и другим снаряжением. Чтобы скрыть сосредоточение военных кораблей, в состав эскадры были включены также торговые суда, которые загружались продовольствием и снаряжением. С целью усыпить бдительность Али Караманли, было решено направить на его имя султанский фирман, который подтверждал бы его власть в эйалете Западный Триполи. Выражая Али Караманли пожелания в обеспечении безопасности и мира в его стране, султан посылал ему флот и солдат, а также снаряжение, с тем чтобы он подавил восстание и заставил покориться мятежные племена. Одновременно по плану было предусмотрено, что командующий операцией Мустафа Наджиб-паша должен был иметь фирман султана, согласно которому он объявлялся наместником султана в Западном Триполи. Для подкупа знатных лиц эйалета Мустафе Наджибу выделялось 100 тыс. пиастров. Чтобы окончательно покончить с сопротивлением в эйалете, предполагалось захватить Али Караманли и его отца Юсуфа. Что же касается Мухаммеда бен Мухаммеда, то планировалось проявить к нему внимание и заботу, сблизиться с ним, а после наступления в стране спокойствия захватить его и отправить в Стамбул [101, с. 304]. В мае 1835 г. в Триполи прибыл Шакир Эфенди и привез Али Караманли фирман султана, в котором подтверждалось право на власть Али Караманли в эйалете Западный Триполи. В фирмане сообщалось также, что султан направляет турецких солдат и корабли, которые помогут паше подавить повстанцев. Упорно распространяя версию о том, что корабли и солдаты султана предназначались для скорейшего установления мира в эйалете, турки ввели в заблуждение не только Али Караманли, но и европейские державы. 26 мая 1835 г. в порт Триполи вошло 22 турецких корабля, в том числе 10 транспортных судов [101, с. 305]. По прибытии турецкая эскадра была встречена артиллерийским салютом. Ничего не подозревавший Али Караманли вместе с Шакиром Эфенди отправился на флагманский корабль, где он был встречен со всеми почестями и знаками уважения, которые полагались в таких случаях для правителя эйалета. Мустафа Наджиб, приветствуя Али Караманли, еще раз заверил его, что корабли и турецкие солдаты прибыли для того, чтобы помочь паше усмирить повстанцев, которые не подчинялись приказам султана. Вскоре они условились о размещении турецких солдат в городе. На другой день с кораблей высадились, по разным данным, от 3,5 до 6 тыс. солдат. Была выгружена также артиллерия в количестве 14 пушек и двух полевых гаубиц. К вечеру, когда турецкие солдаты были размещены во всех укрепленных пунктах города и полностью взяли на себя его защиту, Мустафа Наджиб, находившийся на флагмане турецкой эскадры, настоял на запрещении ношения оружия местным населением и изъятия •его у него. На следующий день, 28 мая 1835 г., Мустафа Наджиб вновь пригласил Али Караманли с его свитой из близких родственников и министров на флагманский корабль, чтобы затем вместе направиться в цитадель. В сопровождении 23 человек Али Караманли поднялся на корабль. По приказу Мустафы Наджиба они были арестованы и оставлены на корабле. Сам Мустафа Наджиб во главе многочисленного отряда солдат направился в крепость. Во дворце правителя эйалета его ожидал Шакир Эфенди, который к этому времени собрал муфтиев Триполи, хакимов, улемов и знатных людей города. Перед собравшимися был зачитан фирман султана, в котором сообщалось об упразднении династии Караманли и переходе эйалета Западный Триполи под непосредственное управление Османской империи. Отныне Западный Триполи становился одним из вилайетов (провинций) империи, которым управлял вали (губернатор). Вся полнота власти сосредоточивалась в руках Мустафы Наджиба — первого губернатора вилайета Триполи. От присутствующих потребовали принести клятву верности новому правителю. Вскоре Наджиб-паша собрал в мечети расширенный совет для установления перемирия между жителями столицы, ее пригорода Меншии и районов Сахеля. На нем было решено, что выкупы за убитых с обеих сторон не будут взиматься, как и не должно быть возвращено движимое имущество (деньги, ценности и др.); что касается недвижимостей (поместья, дома), то они передавались своим владельцам. Итак, благодаря хитрому маневру туркам удалось ввести в заблуждение обе враждующие стороны из династии Караманли и легко овладеть Триполи. Судьба обманом захваченного Али- паши произвела сильное впечатление на руководителей повстанцев. Мухаммед Караманли, спасаясь от турок, направился в сторону Мисураты, а вскоре, когда стало известно о том, что его сторонники прекратили сопротивление, окончил жизнь самоубийством. Вдохновитель восстания Мухаммед Бейт аль-Маль 30 мая 1835 г. покинул восставших и на английском корвете прибыл в Триполи, где предстал перед Мустафой Наджиб-па- шой. Он был хорошо им принят и получил назначение на пост в новой администрации вилайета Триполи. 