<<
>>

КУБАЧИНЦЫ


Кубачинцы - этническая группа даргинцев, жители пос, Кубачи Дахадаевского р-на Республики Дагестан (самоназвание - угъбуг, г1угъбуг, угъбуган, г!угъбуган - кубачинец, ед.ч.). Даргинцы называют их г!ярбук1 (г!урбуг), г!яр- бук1анти (г!ярбук1ан - ед.ч.), аварцы - къубачиял, кубачиссел, лезгины - к!убеч!ияр, табасаранцы - кюгияр, лакцы - г!ургъ.
Некоторые ученые считают кубачинцев отдельным этносом. Численность их в 1926 г. составляла 2357 чело-


Рис. 139. Селение Кубачи. (Здесь и далее в очерке “Кубачинцы” фото из личного архива Маммаева М.М.)


век (Всесоюзная перепись... 1928. С. 343), по другим данным, 2579 человек (Шиллинг, 1949. С. 16). В 1995 г. в Кубачи проживали 2230 человек, вне его пределов, в городах и поселках Кавказа и Средней Азии - более 3 тыс. (61,2%). Название Кубачи, известное по письменным данным с XV в., происходит от тюркского слова кубе (гюбё) - броня, кольчуга; “кубечи” - кольчужники (бронники), кольчугоделатели. По средневековым восточным письменным источникам, это селение известно с VI в. н.э. под персидским названием Зирихгеран с тем же смыслом слова.
Поселок Кубачи расположен в горной зоне на высоте 1500-1750 м. Старая часть компактно занимает крутой скалистый склон горы, а новый поселок, построенный в 1970-1995 гг. в 1,5-2 км севернее, располагается на неровном плато Ихакьажила. Кубачинцы называют его Ихакьаже. Климат в Кубачи суровый - зима холодная, лето прохладное, дождливое, часты туманы. Растительность и животный мир разнообразны. Склоны гор покрыты альпийской луговой растительностью и кустарником (шиповник, рододендрон). Лесов мало, они удалены на 15-17 км. Здесь растут бук, граб, липа, дикие яблони, груши, фундук, ягоды - малина, смородина, терн. Из диких животных водятся бурые медведи, кабаны, волки, лисицы, зайцы.
Антропологически кубачинцы, как и большинство дагестанцев, относятся к кавкасионскому типу балкано-кавказской или переднеазиатской расы большой европеоидной расы. Язык кубачинцев - диалект даргинского языка (Магомедов АЛ., 1963. С. 13) входит в нахско-дагестанскую группу северокавказской языковой семьи. К кубачинскому диалекту относится речь аулов Ашты, Сулевкент (они считаются кубачинскими отселками), Амузги и Шири. Археологические данные, хотя пока и малочисленные, позволяют с достаточной уверенностью полагать, что история Кубачи насчитывает не менее 2 тыс. лет.

В ХУП1-Х1Х вв. ученые и путешественники выдвигали различные версии о европейских корнях кубачинцев (.Шиллинг, 1949. С. 211-220). Данные археологии, антропологии, лингвистики, истории, этнографии свидетельствуют о том, что этногенез кубачинцев непосредственно связан с происхождением даргинцев и других народов Дагестана, сформировавшихся в результате длительного исторического становления и развития, сложных этнических, экономических и миграционных процессов.

В начале средневековья (IV-V вв.) Кубачи становятся центром политического образования Зирихгеран, игравшего активную роль в экономической, политической и культурной жизни средневекового Дагестана (История Дагестана, 1967. Т. I. С. 126,177, 184-186, 221, 224). В VI в. они стали данником Ирана, а в 738-739 гг. были покорены арабами и обложены податью. В XIII в. подверглись нашествию монголов. В 1396 г. Тимур вторгся в Кубачи, жители которых, видя невозможность и бесполезность сопротивления, вынуждены были покориться и преподнести ему множество броней и кольчуг. В XVI-XVII вв. уцмий кайтаг- ский и хан казикумухский предпринимали попытки подчинить Кубачи, но они отстояли свою независимость. В XVIII в. Кубачи испытали нашествие полчищ иранского завоевателя Надир-шаха. По вхождении Дагестана в состав России Кубачи вошли в Кайтаго-Табасаранский округ Дагестанской области. В настоящее время Кубачи - рабочий поселок (с 1965 г.), крупный центр народных художественных промыслов Дагестана и России. Административно он входит в Дахадаевский р-н (образован в 1929 г.) с центром в сел. Уркарах.
В советское время в жизни кубачинцев произошли значительные изменения. В Кубачи были открыты школы, магазины, пекарни, больница, культурно- просветительные учреждения, создана ювелирная артель - ныне Кубачинский художественный комбинат.
Формой социальной организации кубачинцев являлась сельская территориальная община-джамаат, внутренняя жизнь которой регулировалась нормами обычного права (адат) и шариата. Община состояла из свободных общинников- узденей, в большинстве своем ремесленников. Пастбища, выгоны, сенокосы, лесные угодья находились в общинной собственности. Частной собственностью отдельных семей были возделываемые земли - мульк и небольшие сенокосные участки - мичил.
Кубачинским обществом управляла организация “Чине” (Совет старейшин) из семи человек, избираемая джамаатом на народном сходе (Шиллинг, 1949. С. 173-186). Она ведала внутренними и внешними делами, обладала судебной и исполнительной властью. Ей подчинялась военная организация “Батирте” - постоянная военная дружина, в функции которой входили охрана селения от нападений, грабежа, защита лесных, пастбищных и сенокосных угодий, скота (Там же. С. 176—J77).
Социальный строй кубачинцев во второй половине XIX-начале XX в., хотя и сохранял ряд архаических черт и пережитков старого, дофеодального уклада, был достаточно развитым, с далеко зашедшей классовой дифференциал цией общества (Там же. 1949. С. 198). Среди кубачинцев были крупные и мелкие предприниматели (владельцы златокузнечных мастерских, торговцы), мастера разной степени зажиточности, неимущий слой (батраки, наемные рабочие) и т.д.
К традиционным нормам кубачинцев относятся трудолюбие, общительность, уважительное отношение к старшему и женщине, доброжелательность. Намус, т.е. совестливость, порядочность, рассматривались как важные человеческие добродетели.


Рис. 140. Новый квартал. Селение Кубачи


Старые Кубачи по типу поселения - крупное горное селение - ши (Гаджие- ва и др., 1967. С. 84). При выборе места поселения учитывались следующие факторы: максимальная экономия земли; близость источников воды и угодий; надежная оборона; солнечная (южная) ориентация селения. По планировке и характеру застройки Кубачи - террасообразное, многоярусное поселение с вертикальной зональностью, с тесно и компактно застроенными кварталами. Оно делилось на три больших квартала: Башалла - Верхний, Дубшила - Средний и Ха- шалла - Нижний, в которых жили представители различных тухумов, т.е. расселение было территориальное. Существенные изменения в планировке и архитектурном облике Кубачи происходят с начала 60-х годов XX в. - поселок интенсивно застраивается по всем направлениям, где только позволяет рельеф местности, а старые дома частично модернизируются или перестраиваются. Для выросшего в 1970-1995 гг. нового поселка характерны современные архитектурно-планировочные принципы и конструктивные решения домостроительных приемов.
Жилища кубачинцев в XIX-начале XX в. были каменные, многокамерные, трех- и четырехэтажные, порой доходившие до 5-6 этажей, плоскокрышие (Шиллинг, 1949. С. 33-46). В нижних этажах располагались конюшня, хлев, на втором - сеновал, склад топлива, а в верхних этажах - жилье из многих комнат, кладовые для продуктов, домашние мастерские златокузнецов. Своеобразен интерьер жилой комнаты: на полу, выложенном каменными плитами, лежали ковры, в средней части одной из стен находился пристроенный камин для приготовления пищи с орнаментированным дымарем, вдоль другой стены располагались полки для разнообразной металлической посуды (литые бронзовые котлы, водоносные кувшины, ритуальные и декоративные сосуды нукнус, бащима, чибсатагаран и др.) местного производства и ближневосточного происхожде- Народы Дагестана              ЧЧ7


Рис. 141. Старинный дом-башня


ния (Египет, Иран, Сирия). Другие две стены сплошь увешивались рядами медных подносов, фарфоровых и фаянсовых блюд и чаш из керамических центров Ирана, Ирака, Китая, Сирии, Японии, России и европейских стран.
Кубачинский интерьер со своеобразными, описанными выше домашними “музеями”, сохраняется и сейчас у большинства жителей поселка, хотя жилище претерпело изменения - появились кровати, другая современная мебель, телевизоры и прочее, комнаты (кроме каминной) обставлены по-го- родскому.
В одежде кубачинцев (Там же. С. 47-56) национальные особенности более всего сохранялись в женском костюме, состоящем из платья туникообразного покроя, парчовой шубы с короткими рукавами (ныне вышла из упо-

Рис. 143. Каменный рельеф на стене дома
требления), трех типов головного убора: чухты - квадратной повязки с нашитыми разноцветными лоскутами, каза - белой, обычно вышитой полотенцеобразной накидки-повязки, кате - шерстяного платка-накидки, а также белых войлочных сапог (ныне вышли из употребления) и вязаных узорчатых шерстяных носков. Во время свадеб кубачинки носят платья из восточной парчи, вышитые золотыми и серебряными нитями казы, различные украшения - серебряные цепочки на чухте, крупные золотые перстни с бирюзой и жемчугом, массивные серебряные браслеты с зернью и инкрустациями драгоценными камнями, нагрудные подвески, отделанные зернью, жемчугом и самоцветами.
Мужская одежда однотипна с одеждой представителей других народов Дагестана: это туникообразная рубаха, прямые штаны, бешмет и черкеска, сафьяновые или войлочные сапоги, овчинные меховые шубы и папахи, а также се
ребряный наборный пояс, кинжал, газыри к черкеске. Ныне традиционная мужская одежда вытеснена общеевропейской одеждой городского типа.
Традиционная пища кубачинцев в целом аналогична пище других народов Дагестана, но имеет некоторые особенности в способах приготовления блюд и их компонентах. Основные продукты - зерно и мясомолочные продукты. Распространенные блюда - хинкал из пшеничной и кукурузной муки (нарезанные куски теста, сваренные в мясном бульоне с чесночной приправой и мясной закуской), супы с фасолью, рисом, чечевицей. Важное место в питании занимают пироги и вареники с начинкой из мяса, творога, яиц, картошки, требухи, тыквы, крапивы, молочные продукты - молоко, масло, сыр, творог, молочные супы с рисом, лапшой, каши. В последнее время пищевой рацион кубачинцев обогатился заимствованными блюдами (борщ, суп-кюф- та, котлеты и т.д.).
Главным видом транспорта кубачинцев до середины XX в. был вьючноверховой транспорт (лошади). Нередко для перевозки дров, сена, строительного камня использовалась и арба, запряженная быками. Ныне основным транспортным средством стали автомобили.
Кубачи на протяжении всей их истории были крупным и широко известным центром народных художественных промыслов. Здесь издавна получили развитие резьба по дереву и камню, художественное бронзовое литье, ювелирное дело, медночеканное и оружейное производство, обработка кости, вышивание шелком и золотом, узорное вязание и ткачество. Земледелие и скотоводство носили подсобный характер. Уже в VI в. искусство металлообработки у кубачинцев было известно за пределами горного края, особенно в странах Закавказья и Ближнего Востока, что нашло отражение в этнониме кубачинцев “зирихгеран” - кольчугоделатели. В XIII-XV вв. высокого уровня достигли литье бронзовых котлов (Килъневская, 1962. С. 18-44; Мам- маев, 1989. Рис. 47-50), выделка разнообразной чеканной медной и бронзовой утвари, серебряных украшений, оружейное дело - изготовление кольчуг, шлемов, кинжалов и мечей. Необычайный расцвет переживала в XIV-XV вв. художественная резьба по камню и дереву (Башкиров, 1931. С. 14-17; Искусство Кубачи, 1976. С. 66-67, 165-190). В XVII-XVIII вв. выкристаллизовываются основные типы кубачинского орнамента растительного стиля, очень широко применявшегося в различных видах декоративноприкладного искусства (Килъневская, 1968. С. 158).
