<<
>>

Евангелия: канон и апокрифы

С конца I в. в христианской литературе более подробно разрабатывалась история земной жизни Иисуса Христа и основные вероучительные, этические и эстетические принципы христианства. Образцами произведений такого плана в первую очередь были евангелия (греч. – благая весть ).
В эллинистическом окружении христиан слово «евангелие» было связано с культом императора и обозначало сообщения о радостных и значительных событиях в жизни кесаря. Наследуя этот термин, раннее христианство придает ему принципиально иной смысл: не любая радостная весть, а единственная – о спасителе и мессии. Евангелием христиане стали называть проповедь, раскрывающую суть новой веры: «…спасительное деяние Бога во Христе». Именно в этом смысле употребляется слово «евангелие» в ранних посланиях апостола Павла. На рубеже I– II вв. слово «евангелие» используется уже для обозначения письменных литературных произведений, рассказывающих не только об искупительной жертве, но и о словах и делах Иисуса Христа. А несколько позже появляется термин «евангелист» для обозначения автора того или иного «благовествования». Среди многочисленных евангельских текстов, созданных в первые века существования христианства, впоследствии было отобрано четыре наиболее авторитетных произведения, вошедших в канон Нового Завета. В греческом языке слово «канон» означает правило , норма , образец . Христианская традиция в применении к Новому Завету использовала слово «канон» для обозначения закрытого списка раннехристианских текстов, вероучительный авторитет которых был признан всей церковью. Процесс формирования новозаветного канона растянулся на несколько веков. В ранних христианских общинах порой пользовались авторитетом разные евангелия и откровения, шла ожесточенная полемика не только с иудеохристианами и христианамигностиками, но и между различными собственно христианскими общинами. При отборе «священных» книг было важно не только их содержание, но и древность, авторитетность сочинения, которое читалось вслух в общине верующих. Признание христианства римским государством при императоре Константине ускорило процесс формирования канона. На соборе в Лаодикее в 363 г., уже после смерти Константина, было принято решение разослать по христианским общинам список канонических книг. В Лаодикейский канон вошли все книги Нового завета, кроме Апокалипсиса (Откровения) Иоанна Богослова. Позднее, в 367 г. в списке епископа Афанасия были названы уже все 27 книг Нового завета. Но повсеместное признание канонический состав Нового Завета получил далеко не сразу: христиане многих сирийских общин не признавали Апокалипсис, свои священные книги были и у коптских и сиропалестинских христиан. Окончательно список новозаветных книг был утвержден христианской церковью только в 419 г. на Карфагенском соборе. Те произведения христианской литературы, которые не вошли в канонический состав Библии, стали называться апокрифами. В переводе с греческого языка слово «апокриф» означает тайный , сокровенный . Так называли свои сочинения гностики II века. Они были убеждены, что эти книги следует держать втайне от непосвященных, так как скрытое в апокрифах знание о Боге (гносис) может быть доступно только немногим избранным. Христианские церковные историки взяли этот термин у гностиков, переосмыслив его значение. Сначала апокрифами называли произведения, авторство и происхождение которых было неясным. А со времени установления канонического состава Библии апокрифическими стали называть все не вошедшие в канон книги. К их числу были отнесены не только многие евангелия, но и целый ряд посланий, деяний и откровений. Отношение церкви к апокрифическим писаниям различалось в зависимости от их содержания: одни книги разрешались для чтения, но не для богослужения, другие – объявлялись «подложными» и «отрешенными», а следовательно, подлежащими полному уничтожению. Поэтому от многих апокрифических произведений до нашего времени дошли лишь немногочисленные цитаты, содержащиеся в полемических сочинениях церковных писателей. Евангельские тексты, признанные христианской церковью апокрифическими , можно условно разделить на три группы. 1. Евангелия, в духе раннехристианской традиции , послужившие основанием для создания канонических евангелий. К этой группе относятся египетские фрагментарные тексты на папирусе, так называемые иудеохристианские евангелия (евангелия эбионитов, назореев, евреев, двенадцати апостолов), а также евангелие Петра. Эти сочинения принадлежат к самому раннему слою апокрифической литературы и обладают главным свойством евангельского литературного жанра – быть повествованием, выражающим весть о спасении во Христе. 