<<
>>

ДАРВИН И ТРИУМФ НАУКИ

3 февраля 1933 года От поэтов перейдем к ученым. Боюсь, что поэты все еще считаются довольно бесполезными существами, но на ученых смотрят как на волшебников современности и они пользуются почетом и влиянием.
До девятнадцатого века дело обстояло иначе. В предшествующие века вести жизнь ученого в Европе было рискованно и порой эта жизнь заканчивалась на костре. Я рассказывал тебе о том, как церковь подвергла Джордано Бруно сожжению в Риме. Спустя несколько лет в семнадцатом столетии едва не закончилась таким же образом жизнь Галилея, который утверждал, что Земля вращается вокруг Солнца. Он избежал сожжения по обвинению в ереси, поскольку принес официальные извинения и отрекся от своих прежних утверждений. Церковь в Европе постоянно приходила в подобные столкновения с наукой, пытаясь подавить новые идеи. Религия, организованная в церковь, в Европе или где бы то ни было всегда связана с рядом догм, которые ее приверженцы должны признавать без всяких сомнений и вопросов. Наука совершенно иначе подходит к явлениям. Она ничего не принимает на веру и не имеет или не должна иметь никаких догм. Она старается поощрять свободный разум и пытается найти истину с помощью многократно повторенных экспериментов. Этот взгляд резко отличается от религиозных воззрений, и не удивительно, что между наукой и религией часто возникали конфликты. Я полагаю, что эксперименты самого различного рода осуществлялись многими народами во все времена. Известно, что в Древней Индии были высокоразвиты химия и хирургия, но это могло иметь место только в результате длительного экспериментирования. Древние греки также в какой-то мере ставили эксперименты. Что касается китайцев, то недавно мне довелось читать совершенно удивительное сообщение, в котором приводились отрывки из китайских авторов, живших полторы тысячи лет назад; эти отрывки свидетельствуют о том, что китайцам была известна теория эволюции, что они знали о существовании кровообращения в нашем теле и что китайские хирурги применяли обезболивающие средства. Но все же мы еще недостаточно знаем о тех временах, поэтому нет оснований делать из этого какие- либо выводы. Если древние цивилизации действительно открыли все эти средства, почему они забыли о них позднее? Почему опи в таком случае не достигли большего прогресса в этом? Или причина была в том, что они не придавали большого значения прогрессу в этой области? Словом, тут встает много интересных вопросов, на которые мы за отсутствием материалов не можем дать ответ. Арабы очень увлекались экспериментами, и Европа в средцие века последовала их примеру. Но все их эксперименты не носили подлинно научного характера. Они все время были заняты поисками того, что называют «философским камнем», который, как полагали, обладал великим достоинством превращать различные металлы в золото. Люди проводили всю жизнь, занятые сложными химическими опытами с целью найти секрет подобного превращения металлов, это называлось алхимией.
Они также усердно занимались поисками «эликсира жизни», или амри- та, который давал бы бессмертие. Нет ни одного свидетельства, за исключением волшебных сказок, о том, чтобы кому-нибудь удалось найти этот амрит или знаменитый камень. На самом деле это было любительское увлечение каким-нибудь видом магии в надежде приобрести богатство, власть и долгую жизнь. Оно не имело ничего общего с духом науки. Наука никак не связана с магией, колдовством и тому подобными вещами. Постепенно, однако, в Европе развился действительно научный метод, к самым великим именам в истории науки принадлежит имя англичанина Исаака Ньютона, жившего в 1642— 1727 годах. Ньютон объяснил законы тяготения, то есть объяснил, каким образом вещи падают. С помощью этих и других законов, которые также были им открыты, он объяснил движение Солнца и планет. Казалось, и великое и малое нашли объяснение в его теориях, п он удостоился большого почета. Дух науки начал вторгаться в сферу догматического духа церкви. Больше нельзя было подавлять науку или посылать ее приверженцев на костер. Многие ученые, особенно в Англии и во Франции, а позднее также в Германии и Америке, терпеливо трудились и ставили эксперименты, накапливая факты и знания. Сумма научных знаний благодаря этому возрастала. Ты, вероятно, помнишь, что восемнадцатый век в Европе был веком распространения среди образованных классов рационализма. Это был век Вольтера и Руссо, а также многих других способных французов, которые писали о самых различных предметах и вызывали брожение в умах людей. Великая Французская революция была выношена в лоне этого столетия. Это рационалистическое мировоззрение вполне соответствовало научному, они вместе выступали против догматических воззрений церкви. Девятнадцатый век, как я уже говорил тебе, был, помимо прочего, также веком науки. Промышленная революция, техническая революция, поразительные изменения в средствах передвижения — все это стало возможным благодаря науке. Благодаря многочисленным заводам и фабрикам изменились способы производства; благодаря железным дорогам и пароходам мир внезапно стал тесен; еще большим чудом был электрический телеграф. Богатства притекали в Англию со всех концов ее широко раскинувшейся империи. Все это, естественно, наносило удар по старым идеям, и влияние религии пошло на убыль. Фабричная жизнь по сравнению с жизнью земледельца в деревне заставляла людей размышлять больше над экономическими отношениями, чем над религиозными догмами. В середине [прошлого.— Ред.] века, в 1859 году, в Англин была издана книга, которая довела конфликт между догматическим и научным мировоззрениями до критической точки. Это была книга Чарлза Дарвина «Происхождение видов». Дарвин не принадлежит к числу самых великих ученых; то, что он говорил, не было совершенно новым. Еще до Дарвина работали другие ученые, геологи и натуралисты, собравшие много данных. И тем не менее книга Дарвина открывала новую эру, она произвела огромное впечатление и способствовала изменению мировоззрения общества в большей степени, чем любая другая научная работа. Она вызвала землетрясение в интеллектуальной сфере и сделала Дарвина знаменитым. Дарвин в качестве натуралиста совершил путешествие в Южную Америку и по Тихому океану и собрал огромное количество материала и сведений. Он использовал эти данные, чтобы показать, каким образом изменялся и развивался каждый вид животных благодаря естественному отбору. До этого времени многие люди думали, что все виды или разновидности животных, включая и человека, были сотворены богом каждый по отдельности и с тех пор существовали отдельно, не претерпевая ни- какйх изменений, иначе говоря, один вид не мог превращаться в другой. Дарвин, приводя массу примеров из действительности, показал, что, напротив, один вид может переходить в другой и что это является нормальным способом развития. Эти изменения происходят путем естественного отбора. Небольшое отличие у ка- кой-нибудь особи данного вида, если оно оказывается полезным в каком-нибудь отношении или помогает пережить других, постепенно ведет к постоянному изменению, так как очевидно, что все большее число таких особей будет выживать. Через некоторое время эти слегка измененные особи окажутся в большинстве и поглотят остальных. Таким путем, незаметно, одно за другим, возникают изменения и различия, и через определенный промежуток времени может появиться почти совершенно новый вид. С течением времени благодаря этому процессу выживания наиболее приспособленных путем естественного отбора возникает множество новых видов. Это относится к растениям, к животным и даже к самому человеку. Согласно этой теории, вполне возможно, что у всех многообразных видов растений и животных, которые мы наблюдаем сегодня, существовал один общий предок. Через несколько лет Дарвин опубликовал еще одну книгу — «Происхождение человека», где он попытался применить свою теорию к человеку. Идея эволюции и естественного отбора признается в настоящее время большинством людей, хотя и не совсем в той форме, в какой ее выдвигали Дарвин и его последователи. Сейчас стало весьма обычным явлением искусственное применение селекции для выведения различных пород животных, а также разведения растений, фруктов и цветов. Сегодня многие премированные породы животных и растений являются новыми видами и получены искусственным путем. Если человек может добиваться таких изменений и выводить новые виды за сравнительно короткий промежуток времени, то чего только не могла сделать природа в этом направлении на протяжении сотен тысяч и миллионов лет. Посещение музея естественной истории, например музея в Саут-Кенсингтоне в Лондоне, показывает намт как растения и животные непрерывно приспособляются к природе. Все это теперь кажется нам довольно очевидным. Но это не было столь очевидным семьдесят лет назад. Большинство людей в Европе все еще верили в это время в рассказ Библии о сотворении мира ровно за четыре тысячи четыре года до появления Христа и о том, как по отдельности были созданы каждое растение и животное и наконец человек. Они верили во всемирный потоп и в Ноев ковчег, в котором было каждой твари по паре, дабы ни один вид не вымер. Все это было несовместимо с дарвиновской теорией. Дарвин и геологи исчисляли возраст Земли миллионами лет, а не ничтожными шестью тысячами. В умах мужчин и женщин происходила отчаянная борьба, и многие хорошие люди не знали, как им быть. Их старая религия требовала, чтобы они верили в одно, а разум говорил другое. Когда люди верят в догмы, а по этим догмам наносится удар, они теряют твердую почву под ногами, чувствуют себя беспомощными и жалкими. Но потрясение, которое возвращает нас к действительности, полезно. Поэтому повсюду в Англии и в других местах Европы велись большие споры, шла великая борьба между наукой и религией. В исходе ее не приходилось сомневаться. Новый мир крупной промышленности и механического транспорта зависел от науки, поэтому от науки нельзя было отказаться. Наука одержала победу по всему фронту, и выражения «естественный отбор» и «выживание самых приспособленных» вошли в повседневный обиход даже у людей, которые употребляли их, не до конца понимая их смысл. Дарвин в своем «Происхождении человека» высказал предположение, что у человека и некоторых обезьян мог быть общий предок. Однако это нельзя было подтвердить примерами, отражающими различные стадии в процессе развития. В связи с этим возникла популярная шутка о «недостающем звене». Довольно любопытно также, что правящие классы исказили теорию Дарвина, придав ей удобную для себя форму: они были твердо убеждены, что эта теория дает еще одно доказательство их превосходства. Они были наиболее приспособлены, чтобы выжить в жизненной борьбе, и поэтому в результате «естественного отбора» оказались наверху и стали правящими классами. Такими рассуждениями пытались оправдать господство одного класса над другим, одной расы над другой. Это был последний довод в пользу империализма и превосходства белой расы. И многие на Западе полагали, что чем они более деспотичны, беспощадны и сильны, тем более высокое место занимают они в шкале человеческих достоинств. Это малоприятная философия, но она до некоторой степени объясняет поведение западных империалистических держав в Азии и Африке. Теория Дарвина впоследствии подверглась критике со стороны других ученых, но его общие идеи сохраняют свое значение до сих пор. Одним из результатов общего признания его теории была вера людей в идею прогресса, в то, что человек, общество и мир в целом постоянно совершенствуются и становятся все лучше и лучше. Эта идея прогресса была результатом не одной только теории Дарвина. Общая направленность научных открытий, изменения, вызванные промышленной революцией, а также возникшие >после нее, подготовили умы людей. Теория Дарвина подтвердила ее, и люди стали воображать себя гордо шагающими от победы к победе к конечной цели — человеческому совершенству, каким бы оно ни было. Интересно отметить, что эта идея прогресса была совершенно новой. Такой идей, по-видимому, не существовало в прошлом в Европе, или Азии, или в какой-либо старой цивилизации. В Европе вплоть до промышленной революции люди смотрели на прошлое, как на идеальный период. Классические периоды Древней Греции и Рима считались более прекрасными и передовыми, чем последующие периоды. Происходит прогрессирующее ухудшение и разложение человеческой расы, так думали люди, или по крайней мере в ней не происходит никаких заметных изменений. В Индии тоже распространено близкое к этому представление об ухудшении, начинающемся после «золотого века» в про шлом. Индийская мифология измеряет время огромными периодами, похожими на геологические, но она неизменно начинает с великого века Сатъя-юга и доходит до нынешнего века зла — Кали-юга. Таким образом, мы видим, что идея человеческого прогресса является совершенно новым понятием. Наше знание прошлой истории побуждает нас верить в эту идею. Но вместе с тем наши знания все еще очень ограничены и не исключено, что более полное знание может изменить наши взгляды. Уже и сейчас энтузиазм по поводу прогресса не так велик, как во второй половине девятнадцатого века. Если прогресс приводит к тому, что мы начинаем уничтожать друг друга в огромных масштабах, как это делалось во время мировой войны, то с таким прогрессом не все ладно. Стоило бы также помнить о том, что дарвиновское «выживание самых приспособленных» не обязательно означает выживание самых лучших. Но все это размышления для ученых. Нам же следует отметить, что старая и широко распространенная идея о статичном, или неизменном, или даже ухудшающемся обществе была оттеснена современной наукой в девятнадцатом веке и на смену ей пришла идея динамичного и изменяющегося общества. Появилась также идея прогресса. И несомненно, общество в теченйе этого периода изменилось до неузнаваемости. Поскольку я рассказывал тебе теорию Дарвина о происхождении видов, тебе, может быть, интересно узнать, что писал об этом предмете один китайский философ две тысячи пятьсот лет назад. Его имя было Цзон-Цзе, писал он в шестом веке до Христа, приблизительно во времена Будды. «Все организмы происходят от одного-единственного вида. Этот единственный вид подвергался многим постепенным и непрерывным изменениям и затем дал начало всем организмам, различным по форме. Эти организмы не сразу стали отличаться друг от друга, а, напротив, они приобретали различия посредством постепенных изменений, происходивших поколение за поколением». Это достаточно близко к теории Дарвина, и поразительно, что к таким выводам пришел древний китайский биолог и что миру понадобилось еще два с половиной тысячелетия, чтобы снова прийти к ним. По мере прогресса в девятнадцатом веке быстрота изменений все возрастала. Наука рождала одно чудо за другим, бесконечное и блестящее шествие открытий и изобретений ослепляло людей. Многие из этих открытий сильно изменили жизнь людей, особенно такие, как телеграф, телефон, автомобиль, а позднее самолет. Наука отважилась измерить как расстояние до отдаленных миров, так и невидимые атомы с их еще более мелкими частицами. Она сокращала тяжкий монотонный труд человека, и жизнь становилась легче для миллионов людей. Наука способствовала в огромной степени увеличению прироста населения мира, в особенности в индустриальных странах. В то же время наука разрабатывала самые совершенные методы уничтожения. Но наука не была виновна в этом. Она увеличивала власть человека над природой, однако человек не умел властвовать над самим собой. Поэтому он часто вел себя дурно и бесполезно растрачивал дары науки. Но триумфальное шествие науки продолжалось, за сто пятьдесят лет она изменила мир сильнее, чем это сделали многие прошедшие тысячелетия. Наука революционизировала мир во всех направлениях и во всех сферах жизни. Это продвижение науки продолжается и теперь, и оно кажется более стремительным, чем когда-либо раньше. Она не знает отдыха. Строится железная дорога. К моменту, когда она готова для эксплуатации, она уже устаревает. Приобретается и устанавливается машина; через год или два начинается выпуск более производительных машин того же типа. И это бешеное состязание продолжается, в наше время на смену пару приходит электричество, таким образом, происходит такая же великая революция, какой была промышленная революция сто пятьдесят лет назад. Огромное число ученых и специалистов непрерывно трудятся на магистральных и менее важных путях науки. Самое великое имя в их рядах сегодня — Альберт Эйнштейн, которому удалось до некоторой степени видоизменить знаменитую теорию Ньютона. Прогресс в науке за последнее время был таким огромным, дополнения и изменения в научной теории так велики, что и самих ученых это застало врасплох. Они утратили все свое прежнее самодовольство, гордость и уверенность. Они теперь сомневаются в своих выводах и пророчествах о будущем. Но такой оборот дела приняли в двадцатом веке, в наше собственное время. В девятнадцатом веке у ученых существовала полная уверенность и наука, гордясь своими бесчисленными успехами, навязывала себя людям, крторые поклонялись ей словно божеству. 125.
<< | >>
Источник: Неру Джавахарлал. Взгляд на всемирную историю. Том 2. 1981

Еще по теме ДАРВИН И ТРИУМФ НАУКИ:

  1. Триумф
  2. Триумф императора Проба. 281 г.
  3. ТРИУМФ «МЕДВЕДЯ»
  4. СИЦИЛИЙСКИЕ ВОЙНЫ ТРИУМФА
  5. Теория Дарвина
  6. Причины изменчивости по Дарвину
  7. Дарвин и эмбриология
  8. Дарвин о себе
  9. Дарвин о предшественниках
  10. ВЕНГЕРСКИЙ МИЛЛЕНИУМ - НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТРИУМФ В ЗЕНИТЕ СЛАВЫ
  11. Часть II СТАНОВЛЕНИЕ И ТРИУМФ ЛИБЕРАЛЬНОЙ ИДЕОЛОГИ
  12. Теория естественного отбора Дарвина
  13. Изменчивость по Дарвину
  14. МОДЕЛЬ ДАРВИНА
  15. Эволюционная теория Ч. Дарвина и идеи К. Э. Циолковского.
  16. Дарвин о борьбе за существование (БЗС)
  17. Глава 3 БОГОСЛОВИЕ ПОСЛЕ ДАРВИНА
  18. Глава2 ОПАСНАЯ ИДЕЯ ДАРВИНА
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -