<<
>>

Кто боится великой злой волчицы?

Отрицательная сторона образа римлян отталкивает современную чувствительность. Тут нас царапает множество колючек, причем религиозная оппозиция католической церкви, называемой «римско-католической», или политическое противостояние папскому централизму, — представляют собой только частные случаи.
Римляне вошли в историю как люди с коротко стриженными волосами и куцыми мозгами; народ селян, если не сказать — деревенщина; нация солдат, если не добавить — пьяниц. Если и воздается должное их политическому гению, то лишь для того, чтобы обвинить их в централизаторском империализме, который был этим гением порожден. Отсюда целый ряд попыток избавиться от столь неудобного предка. Это в особенности коснулось Франции, где разыгрывалась забавная комедия: римлян принижали перед лицом галлов, причем делалось это народом, который говорит на языке, являющемся прямым наследником латыни. Данная пьеса игралась в разных регистрах с XVI века вплоть до Эрнеста Лависса и альбомов с Астериксом. Известен культурный контекст, в котором сформировалось подобное представление: конструируемой «французской нации» нужно было найти общих предков и общую идеологию. Для тех, кто в XVI веке выводил кельтов от греков, речь шла о противостоянии претензиям империи Габсбургов, называвшейся «римской»12. Для основателей III Республики нужно было найти истоки нации до обращения Хлодвига и франкского племени, давшего имя Франции. Рождение нации тем самым отрывалось от ее крещения. Выбор Венцингеторикса, героя «национальной борьбы» с римлянами, позволял также разворошить гнездо католицизма, по отношению к которому желала себя утвердить республика13. 'Это негативное отношение уравновешивалось высокой оценкой тех ценностей, которые, как казалось, представлял Рим. Риторика Французской революции полнится отсылками к римской культуре, а искусство той эпохи дошло даже до обезьянничанья в подражании римской архитектуре и мебели. Таким путем намеревались вдохновиться гражданскими добродетелями Брута и патриотизмом Регула. Консулат, затем Империя (характерны сами названия!) внесли массу римских символов в армию («легион», «орлы» и т.д.), а римское право вошло в «Кодекс Наполеона». На первом месте тут стояли порядок, патриархальная семы, отечество. Век спустя итальянский фашизм превознесет «римство» мужества и завоевания. Быть может, образ римлян еще более пострадал от того, что стояло за этими усилиями. Андре Суарес имел все основания, чтобы обозначить миф о подобной «римскости» (romanite), как «ро- манность» (romanite), просто поменяв ударение14.
<< | >>
Источник: -Реми Браг. Европа. Римский путь. 1993

Еще по теме Кто боится великой злой волчицы?:

  1. Глава XVIII Как злой ангел сделался неправедным, а добрый праведным и что злой так же обязан Богу благодарностью за те блага, которые он от Него получил и презрел, как и другой (ангел), сохранивший полученное им
  2. 2. Злой гений-Парвус.
  3. Часть первая. География этносферы первого тысячелетия н. э. Кто есть кто
  4. Глава 3 Экологический мониторинг: кто есть кто
  5. Глава XXI (Что) злой ангел не мог предвидеть своего будущего падения
  6. § 4. Кто был прав, а кто неправ?
  7. КОЧЕВНИКИ ВЕЛИКОЙ СТЕПИ И ВЕЛИКОЕ ПЕРЕСЕЛЕНИЕ НАРОДОВ
  8. Продолжение ответа на возражения, выдвигаемые против заблуждающейся совести. Разбор утверждения, что когда еретики применяют репрессии к тем, кто их преследует, то они не правы. Доказательства того, что совесть заблуждающегося может оправдать того, кто ей следует
  9. Кто ощущает?
  10. Кто мы и откуда?
  11. КТО ВЫ, ВАРЯГИ?