2. Гностические евангелия , ставящие перед собой особую теологическую задачу – трансляцию тайного знания (гносиса). Согласно гностическим представлениям, спасение открыто только для избранных, обладающих сокровенным знанием. Для сокрытия текстов от непосвященных гностиками часто использовалась тайнопись – магические формулы и криптограммы. К числу наиболее известных гностических произведений относятся евангелие Истины, евангелие Фомы и евангелие Филиппа. Несмотря на названия, эти тексты по своей сути и стилистике скорее откровения (апокалипсисы), нежели евангелия. Авторамгностикам не нужен образ земного Иисуса, главное – божественная истина, скрытая в словах Христа. Евангелие Истины, предположительно, было создано одним из самых известных гностиков Валентином или в кругу его учеников. В этом евангелии об Иисусе Христе сказано, что он пришел «в подобии тела, Свет говорил его устами». ИисусСлово дал свет тем, кто пребывал во тьме. «Он дал им свет. Он дал им путь. Этот путь – истина, которой он учил». ИисусуСлову противопоставлено Заблуждение. Оно возненавидело Иисуса за то, что он дал людям, и стало его преследовать. Иисус в Евангелии Истины не имеет человеческой природы, его земное существование – лишь видимость, подобие телесности. Подлинное христианство для автора Евангелия Истины – это обретение истинного знания о Боге, открытие божественного в самом себе. Гносис освобождает людей от всякого страха, потому что человек, открывший в себе божественный дух, возвращается к Богу. Евангелие Фомы представляет собой перевод на коптский язык греческого источника конца I – начала II в. Текст произведения составлен из 114 изречений, приписываемых Иисусу. В знаменитом введении к евангелию Фомы сформулирована суть гностического видения христианства: «Это тайные слова, которые сказал живой Иисус и которые записал Дидим Иуда Фома. И Он сказал: «Тот, кто найдет истолкование этих слов, не вкусит смерти». Залог спасения и обретения бессмертия – не в вере самой по себе и не в свершении добрых дел, а в истинном истолковании, в возможности познания скрытого смысла речений Христа. Сохранившаяся рукопись евангелия Филиппа относится к IV в., но греческий подлинник, вероятно, был создан во II в., Иисус Христос в евангелии от Филиппа – это Логос, который пришел в этот мир, чтобы спасти «некоторых»: «Если приходит свет, тогда зрячий увидит свет, а тот, кто слеп – останется во тьме». Главная тема, которая волнует автора этого евангелия – соотношение всемогущества благого Бога и господствующего в земном мире зла. На вопрос о том, как могут люди освободиться от сил зла, есть только один ответ – познать истину. «Логос сказал: если познаете истину, истина сделает вас свободными. Незнание – рабство. Знание (гносис) – это свобода». Познать истину не просто, она заключена в символах и образах, открывающихся только посвященным. Их цель – стремление к мистическому слиянию с божеством, однако автор не раскрывает, какими путями можно достичь этого совершенства. Автор евангелия критикует кажущуюся ему наивной веру христиан в телесное воскресение из мертвых и любые попытки создания христианской обрядности. 3. Дополняющие евангелия , стремящиеся восполнить пробелы в канонических повествованиях о жизни Христа и Богоматери. Эти сочинения, вобравшие в себя многие фольклорномифологические мотивы и сюжеты, часто объединяют общим названием – «евангелия детства». К их числу относятся прежде всего «Протоевангелие Иакова» и «Сказание Фомы, израильского философа, о детстве Христа». По своему жанру эти произведения близки мифу и фольклорной сказке. Иисус в них представлен божеством, могущество которого проявляется с самого рождения. Он вовсе не кроткий и милосердный спаситель, он может жестоко карать и мстить за обиду. Весьма показательны эпизоды, с неподражаемой наивностью изложенные в «Сказании Фомы, израильского философа, о детстве Христа». Однажды в субботу пятилетний Иисус вместе с другими детьми играл на берегу реки: делал ямки, которые заполнялись водой, и лепил из мокрой глины птичек. Прохожий иудей пожаловался Иосифу на сына, оскверняющего день субботний праздным занятием. Тогда Иисус хлопнул в ладоши и ожившие птицы «взлетели, щебеча». Не всегда чудеса, впрочем, были столь невинны. Когда один из мальчиков – участников игры – разбрызгал воду из ямок с глиной, Иисус, не на шутку рассердившись, сказал ему: «Ты высохнешь, как дерево, и не будет у тебя ни листьев, ни корней, ни плодов». «И тотчас мальчик тот высох весь», – с неожиданной бесстрастностью отмечает автор «евангелия детства». Иисус проявлял жестокость и своенравие и во время учебы. Отец пригласил к нему учителя, и тот стал учить его греческому алфавиту. Но Иисус не хотел заниматься и не отвечал на вопросы учителя, а сам задал ему вопрос о первой букве алфавита, альфе. Учитель рассердился и ударил Иисуса, тот его проклял, и учитель упал мертвый. Правда, следующие эпизоды рассказывают о чудесах исцеления и воскрешения. Ради другого учителя, признавшего Иисуса благим и мудрым, Иисус обещает воскресить первого учителя. Он исцеляет соседа, поранившего себя топором, и мальчика, упавшего с крыши. Таким образом, устрашенный читатель должен увидеть милость божества и совершаемые им чудеса. Эти чудеса совершаются публично, они должны служить обращению неверующих. К «евангелиям детства» относится и «Протоевангелие Иакова», прославляющее Марию, мать Иисуса. Автор евангелия стремится подчеркнуть исключительность Марии, жизнь которой сопровождается с самого рождения чудесами и особыми божественными знаками. Протоевангелие рассказывает о чудесном рождении Марии у престарелых родителей Иоакима и Анны, родословии от царя Давида, о ее воспитании в Иерусалимском храме, об Иосифе, выбранном для нее жрецами в качестве опекуна, и заканчивается рождеством Иисуса. Хотя христианская церковь не канонизировала Протоевангелие Иакова, но и не препятствовала его распространению. Эта книга пользовалась большой популярностью, ее сюжеты оказали влияние на формирование православного и католического учений о Богоматери. Во многом влиянием этого произведения объясняется почитание родителей Марии – Иоакима и Анны, а также пополнение православного календаря праздниками Рождества Пресвятой Богородицы и Введения во храм Пресвятой Богородицы. Предназначение канонических евангелий – провозглашение «благой вести» о приходе в мир Иисуса Христа – Мессии, предсказанного пророками (собственно, «Христос» – это греческое слово для обозначения божественного избранника, помазанника, аналог древнееврейского слова «Машиах»). О нем рассказывают четыре евангельских текста, составляющих ядро новозаветного канона: евангелия от Матфея, Марка, Луки и Иоанна. Первые три евангелия принято называть синоптическими (от греч. synopsis – совместное обозрение ), так как они содержат довольно много совпадающих по содержанию (так называемых параллельных) повествовательных эпизодов. В центре внимания евангелистов – не вся жизнь Иисуса Христа на земле, а прежде всего, «служение» – небольшой промежуток времени от крещения до вознесения. Смысл этого служения заключен в искупительной жертве Иисуса Христа, его учении и личном примере христианского образа жизни. Четыре евангельских текста, вошедших в новозаветный канон, представляют собой своего рода четыре проекции образа Христа, создающие эффект объемности повествования. Авторы четырех канонических евангелий очень не похожи друг на друга – ни по типу мышления, ни по уровню образованности, ни по стилю изложения. И вместе с тем, в совокупности этих своеобразных, то дословно совпадающих, то почти взаимоисключающих текстов, возникает не четыре разных, а один, цельный и многогранный образ Иисуса Христа.
<< | >>
Источник: Л. Б. Михайлова. Религиозные традиции мира: иудаизм, христианство, ислам. Учебное пособие. 2013

Еще по теме Евангелия: канон и апокрифы:

  1. Глава 5 Канонические Евангелия опираются на авторитет апостольских Церквей. Маркион, не исправив апостольские Евангелия, подтвердил их истинность
  2. Канон в религии и искусстве.
  3. Глава 7 Анализ Евангелия Маркиона (ср.: Евангелие от Луки, 4: 31—37). О              сошествии Христа, о месте Его сошествия, о              Его учении в синагоге, о свидетельстве демона
  4. 185. АПОКРИФ
  5. Глава 19 Христа и Маркиона разделяют более 115 лет. До «Антитез» Маркиона не существовало разделения Закона и Евангелия, следовательно, новый бог Евангелия не был известен: его открыл не Христос, а выдумал Маркион
  6. АПОКРИФЫ НОВОГО ЗАВЕТА
  7. АПОКРИФЫ ВЕТХОГО ЗАВЕТА
  8. АПОКРИФЫ НОВОГО ЗАВЕТА
  9. Апокрифы, опубликованные Сергеем Нилусом
  10. Евхаристический канон