2 июня турецкие корабли вышли из порта Триполи, увозя с собой Али Караманли и его близких в Стамбул. Что же касается самого Юсуф-паши, то он был отправлен в загородный дом в Меншии, где прожил остаток своих дней (ум. в 1838 г.). Таким образом, в 1835 г. прекратила свое существование династия Караманли, которая правила эйалетом Западный Триполи в течение около 130 лет. Ее основатель Ахмед Караманли много сделал для создания военно-феодального государства* покончив с вольницей янычар. В период своего правления династия Караманли управляла эйалетом независимо, номинально являясь вассалом Османской империи. В то же время эйалет Западный Триполи всегда был частью Османской империи, его связывали с империей прежде всего религиозные узы, так как султан являлся одновременно халифом всех мусульман. Приверженность населения эйалета к мусульманской общине позволяла представителям династии Караманли в случае необходимости обращаться за поддержкой к султану-халифу и добиваться от него фирманов о назначении их правителями в этой стране. Ho еще более важной стороной этой постоянной связи с Османской империей была необходимость получения эйалеточ защиты от нападения европейских государств. Когда возникали кризисы и острые ситуации, правители из династии Караманли обращались за помощью к Высокой Порте, в свою очередь, они также не раз посылали свои военные корабли для участия в совместных операциях против могущественных противников Османской империи. Состояние экономики государства Караманли в основном зависело от доходов, получаемых от корсарства и связанной с ним работорговли. Развитию сельского хозяйства и ремесел уделялось мало внимания, торговля внутри страны была развита слабо. Часть государственных доходов распространялась лишь среди небольшой кучки феодалов, близких приспешников двора Караманли. Средства в основном расходовались на предметы роскоши и на ведение праздной жизни семейства Караманли. Борьба европейских государств с корсарством и запрет торговли белыми рабами-христианами привели к резкому сокра щению доходов эйалета. Как уже ранее упоминалось поиски новых источников доходов обусловили установление монополии дома Караманли на торговлю некоторыми видами товаров, в частности на зерно. Урожаи запродавались вперед на несколько лет. Наряду с этим широко практиковалась порча монет как важный источник доходов. Все это привело к упадку и без того слабой торговли. Чтобы восполнить государственную казну, правители начали прибегать к займам у иностранцев, в основном у англичан и французов. Большая задолженность правительства Юсуф-паши привела к финансовому кризису и окончательному подрыву экономики страны, чем воспользовались Англия и Франция. Тяжелое экономическое и финансовое положение Западного Триполи вызвало стихийные выступления местного населения, а также усилило и обострило борьбу между различными членами семьи Караманли. Враждебность между ними была настолько сильной, что они не смогли объединиться даже перед внешней опасностью, которая исходила как со стороны европейцев, так и со стороны Турции. Порта, тщательно разработав план возвращения к системе прямого управления эйалетом, умело осуществила его и без единого выстрела, не считая артиллерийского салюта, захватила Триполи.
<< | >>
Источник: Прошин Н.И.. История Ливии в новое время (середина XVI - начало XX в.). 1981

Еще по теме Крушение династии Караманли:

  1. Внутренняя и внешняя политика первых представителей династии Караманли, Ахмеда и Мухаммеда
  2. Глава II ФЕОДАЛЬНАЯ ДИНАСТИЯ КАРАМАНЛИ (1711—1835)
  3. Внутренняя политика Юсуфа Караманли
  4. ОТ ЭПОХИ «ПЯТИ ДИНАСТИЙ» К УСТАНОВЛЕНИЮ ДИНАСТИИ СУН
  5. Аморейское вторжение, падение III династии Ура и возвышение династии Иссина
  6. Правление Али Караманли (1754—1793)
  7. Причины, механизм, последствия крушения (аварии)
  8. Крушение СССР и возрождение России
  9. КРУШЕНИЕ
  10. 7. Крушение
  11. § 5. Крушение «оттепели»
  12. Крушение «православного строя»
  13. РАЗДЕЛ I. КРУШЕНИЕ МОНАРХИИ
  14. Крушение ордена Храма
  15. Набонид и крушение державы
  16. Крушение российского Голиафа
  17. § 18. КРУШЕНИЕ КОЛОНИАЛИЗМА, ЛОКАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ И МЕЖДУНАРОДНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
  18. Упадок и крушение Объединенного Силла
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -