<<
>>

ПСИХОЛОГИЯ КРИЗИСА

Наступившему в августе 1998 г. финансовому кризису предшествовав нравственно-правовой кризис. Ниже будут рассмотрены психологические механизмы этих явлений. Поэт Дмитрий Быков следующим образом выразил состояние российского общества после финансового кризиса: «На протяжении последних пяти лет Россия старательно делала вид, что жила.

Она имитировала вхождение в цивилизованное сообщество. Как же! Все новые фильмы смотрим, долларами расплачиваемся, квартиры у нас не дешевле, чем в Нью-Йорке. Трагедия в том, что, во-первых, по этому поверхностно усвоенному стандарту жила десятая часть населения огромной несчастной страны — и притом «верхние» десятки тысяч человек не испытывали ни малейшего чувства вины перед остальными миллионами. А во-вторых, страна, которая ничего не производит, но с бешеной силой развивает рекламный, ресторанный, клубный и т. п. бизнес, не может не ощущать себя гигантской декорацией» [6].

Взяв за основу валовые показатели производства, сопоставимые с развитыми странами Запада, лидеры перестройки связали надежды на скорое повышение уровня благосостояние людей с переходом на за

падную модель развития с ее ценностями и приоритетами: либеральной рыночной экономикой, индивидуализмом, частной собственностью и высокими стандартами потребления. Для этого им пришлось отказаться от государственного планирования экономики, строгого регламентирования всей жизнедеятельности общества, провозгласить политику открытых дверей, отказаться от идеологии коллективного выживания, что фактически явилось устранением фундаментальных основ многовекового бытия России.

Политика открытых дверей без необходимой законодательной базы, регламентирующей деятельность иностранных компаний на территории России и защищающей отечественных производителей, сделали неконкурентоспособной ее продукцию даже на внутреннем рынке. По историческим меркам практически моментально оказались разрушенными промышленность и сельское хозяйство.

Страна фактически существует за счет стратегических запасов, созданных СССР, и распродажи по демпинговым ценам природных ресурсов, способствуя тем самым ускоренной постиндустриальной модернизации многих стран мира. Катастрофично положение и бывших советских республик, лишившихся обширного российского рынка [3].

Сужение внутреннего рынка и насыщение западного дешевым сырьем и энергией делают экономически совершенно неэффективными вложения в российскую экономику, приводят к утечке капиталов за рубеж, к отсутствию инвестиций извне и как следствие — ко всеобщему коллапсу своеобразной российской цивилизации.

Финансовая система, обеспечивающая баланс между производством и потреблением, должна выполнять функцию регулирования и не допускать возникновения схем обогащения внутри себя, вне сферы производства. Технологическим регулирующим параметром выступает при этом национальная валюта. Объем денег в экономике устойчивого государства должен быть пропорционален мощности энергетической базы системы производства.

Положение дел усугубляется, если в кредитно-финансовой системе присутствует ссудный процент, ставка которого превосходит реальные темпы роста энерговооруженности системы производства. Именно он и является механизмом запуска инфляции, формируя, кроме того, дополнительные схемы наращивания покупательной способности без какой бы то ни было связи с производством, с увеличением объема создаваемых ценностей. Но как ни создавай дополнительные средства платежа через МММ, ГКО либо через долларовые спекуляции — получить продукции больше, чем введено энергии в проиводственно- потребительскую систему, никогда не удастся.

Правовой хаос в отношениях с регионами, неопределенность в распределении компетенций между исполнительными и законодательными властями всех уровней были исключительно выгодны для центра. Пусть это окончательно размыло его управленческую вертикаль, зато дало неограниченные возможности договариваться приватно, сталкивая между собой провинциальных президентов, кабинеты

министров, парламенты, субъекты Федерации и органы местного самоуправления.

Последнее даже распространялось на права равноправных членов Российской Федерации, хотя в ряде республик и областей это привело лишь к усилению откровенно авторитарных режимов.

Сначала либерализация цен, обанкротившая 99% населения, затем раздача за бесценок большей части госсобственности оставшемуся одному проценту. Утрата контроля над остатками госсобственности. Отказ от государственной винно-водочной и внешнеторговой монополии. Льготные, фактически безвозвратные, кредиты коммерческим структурам. Внутренние заимствования через пирамиду ГКО — ОФЗ, приносящие этим же структурам прибыль под 100% годовых. Размещение бюджетных средств на счетах коммерческих банков. Прямые хищения из кармана трудящихся путем невыплаты зарплаты и неуплаты госзаказа. Многомиллиардные траты золотовалютных резервов на искусственное поддержание завышенного курса рубля. Последний источник подпитки «рынка» особенно показателен тем, что, во-первых, он действительно последний, и, во-вторых, тем, что позволяет более или менее достоверно оценить размер утекающих средств. В последнее время Центробанк тратил на искусственное поддержание существования «рынка» по полтора-два миллиарда долларов еженедельно. И делалось это уже целиком за счет зарубежных кредитов.

Но и они подошли к концу. Все российские правительства в период, предшествующий кризису, игнорировали энергетический стандарт, формируя покупательную способность не в сфере производственного капитала, а в сфере спекулятивного капитала, не имеющего отношения к созданию материальных благ. Кактолько интенсивность предъявления к оплате «искуственно выращенной» покупательной способности превысит некоторый пороговый уровень, платежный оборот разрушается, создавая финансовый кризис.

При проведении реформ не были учтены психологические условия радикальной трансформации общества, обеспечивающие «оптимальный», не фрустрирующий фон напряженности психического состояния людей.

По мнению компетентного эксперта, почти за 8 лет народу России не было предложено ни одной конкретной цели, ни одной конкретной программы, кроме общих лозунгов о необходимости построения рыночной экономики.

К кризису в экономике добавился кризис в духовной сфере. Стране, обладающей самобытными, неповторимыми культурными традициями, навязываются образцы «массовой» культуры, проповедующей секс, садизм, насилие, низменные человеческие инстинкты.

Общественные преобразования традиционно для России были начаты и проводились без учета того, что до сих пор определяется технократически пренебрежительно как «человеческий фактор», «человеческий материал» и т. п. В этот мимоходом упоминаемый «фактор» входят между тем такие мощные составляющие социальных изменений, как традиции, социальный опыт, социально-психологические

особенности личности и групп (например, адаптационная способность к резкому изменению социальной макросреды), социокультурные особенности различных регионов и многое другое из этого класса явлений. По существу, сейчас мы пожинаем плоды пренебрежения руководящих (в том числе и нынешних) «инстанций» к человеку, социально-психологическим закономерностям социального процесса.

Социальное расслоение, произошедшее в весьма краткий период времени и поляризовавшее российское общество более глубоко, нежели население индустриально развитых стран, неизбежно вызовет обособление экономических и политических интересов богатых и бедных. />От внимания людей не ускользает своеобразие формирования слоя владельцев: в эту когорту попадают главным образом оборотистые хозяйственные руководители, атакжелюди, имеющие доступ к каналам распределения финансовых и материальных ресурсов или получившие каким-то способом льготы для осуществления предпринимательской деятельности. Соотношение респондентов, рассчитывающих на конституционную защиту прав и социально-профессиональных интересов рабочих и крестьян и не рассчитывающих на это, выразилось в пропорции 1:6. По ходу реформ не проводилась психологическая подготовка граждан к планируемым нововведениям. Общество нуждалось в «культурной модернизации», призванной формировать «культуру свободного рынка» и демократии, в условиях дефицита которой трудно создать рыночную экономику

Идеализация и нетерпение, столкнувшиеся с реальным положением, в первую очередь экономическим, породили неизбежное разочарование и частичную фрустрацию.

Деструктивные настроения доминировали над разумными конструктивными решениями. Последовала мощная защитная реакция — ностальгия по старым добрым временам с экономической определенностью и наркоидеологической летаргией. Положение осложнялось постепенным осознанием непривычной ответственности за свободу выбора и множественность возможных перспектив.

Наступает период глубокой фрустрации общества, сопряженной с распространением настроений апатии и безысходности для подавляющего большинства людей, в первую очередь по экономическим показателям. Даже небольшая прослойка преуспевающих не чувствует себя уверенно: опасность исходит как от властей, так и от неблагополучных соседей. Кроме того, плата за успех довольно высока: в психическом состоянии обнаруживаются многие трудноразрешимые проблемы, также приводящие к фрустрации.

Сегодня в России уровень тревоги, страха резко вырос, наблюдаются изменения в личности (кризис идентичности) в ответ на бурные изменения в российском обществе. Пациенты, обращающиеся за психиатрической помощью, испытывают агрессивность, деструктивный страх. Если мировая «норма тревожности» не более 15% (Крамник, 1995), то в России в нынешний период она достигла 60—75%. Не потому ли число выявленных и поставленных на учет психически больных

в России в 1992 г. выросло по сравнению с 1991 годом на 4,7%, а рост психических расстройств составил в 1993 г. по сравнению с 1992 г. примерно 12%? На 10,7% стало больше обращающихся к врачам-психи- атрам за консультативной помощью. Количество госпитализаций с 1985 по 1995 гг. выросло более чем на 15%. По мнению специалистов, около 30 % населения России так или иначе нуждаются в психиатрической помощи, чтобы их состояние не переросло в хронические заболевания. В 3—4 раза подскочило число алкогольных психозов. Когда рушится привычный уклад жизни, трудно избежать психологического перенапряжения.

Рост психической напряженности доводит часть людей до распущенности (депрессивного возбуждения) с преобладанием агрессивности по отношению к себе или окружающим.

Это также способствует развитию состояния наркотической депрессии, чувства беспросветности, когда многие просто начинают ждать плохих вестей, испытывая нездоровое удовлетворение от того, что дела идут все хуже и никакого просвета не видно [23, с. 58]. Аморален был сам способ этих действий, в которых не было любви к Истине: только мстительное и похотливое желание надругаться над вчерашними кумирами и жажда сенсаций. Все, чем руководствовался homo sovetikus в своей подвижнической философии, все, на чем зиждилось его доверие к миру, к власти, к себе, к людям, низвергалось и обращалось в руины. Взамен же он получил «монетаризм»: примат личного интереса, утилитарно-прагматического критерия, эмансипации. И ничего, что удовлетворяло бы потребность в смысле жизни, в ценностных ориентирах. Беда наша заключалась в том, что мы всем существом своим, до содрогания понимая, как жить нельзя, решительно ничего не могли сообщить о том, как жить должно и можно. В части критики наша публицистика и даже массовое искусство были «на высоте», но как только речь заходила о том, чтобы высказать что-либо позитивное, выходило всякий раз нечто вроде «отпустите меня в Гималаи, а не то я завою, а не то я залаю»; в этом более всего проявилось убожество homo sovetikus: выяснилось, что ему нечего сказать не только миру, но и самому себе; выяснилось, что, освобожденный от гипноза коммунистической фразеологии, он находит внутри себя только ничтожество и пустоту. Поэтому его философией, его здравым смыслом и этикой стала «прагматическая эмансипация», т. е. мировоззрение, в котором господствует критерий выгоды, утилитарной пользы, так что человек считает возможным освободить себя от бесполезных, прагматически неоправданных нравственных обязательств, ценностей, дружбы, любви, родительского чувства, добродетели и пр., т. е. вообще от любого человеческого смысла. Современная массовая культура несет в себе мощнейший заряд агрессии, получается, что подпитка происходит и изнутри, и извне. В мультфильмах, которые показывают сегодня малышам, и сюжет, и изобразительная манера, и интонации героев, и даже частота кадров — все провоцирует агрессию.

Главной причиной является стресс, вызванный сменой мировоззренческой, духовной парадигмы. Если раньше я считал, что спекули

ровать плохо, а быть профессором хорошо, то сейчас мне говорят: спекулировать — это хорошо, а с профессора — какой толк? Смысл жизни потерялся. Это — ноогенные неврозы, вызванные именно исчезновением цели и смысла жизни. Кроме того, изменяется ощущение социальной реальности: ты никому в обществе не нужен. И тот и другой фактор — нравственно-мировоззренческой природы. В них — главная причина сверхсмертности.

Психология никогда не предназначалась для оправдания социально опасного и саморазрушительного поведения, которое мешает индивидууму максимально развить свой человеческий потенциал. Психология пытается объяснить причины того или иного поведения, но цель ее в том, чтобы помочь человеку совершенствовать себя, делать себя лучше и счастливее.

Деструктивный подход к проведению реформ «сверху», игнорирование психологических закономерностей социальных процессов и правовой беспредел привели к нравственно-правовому, а затем экономическому кризисам.

Далее в изложении будет дан анализ теневой экономики, коррупции, организованной преступности.

Россия вошла в двадцатку наиболее коррумпированных стран мира.

В рейтинг Transparency Internatijnal вошло 99 государств, которые оценивались по десятибалльной школе. Первое место означает наименьший уровень коррупции, последнее — наибольший. На этот раз список с десятью баллами возглавила Дания: там, по мнению бизнесменов, взяток не берут вообще. Последнее, 99-е, место получил Камерун (1,5 балла). Россия заняла 83-е место — 2,4 балла. Получается, что усерднее, чем в России, взятки берут только в Камеруне, Нигерии, Индонезии, Азербайджане, Гондурасе, Танзании, Югославии, Парагвае, Кении, Уганде, Пакистане, Киргизии, Казахстане, Грузии и Албании. А вот чиновники, например, на Украине, в Гане или во Вьетнаме взятки берут менее охотно, чем их российские коллеги [7]. Организация рыночных отношений в нашей стране сопровождается целым рядом негативных явлений в экономической и социальной сферах развития общества. Это выразилось в падении производства, сокращении промышленного потенциала в ведущих отраслях промышленности, сокращении научного потенциала, который должен был обеспечить технический прогресс. Все эти явления сопровождаются ростом инфляции, развитием теневой экономики и коррупции, криминализации бизнеса и в значительной степени криминализации всего общества. Природу и причины этих сложных явлений трудно, а порой невозможно понять с помощью одного экономического подхода. В значительной степени возникшие в обществе социальная напряженность и деструктивные явления требуют для их понимания психологической интерпретации, понимания скрытых психологических механизмов, которые лежат в основе этих явлений.

В процессе внедрения рыночных отношений в России происходил очень быстрый рост «окорыствования» (данный термин ввел в на

учный оборот В. В. Лунеев в монографии «ПреступностьXX века». М., 1997) общественных отношений, распространения психологии потребления, философии «жизни одним днем» и коммерциализации исполнения должностных обязанностей. Следствием этого явилась смена социальных идеалов и трансформация групповой морали российской бюрократии в сторону развития группового эгоизма. В результате в среде государственных служащих сформировалась социальная группа, экономические и другие интересы которой были направлены на удовлетворение непомерно возрастающих потребностей бюрократической элиты. Для участников этой группы было характерно самоутверждение не в процессе исполнения служебных обязанностей в интересах общества, а создание всевозможных запретов и препятствий, «шлагбаумов» на пути проявления здоровой частной инициативы.

Среди многих определений коррупции наиболее точная характеристика этого сложного социального явления дана в справочном документе ООН: «Коррупция — это злоупотребление государственной власти для получения выгоды в личных целях». Таким образом коррупция скорее синтетическое криминологическое и социально-психологическое понятие, которое следует рассматривать как совокупность родственных видов деяний, а не как конкретный состав преступлений.

Одной из главных предпосылок развития коррупции в России явился так называемый слой номенклатурного чиновничества.

Номенклатурной демократии предоставлялась социальная возможность для самоочищения различными путями и средствами: развитие гласности в средствах массовой информации, использование критики и самокритики и, наконец, творческий анализ наиболее успешных расследований уголовных дел о коррупции и крупных хищениях в промышленности и торговле. Вместо этого негласная доктрина налагала «табу» на выявление механизмов коррупции в высших эшелонах власти. Следователи, успешно расследовавшие дела подобного рода, подверглись гонениям вплоть до увольнения из органов [7].

Не менее сложным представляется социальное явление теневой экономики, в котором отражена «теневая» сторона экономической жизни членов общества.

Как следует из приводимых данных, теневая экономика занимает достаточно существенное место в экономической и социальной жизни всех современных развитых стран. Например, в странах Западной Европы и США ее участие в создании ВВП составляет: Италия — 27,2%; Испания — 23,0%; Бельгия — 22,2%; Швеция — 19,5%; Дания — 18,2%; Франция — 14,8%; ФРГ — 14,8%; Нидерланды — 13,8%; Великобритания — 13,8%; Австрия — 8,6%; Швейцария — 7,8%; США •— 8,8% (по материалам «Политика» (Белград) 22 ноября 1998 г.).

Теневая экономика представляет достаточно сложное явление, в котором переплетаются экономика и политика, право и мораль. Психологическая сущность теневой экономики заключается в использовании «двойного стандарта», манипулировании и в коррумпированных

связях с государственным аппаратом. Она выступает как самовоспро- изводяшаяся экономическая система и порождает теневое право, теневую мораль и теневую организацию.

Оба эти явления имеют тесные взаимные связи, а в некоторых случаях представляют сложную социальную конгломерацию, включающую незаконные действия администрации и «теневые» экономические обороты, как, например, в случаях незаконного «прокручивания» предназначенных для выдачи зарплаты денег в коммерческих структурах.

Российский чиновник имеет глубоко эшелонированную систему привилегий и льгот. Доход нашего чиновника определяется всевозможными надбавками к должностному окладу, выслугам, премиям, удвоенным отпускным пособиям с оплатой проезда до места отдыха и обратно и т. д. и т. п. Это превращает в фикцию планируемое реформаторами декларирование доходов чиновников высоких рангов.

С западным чиновником ситуация совсем другая: его доход, как правило, ограничен должностным окладом и потому легко контролируем.

Размытость доходов российского чиновника деформирует его правовое сознание, затягивая в коррупцию, стирая грань между законным и незаконным.

Существует небезызвестный Указ президента РФ № 2267 от 22 декабря 1993 г., которым федеральные госслужащие, т. е. чиновники, обособляются от прочих госслужащих в особую касту со своим уставом и льготной системой финансового, медицинского, бытового и иного обеспечения.

Размытая формулировка законов порождает беззаконие и способствует превращению честного чиновника в коррупционера.

Врагом рыночных реформ в посткоммунистической России стали сами реформаторы.

Поперек дороги к свободному предпринимательству стояли разрешительная система вместо регистрационной, непомерные налоги, вся фискальная по своей сути политика государства.

На этой почве широко развивается злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях. Коррупция способствует развитию теневой экономики.

Явление коррупции тесно связано с низким уровнем профессиональной компетентности российского чиновничества. В ряде случаев коррупционные связи являются механизмом компенсации низкого уровня профессионализма. Не будучи в состоянии компетентно разрешить сложную экономическую ситуацию, чиновник симулирует активную деятельность путем создания дополнительных запретов.

Фактором, способствующим коррупции и теневой экономике, является психология так называемого «двойного стандарта» поведения. В первую очередь это относится к декларированию органами власти целого ряда мер, в том числе законодательных, по борьбе с коррупцией. Так, например, Указом президента Российской Федерации от 4 апреля 1992 г. «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы» предусматривался ряд запретов для служащих государствен

ного аппарата, в декларативной форме препятствующих коррупции. Однако, по существу, эти запреты остались на бумаге, так как не были проработаны механизмы исполнения и контроля положений, содержащихся в Указе. В другом случае Указ президента РФ «О представлении лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации, и лицами, замещающими государственные должности государственной службы и должности в органах местного самоуправле^ ния, сведений о доходах и имуществе» от 15 мая 1997 г. также по суще-' ству остался декларацией, так как контролировать его исполнений должны были работники кадровых подразделений в отношении свои* непосредственных начальников [2].

Наконец, психологической предпосылкой развития теневой эко" номики и коррупции является манипулирование индивидуальным № общественным сознанием, которое способствует латентности этих явлений, их мимикрии и видоизменению. В арсенале коррупции наряду со взяточничеством находится лоббирование, протекционизм, переход политических лидеров и государственных чиновников на должности «почетных» президентов коммерческих компаний, создание таможенных и налоговых привилегий и др.

Одним из ярким примеров манипулирования в сфере «отмывания денег», «бегства криминальных капиталов» из России на Запад с использованием коррумпированных связей является создание оффшорных зон. ЗАТО —закрытые административно-территориальные обрг*- зования. Большинство таких образований создано в бывших «закрь!" тых» городах. Предоставление им налоговых льгот должно было пр*gt;' стимулировать деловую активность на бывших секретных оборониь1Х предприятиях. Однако получилось совсем не так, как рассчитывали власти. Зарегистрированные в ЗАТО компании не спешили инвестировать деньги в развитие этих городов и давать работу местным жителям. Между тем налоговые льготы постоянно увеличивались, достигая порой 99%. Причем получали их в основном крупные корпор3- ции, и чаще других — нефтяные.

По оценкам Министерства по налогам и сборам, размеры льгот иногда в 6—12 раз превышают сбор по налогам. В целом по России в январе — июне 1999 г. в бюджеты ЗАТО поступило налогов и других платежей на сумму 6,1 млрд рублей. В то же время размер налоговых льгот, представленных ЗАТО органами местного самоуправления, доставил 16,5 млрд рублей.

Первым ЗАТО стал секретный Снежинск (бывший Челябинск-70). Сегодня в России закрытых территориально-административНь1Х образований около сорока, и половину из них Минфин относит к оффшорным зонам. Так, среди российских городов-оффшоров числятся Саров (бывший Арзамас-16) и Трехгорный (бывший Златоуст-36) и ряд других.

По неофициальным данным, до 40% зарегистрированных в российских оффшорах фирм — предприятия, реально работающее в Москве. При этом подавляющее большинство занимаются торгсво-

посредническим бизнесом. Нередко к оффшорам прибегают и крупные производственные структуры. До кризиса прошлого года такой бизнес был популярен также среди компаний, работавших на рынке ценных бумаг и занимавшихся факторингом итрестовыми операциями. Как правило, российские оффшорные компании являются не са~ мостоятельными организациями, а частью крупных структур. Они выполняют роль своего рода «кубышки», где холдинги аккумулируют средства. Так поступают большинство банков и многие крупные московские торговые дома.

Зарубежные оффшорные зоны российский бизнес использует либо для вывоза и сохранения капитала, либо для облегчения расчетов. Для этого обычно покупается оффшорная компания или банк. Схемы работы с такой компанией позволяют аккумулировать в ней всю прибыль, которая таким образом не попадает под налогообложение той страны, где осуществляются операции.

Скандал вокруг отмывания российских денег на Западе сделал свое дело: россиянам становится все труднее вести за границей данный бизнес, даже вполне легальный. Неприятности начались еще в 1997 г., когда разразились скандалы вокруг швейцарских банков с «грязными» деньгами из России. В результате многим оффшорным фирмам с российским капиталом было отказано в обслуживании.

Ну а с раскручиванием скандала вокруг Bank of New York западные банки и подавно один за другим стали объявлять о закрытии счетов своих российских клиентов (не говоря уже об открытии новых). Причем не только личных, но и счетов тех компаний, в которых право подписи финансовых документов принадлежит гражданам России.

Скандал с Bank of New York заставил обратить внимание на зарубежные оффшоры и российские власти — ведь по подобным каналам за последние восемь лет из России было вывезено, по разным данным, от $50 млрд до $300 млрд [9|.

К началу проведения экономических реформ в России существовала достаточно своеобразная ситуация, которую организаторы реформ, очевидно, не представляли себе достаточно всесторонне. Так, первый источник развития социальной ситуации по криминальному типу — экономические преступники и их капиталы, которые сформировались в период застоя и для которых характерно было получение прибыли в сфере теневой экономики.

Вторым источником явились коррумпированные представители государственной и партийной номенклатуры.

Наконец, третьим источником стала профессиональная общеуголовная преступность, которая, с одной стороны, паразитировала на деятелях теневой экономики, а с другой стороны, эти деятели использовали уголовников в целях сокрытия следов хищения, преступного воздействия на нежелательных свидетелей и т. п.

Восприятие западного экономического опыта без учета реальной расстановки политических сил, национальной ментальности, традиций и психологии чиновничества помогло рождению нового монстра в виде

бюрократического номенклатурного капитализма, внедрению российской мафии в экономику, политику и властные структуры.

На заседании Государственной Думы 5 июня 1997 г. отмечалось, что в процессе проведения приватизации политические соображения превалировали над экономической целесообразностью и правовой обоснованностью решений о приватизации. Курс на так называемую обвальную приватизацию любой ценой, в кратчайшие сроки породил множество негативных явлений, в том числе применение противозаконных способов приватизации, минуя аукционы и конкурсы, приватизацию запрещенных объектов, обеспечивающих жизнеспособность общества и его оборонную достаточность, и ряд других.

Указанные выше обстоятельства способствовали развитию «теневой» экономики и организованной преступности, и это в значительной степени парализовало развитие честного предпринимательства, в основе которого находились тенденции созидания и самореализации молодых предпринимателей.

Ведущий западный консультант российских реформаторов Дж. Сакс, пытаясь объяснить причины августовского (1998 г.) кризиса российской экономики, писал: «Главное, что подвело нас, это колоссальный разрыв между риторикой реформаторов и их реальными действиями... И, как мне кажется, российское руководство превзошло самые фантастические представления марксистов о капитализме: они сочли, что дело государства служить узкому кругу капиталистов, перекачивая в их карманы как можно больше денег и поскорее. Это не шоковая терапия. Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция, имеющая своей целью широкомасштабное перераспределение богатств в интересах узкого круга людей» [15].

Как уже указывалось, жизнеспособность любой общественной системы определяется теми условиями, которые она создает и предоставляет для самореализации, актуализации большинства самодеятельного населения. Наряду с этим процессом в любом обществе в той или иной степени и представлено манипулирование как альтернатива созидания.

Структура теневой экономики развивается в общественном организме тем шире и многообразнее, чем меньше возможности представляется для «законного» предпринимательства, что в свою очередь связано с низким уровнем компетентности государственного аппарата и высокой степенью его коррумпированности.

Теневая экономика и коррупция создают предпосылки для раз' вития организованной преступности, которая представляет собой иерархически организованную систему с трехзвенным и более высоки* ми уровнями руководства и управления, системой разведки и контрразведки, распределением сфер влияния и коррумпированными связями. На предложенной схеме (рис. 2) показана структура «теневого рынка» квартир, которая успешно функционирует благодаря коррумпированным связям и управлению преступной конгломерацией (организацией) [4].

Рис. 2. Квартирная мафия

л

Рис. 2. Квартирная мафия              i

Организованная преступность характеризуется следующими признаками, отличающими ее от общеуголовной: к ним можно отнести сложную структуру, многоступенчатую иерархию, наличие связей с коррумпированными представителями аппарата власти и правоохранительных органов, тесное взаимодействие с хозяйственной, экономической и общеуголовной преступностью, распределение сфер влияния по стране, в регионах, выход на зарубежные связи и координация деятельности с международным преступным миром, наличие третейских судов, которые берут на себя установление своего рода социальной справедливости внутри этой структуры и обеспечивают проведение своих «решений» в жизнь. Для организованных преступных формирований характерны: наличие телохранителей, боевиков, «вымогателей», высокая вооруженность, отличная техническая оснащенность, включающая не только высокомощные автомобили, но и рации, подслушивающие устройства, копировальную технику, печатное оборудование для изготовления поддельных документов и т. п. [2J.

Под влиянием этих факторов преступные структуры начали стремительно трансформироваться. Основными направлениями изменений были: профессионализация их членов, усложнение организаци

онной структуры, усовершенствование вооружения, коммерциализация, укрупнение, интернационализация, появление криминального хобби. Российская мафия становится силовой структурой. (Под силовыми структурами понимаются организованные группы, решающие поставленные перед ними задачи с помощью физической силы или применения оружия.) Легальные негосударственные силовые структуры образованы как разновидность предпринимательства. Возникли три типа таких институтов: службы безопасности в структуре коммерческих фирм, частные охранные предприятия, частные сыскные бюро. Это не замедлило сказаться на деятельности государственных структур. Начался массовый отток кадров из армии, МВД и КГБ. Переток кадров в частные компании можно объяснить и тем, что уровень заработной платы в коммерческих структурах был намного выше. Политические перетряски в государственных силовых структурах привели к тому, что в частные силовые структуры пришли генералы, бывшие министры силовых ведомств, их заместители и начальники управлений. Например, КГБ потерял около 50% кадрового состава в Москве. По некоторым оценкам, примерно 50% руководителей независимых служб безопасности — бывшие работники КГБ, около 25% — работники МВД, остальные 25% пришли из Главного разведывательного управления и Вооруженных Сил. Это привело к профессионализации мафии, созданию силовых структур, аналогичных легальным, но способных преодолевать заслон последних, для чего она пытается рекрутировать профессионалов. Вот почему в ее рядах, кроме «воров в законе», «авторитетов» и бандитов-боевиков, появляются бывшие спортсмены, воины-афганцы, профессионалы, главным образом из МВД.

Как было показано, организованная преступность возникла и начала развиваться в России в силу ряда обстоятельств. В первую очередь ее возникновению способствовала теневая экономика, которая образовала мощный пласт, проникший практически во все экономические структуры, иногда теневая экономика занимала до 50% всего экономического пространства. Далее развитию организованной преступности способствовали слабость и неразработанность действующего законодательства в сфере пресечения различных аспектов организованной преступной деятельности: ответственность лидера преступной группировки за преступления, совершенные отдельными ее членами, ответственность за использование различных криминальных устройств в сфере подслушивания и иных способов получения информации криминальными структурами с целью последующего вымогательства и т. д.

Фактором, способствующим развитию организованной преступности, являлся и низкий уровень профессиональной компетентности большинства работников правоохранительной системы. Отчасти это было обусловлено уходом из ее рядов в коммерческие структуры значительного количества наиболее опытных работников. С другой стороны , следует отметить низкую техническую и тактическую вооружен

ность оперативных работников и следователей. Помимо отсутствия у них достаточно надежных и мобильных средств транспорта и связи, следует иметь в виду низкий уровень психологической культуры, недостаток психологических знаний и навыков.

Обществу нужны компетентные профессионалы, способные с помощью криминалистического и психологического анализа преступной деятельности в определенном регионе представить себе обобщенные факты как результат организованной преступной деятельности криминальной группировки, вычислить иерархическую структуру этой группировки и способные в рамках закона управлять рефлексией преступной группы в нужном направлении. Высокая психологическая культура правоохранительной системы является одним из главных факторов борьбы с организованной преступностью.

Юридическая психология благодаря своему пограничному положению в смежной области психологических и правовых дисциплин имеет ряд преимуществ в раскрытии закономерностей кризисных явлений в социальной жизни общества.

Благодаря познанию этих закономерностей можно наметить наиболее рациональные пути стабилизации общественной системы и ее дальнейшего развития.

Развитию экономики по криминальному сценарию в значительной степени способствовало отсутствие у большой массы населения социального иммунитета по отношению к провоцирующим воздействиям инициаторов создания «финансовых пирамид» и других «предприятий» аналогичного плана.

Главной психологической проблемой для российского общества является выработка социального иммунитета по отношению к манипулированию со стороны различных авантюристов в политике, экономике и других сторонах социальной жизни.

Следует иметь в виду, что социальное развитие без смены идентичности позволяет массам людей сохранить чувство собственного достоинства и таким образом способствует стабильности и устойчивости общественной системы.

На смену деструктивным, разрушительным тенденциям должны прийти воля и право к самореализации в созидательном процессе. Процесс социализации личности в значительной степени определяется выбором жизненного сценария. В свою очередь, жизненный сценарий связан с условиями экономической жизни на данном этапе развития общества, а также основными идеологическими доктринами, характеризующими это развитие.

В настоящее время существуют два основных подхода, определяющих экономическую стратегию предпринимательской фирмы, а в ряде случаев и целого государства.

В первом случае целью экономики провозглашается получение максимальной прибыли любой (по возможности в рамках действую

щего законодательства) ценой. Психологически эти цели характеризуются субъект-объектным подходом, при котором деньги являются главным капиталом, а прибыль в деньгах определяется как главный показатель успеха. Для государств, принявших эту доктрину, характерен монетаристский подход к решению всех социальных и экономических проблем. В этом подходе заключены идеологические и психологические предпосылки для манипулирования людьми в процессе достижения главных целей.

Второй имеет главной целью развитие и совершенствование кадрового (человеческого) потенциала компании, повышение профессионального мастерства каждого работника, совершенствование отношений внутри компании. Подход характеризуется субъект-субъектным принципом отношений между всеми участниками, что способствует высокому уровню социальной адаптации, создает положительный эмоциональный фон и все предпосылки для самореализации личности в трудовой деятельности. Этот подход характеризуется высокой экологической культурой, обеспечивающей гармонию отношений человека, его производственной деятельности и окружающей природы. Участники таких производственных отношений соотносят свою деятельность с требованиями действующего законодательства, а также общей и профессиональной этики. В конечном счете, как показывает анализ практики, именно второй подход создает наиболее жизнеспособные коллективы, производственные объединения и социальные конгломерации.

Чрезвычайно актуальными являются этические аспекты ответственного поведения всех участников экономического процесса. Примером воспитания такого поведения можно назвать экономические конгломерации, в которых каждый член коллектива является совладельцем общей собственности. Примером таких организаций могут быть многие японские фирмы, а в России медицинский концерн, созданный С. Федоровым [25, р. 13]. Появление в экономической структуре страны указанных тенденций свидетельствует о создании предпосылок к инновационному типу общественного развития. Следует отметить, что российское общество в течение длительного периода времени развивалось по так называемому мобилизационному типу использования ресурсов посредством их максимальной сверхконцентрации и сверхнапряжения всех звеньев общества. Итогом этой парадигмы явилась эпоха «застоя», а затем деструктивных явлений в процессе «перестройки», которые привели страну к нравственно-правовому, а затем экономическому кризису.

Инновационные и мобилизационные типы общественного развития являются крайними флангами спектра всех возможных вариантов. Появление в обществе инновационных тенденций в процессе экономического развития может свидетельствовать о самооздоровле- нии и положительной саморегуляции. Задачами государственных структур на этом этапе является поддержка этих тенденций, создание для них режима наибольшего благоприятствования.

ЛИТЕРАТУРА Васильев В. J1. Психологический анализ развития коррупции, теневой экономики и организованной преступности j j Научные труды С.-Петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ. СПб., 1999. Васильев В. Л. Правовая культура и экономические процессы в современной России // Криминальная ситуация на рубеже веков в России / Под ред. А. И. Долговой. М., 1999. Васильев В. Л. Психологический анализ генезиса коррупции, теневой экономики и организованной преступности в России // Коррупция и борьба с ней / Под ред. А. И. Долговой. М., 2000. Васильев В. Л. Юридическая психология: Учебник нового века. СПб.; Питер, 2000. Восленский М. Номенклатура. М., 1991. Известия. 1999. 6 марта. Кирпичников А. И. Взятка и коррупция в России. СПб., 1998. Коммерсантъ. 1999. 28 окт. Коммерсантъ. 1999. 23 нояб. Комсомольская правда. 1986. 20 июня. Коммерсантъ. 2000. 19 мая. Лунеев В.В. Преступность XX века. М., 1997. Москва. 1998, апр. Нева. 1998. № 1. Независимая газета. 1998. 31 янв. Новый мир. 1987. № 5. Панарин А. Что такое глобальный мир? // Москва. 1998, апр. Партийное строительство: Учеб. пособие. М., 1981. Правда. 1987. 4 июля. Санкт-Петербургские ведомости. 1998. 23 мая. Санкт-Петербургские ведомости. 1998. 20 июня. Санкт-Петербургские ведомости. 1998. 14 окт. Санкт-Петербургские ведомости. 1998. 24 окт. Сорос Дж. Будущее капиталистической системы зависит от упрочения глобального открытого общества // Финансовые известия. 1998. 15 янв. Key W. В. Subliminal seduction: Ad medias manipulation of a not innocent America» j j Englewood Cliffs (New York), 1973. McConnel Y. U., McNeil E. B. Sbliminal simulation: An overvein II American

psichologict, 1958,              . Sowell Th. A Conflict of Visions. New York: William Morrow, 1987.              -

<< | >>
Источник: В. Ю. Большаков. Общество и политика: Современные исследования, поиск концепций. 2000

Еще по теме ПСИХОЛОГИЯ КРИЗИСА:

  1. Литература по общей и социальной психологии
  2. Дескриптивная психология: пролегомены к анализу теоретического содержания и общее эпистемологическое затруднение В.А. Куренной
  3. Психология искусства: предмет, многообразие форм
  4. ? 6. Развитие личности и кризис перехода к юности
  5. ПРИЛОЖЕНИЕ ПРОГРАММА КУРСА ВОЗРАСТНАЯ ПСИХОЛОГИЯ Пояснительная записка
  6. Причины кризиса
  7.  3. Психология развития'
  8.  6. Пути развития отечественной Психологии в 20-50-е годы XX столетия
  9. Основные положения концепции возрастных кризисов в отечественной психологии
  10. Развитие концепции критических периодов в отечественной психологии
  11. Структура возрастного кризиса
  12. Глава 1 ОБЩЕЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О КРИЗИСЕ, ПРОБЛЕМЕ И КРИЗИСНОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ
  13. 3. Из истории становления психологии как науки
  14. Гештальтпсихология
  15. 2. «Кризисы разочарования» и основные этапы развития психолога–профессионала
  16. Теоретическая психология как особая научная отрасль
  17. ПСИХОЛОГИЯ КРИЗИСА