<<
>>

Тема 6. Бизнес и наемный труд: новые тенденции в отношениях.

На определенном этапе развития рыночных отношений появилась необходимость общественного контроля, вначале за условиями воспроизводства рабочей силы, а затем за предпринимательской деятельностью. На государственном уровне регулирование предпринимательской деятельности осуществлялось в основном в виде законодательных актов, среди которых запрещение соглашений и сговоров между предприятиями, законы о детском труде и т.д.
Профсоюзы выступили инициаторами принятия некоторых законодательных актов об условиях найма, в частности, о минимальной заработной плате, охране труда. Реализация государством социальных программ по улучшению условий жизни наемных работников, а также тех, кто не включен в процесс производства в силу сложившихся объективных причин, привело к тому, что работодатели, в свою очередь, вынуждены были объединиться в союзы, которые отстаивали бы общий интерес предпринимателей. Таким образом, союзы работодателей так же, как и профессиональные объединения наемных работников, могут быть определены как санкционированная государством форма отношений между работодателями и наемными работниками, а также государством. Значение союзов предпринимателей определяется тем, насколько успешно они могут выполнить свои основные цели, которые связаны с выработкой единства действий в решении конфликтов как в среде самих предпринимателей, так и с наемными работниками; представительством в органах государственной власти и защитой интересов предпринимателей на федеральном и на местном уровнях власти; рецензирование и экспертиза законодательных актов; выработка стратегии в отношениях с наемными работниками и их организациями. В большинстве стран с рыночной экономикой некоммерческие союзы работодателей накопили опыт конструирования своей стратегии, как в экономической политике, так и в социальной политике, в представлении своих интересов во взаимоотношениях, как с профсоюзами, так и с государством. Важной функцией союзов или объединений является выработка стратегии союзных членов. В некоторых странах головное объединение берет на себя ответственность по руководству коллективными действиями членов объединения, в других – по меньшей мере, определяют основные принципы тарифной политики. Во многих странах головные объединения работодателей по отношению к своим членам не обладают никакой компетенцией и со временем теряют связь с ними. Сегодня только в нескольких странах головные объединения выполняют руководящую роль в области политики оплаты труда (Бельгия, Финляндия, Норвегия, Ирландия, Греция). Заметно повысилась роль объединений в Швеции, Дании, Нидерландах, Португалии и Испании. Исторически сложилось так, что между объединениями работодателей, союзами лобби и палатами существует функциональная дифференциация, в результате которой объединения работодателей распространяют свою компетенцию на тарифную и социальную политику, союзы лобби – на экономическую политику, а палаты – на территориальные интересы, ими представленных регионов. В ряде стран Западной Европы головные объединения работодателей представляют одновременно интересы в области политики рынка труда и интересы в области экономической политики. Причинами такого положения является расщепленная социальная структура европейских обществ, а также секторальный конфликт в экономике.
Сегодня в западноевропейских странах признается такое государство, которое постоянно проводит активную социальную политику. Однако, признание социальной политики государства со стороны представителей различных классов неоднозначно. За разницей представлений о социальной политике кроется не совпадающий интерес буржуазии и наемных работников. Этот интерес проявляется и в нежелании работодателей, во-первых, создавать общественный фонд помощи нуждающимся, во-вторых, обогащать этот фонд выше минимально необходимого. В своих действиях совокупный предприниматель руководствуется, с одной стороны, идеей превращения социальной сферы в обращаемый на рынке товар, с другой стороны, - идеей неответственности за те сегменты социальной сферы жизни наемного труда, которые не подвергаются контролю рынком. Ответственность за состояние данной сферы перекладывается на государство и наемный труд. Тем самым достигается такое состояние в обществе, при котором конфликт разворачивается не в экономической, а в политической плоскости, что делает социальную политику западноевропейских государств ареной политической борьбы. Политизация социальной сферы жизнедеятельности общества, образа жизни людей предопределяет политический характер практически всех общественных движений. Наиболее существенные, качественные изменения в характере, формах и социально-политической роли бизнеса происходят в переломные фазы общественного развития, к каковым относится и начавшийся в последней четверти прошлого столетия переход от индустриального общества к постиндустриальному и информационному обществу. Выявление этих изменений, накладывающих серьезный отпечаток и на содержание, и на формы общественных отношений, требует хотя бы кратко охарактеризовать место бизнеса в индустриальную эпоху, тем более, что эпоха эта еще не завершилась, и типичные для нее общественные связи и отношения в том или ином виде сохраняются даже в наиболее развитых странах и регионах. Уже сам факт концентрации общественных связей на производственных отношениях, или «отношениях в промышленности», равно как и преобладание в социальной структуре двух основных классов – буржуазии и рабочего класса, обусловили характер и форму наиболее влиятельных групп интересов эпохи индустриализма. При всем многообразии этих групп (и связанных с ними движений) центральными среди них, несравнимыми по своему значению и влиянию, со всеми другими, конечно, были организации рабочего класса – профсоюзы и буржуазии – предпринимательские организации. Основное содержание общественной жизни определялось социально-классовыми отношениями, и именно они служили основой как долгосрочных, так и краткосрочных конфликтов интересов в странах, ставших на путь капиталистического развития. На той же, классовой платформе строилась преимущественно и партийно-политическая жизнь этих стран: выход профсоюзов на арену партийно-политической борьбы привело к тесному сотрудничеству с социал-демократией; одновременно укреплялись отношения групп интересов бизнеса, и особенно бизнеса крупного, с либеральными и консервативными партиями. В итоге сложилась более или менее равновесная партийно-политическая структура, обеспечивавшая ротацию не только партийных, но и групповых образований в системе власти. Анализируя процессы, происходящие на политическом рынке в западных демократиях и те роли, которые там исторически играли два противоборствующих класса, сегодня можно говорить о тенденции к снижению межклассовой напряженности. Например, С.Роккан21 отмечает, что разница между прошлым и современностью как раз и заключается главным образом в принципиальном различии типов интересов – то, что получило в политической науке такое обозначение, как дихотомия материальных и постматериальных интересов. На первое место теперь выходит не баланс базовых интересов – экономического благополучия, физической безопасности, а баланс как можно большего числа, если можно так сказать, вторичных интересов, возникающих в обществе. В то время как все основные конфликты в обществе более или менее сбалансированы через сложившуюся структуру партий и организованных групп, на этом фоне актуальность приобретают другие проблемы. Способ решения реальных конфликтов давно приобрел форму консультаций, переговоров, совместных решений в рамках развитой корпоративной системы. Длительные попытки институционализировать трехстороннее взаимодействие бизнеса, государства и профсоюзов в 40-50-е годы привело к созданию так называемого трипартизма, в рамках которого принимались важнейшие социально-экономические решения. Механизм этот действовал как на общегосударственном уровне, так и на отраслевом и местном уровнях и во многом способствовал снижению классовых противоречий и укреплению социальной стабильности. Получивший название «неокорпоратистского», он принципиально модифицировал характер политической власти, превратив ведущие группы интересов в прямых участников системы выработки и принятия политических решений22. Наивысшим достижением этой системы явилось создание государства благосостояния, пик развития которого пришелся на 50-60-е годы прошлого столетия. Расцвет неокорпоратизма пришелся на 60-е годы, но уже в начале, и особенно, в середине 70-х годов трипартизм стал переживать серьезный кризис, главной причиной которого явился прогрессирующий «износ» индустриализма и сопутствующие ему изменения в социальной структуре и общественных отношениях, наиболее существенным политическим следствием произошедших изменений оказался приход к власти опиравшихся на бизнес неоконсервативных политических партий и смена неокорпоратистской модели государственного дирижизма на неолиберальную, свободно-рыночную модель. Соответствовавшие индустриальной эре отношения патронажа чисто политических организаций над непартийными, групповыми уходили в прошлое, и их сменяли отношения, характерные для новой, постиндустриальной эпохи, когда основной формой взаимодействия групп интересов с партиями стало оказание электоральной поддержки в обмен на принятие в том или ином объеме прокламируемых ими целей, т.