<<
>>

Тема 12. Становление системы саморегулирования российского бизнеса.

В последние годы в деловых и правительственных кругах России все чаще говорят о развитии саморегулирования бизнеса как способе повышения эффективности регулирования рынков и соответственно развития экономики страны.
По определению Крючковой П.В. «саморегулирование – это легитимное регулирование определенных рынков и сфер деятельности самими экономическими агентами, без вмешательства государства. Если рассматривать саморегулирование в координатах «свободный рынок» - «государственное регулирование», то в отличие от свободного рынка саморегулирование предполагает установление определенных формализованных «правил игры» участников рынка, включая санкции за нарушение этих правил, механизмы разрешения конфликтов между участниками рынка, которые в определенной степени ограничивают свободу экономических агентов. С другой стороны, как установление правил игры, так и разрешение конфликтов осуществляется самими участниками рынка, без прямого вмешательства государства. С этой целью создаются специальные организационные структуры – организации саморегулирования, которым и делегируются определенные полномочия и часть прав экономических агентов». В развитых странах поэтапно сложилась достаточно стройная система саморегулирования, перекрывающая все возможные стратегии социально-политических и социально-экономических действий бизнеса. Исторически между объединениями работодателей, союзами лобби и торгово-промышленными палатами существует функциональная дифференциация, в результате которой объединения работодателей распространяют свою компетенцию на тарифную и социальную политику, союзы лобби – на экономическую политику, а торгово-промышленные палаты – на территориальные интересы, ими представленных регионов. В ряде стран Западной Европы головные объединения работодателей представляют одновременно интересы в области политики рынка труда и интересы в области экономической политики. Такое разделение функций возникло в результате расщепления социальной структуры европейских обществ, а также конфликт в различных секторах экономики. В отличие от стран западных системы, в России пока нельзя говорить об активной стратегической линии бизнеса на создание системы саморегулирования. Однако обращает на себя внимание активизация роли государства по созданию во всех секторах и отраслях экономики саморегулирующихся организаций. Эти меры входят в пакет законов, разработанных Министерством экономического развития по дерегулированию. Первая его часть призвана снизить административные барьеры для предпринимательства, вторая – создать эффективные механизмы контроля над соблюдением новых правил игры. Государство этими мерами предполагает законодательно закрепить за саморегулирующимися организациями функции контроля над добросовестностью предпринимательской деятельности его членов, защиты их законных интересов, быстрого и эффективного разрешения внутренних споров и представительства интересов участников в органах государственной власти, судах и других учреждениях. Кроме того, оно пытается установить стандарты деятельности, обязательные для всех членов саморегулирующихся организаций, что должно стать главной их функцией. Делегирование саморегулирующимся организациям контрольных функций федеральных органов исполнительной власти закрепит положение союзов предпринимателей как элемента управления российской экономикой и придаст отношениям между государством и бизнесом форму «взаимных обязательств».
Однако совмещение корпоративной автономии участников рынка в соответствующих секторах и отраслях с доминирующей ролью государства, может ослабить саморегулирование и усилить государственный контроль. Поэтому организации саморегулирования, по-видимому, впредь будут функционировать в режиме «ограниченной автономии», ибо только так они сопрягаются с курсом на восстановление доминирующих позиций государства. Но даже в таком виде институционализация саморегулирующихся организаций как посредника между государством и бизнесом представляется большим шагом вперед. Это позволит окончательно уйти от советской модели отраслевого управления экономикой и порвать с «непрозрачной» и высококонфликтной олигархической моделью67. Иначе говоря, саморегулирующиеся организации в их нынешнем виде призваны придать доминированию государства совместимую с рынком и частным предпринимательством форму68. С точки зрения политического процесса нас больше интересуют предпринимательские союзы или ассоциации, как организации представительства интересов бизнес-сообщества. Здесь нет возможности рассматривать длительный этап становления организаций, представляющих интересы бизнеса, однако стоит отметить, что говорить о сложившейся системе представительства интересов бизнеса в России пока рано. Современный этап становления системы представительства российского бизнеса характеризуется наличием более или менее устойчивой структуры, отражающей интересы всех уровней бизнес-сообщества. После 2000г. приспособление к новым правилам повлияло, прежде всего, на положение крупных предпринимателей. Ограничение политической автономии и политических ресурсов экономической элиты не позволяет ей вести торг с властью или оказывать на нее давление. Более того, отказ от попыток диктовать государству линию поведения стал основной составляющей нового этического кодекса бизнес-элиты. Власть заявила о принципе «равноудаленности» крупных предпринимателей от власти, означающем их удаление от большой политики и намерение покончить с системой олигархов. За отказ от политической борьбы против исполнительной власти элите делового мира была обещана принадлежность к избранному кругу лиц, с которыми государство постоянно консультируется69. Под политическим патронажем власти, сформированы «Деловая Россия» и ОПОР России и определился спектр представительства РСПП (работодателей) – крупный бизнес. Основателями РСПП был директорский корпус страны – руководители крупных государственных предприятий и объединений, которые обладали очень мощным лоббистским потенциалом. В 1990 г. был основан «Научно-промышленный союз», претендующий на монопольное отстаивание интересов ведущих отраслей промышленности и сельского хозяйства. В 1992 г. он был переименован в «Российский союз промышленников и предпринимателей» - РСПП. Данная организация, лидером которой на долгие годы стал А.Вольский, бывший секретарь парткома ЗИЛа, к июлю 1992 г. объединяла 2130 крупных предприятий и 39 ассоциаций различных форм собственности70. Промышленники в отличие от новых предпринимателей вначале не связывали отстаивание своих интересов с участием в политической жизни страны. Прежние каналы связей еще давали возможность оказывать влияние на процесс принятия политических решений и приносили вполне ощутимые результаты. Но уже в 1990 г. была учреждена первая политическая организация промышленников – «Партия свободного труда» (ПТС), затем «Партия экономической свободы» (К.Боровой, И.Хакамада), «Предпринимательская политическая инициатива» (К.Затулин), позже преобразованная в «Объединение предпринимателей за новую Россию», «Либеральный союз предпринимателей», «Независимое гражданское движение в поддержку предпринимательства России»71. «Деловая Россия» представляет интересы приблизительно пятитысячного корпуса среднего бизнеса, куда относят компании с годовым оборотом от 10 до 500 млн. долларов. Главная задача этой организации заключается в создании в экономике России здоровой конкуренции. Большая часть среднего бизнеса работает на внутреннем рынке, а потому крайне важно создать в России одинаковые для всех правила игры и бизнес-пространство сделать «прозрачным», что поможет всем субъектам рынка. «ОПОРА России» (Объединение предпринимательских организаций России) представляет собой организацию саморегулирования малого бизнеса, но в целом он пока менее организован, чем крупный и средний. Лишь 17% малых предприятий входят в региональные объединения и только 10% - в общероссийские предпринимательские союзы. Корпоративизация позволяет власти полнее проводить в жизнь новую идеологию отношений с деловым сообществом, использовать союзы как естественный инструмент контроля над бизнесом. Это делает возможным масштабное присутствие государства в экономике, не подвергая последнюю опасности огосударствления. Таким образом, создаваемые в России союзы предпринимателей – это средство преодоления в отношениях с бизнесом олигархической парадигмы и перевода их на формальную и коллективную основу. Капиталу корпоративизация тоже выгодна: она позволяет предпринимателям использовать коллективное представительство для защиты своих интересов и создает постоянный канал связи с центрами принятия решений. Таким образом, система отношений между государством и капиталом явно эволюционирует по направлению к неокорпоративной модели. Типичными признаками неокорпоратизма являются: * высокий уровень корпоративной организованности делового сообщества и профсоюзов; * добровольный характер отношений между участниками; * слабая конфликтность; * система взаимных обязательств; * центральная роль государства, которая, однако, может принимать различные формы (от «арбитража» до «мягкого лидерства», или «дирижизма»)72. Насколько отечественная система представительства бизнеса приблизится к неокорпоративной, будет зависеть от места, которое в новой системе займут союзы предпринимателей. Власть привыкла строить отношения с предпринимателями на индивидуальной, неформальной основе и время от времени воспроизводит подобное отношение. Система корпоративного представительства может оказаться недостаточно разветвленной, чтобы справиться с ролью младшего партнера государства. Тогда на смену олигархизации отношений может прийти их чрезмерная бюрократизация, да и вписать все отношения между государством и бизнесом в рамки союзов и ассоциаций очень трудно по двум причинам. Во-первых, особая роль крупных корпораций в стране, естественная для экономики, унаследовавшей результаты «советской гигантомании»73. Выше мы уже указывали, что крупные корпорации играют в социальной структуре общества и его территориальном развитии столь значительную роль, что их рассматривают как «социально-политический институт»74. Во-вторых, ограниченность представительского потенциала ассоциаций, объясняющаяся специфическими интересами крупных корпораций. Большинство из них – конгломераты, связанные с несколькими отраслями и секторами экономики. Интересы корпораций слишком многообразны, чтобы их могли адекватно представить одна или несколько ассоциаций. Поэтому от корпоративного представительства бизнеса требуется способность выражать не только «агрегированные», но и «индивидуализированные» интересы. Таким образом, возникает потребность в независимых посредниках, специализирующихся на установлении связей между общественно-политической средой, с одной стороны, и «микроструктурами» внутри корпораций – с другой. Двухсекторная система связей («ассоциации + агентства») придает системе представительства бизнеса необходимый «ресурс гибкости», позволяя избежать как олигархизации, так и проблем, неизбежно порождаемых корпоративизацией отношений между