<<
>>

Проблема культуры

Недостаточно подходить к католицизму как к некоему виду от родового понятия «христианство». Тогда нужно было бы спросить: является ли католицизм «римским» лишь сам по себе — или же потому, что таковым будет и его род, христианство; либо потому, что католицизм придает ему специфическое определение.
Мой тезис таков: католицизм есть не что иное, как принятие последних выводов из факта христианства. Он является «римским» ровно настолько, насколько доводит до конца внутренне присущее христианству «римство». Следовательно, нужно разобрать, в чем христианство является «римским». Это было сделано выше (гл.З). Теперь можно поставить этот вопрос заново. Я рискну дать общую характеристику христианства. Я предлагаю определить его как своего рода синтез, как некий способ связи двух терминов. Ими являются божественное и человеческое, или если угодно, Бог и человек, священное и мирское, Небо и земля, духовное и временное. Любая культура имеет дело с этими двумя терминами, явно или тайно предлагает ответ на вопрос об их отношении. Всякая культура предполагает какой-то способ их ваимосвязи. В этом христианство не является исключением. Стоящий перед ним вопрос тот же, что и перед всеми культурами. Ho на этот вопрос христианство дает парадоксальный ответ. В самом общем виде можно сказать: христианство объединяет божественное и человеческое там, где их легко различать; оно различает божественное и человеческое там, где их легко объединять. Оно соединяет то, что трудно мыслить вместе; оно отделяет to, чтб трудно мыслить раздельно. Божественное и человеческое легко разделяются там, где речь идет о приписывании им онтологического статуса. На языке мифологии Бог находится на Небе, человек — на земле. С помощью таких образов изъясняется еще псалмопевец (Пс. 115, 16). На языке философии говорится: Бог пребывает за пределами времени, он вечен; человек, напротив, подчинен течению времени, он рождается, стареет и умирает. Либо: Бог всемогущ, человек немощен.
Нет ничего легче противопоставления одного за другим атрибутов Бога и характеристик человека. Определенное таким образом божество равнодушно к человеческому миру. Оно тогда подобно Перводвигателю Аристотеля, слишком совершенному, чтобы воспринимать менее благородный мир5. Либо это — боги Эпикура, живущие в междумириях так, что ничто не может вывести их из беззаботности6. Точно так же божественное и человеческое легко объединяются там, где речь идет о приписывании их к сфере действия. Фундаментальное измерение человеческого бытия, вроде сексуальности, политического существования и т.п., обладает для человека измерением священного: Эрос выводит все живые существа за их собственные пределы, к будущему, к их потомству, ради которого они готовы принести себя в жертву7. Угроза родному городу может вызвать энтузиазм его жителей, также готовых отдавать за него свои жизни. Фюстель де Куланж давно отметил религиозное измерение античного полиса*, и исследования последних лет, даже если они ставят под сомнение его выводы, держатся этого высказанного им положения. Во всех культурах реальности сексуального и политического наделены священным измерением. Они обладают им сами по себе и не нуждаются в том, чтобы его привносили извне. Духовное тут не отличается от преходящего. Оно даже не воспринимается как независимая реальность. Царь является одновременно верховным священнослужителем града, отец семейства — жрецом своего семейного очага. Перед нами симметрично встают два искушения: способ разделения и способ соединения божественного и человеческого. Такие искушения вполне естественны. Действительно, тут «режут по шву*, по тем разграничениям, которые даны в самой реальности: божественное и человеческое разделяются там, где они уже разведены по уровням своего бытия, и их соединяют там, где они друг другу содействуют.
<< | >>
Источник: -Реми Браг. Европа. Римский путь. 1993

Еще по теме Проблема культуры:

  1. 2. Проблемы науки и культуры
  2. 2.Проблемы науки и культуры
  3. Проблема «вписанности» в культуру
  4. Методологические проблемы наук о культуре
  5. 8 Аксиологические проблемы культуры
  6. 14.1. Проблемы истории советского общества и культуры
  7. Южная Азия и проблемы политической культуры
  8. § 4. Правова культура: зв'язок із загальною культурою. Види правової культури
  9. 1.4.2. Культуры (локальные культуры) и человеческая культура в целом
  10. 2.5. «НОВЫЕ ФИЛОСОФЫ» И «НОВЫЕ ПРАВЫЕ»: ПРОБЛЕМЫ ЛИЧНОСТИ И КУЛЬТУРЫ
  11. 1.4. КУЛЬТУРА ВООБЩЕ, ЛОКАЛЬНЫЕ КУЛЬТУРЫ, ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА В ЦЕЛОМ
  12. 2. Типология культур. Диалог культур Запада и Востока. Место России в диалоге культур.
  13. Философия и наука: проблема самоопределения философии в новоевропейской культуре
  14. Поиск «середины» как методологическое основание теоретической социологии (угроза раскола в РОССИИ между культурой и обществом и проблема ее предотвращения) Алексей Давыдов
  15. 1. ПРОБЛЕМА СУБЪЕКТА ИСТОРИЧЕСКОГО ПРОЦЕССА (человечество, общество, общества, государства, страны, народы, этносы, нации, цивилизации, культуры, расы)
  16. 3. Медицина в системе культуры. Культура личности врача
  17. Полномочия органов местного самоуправления в сфере культуры, физической культуры и спорта
  18. 1. Культура как объект социологического познания. Разнообразие теоретических подходов к изучению и пониманию культуры