<<
>>

Сущность и структура политической коммуникации

Политический процесс в России представляет собой сложное многоуровневое явление, характеризующейся совокупностью действий институционализированных и неинституционализированных субъектов по реализации своих интересов.

Особенности современного политического процесса определяются многими специфическими параметрами, включающими в себя количество действующих акторов, сущностью их функций и интересов, теми связями и взаимодействиями, которые возникают между ними.

В современной научной литературе представлены различные подходы в интерпретации сущности и содержания политических процессов, их структуры и типов, основных акторов, динамики развития и т.д. Изучение литературы позволяет сделать вывод, что большинство исследователей определяют понятие «политический процесс» в зависимости от целей и задач исследования, его предмета, выбранной методики анализа, а также исходя из понимания таких понятий как «политика», «политическая сфера», «политическая система», «политическая жизнь» и т.д.

В современной политической социологии понятие «политический процесс» трактуется в двух взаимосвязанных аспектах. Во-первых, в качестве динамической характеристики всей политической системы, последовательности смены ее состояний и стадий развития, во-вторых, как выражение равнодействующей суммы акций (действий) различных политических акторов. Первый аспект раскрывает политический процесс с макрополитических позиций, второй аспект - с микрополитических. Оба подхода взаимосвязаны друг с другом и обусловлены, как правило, целями и задачами исследования.

Макросоциологический анализ политики представлен системными и структурно-

функциональными теориями, микросоциологический - социально­

психологическими и бихевиористскими концепциями.

С позиций структурно-функционального и системного анализа

политический процесс рассматривается преимущественно как способ взаимодействия системы с внешним миром.

Также немаловажную роль играют поиски взаимоприемлемых политических решений и их непосредственная реализация. Отсюда, политический процесс - это «процесс преобразования информации, перевода ее с «входа» на «выход» (Д. Истон). С данной точки зрения, передача смысловых сообщений - это стрежневая основа политического процесса. Следовательно «политическая коммуникация» является важнейшей составляющей в алгоритмах выработки и принятия политических решений, являющиеся «живительной тканью» и «нервом» политических систем. Об этом говорил крупнейший исследователь политической сферы К.Дойч, рассматривавший политическую коммуникацию в качестве средоточия политической науки.

Согласно К.Дойчу, политическая система представляет собой сеть коммуникаций и информационных потоков. Дифференциация информационных потоков непосредственно связана с четырьмя фазами их прохождения по компонентам политической системы, предполагающими: «получение и отбор информации; оценку и обработку информации; принятие решений; реализацию решений и обратную связь».[1]

«Как уже было отмечено в его модели выделяются четыре блока, связанные с различными фазами прохождения информационно-коммуникативных потоков: 1) получение и отбор информации; 2) обработка и оценка информации; 3) принятие решений, и наконец; 4) осуществление решений с обратной связью».[2] Проанализируем эти блоки

Во-первых: политические структуры обладают разветвленными службами, которые способны выполнять роль «датчиков», принимающих сообщения. В данной роли способны выступить отделы по связям с общественностью, службы мониторинга общественного мнения. На этой стадии осуществляется обработка, сортировка и первичная оценка поступивших данных.

Во-вторых: политическая система включает в работу блок «памяти». Полученная новая информация надлежащим образом обрабатывается по нескольким важным критериям, которые включают в себя сравнительный анализ с предшествующей (старой информацией). Также важное значение играет фактор соответствия полученных данных целям политической системы.

Например, могут существенно меняться оценки проводимых в обществе реформ.

В-третьих: наступает стадия принятия решений по итогам строгого соответствия полученных данных текущим задачам политической системы. На этой фазе возможны корректировки и даже отмены «непроходных» в обществе инициатив.

На последнем четвертом этапе происходит реализация принятых решений, по результатам которых устанавливается «обратная связь» для датчиков, придающим политической системе новые импульсы и, в идеале выводящим ее на более совершенный цикл функционирования. На этом этапе К. Дойч выделяет еще три основных типа коммуникаций в политической системе: 1) личные, неформальные коммуникации; 2) коммуникации через организации, когда контакт с правительством осуществляется посредством партий, групп давления и др., и 3) коммуникации через СМИ.[3]

Следует сказать, что данный подход во многом перенимает кибернетические модели управления, которые механически переносятся в сферу политики. В силу данных обстоятельств Дойч критиковался современниками, хотя в настоящее время критика кибернетической модели политической системы не выглядит столь серьезной, как несколько десятилетий назад.

Предложенный К. Дойчем подход к политической системе впоследствии получил теоретическое продолжение. Немецкий ученый Ю. Хабермас, рассматривая отдельные элементы политики (ценности, нормы, обучающие практики), акцентировал внимание на коммуникативных действиях, которые формируют основы социального и политического порядка. В противоположность этому немецкий ученый Г. Шельски сформулировал идею «технического государства» (1965), выдвинув на первый план не социальные, а технические аспекты политической организации власти.

Американский социолог Г. Алмонд реализует структурно-функциональный подход к исследованию политической системы. Суть данного метода сводится к детальному анализу широкой палитры политических позиций, разнообразных интересов политических субъектов, способах контроля возникающих ситуаций. Политическая система в его модели не является гомогенной и в качестве ее важнейшего свойства Г. Алмонд выделяет ее способность посредством создаваемых мифов, лозунгов и символов к формированию убеждений и взглядов. Конкретной целью данного процесса является повышение собственной значимости и укрепление легитимности. Он считает, что, исследуя политический процесс на входе в политическую систему, мы получаем поток требований от общества к государству и конвертацию данных требований в авторитетные политические действия. К числу структур, вовлеченных преимущественно в процесс входа, относятся политические партии, группы интересов и средства коммуникации. При этом «выход» трактуется в зарубежной социологической и политической науках как «административный процесс». Говоря о нем, мы имеем в виду процесс реализации или навязывания авторитетных политических решений. Структуры, вовлеченные в этот процесс, включают бюрократии и суды.

В результате, политический процесс складывается из следующих основных циклов:

- поступление информации из окружающей среды в политическую систему;

- циркуляция ее в системе;

- преобразование информации в политической системе;

- решение системы по авторитетному распределению ценностей.[4] В последние два десятилетия широкое распространение получили процессуально-динамические представления о политическом процессе, в основе которого лежит образ «динамического поля» по аналогии с теорией поля в физике. В работах П. Бурдье и Э. Гидденса политика представлена в виде аналитического пространства, в котором осуществляются активные действия агентов, придающих им политическую силу и власть. Форма данного пространства определяется подвижной системой различий активных свойств политических агентов.

Современная политическая наука активно развивает исследования коммуникативных аспектов политики. В настоящее время в ней сложилось несколько подходов к трактовке понятия «политической коммуникация». Среди них можно выделить следующие:

1. Политическая коммуникация - это непрерывный обмен политическими смыслами между индивидами и политическими силами общества с целью достижения согласия (Р.-Ж. Шварценберг).[5]

2. Политическая коммуникация - это весь диапазон неформальных коммуникационных процессов в обществе, которые оказывают самое разное влияние на политику (Л. Пай).[6]

3. Политическая коммуникация - это постоянный процесс передачи политической информации, посредством которого политические тексты циркулируют между различными элементами политической системы, а также между политической и социальными системами (Л.Р. Посикера).[7]

4. Политическая коммуникация - это процесс обмена смыслами между политическими акторами, осуществляемый в ходе их формальных и неформальных взаимодействий.[8]

Несмотря на различия трактовок, все их объединяет признание важности и растущей значимости информационно-коммуникативной подсистемы в политической системе современного общества. Как образно заметил Р.-Ж. Шварценберг, политическая коммуникация для политической системы «это то же, что кровообращение для организма человека».[9]

В содержательном плане политическая коммуникация выполняет следующие функции:

- информационную, т.е. распространение необходимой информации (в виде особых знаков, символов, значений) об элементах политической системы и их функционировании;

- регулятивную, т.е. регулирует деятельность элементов политической системы посредством обмена информации между ними, формирует политическое сознание группы и гражданина, общественного мнения в целом, способствует созданию социальных и политических стереотипов и мифов;

- политической социализации, т.е. способствует формированию знаний и убеждений, относящихся к правилам и нормам политической деятельности и политического поведения.

Укрепление демократических институтов, возросшая интенсивность политических связей и отношений однозначно способствует возрастанию потребляемого информационного продукта. В условиях постиндустриального общества усиливается тенденция возрастания роли знаний и интеллектуальных технологий в жизни социума. В современном обществе происходит очередная технологическая революция радикальным образом изменяющая не только способы создания общественного богатства, но и методы осуществления поли­тических взаимодействий акторов и воспроизводства политики. Известность любого политика, равно как и самой политики, все больше становится составной частью политического процесса. Функционирование и развитие политической системы все сильнее становится зависимым от информации и технологий ее передачи на большие расстояния.

Деятельность политических субъектов не представляет собой хаотичное движение, а является строго логической последовательностью действий и взаимодействий. Иными словами, реализация властных полномочий происходит с конкретной целью, например для поиска новых моделей управления или адаптации существующих политических институтов к новым условиям. В этом и состоит суть политического процесса. В силу того, что группы и входящие в них индивиды, занимают различные позиции в социальной структуре общества, они с различной степенью интенсивности включены в политический процесс, по- разному воспринимают политическую информацию, интерпретируя ее содержание, и смыслы происходящих событий. Современный политический процесс обусловлен широким участием в нем различных субъектов. Последние способны к усвоению политической информации, исходя из личных мотивов и интересов, т.е. субъективировано. Таким образом, устанавливаются политические коммуникации между отправителями (коммуникаторами) и получателями (реципиентами) политической информации. В свою очередь реципиенты не являются пассивными «потребителями» информационного продукта. Они способны выступать в роли интерпретаторов и даже отправителей новых («воссозданных») сообщений. Отношения коммуникаторов и реципиентов носят рационально-осмысленный характер. Информация сама по себе не может являться автоматически условием успешной коммуникации. Напротив, сообщения по тем или иным причинам адекватно не воспринятые потребителями приводят к коммуникативному вакууму.

Детальный анализ коммуникативных составляющих политики указывает нам на большую роль реципиентов, которые являются полноценными субъектами политических процессов и источников информации. Однако, полученные в ходе двустороннего взаимодействия «сигналы» не носят императивного характера. На вершинах государственного аппарата, получаемая снизу информация - это всего лишь предпосылка, но не побудительный мотив действий. Поступившие сообщения должны быть тщательно проанализированы и только затем, по результатам анализа должны быть приняты решения. «С точки же зрения роли технических компонентов в информационных обменах, политику можно представить как социо-технологическую структуру, чьи институты ориентируются на целенаправленную передачу, обмен и защиту информации».[10]

В современной политической системе информационно-коммуникативные отношения выступают в качестве системообразующего элемента,

обеспечивающего взаимодействие и интеграцию всех уровней и сегментов системы и выполнение ею (и ее институтами) всех основных функций: регулирования общественных отношений, организации, мотивации, контроля и др. Данный интегратор выполняет роль «связующей нити». В результате, у политической системы вырабатываются антиэнтропийные свойства (способность к самоидентификации по отношению к внешней среде), которые

экстраполируются на деятельность отдельных политических субъектов. Последние наделяются способностью к самоорганизации и преодолению негативных внешних факторов.

Следуя подобной логике, мы приходим к заключению, что интересы различных групп общественности не являются по определению «священными», т.е. обязательными к исполнению органами государственной власти. Развивая подобные положения, можно сделать вывод о том, что возможности современной оргтехники позволяют ей быть в целом ряде случаев не только средством достижения политической цели, но и ориентиром. Часто отношения, носящие целиком социальный характер, регулируются посредством эффективного использования техники. Возрастание технических возможностей рационализирует политику, отводя ей роль регулятора социально-политических процессов. Поэтому говоря о возрастающем уровне рационализации возникающего «постиндустриального общества» ряд ученых (Д. Мичн, Р. Джонсон) выдвинули предположение, что социальные недуги (наркомания, экстремизм, безработица) можно победить с помощью компьютерной техники - это гиперрационалистические трактовки политических коммуникаций.

Современный этап развития политических процессов, безусловно, свидетельствует в пользу возросшей роли технико-информационных средств в организации политической жизни, прежде всего в индустриально развитых государствах. Отметим в этой связи появления дополнительных технических возможностей для проведения выборных кампаний (в частности, возможности голосования в режиме он-лайн, реалити-шоу на ТВ), возросшая интерактивность СМИ в политическом процессе. Можно вспомнить, как в январе 1991 жители многих стран впервые в истории смогли увидеть военные действия в режиме «реального времени» - операция «Буря в пустыне». В результате разрушаются многие прежние иерархические связи в государственном управлении, повышается автономность низовых структур управления в государстве и т.д. Однако, это только предпосылки, расширяющие возможности институтов и субъектов власти для маневра, поскольку они не устраняют ведущей роли политических интересов групп, конфликтов и противоречий между ними.

Важно отметить, что устойчивый поток сообщений не возникает спонтанным образом, а представляет собой реакцию на какие-либо события. Политические коммуникации могут формироваться в связи с принятием международных решений, урегулированием военных конфликтов, проведением избирательной кампании. В силу этого для каждой такой ситуации создается соответствующая база данных, выдвигаются критерии оценки достоверности и полноты информации, необходимой для решения задачи, определяются формы контактов и структура общения субъектов (например, как должны обмениваться информацией федеральные и региональные органы власти), в рамках которых осуществляется, скажем, производство политических символов и значений.[11]

Информационно-коммуникативный обмен между политическими субъектами носит многоуровневую структуру, среди элементов которой мы выделяем разнообразные методы и цели участников политических движений.

Линейная структура коммуникации является «скелетом» информационных систем. Детальный анализ ее значимых «системных блоков» позволяет описать строгий алгоритм действий, присущий процессу обмена информацией. По мнению американского политолога Г. Лассуэлла, выделение основополагающих компонентов такой структуры предполагает ответ на вопросы: кто говорит? что говорит? по какому каналу? кому? с каким эффектом?

Иная, более сложная структура информационно-коммуникативных процессов предполагает учет их различных уровней. Так, канадский ученый «Дж. Томсон предлагает различать семантический, технический и инфлуентальный (англ. influence - влияние) уровни информационно-коммуникативных связей». Данные уровни позволяют вычленить наиболее существенные и качественно отличающиеся компоненты информационно-коммуникативных процессов, которые, с одной стороны, обеспечивают самое их существование, а с другой - определяют условия эффективного взаимодействия политических субъектов с их информационными партнерами.

Так, семантический уровень раскрывает связь процесса передачи информации с употребляемыми знаково-языковыми выражениями. Значение и смысл отдельных знаков и символов со временем может меняться, и они по- разному интерпретируются коммуникантами и реципиентами. Из-за различного толкования значения знака коммуникация может не состояться. Особенно остро данная проблема касается невербальных аспектов общения (диапазон речи, смех, движение тела), которые используются разнообразными политическими (официальными и неофициальными, формальными и неформальными) субъектами.

Выделение семантических структур указывает нам также на ситуации отсутствия адекватного восприятия языковых форм. Нередко политики формируют свои тексты в отрыве от реальной социальной практики, с широким использованием научных терминов. В связи с этим можно, к примеру, вспомнить, как в годы радикальных реформ младореформаторы проиграли информационную войну во многом из-за использования различного рода «экономизмов», вызывавшими у населения аллергию. Сюда можно отнести термины: лизинг, маркетинг, гиперфляция и др.

Государственные службы обязаны дифференцировать группы реципиентов по их когнитивным ресурсам и при необходимости адаптировать тексты к восприятию неспециализированной в том или ином вопросе общественностью. . Однако при этом официальные сообщения должны сохранять семантическую целостность.

Важную роль при осуществлении информационных отношений в политике играют и находящиеся в распоряжении субъектов технические средства. Это позволяет нам говорить о техническом уровне информационно-коммуникацион­ных процессов, как особом и несоциальном аспекте функционирования информации. На самом деле организационно-технологическое сопровождение движения информационных потоков имеет очень большое значение. В данном аспекте первостепенную роль приобретает способность технических служб к быстрой и бесперебойной доставки информации в нужное место, а также устранению помех (шумов). В выигрышном положении оказываются те субъекты, кто располагает современными технологиями передачи и хранения информации.

Третий, инфлуентальный уровень информационно-коммуникативной деятельности государства раскрывает степень влияния информации на человеческое сознание. Любые политические акторы имеют в своем арсенале набор идей, ценностей и целей. Однако сила духовного воздействия перечисленных элементов на граждан может дать нулевой эффект. Это произойдет по причине когнитивного несоответствия используемых призывов и лозунгов месту и времени. Например, одной из причин потери былого идейного влияния коммунистической идеологии в современной России является информационная политика КПРФ и других левых движений. Подобные политические структуры нередко используют устаревшие идеологемы времен «развитого социализма», которые вызывают смысловой диссонанс.

Массовые информационно-коммуникационные процессы являются стержневой основой современной политики и выступают в роли артикулятора организации информационных отношений. Для налаживания взаимодействия с общественным мнением необходима разветвленная сеть агентов-коммуникаторов, придающих информационным отношениям характер «организационности». В данной роли выступают: отделы по связям с общественностью коммерческих и государственных структур, независимые и государственные СМИ, партийные структуры, различные рекламные агентства.

В свете нашего диссертационного исследования особый интерес вызывает использование конкретными политическими агентами приемов и способов информирования и налаживания коммуникаций со своими контрагентами. В целом их можно описать в качестве: директивных; использующих

мобилизационные механизмы достижения цели, и маркетинговых; опирающихся на спрос граждан. Первые включают в себя пропаганду и агитацию, а вторые «паблик рилейшнз», а также политическую рекламу.

Отличия данных способов коммуникативного взаимодействия заключаются в использовании противоположных методов достижения конкретной цели. Агитация и пропаганда постоянно прибегают к массированному информационному воздействию на массовое сознание граждан. «Одна из форм воздействия на реципиента-вовлечение основана на феномене присоединения индивида к теориям, разделяемым другими людьми, на желании стать такими, как они».[12].Подобные способы коммуникативного взаимодействия более характерны для тоталитарных и авторитарных режимов.

Мы беремся утверждать, что современные политические субъекты также прибегают к использованию агитационно-пропагандистских способов воздействия на общественное мнение. Однако, применение данных способов установления коммуникаций, неразрывно связано с постоянным манипули­рованием массовым сознанием. Следствием подобного является использование искаженных фактов и прямого обмана населения, что неизбежно приводит к замене информации дезинформацией, которая в настоящий период может использоваться в экстремальных ситуациях. Ярким примером служит способ освещения военных конфликтов и поиск «виноватой стороны».

Агитационно-пропагандистские стратегии изначально не рассчитаны на формат свободной конкуренции. В данном контексте формирование установок человека, происходит методами насильственного навязывания ему заранее запрограммированных оценок. Важнейший составляющий данного процесса, является создание образа «врага» с целью усиления психологического давления. Расчет на немотивированное личным интересом восприятие и усвоение им строго определенных целей и ценностей, в результате формируется стиль общения, полностью игнорирующий право человека на выработку собственных политических оценок и взглядов, независимые суждения.

В свою очередь маркетинговые способы установления коммуникаций нацелены главным образом на удовлетворение спроса граждан. Информация каждый раз подается к месту и времени. Обязательным условием успеха, является учет личного интереса субъектов. Подобная маркетинговая стратегия подчинена логике рыночных механизмов нахождения баланса между спросом и предложением. Залог успеха на информационном рынке - это объективная и правдивая информация, а также предварительное выяснение информационных потребностей человека. Результатом должен являться рационально-осознанный выбор граждан.

1.2.

<< | >>
Источник: Солдатов Андрей Александрович. РОЛЬ ПАБЛИК РИЛЕИШНЗ В ФОРМИРОВАНИИ УСТАНОВОК РОССИЙСКОГО электората (НА ПРИМЕРЕ г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГА И ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ). Диссертация, СПбГУ.. 2014

Еще по теме Сущность и структура политической коммуникации:

  1. СУЩНОСТЬ НЕВЕРБАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ
  2. Глава I Мобилизация политических коммуникаций
  3. Современное понимание сущности и структуры обучения
  4. 2. Сущность, структура и функции сознания
  5. Сущность, структура и типология социальных организаций
  6. 2. Социально-политическая сущность конституции
  7. 1.2. СУЩНОСТЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ МЕНЕДЖЕРА, ЕЕ СТРУКТУРА И КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ
  8. ЗАНЯТИЕ № 4 ТЕМА: ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ: СУЩНОСТЬ, СТРУКТУРА, ФУНКЦИИ
  9. Сущность и структура педагогического процесса
  10. Сущность и структура граунд-теории
  11. 2. Понятие общественных отношений, их сущность и структура.
  12. 1. Мировоззрение: сущность, содержание, структура и типология