<<
>>

Документ № 15

Сотрудники органов госбезопасности представили секретной пятерке одно из ответвлений военно-фашистского заговора, якобы существовавшего в Гражданском воздушном флоте. 29 января 1938 г. Ежов подписал санкцию на арест начальника Главного управления Гражданского воздушного флота комкора И.Ф.
Ткачева. К этому времени на Ткачева было получено значительное количество показаний, и его арест завершал процесс практически полной смены высшего руководства Гражданского воздушного флота (см. Док. № 10). Компрометирующие материалы на Ткачева, делегата X и XV съездов партии, голосовавшего за генеральную линию партии, подготавливались по нескольким направлениям. В показаниях арестованного в ноябре 1937 г. бывшего начальника Разведупра Урицкого отмечалось, что до 1934 г. Ткачев являлся заместителем начальника ВВС РККА, а затем был назначен руководителем ГВФ при активном содействии Якира — одного из основных фигурантов т.н. военно-фашистского заговора. По указанию Гамарника Ткачев назначил начальником Политического управления ГВФ Тризну, который был тесно связан с покончившим жизнь самоубийством начальником ПУ РККА. В итоге Ткачев становился одним из неразоблаченных «заговорщиков» в Красной Армии. В 1935 году он совершил поездки в Германию, Италию и Францию для изучения авиационной техники в этих странах и использования их опыта в СССР. Бдительный военный атташе по авиации во Франции ранее сообщал в Центр, что во время пребывания в Париже Ткачев добивался несанкционированной встречи с начальником французского Генерального штаба. Он также подчеркивал в своем письме, что никаких указаний советского правительства о такой встрече не было. Это могло послужить косвенным свидетельством для обвинения его в шпионской деятельности в пользу французской разведки. В течение лета-осени 1937 г. продолжалась кампания, начатая в соответствии с решениями февральско-мартовского пленума ЦК ВКП(б) об усилении борьбы с вредительством. На предприятиях и в учреждениях проходили партийные собрания, совещания, на которых «разоблачали» виновников срывов плановых заданий. В деле Ткачева отложились письма-доносы как начальника Политотдела ГВФ, так и временно исполнявшего обязанности заместителя начальника НИИ ГВФ. В октябре-декабре 1937 г. первый сообщал в НКВД, а второй — в Транспортный отдел ЦК ВКП(б) о непартийном поведении Ткачева. Активные аресты в системе ГВФ начались с осени 1937 г. Среди арестованных потенциально уязвимым в условиях кампании шпиономании являлся начальник самолетного отдела научно-исследовательского института ГВФ П.М. Крейсон, эстонец по национальности, бывший штабс-капитан царской армии. В октябре 1937 г. был арестован начальник Московского управления ГВФ В.Ю. Юнгмей- стер, в ноябре — бригадный инженер, начальник НИИ ГВФ П.С. Дубенский, заместитель начальника НИИ ГВФ К.В. Кривицкий. Однако Ткачев, по заявлениям указанных выше руководителей, всячески тормозил аресты сотрудников и даже оставлял их на должностях после исключения из партии, т.е.
препятствовал разоблачению «вредителей» в своем ведомстве. Указанные чиновники отмечали «небольшевистское отношение Ткачева к очищению Аэрофлота от троцкистов, бухаринцев и прочих врагов». Ткачев советовал также не акцентировать внимание на «засорение Аэрофлота социально чуждыми элементами». Как и многие руководители различных ведомств, он отмечал диктаторский стиль руководства Сталина. Ткачев обвинялся и в том, что, по заданию немецкой разведки, которой он якобы был завербован во время поездки в Германию, организовал в декабре 1937 г. перелет в Маньчжоу-Го советского летчика Гусарова, исходя из того, что Япония не выдает советских перебежчиков. А помог ему в этом Озол, начальник ГВФ Дальневосточного управления. Ткачев обвинялся также в том, что передал немецкой разведке данные о переброске советской военной помощи Китаю. Следователями НКВД была составлена схема «контрреволюционной организации» под руководством Ткачева, где начальник Политуправления Б.У. Троян- кер подготавливал кадры заговорщиков, а Ф.А Ингаунис, командующий по ВВС ОКДВА, А.Я. Лапин, помощник командующего по ВВС ДВК, представляли организацию на Дальнем Востоке (ЦА ФСБ России. АСД Р—4136). Наряду с Ткачевым были арестованы помощник начальника ГУ ГВФ И.Ф. Широкий (см. Док. № 15), начальник управления капитального строительства и трасс Аэропорта СССР Ф.Я. Спасский и другие ответственные работники. Все недостатки в ГВФ изображались как результат сознательного «вредительства». В аэропортах Тбилиси, Тамбова, Свердловска, Балашова, Батайска не были построены авиамастерские. Но экспертная комиссия в январе 1940 г. проверила данные факты и установила, что в первых трех городах их строительство и не планировалось, а в двух других механики в оборудованных мастерских успешно обслуживали самолеты. Необоснованными были обвинения в распылении материальных и денежных средств, поскольку основные финансы направлялись в военную авиацию, а в ГВФ поступали по остаточному принципу. Об этом неоднократно в разговорах с сослуживцами говорил Ткачев. Выходы из строя радиостанций на самолетах, сбои в радиосвязи на линии Москва—Владивосток также являлись надуманными обвинениями. Руководитель гражданского воздушного флота обвинялся в том, что якобы проектирование новых самолетов было оторвано от ВВС Красной Армии, не был построен завод № 84 для выпуска новых самолетов. В следственных материалах эта проблема была отражена как необоснованное копирование экспериментов ЦАГИ по новым видам самолетов, приглашение из Италии конструктора по проектированию вертолетов Изако, который в течение 3 лет не смог завершить дело. Но при слабом финансировании трудно было наладить научную работу. Недостатки были обусловлены и отсутствием высококвалифицированных кадров, поскольку не создавались необходимые условия для их привлечения. Но в том, что в Московском порту не было построено ни одного жилого дома для летчиков и обслуживающего персонала, обвинили Юнгмейстера, хотя это совершенно не зависело от начальника порта, который не получал соответствующего финансирования. В числе руководителей гражданского флота был арестован начальник иностранного отдела АС. Северов-Одоевский (см. Док. № 39). С 1902 по 1906 г. он был членом РСДРП, затем вступил в члены боевой организации эсеров. Приговорен к 6 годам каторжных работ, бежал, с 1909 по 1917 г. жил в Германии, Франции, Швейцарии и Англии. После Февральской революции вернулся в Россию. Сразу принял активное участие в политической жизни. Состоял членом партии эсеров на Украине, был председателем Харьковского ревкома. В декабре 1917 г. избран депутатом Учредительного собрания от Харьковского избирательного округа по списку украинских социалистов-революционеров. В дальнейшем работал в системе авиапрома НКТП. Компрометирующими фактами стали поездка в 1932 г. в Италию вместе с Г.Л. Пятаковым в составе комиссии по авиапрому, личное знакомство с видными деятелями эсеровской партии Колегаевым и Прошьяном. Для убедительности обвинения Северова-Одоевского следователи придумали истории о его провокаторской работе в эсеровской партии, связи по «контрреволюционной» деятельности с «украинскими националистами» П.П. Любченко и А.А. Хвылей и «передаче» немцам данных об авиатрассе Москва—Минск (ЦА ФСБ России. АСД Р-10464). Широкий, арестованный в феврале 1938 г. и приговоренный к ВМН, реабилитирован после смерти Сталина. Спасский, арестованный в мае 1938 г., после работы экспертной комиссии и объективной оценки состояния дел был освобожден в феврале 1940 г. Круг арестованных расширялся и за счет руководителей тех организаций, которые были связаны с гражданским воздушным флотом. Директор советско-гер- манского общества «Дерулюфт», обслуживающего авиалинию Москва—Берлин, Арнольдов являлся важным фигурантом для следователей, поскольку его «признательные» показания давали основания для обвинения и в проведении шпионской деятельности в пользу Германии (см. Док. № 29). 11 мая 1938 г. на собрании партактива Главного управления Гражданского воздушного флота Молотов оправдывал массовые репрессии как в ГВФ, так и в других областях. Он заявлял: «...За последний год, отчасти за последнее время, мы принуждены были сменить не только какого-то там несчастного японского шпиона Ткачева, а гораздо более крупных руководящих работников — всех наркомов, секретарей обкомов, председателей областных исполкомов. Мы сменили очень большое количество людей... У нас в настоящее время нет ни одного промышленного наркома (у нас 7 промышленных наркоматов), который работал бы больше 7 месяцев...». (Реабилитация: как это было. Документы Президиума ЦК КПСС и другие материалы. Т. 2. М., 2003. С. 580). Арест председателя Центрального совета Осоавиахима комкора Р.П. Эйдема- на отразился на руководителях всех структурных подразделений этой организации. Вслед за Эйдеманом был арестован его заместитель комкор Г. К. Васканов. Один из работников Осоавиахима в мае 1937 г. написал в НКВД донос, в котором указывал, что до 1937 г. в кабинете Васканова висел портрет Л.Д. Троцкого, которого он всячески восхвалял. Следователь Ушаков-Ушимирский написал за писку своему подчиненному: «Наконец-то есть такая важная нить в ОХУ! Зайдите по поводу мероприятий». 21 февраля 1938 г. был арестован начальник управления авиации Центрального совета Осоавиахима комдив Н.М. Уваров (см. Док. № 43). К этому времени были арестованы многие местные руководители, которые в результате физических мер воздействия признавались в шпионской и диверсионной деятельности. Показания о вредительской работе в Осоавиахиме дал и главный инженер по эксплуатации Управления авиации ЦС Осоавиахима М.М. Войткевич. Он вспоминал, что Уваров был настроен крайне критично и хотел на пленуме РВС СССР осенью 1934 г. выступить, «чтобы сорвать маску с провозглашенного благополучия в РККА». Войткевич был уволен из РККА из-за своих братьев, проживавших в Польше. Уваров вызвал его в декабре 1934 г. и сказал, что соответствующие органы ставят вопрос об увольнении и он ничем помочь не может. Уваров после увольнения с должности заместителя командующего МВО по авиации и назначения на должность в Осоавиахиме предложил уволенному из РККА опытному инженеру место в отделе по эксплуатации. Стремление Уварова использовать знания кадровых офицеров обернулось для него обвинениями в сохранении заговорщиков. Волна репрессий прокатилась по республиканским и областным управлениям Осоавиахима. Были арестованы и расстреляны начальник авиации Осоавиахима УССР майор Г.А. Хацрынов, полковой комиссар B.C. Рубцов, начальник отдела кадров ЦС Осоавиахима, Центрального аэроклуба и др. Через два месяца после ареста Уварова не избежал этой участи и помощник начальника по политчасти Управления авиации ЦС Осоавиахима полковой комиссар К.В. Третьяков (см. Док. № 39). Обвинения во вредительстве, по сути, были констатацией того, что государство не могло обеспечить соответствующую подготовку по линии Осоавиахима. Уваров неоднократно жаловался на неудовлетворительное снабжение. В 1937 году была поставлена задача открыть 50 аэроклубов, подготовить 12 т. учлетов. Ее удалось решить только к марту 1938 года. Отмечалась и неравномерность снабжения. Москва и Ленинград получили сверх плана по 15—20 самолетов, в то время как другие аэроклубы испытывали их недостаток. Для обвинения руководства в шпионской и террористической деятельности были вписаны показания о связях с полковником Кавабе, военным атташе Японии. Подготовка парашютистов была нацелена якобы на поддержку наземных отрядов заговорщиков (ЦА ФСБ России. АСД Р-10538, Р-10542).
<< | >>
Источник: В.Н. Хаустов. Лубянка. Советская элита на сталинской голгофе. 1937—1938.. 2011

Еще по теме Документ № 15:

  1. Требования, предъявляемые к документам иностранного происхождения . Легализация документа. Апостиль
  2. Организация документов и дел в пределах Архивного фонда Российской Федерации в целом (первый уровень организации документов)
  3. Организация документов и дел в пределах архивного фонда (третий уровень организации документов)
  4. 3.4. Организация документов и дел в пределах архивов (второй уровень организации документов)
  5. 3. Какие документы считаются удостоверяющими личность гражданина? Может ли сотрудник милиции при проверке документов, удостоверяющих личность, настаивать, чтобы ему предъявили именно внутренний паспорт гражданина РФ?
  6. 2. ПОРЯДОК РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ С УЧАСТИЕМ ИНОСТРАННЫХ ЛИЦ, ИХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ. ТРЕБОВАНИЯ, ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫЕ К ДОКУМЕНТАМ ИНОСТРАННОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ. ЛЕГАЛИЗАЦИЯ ДОКУМЕНТА. АПОСТИЛЬ. ПОРУЧЕНИЯ О ВЫПОЛНЕНИИ ОТДЕЛЬНЫХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ
  7. 2. Порядок рассмотрения дел с участием иностранных лиц, их процессуальные права и обязанности. Требования, предъявляемые к документам иностранного происхождения.Легализация документа. Апостиль. Поручения о выполнении отдельных процессуальных действий
  8. Экспертиза ценности документов 4.2.1. Экспертиза ценности документов на основе научных критериев
  9. Статья 17. Документы, представляемые для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, и внесения изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц
  10. Доступ к документам Архивного фонда Российской Федерации 5.1.1. Регулирование доступа к документам Архивного фонда РФ
  11. 5. Правомерно ли требование сотрудника московской милиции при проверке документов, удостоверяющих личность гражданина, обязательного наличия у гражданина регистрации в Москве или Московской области по месту жительства или по месту пребывания? Правомерно ли требование предъявить какиелибо документы, подтверждающие прибытие в Москву и убытие гражданина из Москвы в срок, не превышающий 10дней?
  12. § 25. СУДОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ
  13. § 7. Документы
  14. Регистрация документов
  15. § 7. Иные документы
  16. 2. Первинні документи
  17. КАК ОФОРМЛЯТЬ ПРЕДСТАВЛЯЕМЫЕ ДОКУМЕНТЫ?
  18. Исполнение документов и отправка
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -