<<
>>

Документ № 11

Аресты руководителей Политического управления РККА в центре и военных округах предоставляли НКВД возможность развернуть огромное дело. В спецсо- общениях Ежова Сталину создавалась картина всеохватывающей деятельности политработников как составной части «военно-фашистского заговора».
Главой «антисоветской» организации «определили» покончившего жизнь самоубийством бывшего начальника ПУ РККА армейского комиссара 1-го ранга Я.Б. Гамарника. Главной фигурой среди высших руководителей политорганов в армии остался А.С. Булин, бывший заместитель Гамарника, начальник Управления по командному и начальствующему составу. Его и «назначили» следователи новым руководителем заговора. Комиссар 2-го ранга А.С. Булин в 1928 г. возглавлял Политуправление Московского военного округа, соответственно с этого времени он состоял в «заговорщической» организации, возглавляемой бывшим первым секретарем Московского комитета ВКП(б) Н.А Углановым. 5 ноября 1937 г. Булина арестовали. В результате работы следователя Листенгурта он дал показания на 122 человека, военнослужащих Красной армии. В течение ноября на основе его показаний были арестованы начальник Управления по комначсоставу ВВС РККА бригадный комиссар Л.Ф. Гайдукевич, член Военного Совета МВО корпусной комиссар Б.У. Троянкер, член Военного совета БВО, армейский комиссар 2-го ранга АИ. Мезис, член Военного Совета авиации особого назначения корпусной комиссар И.М. Гринберг. Аресты по показаниям Булина продолжались и в первой половине 1938 г. На заседании Военной коллегии Верховного суда СССР Булин заявил, что «мое участие в заговоре правых и военно-фашистском заговоре является ложным от начала до конца» и что все его признания «написаны под диктовку ведущих следствие по моему делу, при моем болезненном состоянии и в результате избиения и пыток» (ЦА ФСБ России. АСД Р-2755 Т. 2. Л. 34). Заместитель начальника Управления по начальствующему составу комдив И.Я. Хорошилов, арестованный 12 февраля 1938 г., оговорил 120 человек (см. Док. №№. 19, 24). Так же, как и Булин, на заседании Военной коллегии он отказался от всех своих показаний. Антисоветская деятельность участников «военно-политического» заговора заключалась в том, что в РККА слабо проводилась работа по изгнанию из рядов партии и исключению из списков личного состава троцкистов, правых, политически неблагонадежных элементов. А начальник отдела командного и начальствующего состава ВВС РККА Л.Ф. Гайдукевич по заданию Булина способствовал даже возвращению в армию скомпрометированных военнослужащих. Следователи изобрели и обоснование «военно-политического» заговора: Гамарник и Якир, чтобы противостоять бонапартистским планам Тухачевского, решили иметь самостоятельную организацию, объединяющую политработников РККА О возможности объективных показаний о своей невиновности в ходе следствия не было и речи. Использовались различные средства давления на арестованных для получения необходимых доказательств «враждебной» деятельности.
14 ноября 1937 г., меньше, чем через 2 недели после ареста, Булин писал Ежову: «Моя семья: жена и двое сыновей — о моей преступной деятельности ничего не знали, поэтому прошу не репрессировать и предоставить им возможность трудовой деятельности». На кадровых работников возлагалась задача подготовки представлений по указаниям НКВД на увольнение военнослужащих из РККА. По словам Булина, своевременно не было отвечено более чем на 300 представлений. Так же задерживались представления на увольнение по указаниям военных советов округов. Одновременно на участников «военно-политического» заговора возлагалась ответственность за то, что на освободившиеся должности не выдвигались новые командиры. В условиях тотальной чистки командных кадров резкое сокращение подготовки комсостава в военных академиях вменялось в вину «заговорщикам». К осени 1937 г. сложилась ситуация, когда выпуски из академий становились все меньше и одновременно наборы на первые курсы сокращались. Ответвления этого «заговора» были «раскрыты» практически во всех военных округах. Член Военного совета авиации особого назначения корпусной комиссар И.М. Гринберг был арестован 26 ноября 1937 г. (см. Док. № 43). Обвинения были типичными: подбор людей, готовых к измене, сохранение в рядах армии оппозиционеров, ослабление боевой подготовки. Кроме того, Гринберг был виноват в трудностях с жильем для молодых летчиков в Полтаве, Курске, Орле, Иваново, а также в том, что 40 % летчиков не имели летной подготовки из-за отсутствия необходимого количества самолетов. Аналогичные обвинения о сохранении троцкистских кадров в армии предъявлялись и начальнику отдела кадров Политуправления РККА бригадному комиссару М.Р. Кравченко (см. Док. № 23). В числе участников «военно-политического» заговора был назван и армейский комиссар 2-го ранга М.М. Ланда. Протокол его допроса был «отредактирован» начальником Особого отдела ГУГБ НКВД Николаевым-Журидом. Ланда подтвердил свое участие в заговоре, а также указал на то, что в качестве главного редактора газеты «Красная звезда» получил задание от руководителей «военно-фашистского» заговора постоянно поддерживать в главном печатном органе РККА авторитет Тухачевского, Якира и других «заговорщиков». Одновременно Ланда подчеркивал, что он стремился не допускать критические статьи в отношении руководства Политуправления Красной Армии. Протокол его допроса был послан Сталину в числе первых по этому делу — в начале декабря 1937 г. К этому времени были арестованы большинство руководителей политуправлений военных округов. Свои соображения о дальнейших судьбах высшего командного состава Сталин адресовал новому начальнику Политуправления П.А. Смирнову и заместителю наркома обороны Е.А. Щаденко: «Обратите внимание на показание Ланда. Видимо, все отмеченные (названные) в показании лица, за исключе нием Мерецкова и некоторых других, — являются мерзавцами» (АП РФ. Ф. 3. Оп. 24. Д. 329. Л. 28). Были арестованы многие сотрудники редакции газеты и Воениздата, в т.ч. заместитель начальника Управления Воениздата бригадный комиссар К.И. Под- сотский, начальник отдела боевой подготовки газеты «Красная звезда» И.З. Сотников (см. также Док. № 18).
<< | >>
Источник: В.Н. Хаустов. Лубянка. Советская элита на сталинской голгофе. 1937—1938.. 2011

Еще по теме Документ № 11:

  1. Требования, предъявляемые к документам иностранного происхождения . Легализация документа. Апостиль
  2. Организация документов и дел в пределах Архивного фонда Российской Федерации в целом (первый уровень организации документов)
  3. Организация документов и дел в пределах архивного фонда (третий уровень организации документов)
  4. 3.4. Организация документов и дел в пределах архивов (второй уровень организации документов)
  5. 3. Какие документы считаются удостоверяющими личность гражданина? Может ли сотрудник милиции при проверке документов, удостоверяющих личность, настаивать, чтобы ему предъявили именно внутренний паспорт гражданина РФ?
  6. 2. ПОРЯДОК РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ С УЧАСТИЕМ ИНОСТРАННЫХ ЛИЦ, ИХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ. ТРЕБОВАНИЯ, ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫЕ К ДОКУМЕНТАМ ИНОСТРАННОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ. ЛЕГАЛИЗАЦИЯ ДОКУМЕНТА. АПОСТИЛЬ. ПОРУЧЕНИЯ О ВЫПОЛНЕНИИ ОТДЕЛЬНЫХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ДЕЙСТВИЙ
  7. 2. Порядок рассмотрения дел с участием иностранных лиц, их процессуальные права и обязанности. Требования, предъявляемые к документам иностранного происхождения.Легализация документа. Апостиль. Поручения о выполнении отдельных процессуальных действий
  8. Экспертиза ценности документов 4.2.1. Экспертиза ценности документов на основе научных критериев
  9. Статья 17. Документы, представляемые для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, и внесения изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц
  10. Доступ к документам Архивного фонда Российской Федерации 5.1.1. Регулирование доступа к документам Архивного фонда РФ
  11. 5. Правомерно ли требование сотрудника московской милиции при проверке документов, удостоверяющих личность гражданина, обязательного наличия у гражданина регистрации в Москве или Московской области по месту жительства или по месту пребывания? Правомерно ли требование предъявить какиелибо документы, подтверждающие прибытие в Москву и убытие гражданина из Москвы в срок, не превышающий 10дней?
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -