<<
>>

Разделение как следствие единства

Далее следует рассмотреть внутреннюю логику, связующую вышеуказанные единство и различие. Я выдвигаю такой тезис: возникновение мирской сферы, включая такое следствие европейской истории, как появление «светских» обществ (или даже радикального атеизма), заложены идеей воплощения.
Воплощение есть концентрация божественного в единичной фигуре Христа. В нем заключено все сказанное Богом, все Слово. Чуть изменив смысл формулы греческих отцов Церкви, — «Слово сгустилось» {ho logos pakhunetal)lb. Либо, говоря вместе со св. Бернаром: Христос есть «сокращенное слово» {verbum abbreviatum)11. Это имеет своим следствием разрыв с распыленной святостью, характерной для античного, если угодно, «языческого» мира. Если Отец все передал Сыну, Ему нечего больше дать1*. Воплощение ведет к своеобразному расколдованию мира. Тексты Нового завета отражают это, говоря об утрате своей силы «мирскими началами»19, а позднейшие авторы сумели найТи для этого поэтичное выражение20. Часто говорят о «секуляризации», подразумевая переход от неких реальностей, до сих пор понимаемых как священные, к профанному. Ho это ничего не объясняет. Для этого уже должна существовать область профанного, что отнюдь не является чем-то само собой разумеющимся21. Появление сферы, делающей возможной секуляризацию, понятно лишь при наличии места, освобожденного уходом божественного. Ho для христианства такой уход является как раз концентрацией божественного в единичной фигуре. Здесь есть парадокс: отход сакрального, происходит не из-за того, что оно ограничивается трансцендентным, как то было в негативных теологиях, подготавливаемых философией неоплатонизма или нехристианскими религиями; этот отход происходит как раз в силу полноты данности сакрального. Отцы Церкви выразили это знаменитой формулой: «Являясь, скрывается* (phainomenos kryptetai)n. Если это так, то можно спросить, насколько долговременной может быть позиция воинственного секуляриз- ма, желающего обосновать человеческую историю без всяких отсылок к Богу. Я склонен думать, что такая позиция обрекает на диалектику, влекущую данную позицию к саморазрушению. Трудно одновременно разделять общественное и частное, ограничивая религиозное частным, — и, с другой стороны, отрицать присутствие божественного в единичной фигуре. He возникает ли тогда риск возрождения распыленно-безличного «сакрального»? Что касается христианства, то в нем видны три аспекта парадоксального единства: природа объекта откровения; историческое присутствие Бога в Церкви; телесное присутствие Бога в таинствах.
<< | >>
Источник: -Реми Браг. Европа. Римский путь. 1993

Еще по теме Разделение как следствие единства:

  1. Единство и различие как следствия вторичности
  2. 72. Государственная власть. Единство и разделение властей.
  3. Глава 5 МОДЕЛЬ КАК АБСТРАКЦИЯ ОСОБОГО РОДА, КАК ВОПЛОЩЕНИЕ ЕДИНСТВА АБСТРАКТНОГО И КОНКРЕТНОГО В ПОЗНАНИИ
  4. § 2. КАК СОХРАНЯЮТСЯ И ОБРАЗУЮТСЯ КОЛЛЕКТИВНЫЕ ЕДИНСТВА
  5. §3. КАК РАСПАДАЮТСЯ И ИЗМЕНЯЮТСЯ КОЛЛЕКТИВНЫЕ ЕДИНСТВА
  6. § 4. ЯВЛЕНИЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ КАК КОЛЛЕКТИВНОЕ ЕДИНСТВО
  7. 2. Причинность как повторение следствий
  8. 4. Социальные инфы как единство материи и духа
  9. Социальная система как единство элементов и их взаимоотношений
  10. ГЛАВА I ИСТОРИЯ НАРОДОВ КАК СЛЕДСТВИЕ ИХ ХАРАКТЕРА