е. отношения партнеров, каждый из которых сохраняет полную самостоятельность. Однако это привело к фактическому исключению представителей малого и среднего бизнеса из повседневного взаимодействия с властями, монополизированного крупным бизнесом. Представители среднего и малого бизнеса были вынуждены искать новые формы взаимодействия с властью в рамках системы самоуправляющихся структур, берущих на себя решение ряда проблем, затрагивающих интересы местного и регионального уровня. Подобная форма вовлечения во власть породило формулу «общество участия», в котором возрастало политическое значение групп интересов, или движений одной цели. На месте трипартистских структур возникла система органов нового социального партнерства, отличительной чертой которой является то, что ее участниками, представляющими интересы третьей стороны (первая и вторая- государство и бизнес), наряду с профсоюзами стали НКО23. Система функционального представительства стала более объемной, и как власть, так и бизнес были вынуждены значительно больше, чем прежде, учитывать интересы граждан и общественных организаций. Однако влияние общественных движений в определении направленности социальной политики государства, менее значительно, чем влияние профсоюзных движений. Профессиональные союзы, определяя состояние социально-трудовых отношений, по сути дела, основных отношений, определяют социальные отношения в целом, а тем самым состояние государства, принудительные способности которого и сегодня нельзя недооценивать. Вторым немаловажным субъективным фактором является базирующаяся на различном уровне развития экономики класс работодателей или буржуазии. Рыночные отношения позволяют работодателям быть настолько социально благотворительными, насколько подобная благотворительность не препятствует получению ими достаточных прибылей и не уничтожает их собственное политико-юридическое положение. Социальная политика государства в современных развитых странах существует, поскольку существует политическое принуждение, которое легитимируется как наемными работниками, так и предпринимателями. А если сила государства принимается участниками социально-трудовых отношений, то последние приобретают смысл непротиворечивых отношений. Партнерство как отношения, осуществляемые работодателями и наемными работниками под эгидой государства, переходят в отношения, в которых государство играет особую роль в социальной политике. Оно не только политически, но и экономически оказывает воздействие на социальные отношения. Государство воздействует экономически на ту из сторон социальных отношений, от которой в текущий момент оно зависит как объединение граждан. Примечательно, что при формировании институциональной структуры Европейского экономического сообщества (как тогда назывался нынешний Европейский Союз) в нем с самого начала были заложены основы трипартистского взаимодействия. В этих целях был создан Экономический и социальный совет, в который вошли представители образованных тогда же Европейской конфедерации труда и Союза конфедераций промышленников и предпринимателей стран-участниц. Однако обострившаяся международная конкуренция и резко возросшая транснациональная мобильность капитала обозначили новую угрозу того, что производство будет перенесено в другое место или же полностью остановлено. Это не может не оказывать сильного воздействия на рабочих и вынуждать их к уступкам на уровне предприятий, которые подрывают договоренности, достигнутые ранее на общенациональном или отраслевом уровне. Аналогичным образом жесткая конкуренция между фирмами затрудняет выработку предпринимательскими объединениями общей позиции и единых обязательств. Результатом развития названных тенденций, с точки зрения их влияния на корпоратизм, стало перемещение корпоратистских структур с макро- на мезоуровень. Основной вопрос заключается в том, остановится ли данный процесс на этом уровне или будет развиваться и дальше, пока «систематический диалог» между трудом и капиталом не будет перенесен полностью на уровень фирм или отдельных населенных пунктов. Профсоюзы и предпринимательские союзы уже начали приспосабливать свои внутренние структуры к новым реалиям, но когда уровень, на котором проходит взаимодействие, опускается ниже определенной черты, их посреднические навыки и способность добиваться общего согласия теряют свою релевантность. Межорганизационное корпоратистское согласие становится ненужным; его место занимают динамика межличностных отношений и переговоры между малыми группами24. Контрольные вопросы 1. Каковы причины объединения предпринимателей в союзы или ассоциации работодателей? 2. В чем заключаются основные функции союзов работодателей? 3. Какими отношениями определялась общественно-политическая жизнь до перехода от индустриального общества к постиндустриальному и информационному обществу? 4. В чем суть дихотомии материальных и постматериальных интересов, и какие последствия это имеет для общественно-политической жизни? 5. Опишите процесс перехода от трипартизма к социальному партнерству и причины, вызвавшие этот переход. 6. Каковы угрозы современной международной конкуренции и возросшей транснациональной мобильности капитала для сложившихся отношений бизнеса и наемного труда на национальном уровне? Рекомендуемая литература 1. Анисимов А.А. Возможность моделирования партийной системы (на примере теории С.Роккана). В сб.: Власть и элиты в современной России. Под ред.А.В.Дуки, СПб. РАН, 2003. 2. Грибанов В.В. Профсоюзы и политика. СПб. Изд-во РГПУ им. А.И.Герцена. 2001. 3. Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы. – М.:Логос, 2000. 4. Михеев В.А. Основы социального партнерства. Теория и политика. – М.: Экзамен, 2001. 5. Перегудов С. Группы интересов в условиях перехода к информационному обществу // МЭиМО. 2004. №6. 6. Политический альманах России. М., Московский центр Карнеги, 1995; 7. Россия на выборах: уроки и перспективы. М., ЦПТ, 1995; 8. Семененко И. Регулирование трудовых отношений и практика социального партнерства: опыт Запада // Социально-трудовые исследования. Вып.2. Профсоюзное движение (Тенденции и проблемы переходного периода) / Ин-т МЭиМО РАН. – М.: ИМЭиМО, 1997 9. Современный капитализм: политические отношения и институты власти. М., 1984. 10. Соловьев А.В. Социальное партнерство. – М.: ДиС, 2003 11. Стребков А.И. Социальная политика: теория и практика. СПбГУ. 2000. 12. Туровский Р. Политическое расслоение российских регионов (история и факторы формирования). В кн.: Партийно-политические элиты и электоральные процессы в России. М., ЦКСИиМ, 1996 (серия «Политология» выпуск 3); 13. Шмиттер Ф. Неокорпоратизм // Полис. 1997. №2. 14. Фрэнк Р. Государство, общество и бизнес в условиях индустриальной демократии. // Проблемы теории и практики управления. 1993. №1.
<< | >>
Источник: Л.А.ГАЙНУТДИНОВА Р.И.ГАЙНУТДИНОВ. БИЗНЕС И ОБЩЕСТВО: проблемы взаимодействия.. 2005 {original}

Еще по теме Тема 6. Бизнес и наемный труд: новые тенденции в отношениях.:

  1. НАЕМНЫЙ ТРУД И ТРУДОВАЯ ЭТИКА В РЕМЕСЛЕННЫХ ЦЕХАХ ШВЕЦИИ: УСТАВНЫЕ ПРИНЦИПЫ
  2. Л. Г. ДЕЙЧ ОТ ПЕРЕВОДЧИКА (Предисловие к русскому изданию работы * К. Маркса «Наемный труд и капитал») [...] Хотя имя этого великого человека [К
  3. НОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ
  4. Новые тенденции в развитии современной науки
  5. Последствия войны и новые тенденции в развитии общества
  6. Засурский И., Харитонов В.. Трансформация авторского права в интернете: зарубежные тенденции, бизнес-модели, рекомендации для России — 384 с., 2013
  7. 5. Новые тенденции в развитии сельского хозяйства. Рост торгового земледелия.
  8. В. И. Шинкарук «ХРУЩЕВСКАЯ ОТТЕПЕЛЬ». НОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В ИССЛЕДОВАНИЯХ ИНСТИТУТА ФИЛОСОФИИ АН УКРАИНЫ В 60-Х ГОДАХ
  9. ОТ ФИЛОСОФИИ ЯЗЫКА К ФИЛОСОФИИ СОЗНАНИЯ (Новые тенденции и их истоки)
  10. ОБОСТРЕНИЕ КРИЗИСА БРИТАНСКОЙ ПОЛИТИКИ В ИРАНЕ И НОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ ИРАНСКИХ КАБИНЕТОВ (1920 —ФЕВРАЛЬ 1921 г.)
  11. НОВЫЕ ПРОЦЕССЫ В КЛАССОВЫХ ОТНОШЕНИЯХ
  12. Тенденции в классовых отношениях
  13. 76. СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ
  14. ТЕМА 19 Непрочность центростремительных тенденций Западноевропейская культура
  15. Тема 7 Основные тенденции развития государства и права в XX в.
  16. НАКАНУНЕ: НОВЫЕ РЕАЛИИ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ НА КОНТИНЕНТЕ В КОНЦЕ 40-х годов И «ОТВЕТ» МОСКВЫ
  17. тема 8 Основные тенденции развития всемирной истории в XIX веке
  18. 2.5. «НОВЫЕ ФИЛОСОФЫ» И «НОВЫЕ ПРАВЫЕ»: ПРОБЛЕМЫ ЛИЧНОСТИ И КУЛЬТУРЫ
  19. Переориентация теории на другие проблемы (Новые методы эмпирического исследования вызывают новые ориентации теоретического интереса)