государством и бизнесом. Долгое время такую систему связей с государством считали особенностью США, а общим правилом признавали характерное для западно-европейских стран и Японии преобладание ассоциаций. Однако глобализация мировой экономики изменила картину, превратив «институциональную гибкость» в важнейший стратегический ресурс бизнеса. В конце 70-х – начале 80-х годов системы представительства интересов начали сближаться с американской моделью. Большую роль при этом сыграли транснациональные корпорации, которым ни национальные, ни международные союзы предпринимателей не могли обеспечить такие формы связей с государством и обществом, которые удовлетворили бы их. Происходящий в рамках структур самоуправления поэтапный этико-институциональный диалог, сужая разрыв между неформальными нормами и формальными институтами, последовательно укрепляет формальные институты и вместе с тем расширяет соответствующее этическое пространство, способствуя этической консолидации бизнес-сообщества. Конечно, локальные, групповые нормы, выработанные отдельными структурами бизнеса, трудно трансформировать во всеобщие, т.к. они несут в себе специфические смыслы, нормы и установки, но при отсутствии иной альтернативы социальной интеграции путь выработки локальных этических норм и их последующая «склейка», возможно, единственный реальный путь к консолидации всего общества. Бизнес в России, накопив необходимый первичный экономический, финансовый и интеллектуальный потенциал, уже обладает определенным опытом. Все это дает основание говорить об имеющихся возможностях выйти на качественно иной уровень развития. Для решения этой сложной и многоаспектной проблемы должна быть программа конкретных действий, разработать которую предстоит организациям саморегулирования. Создание разветвленной системы коллективных действий позволит бизнесу занять собственное место в экономике, защитит и укрепит это место в отношениях с государством, политическими и общественными организациями, т.е. поможет «вписаться» в экономическую, социальную и общественную систему страны. Контрольные вопросы 1. Дайте определение понятия «саморегулирование». 2. Назовите основные цели саморегулирующихся организаций. 3. Какова роль государства в формировании системы саморегулирования в России? 4. Чем отличаются друг от друга следующие организации: РСПП, «Деловая Россия», ОПОРы России? 5. Назовите основные характеристики неокорпоративизма. 6. Может ли отечественная система представительства приблизиться к некорпоративизму? 7. Чем характеризуется двухсекторная система связей? Рекомендуемая литература: 1. Зудин А. «Олигархия» как политическая проблема российского посткоммунизма // Общественные науки и современность. 1999. №1. 2. Зудин А. Неокорпоративизм в России? (Государство и бизнес при Владимире Путине) // Pro et Contra. Т.6, №4. Осень 2001. 3. Зудин А. Бизнес и государство при В.Путине: Становление новой системы взаимоотношений. М.: Центр политических технологий, 2000. 4. Лоббизм в России: этапы большого пути (ч.1) // СОЦИС. 1996, №3. 5. Паппэ Я.Ш. «Олигархи»: экономические хроники. М., 2000. 6. Перегудов С.П. Крупная корпорация как социально-политический институт. М.: ИМЭМО, 2000. 7. Перегудов С.П., Семененко И.С. Группы давления и Российское государство. М., 1999, с.86-88. 8. Саморегулирование. Пособие для предпринимателей. Институт национального проекта «Общественный договор». М. 2002. 9. Саморегулирование // Пособие для предпринимателей / Под общ.ред. Крючковой П.В. М. 2002. 10. Система представительства российского бизнеса: Формы коллективного действия // Под ред. И.Бунин, А.Зудин, Б.Макаренко, Н.Назарова. М.: ЦПТ – CIPE, 1997.
<< | >>
Источник: Л.А.ГАЙНУТДИНОВА Р.И.ГАЙНУТДИНОВ. БИЗНЕС И ОБЩЕСТВО: проблемы взаимодействия.. 2005 {original}

Еще по теме Тема 12. Становление системы саморегулирования российского бизнеса.:

  1. § 1. Становление российской банковской системы
  2. § 3. Становление и развитие правовой системы в Российской Федерации
  3. Тема 4 Принятие христианства и начало становления российской православной цивилизации
  4. ТЕМА 7. ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  5. Тема 10 Избирательная система Российской Федерации
  6. Тема 35 ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ РОССИЙСКОГО ПРАВА
  7. ТЕМА 10. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  8. ТЕМА 9. КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ СИСТЕМЫ ФЕДЕРАЛЬНЫХ ОРГАНОВ ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ. ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  9. Тема 24 ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО В СИСТЕМЕ РОССИЙСКОГО ПРАВА. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВООТНОШЕНИЕ: ПОНЯТИЕ, СУБЪЕКТЫ
  10. ТЕМА 6. ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА. ИЗБИРАТЕЛЬНОЕ ПРАВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  11. 7.7. Саморегулирование в географической оболочке
  12. ТЕМА 8 Оформление феодальных структур (IX-X) Региональные особенности процесса становления феодальных структур Становление основ культуры феодального времени
  13. Этапы становления современного российского государства
  14. ГЛАВА 12 Регулирование рыночных экономических отношений в форме саморегулирования
  15. 58. Российский федерализм: становление и развитие
  16. § 1. Становление арбитражных судов Российской Федерации
  17. Становление и развитие Российского федеративного государства
  18. 1.3. От механизма к субъекту: развитие форм саморегулирования «коллективных организмов»
  19. 2.1 Становление единого Российского государства