С XVIII-XIX вв. особенно широкое развитие получило производство художественно отделанного холодного и огнестрельного оружия - кинжалов, шашек, кремневых ружей и пистолетов (Килъневская, Иванов, 1959. С. 53-58; Килъневская, 1962. С. 54-62; Аствацатурян, 1977. С. 5-6). В XIX в. Кубачи становятся крупнейшим на Кавказе центром изготовления лучших образцов изысканно отделанного оружия. Значительного совершенства достигли ювелирное искусство, узорное вязание и золотошвейное дело. Художественная обработка металла, многообразная по своим техническим приемам и декоративно-выразительным средствам, играла большую роль в истории кубачинского искусства. В этой отрасли высокого профессионального мастерства достигли в конце XIX-начале XX в. ювелиры Магомед Гасанов, Ибрагим Уста, Гаджиабдул- ла Ибрагимов, чьи изделия экспонировались на выставках в Тифлисе, Санкт- Петербурге, Париже, Лондоне, Стамбуле, Тегеране и неоднократно удостаивались золотых и серебряных медалей.
Со второй половины XIX в. широко развивается отходничество кубачин- ских мастеров в города Кавказа, где открываются ювелирные лавки и злато
кузнечные мастерские с наемными мастерами и подмастерьями. В 1924 г. в Кубачи организована ювелирная артель, преобразованная в 1960 г. в Куба- чинский художественный комбинат. В 1920-1950-е годы были освоены новые виды изделий из серебра массового спроса и выставочного уникального характера - портсигары, ложки, подстаканники, рюмки, стопки, сахарницы, чайники, молочницы, подносы, блюда, вазы и т.д. (Килъчевская, 1962. С. 63-73. Табл. XV-XVII). В 1960-1980-е годы ведущими мастерами Куба- чинского художественного комбината А. Ахмедовым, Г. Кишовым, Р. Алихановым, А. Абдурахмановым, Г.-Б. Магомедовым и другими были созданы высокохудожественные уникальные изделия из серебра - чайные и коньячные сервизы, кубки, ларцы, декоративные блюда и разнообразные женские украшения.
Изделия кубачинских златокузнецов экспонировались на многих отечественных и международных выставках: в Санкт-Петербурге (1913 г.), в Лондоне (1862 г.), в Париже (1900 г.; 1937 г. Гран-При), Брюсселе (1958 г.) (Золотая медаль), Москве (1968 г.), Монреале (1967 г.), Осаке - (1970 г.) и др.
Ведущим мастерам, развивающим национальные традиции народного искусства, присвоены почетные звания народных и заслуженных художников Российской Федерации, заслуженных деятелей искусств и народных художников Республики Дагестан, многие мастера - члены Союза художников России, награждены орденами и медалями страны, а народным художникам Российской Федерации Р. Алиханову, Г.-Б. Магомедову, заслуженным деятелям искусств Республики Дагестан А. Абдурахманову (1904-1989), Г. Кишову (1900-1980), Г.-Г. Чабкаеву в 1971 г. была присуждена Государственная премия РСФСР им. И.Е. Репина. Коллекции изделий и памятников кубачинского искусства хранятся в крупнейших музеях России и зарубежных стран.
Ныне Ордена Дружбы народов (1975 г.) удостоен Кубачинский художественный комбинат - крупное предприятие народных художественных промыслов Дагестана, где работают 540 мастеров (из них 130 надомниц по вязанию узорных носков), выпускающий разнообразные ювелирные изделия.
Возвращаясь к описанию традиционной культуры кубачинцев, отметим, что в XIX в. в их общественной жизни большую роль продолжала играть сельская община - джамаат, состоящая из нескольких тухумов. Каждый отдельный тухум (жинс, къам, агълу, тепа) состоял из кровнородственных семей первоначально по отцовской линии, а затем, намного позднее, и по материнской. Существовало еще внутритухумное деление по степени родства: багьанте - все родственники; гьис талабжуб багьанте - самые близкие родственники; гьихъшуб багьанте - дальние родственники. Тухум поддерживал общественное и идеологическое единство, общность, а в хозяйственно-экономическом отношении каждая семья представляла самостоятельную единицу.
Важное место занимали традиционные обычаи и обряды. Кровная месть у кубачинцев была относительно слабо выражена по сравнению с остальными даргинцами. По адату убийцу высылали в одно из соседних селений. Практиковались выкуп за убийство и примирение враждующих сторон. О соблюдении кубачинцами обычаев гостеприимства и куначества писали многие восточные и европейские ученые и путешественники (Шиллинг, 1949. С. 192). К числу традиционных обычаев кубачинцев относятся также передача дочери в качестве приданого части посуды из домашней коллекции, торжественное укладывание ребенка в люльку, установка памятников - кенотафов на окраине селения умершим или погибшим на чужбине кубачин- цам (Там же. С. 18-20, 192) и др.



Рис. 145. Мастер-кубачинец за работой






Рис. 146. Кубачинский котел


clear="all" />
Рис. 147. Кубачинский сосуд





Большое место в общественной жизни кубачинцев занимали мужские союзы гулалла акъ букъун (союз неженатых), изобиловавшие сложными церемониями и обрядами и пользовавшиеся большим общественным весом (Там же. С. 147-173). С конца 1920-х годов они прекратили свое существование.
Основной формой семьи у кубачинцев в XIX-начале XX в. являлась малая семья. Большие семейные общины уже распались, но бытовали неразделившие- ся семьи, состоящие из трех-четырех прямых нисходящих поколений - родители, дети, внуки, правнуки, которые жили в большом многоэтажном доме. Согласно традиционному половозрастному разделению труда, в малой семье главной производительной деятельностью по обеспечению семьи занимались мужчины, а домашним хозяйством ведали женщины. Заключение брака, развод, порядок раздела наследованного имущества определялись нормами шариата. Многоженство не получило у кубачинцев распространения. Браки между двоюродными и троюродными братьями и сестрами не ограничивались и совершались по воле родителей; не было браков с представителями других народов. Свадьба, справлявшаяся торжественно в течение трех дней, изобиловала старинными обрядами и церемониями, сопровождаемыми музыкой, песнями, танцами, весельем с участием ряженых, церемониальными шествиями, вождением новобрачной по воду.
Современная семья строится на основе взаимной любви и равноправия мужчин и женщин. Развод может быть осуществлен по инициативе как мужа, так и жены. Браки между двоюродными и троюродными братьями и сестрами стали редки; встречаются межнациональные браки, особенно среди кубачинцев, проживающих в городах. Браки, разводы, раздел наследственного имущества и другие гражданские дела ныне совершаются в соответствии с нормами государственного законодательства. Сохраняется многодетность, в семьях - в среднем четыре-пять детей.
Рождение ребенка в семье кубачинца, особенно мальчика-первенца, являлось большим и радостным событием. Роды происходили в доме мужа. Ребенка сразу после рождения купали в теплой воде, сопровождая купанье пожеланиями, чтобы его вырастили отец и мать, чтобы он вырос сильным, здоровым и из него получился хороший мастер. На третий-четвертый день в дом роженицы приходили близкие родственники, чтобы поздравить ее с рождением ребенка, и приносили подарки новорожденному и еду для его матери (пельмени, чуду, плов и т.д.).
Послеродовой период в течение 40 дней был связан с системой запретов, направленных на ограждение ребенка и его матери от действия злых сил и от сглаза. С наступлением темноты женщине с младенцем нельзя было выходить на улицу. Если по тем или иным обстоятельствам ей требоовалось выйти, ребенку мазали лоб и щеки углем, а его мать брала с собой кусок хлеба. Для того чтобы оградить младенца от злых сил, дурного глаза, в люльку под изголовье клали маленького формата Коран и нож или железные петли для подвешивания котла на цепь в очаге (гъатумхъне). Чтобы ребенок хорошо спал, под матрац в люльку клали нарост с листьев шиповника (галусан).
На седьмой или восьмой день после рождения ребенка мать роженицы специально подготавливала люльку со всеми необходимыми принадлежностями. Укладыванию ребенка, особенно мальчика-первенца (гал лакъуйле видихъне), придавали большое значение, и оно являлось семейным торжеством. К нему готовились заранее родители как мужа, так и жены. При рождении мальчика-пер- венца его отец резал барана, в доме готовили обильную еду и напитки. В доме роженицы и ее мужа собирались родственники, друзья, односельчане, которые
ели, пили, веселились. Ребенка в люльку торжественно укладывала наиболее уважаемая и почитаемая женщина из родни отца и матери новорожденного. Тут же нарекали ему имя. Рождение девочки отмечали более скромно, в кругу близких родственников. Если ребенок часто болел, то ему меняли имя.
По истечении 40 дней роженица с ребенком могла навещать своих родителей и родственников. Разрешалось также стричь голову и обрезать ногти ребенку. Волосы и ногти нельзя было бросать. Их прятали в щели между камнями в стене дома. Выпавшие молочные зубы тоже прятали в стене.
Когда мальчику исполнялось три-четыре года, ему делали обрезание. В день совершения этого обряда и несколько последующих дней к родителям мальчика приходили родственники с поздравлениями и подарками. Родители накрывали стол, устраивали им угощение. Если родители подозревали, что ребенка сглазили, то совершали обряд “снятия сглаза” (булкъа-ц!а дакъи - букв, “сделать дым-огонь”): крали лоскут от любой одежды сглазившей (сглазившего), сжигали его, затем смешивали с серой и крупной солью. Держа эту смесь в руке над головой ребенка, женщина, снимавшая “сглаз” (бабушка, тетка, близкая пожилая родственница), читала заклинательную формулу, потом, плюнув несколько раз на эту смесь, бросала ее в огонь. Дети до 5-6 лет носили на запястье низку бус, среди которых были бусины от сглаза, а также “предохраняющие” от злых сил. Считалось, что ребенка очень легко могут сглазить.
В системе традиционной обрядности кубачинцев особое место занимают похоронно-поминальные обряды и обычаи. Тяжело больного близкие родственники навещали регулярно. При приближении смерти оповещали родственников, находящихся за пределами селения. Умирающего поворачивали головой в сторону Мекки и читали “ясин” - одну из сур Корана. После кончины человека в его доме собирались все родственники. В комнате, где находился усопший, мулла читал молитву, затем справлялся “зикр” - коллективное моление всех присутствующих с многократным поминанием Аллаха - “лаилах-иллалах”. После этого мужчины располагались на плоской крыше балкона или на улице возле дома на специально положенных бревнах или досках. Сюда же приходили выразить соболезнование односельчане. Женщины собирались дома.
Перед похоронами покойника обмывали дома в специальном корыте (.лик- ка бицан): мужчину - мулла и его сподручные, а женщину - пожилого возраста обмывалыцицы, получавшие за это определенную плату. Затем умершего одевали в его одежду, заворачивали в белый саван (капан). Если умирала молодая женщина или девушка, ее одевали в лучшие наряды, а состоятельные родители надевали на нее еще украшения - кольца, серьги, браслеты и пр.
Умерших оплакивали женщины - близкие родственницы. Иногда специально приглашали известную в селении плакальщицу для оплакивания умершего песнями-причитаниями. Мужчины не плакали по умершему, считалось, что им не подобает прилюдно показывать слезы. При выносе тела покойного из дома близкие родственницы с плачем и причитаниями сопровождали похоронную процессию на небольшое расстояние от дома. Хоронили умершего в день его смерти до заката солнца по мусульманскому обычаю, на тухумном участке квартального кладбища. Перед тем как опустить покойника в могилу, над ним читали заупокойную молитву, а когда могилу засыпали землей, мулла поливал ее водой из кувшина и читал молитву. На кладбище после того, как засыпали могилу землей, могильщикам (хябухъанте), мулле и самым старшим, принимавшим участие в чтении молитвы, раздавали небольшие куски материи, а ныне - платочки. На могилу умершего через несколько дней после похорон (обязательно до 40-дневных поминок) у изголовья ставили украшенный орнамен
тальной резьбой и арабскими надписями памятник в виде неширокой каменной плиты с заостренным фестончатым верхом. У ног ставили небольшую плиту без декора.
После похорон близкие родственники-мужчины и мулла, который читал молитву, утром и вечером посещали могилу до 40-дневных поминок. Поминки по умершему отмечали на 3-й, 7-й и 40-й дни после смерти и через год. На поминки приходили все родственники и мулла. После чтения на могиле молитвы, в доме умершего тоже читали молитву, затем мужчинам и женщинам по отдельности устраивали обильное угощение.
По обычаю, близкие родственники умершего до 40 дней соблюдали траур. Мужчины не брили бороду, не веселились, не ходили на годекан. Женщины не одевали яркие или новые платья, не появлялись в общественных местах, ближайшие родственницы не ходили по воду (в этом им помогали соседки или дальние родственницы), не выполняли домашние работы - стирку, большую уборку, побелку и т.д. В день 40-дневных поминок в доме умершего женщинам-род- ственницам раздавали на помин души умершего по чашке или тарелке с деревянной ложкой.
Традиционные похоронно-поминальные обряды и обычаи кубачинцев имеют много общего с подобными же обрядами и обычаями народов Дагестана, но содержат и некоторые специфические черты, сформировавшиеся под влиянием местных условий.
Кубачинцы отмечают мусульманские праздники Ураза байрам и Курбан байрам, а также новогодний праздник (по лунному календарю) - День весны (Абла бе), массовый праздник “Хождение по воду от сглаза” (Улилла шинне бахъне), отмечаемый в начале мая, в советское время стали праздновать 7 ноября, Первомай, Новый год, 8 марта, День Победы и др.
Духовная культура кубачинцев при общности ее с духовной культурой других народов Дагестана обладает чертами этнического своеобразия, проявляющегося в особенностях традиционных верований, фольклора, народной музыки и хореографии. Так, фольклор имеет особенности, обусловленные характером основной трудовой деятельности кубачинцев - мастеров-оружейников и ювелиров. Даже любовная лирика пронизана производственной лексикой. В небольшой песне “Пяче бикьна у кижиб” (“Ты сидишь в своей мастерской”) восемь терминов: матяхI - изделия, лугъий - полировать, дуп - штихель, дац!ий - плавить, хъац1 - чернь, г!яче бикънала - мастерская. Все эти термины подчинены художественному замыслу, раскрытию переживаний влюбленной, которой близко все, что связано с трудом любимого, мастера-ювелира САбакарова, 1996. С. 19).
Народная музыка кубачинцев традиционно бытует в устной форме (песни, эпические сказания и танцевальные мелодии). Широко распространены следующие народные музыкальные инструменты: духовой язычковый - зурна (сур- мяв), ударный - барабан (там), струнно-щипковый - чунгур (нугур), гармонь (чанагъа).
У кубачинцев традиционны такие виды спорта, как бег, борьба, прыжки, метание камня, стрельба в цель, скачки. Им придавалось большое значение, они были обязательны для членов “союза неженатых” (Шиллинг, 1949. С. 177).
Религия кубачинцев - ислам суннитского толка, принятый в конце XIII в. Данные средневековых авторов (Масуди, X в. и др.) и местные предания свидетельствуют о некотором распространении у кубачинцев до принятия ислама христианства, а еще ранее - зороастризма (Там же. 1949. С. 170). Несмотря на господство ислама, вплоть до середины XX в. у кубачинцев сохранялись пере
житки древних языческих верований, проявлявшиеся в обрядах вызывания солнца и дождя, почитании священных деревьев, культе орла, магических обрядах лечения от сглаза, ношении амулетов и талисманов.
До начала XX в. в Кубачи функционировали духовные школы - мектеб и медресе, где детей обучали арабской грамоте, чтению Корана, началам ислама и шариата. Письменность у кубачинцев начала распространяться с XIII-XIV вв.
До 1928 г. кубачинцы, как и все народы Дагестана, пользовались аджамским письмом - арабским алфавитом, приспособленным для передачи фонетических особенностей местных языков. В 1924 г. в Кубачи была открыта начальная, в 30-е годы - семилетняя, в 1950 г. - средняя школы.
Письменности на кубачинском языке нет. Делопроизводство, обучение детей в школе с первого класса ныне ведется на русском языке. Прочно вошли в быт книги, газеты, журналы, кино, радио, телевидение.
В воспитании детей большое место занимало обучение их традиционному ремеслу: сына обучали с 7-8-летнего возраста. С 12-14 лет мальчики вступали в “союз неженатых”, где получали физическое воспитание и проходили военное обучение. Девочки с 8-10 лет выполняли мелкие работы по хозяйству, их учили вязать, вышивать, готовить еду. Детям с малых лет прививали нормы морали, нравственности и этики горцев.
Ныне в традиционной профориентации наблюдается стремление молодых людей не только усвоить мастерство ювелира, но и получить высшее или среднее специальное образование.
Кубачинцы в своей хозяйственно-экономической деятельности соприкасались, кроме дагестанцев, со многими народами - азербайджанцами, грузинами, узбеками, осетинами, чеченцами, ингушами, кабардинцами, балкарцами, усваивали их языки и отдельные элементы культуры (пищи, одежды, детали интерьера, орнаментальные мотивы).
Значительны достижения кубачинцев в науке. Среди кубачинцев три академика, один член-корреспондент АН Азербайджана, 10 докторов и 25 кандидатов наук, писатели, врачи, экономисты, инженеры и др. Среди них А.Г. Алиев (1911-1965) - крупный ученый и педагог, организатор науки и общественный деятель, чл.-кор. АН Азербайджана, доктор геолого-минералогических наук, профессор, бывший ректор Даггосуниверситета (1962-1965); И.А. Шамов - доктор медицинских наук, профессор, лауреат Государственной премии СССР, заслуженный деятель науки Дагестана и Российской Федерации, член Союза писателей России; Ю.А. Шамов - доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач Республики Дагестан; М.Г. Кишов - доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки Республики Дагестан; Абу-Бакар (1932-1991) - народный писатель Дагестана, видный деятель дагестанской культуры; М.-Р. Расулов - известный ученый-филолог, народный писатель Республики Дагестан; А. А. Магометов - доктор филологических наук, профессор, ведущий научный сотрудник АН Грузии; А.И. Абакаров - выдающийся инженер, бывший главный конструктор завода “Дагдизель” (г. Каспийск), внесший большой вклад в развитие технического прогресса в республике, укрепление обороноспособности страны и др.
Среди кубачинских женщин также известны ученые, педагоги, врачи, в их числе кандидаты филологических наук, научные сотрудники Дагестанского научного центра РАН Ф.О. Абакарова, Ф.А. Алиева, Ф.Х. Мухамедова, кандидат медицинских наук, доцент Дагмедакадемии А.А. Ахмедханова.
Народная медицина кубачинцев XIX - начала XX в. основывалась на выработанных многовековой практикой рациональных методах лечения, с которы
ми переплеталось знахарство. Наибольших успехов она добилась в лечении ран, переломов костей, вывихов. Широко использовались целебные свойства дикорастущих трав и ягод. Местные лекари были знакомы с восточными медицинскими трактатами, которые переписывались и переводились на кубачинский язык. Знахарство основывалось на магических приемах и обрядах с заговорами и заклинаниями. Практиковалось ношение бусин-амулетов от сглаза и различных болезней - оспы, желтухи. До начала XX в. в Кубачах врача не было. В настоящее время тут функционирует участковая больница, где работают квалифицированные врачи и средний медицинский персонал.
В современных условиях экономического и духовного кризиса, охватившего наше общество, с особой остротой встает проблема сохранения традиционной культуры, языка, прогрессивных традиций и обычаев, уникальных и самобытных художественных промыслов кубачинцев.
<< | >>
Источник: С.А. Арутюнов, А.И. Османов, Г.А. Сергеева.. Народы Дагестана. 2002

Еще по теме КУБАЧИНЦЫ:

  1. НАСЕЛЕНИЕ (этнодемографический обзор)
  2. ДАРГИНЦЫ
  3. Что там «работают»?
  4. В. Т. Харчева. Основы социологии / Москва , «Логос», 2001
  5. Тощенко Ж.Т.. Социология. Общий курс. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Прометей: Юрайт-М,. – 511 с., 2001
  6. Е. М. ШТАЕРМАН. МОРАЛЬ И РЕЛИГИЯ, 1961
  7. Ницше Ф., Фрейд З., Фромм Э., Камю А., Сартр Ж.П.. Сумерки богов, 1989
  8. И.В. Волкова, Н.К. Волкова. Политология, 2009
  9. Ши пни Питер. Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки, 2004
  10. ОШО РАДЖНИШ. Мессия. Том I., 1986
  11. Басин Е.Я.. Искусство и коммуникация (очерки из истории философско-эстетической мысли), 1999
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -