<<
>>

МАНИПУЛИРОВАНИЕ КАК АЛЬТЕРНАТИВА СОЗИДАНИЯ

Жизнеспособность любой общественной системы определяется теми условиями, которые она создает и предоставляет для самореализации, актуализации большинства самодеятельного населения.

Наря

ду с этим процессом в любом обществе в той или иной степени и представлено манипулирование как альтернатива созидания. Последние пять лет страна жила видимостью финансовой стабилизации: цены вроде бы снижались, а доходы росли у тех, кто играл на финансовых рынках. Российский финансовый рынок был самым высокодоходным в мире. Нигде, кроме как в России, нельзя было получить, ничем не рискуя, сто процентов годовых.

Производственная сфера в это время сжималась, уровень жизни падал, а объем производственных инвестиций сократился в пять раз.

Механизм экономической политики повернул развитие страны вспять. То есть вместо того, чтобы производить, созидать, мы фактически паразитировали на созданном ранее богатстве, бесплатно его раздавали всем желающим и получали какие-то гроши, которые в основном доставались тем, кто раздавал [1].

Государство, вместо того чтобы создавать условия для развития производства, бросило все свои силы на поддержание сверхприбыли финансовых спекулянтов. И практически весь федеральный бюджет был развернут не в сторону человека и не в сторону развития производства, как должно быть, а в сторону обеспечения сверхприбыли финансовых спекулянтов. Им обеспечивали 100% годовых, а в мире норма — не более 5—7%. Возник разрыв между производственной сферой и финансово-спекулятивной. Если в обычной рыночной экономике банки берут деньги у населения, отдают промышленности, промышленность растет, возвращает долги, население получает деньги обратно с процентами и механизм работает на экономический рост, в России банки отсасывали деньги из производственной сферы и вкладывали в финансовую пирамиду. И как бы ни сжимали денежную массу, все равно инфляция повышалась.

Это означает, что объем денег для обслуживания нормального воспроизводственного процесса явно недостаточен. Отсюда бартер, неплатежи, денежные суррогаты, налогово-бюджетный кризис и хаос в экономических отношениях [22].

Одним из главных инструментов перекачки денег из бюджета в карманы финансовых олигархов стала финансовая пирамида, построенная из государственных краткосрочных обязательств, — ГКО. С 18 мая 1993 г. Минфин на торгах продавал ГКО частным банкам — дилерам, которые затем перепродавали их российским и иностранным покупателям. Через короткий срок (от нескольких дней до года) государство выкупало эти обязательства, и при этом держатели получали очень высокие прибыли. Выкуп или погашение ГКО прежних выпусков осуществлялся из суммы, вырученной за продажу очередной порции ГКО. Частные банки покупали ГКО главным образом за государственные же средства, используя бюджетные деньги, которые у них хранили министерства, ведомства и просто государственные предприятия, а также за счет кредитов Центрального банка, получаемых на более выгодных условиях.

В итоге, поданным известного московского экономиста А. Илларионова, если в 1993-1994 гг. из каждых 100 рублей, вложенных в ры

нок ГКО, государство использовало на свои нужды 74 рубля, то в 1997 г. только 15 рублей, а в 1998 г. — 0 рублей, т. е. все деньги, которые Минфин получает от размещения очередной партии ГКО или на выкуп ГКО [21].

За неполных семь лет реформации были разорены не менее трех поколений нарождавшихся в России предпринимателей мелкого и среднего бизнеса — как раз так называемый средний, т. е. по преимуществу хозяйствующий класс (если же считать кооператоров периода перестройки, то выйдет уже четыре поколения). Вот основополагающий для понимания российской действительности факт: о какой бы политике ни шла речь, все время совершается подмена действительного, человеческого, социального, хозяйствующего субъекта какой- нибудь абстракцией, с точки зрения «задач коммунистического строительства», «интересов революции», «государства», «производства» и т.

п.

Свое понимание «правового сознания» государство продемонстрировало, едва приступив к реформам, — экспроприировав сбережения населения. Идеология «монетаризма» превратилась в философию рантье и денежного дельца (биржевого спекулянта), а в иных отношениях и просто рэкетира; как иначе охарактеризовать экономическую деятельность государства, которая свелась, по существу, вначале к коммерциализации бюджетных средств, а затем к спекуляции ГКО и строительству грандиозной пирамиды.

В этой связи чрезвычайно актуальной является книга Э. Шостро- ма «Анти-Карнеги, или Человек-манипулятор» (М., 1994). В качестве альтернативы манипулятивному поведению Э. Шостром предлагает поведение человека-актуализатора, который себя и других воспринимает личностями, открыто и свободно выражает свои чувства. Актуа- лизатор может ошибаться, но способен исправлять свои ошибки, готов оказать помощь, когда нужно, и способен к совместной творческой работе. Сравнивая основные характеристики манипулятора и актуализатора, Э. Шостром противопоставляет ложь (фальшь и мошенничество), неосознанность (апатия и скука), контроль (закрытость, намеренность) и цинизм (безверие) манипулятора честности (прозрачность, искренность), осознанности (отклик, полнота жизни, интерес), свободе (спонтанность, открытость) и доверию (вера, убеждение) актуализатора. Современный человек, делает вывод Э. Шостром, это манипулятор, кем бы он ни был — продавцом ли автомобилей, уговаривающим нас совершить покупку, отцом ли пятнадцатилетнего сына, уверенным в том, что он знает, какую карьеру следует делать сыну, подростком ли, «обрабатывающим» взрослых ради приобретения 200-долларовых часов, или мужем, скрывающим свою зарплату от жены... Манипуляторов — легион. В каждом из нас живет манипулятор, который бесконечно применяет всяческие фальшивые трюки, с тем чтобы добиться для себя того или иного блага. Большая часть наших манипуляций очень пагубно сказывается как на жизни самих манипуляторов, так и на жизни их близких. Манипуляции вредны, поскольку маскируют болезнь той или иной человеческой личности.

Трагедия на

шей жизни в том, что современный человек в результате своего бесконечного манипулирования потерял всяческую возможность выражать себя прямо и творчески и низвел себя до уровня озабоченного автомата, который все свое время тратит на то, чтобы удержать прошлое и застраховать будущее. Да, он часто говорит о своих чувствах, но редко их испытывает. Он любит поговорить о своих тревогах, но честно повернуться к ним лицом и попытаться от них избавиться он не может.

Современный человек пробирается по жизни ощупью, используя целый арсенал слепых масок и уклончивых заявлений, и понятия не имеет о том, как богат и красочен реальный мир. Поскольку каждый человек до некоторой степени является манипулятором, современная гуманистическая психология предполагает, что из всех манипуляций мы можем развить положительный потенциал, который психологи Запада Абрахам Маслоу и Курт Гольштейн называют «самоактуализиро- ванием». Актуализатор— противоположность манипулятору Актуали- заторов в чистом виде не бывает, но чем естественней человек, чем более искренни его чувства, тем ближе он к идеалу. В каждом из нас есть некое искреннее начало, которое позволяет нам верить своим чувствам, знать свои потребности и предпочтения, радоваться настоящему противнику, предлагать, когда нужно, необходимую помощь и не бояться проявить свою агрессию. Но есть в нас и манипулятивное начало, которое заставляет нас прятать и камуфлировать свои чувства. Диапазон поведенческих приемов среднего человека огромен — от высокомерной враждебности до подобострастной лести. На все это, заметим, уходит немало сил — ровно столько, сколько потребуется самому пропащему манипулятору для того, что «переделаться» в актуализа- тора, т. е. вдохнуть жизнь полной грудью и стать полнокровным человеком. Манипуляции стали столь обычной, столь повседневной частью нашей жизни, что мы их перестали замечать.

Журнал «American psichologist» писал: «Редко какое-либо явление в психологии вызывало такую немедленную и широкую сенсацию, как последнее утверждение о том, что восприятие определенных стимулов ниже порога сознания может в значительной степени влиять на поведение людей. Полемику породило сообщение одной из торговых фирм о том, что подпороговое предъявление словесных инструкций: “Ешьте жареную кукурузу” и “Пейте кока-колу” — вызвало резкое увеличение продажи этих товаров среди людей, на которых проводился опыт. Несмотря на то, что подробное описание опыта опубликовано не было, сам метод получил название “нового подхода” в использовании достижений психологии для целей рекламы... Практическое использование такого воздействия вызвало ряд обвинений и контробвинений, обсуждавшихся в конгрессе США и Федеральной комиссии по коммуникациями» [26].

Это насилие со стороны масс медиа обладает специфическими свойствами управлять, манипулировать человеческим поведением и контролировать его в интересах многомиллионной национальной экономики.

Техника «внедрения в подсознание», по свидетельству У. Ки, нашла широкое практическое применение в рекламе. Огромными возможностями для целенаправленного стимулирования сферы подсознательного располагает телевизионная реклама. Вместе с тем высокая эффективность такой рекламы требует, по утверждению специалистов, больших затрат на ее техническое воплощение. Так, в 1971 г. одним только актерам, занятым в телевизионной рекламе, было выплачено 63 млн долларов. Средние издержки на производство одноминутного коммерческого ролика превышают 50 тыс., а иногда достигают 200 тыс. долларов, что в несколько раз больше соответствующих удельных затрат на самые дорогостоящие голливудские фильмы. Тщательная работа над рекламным материалом с использованием методов «подсознательного внушения» приводит к тому, что его «убеждающий потенциал достигает высшей отметки».

Одним из способов борьбы с коммерческими манипуляциями подсознанием людей может стать предание гласности многообразной практики подсознательных воздействий на психику в целях ее модификации. Для успешных поисков способа защиты от такого рода агрессивных влияний необходимо знакомство с механизмами массовых внушений на неосознаваемом уровне. «Исследования в этом направлении, — писал У. Ки, — уже давно ведутся в лабораториях частных корпораций и в стенах некоторых правительственных учреждений... Вашингтон тщательно охраняет подсознательную технику средств массовой коммуникации, с тем чтобы она не попала в ненадежные руки» [25, р. 199]. Известный американский социолог О. Тоффлер в своей последней книге пишет, что «в Лондоне, Нью-Йорке и Токио ежедневно осуществляются финансовые сделки примерно на 2000 млрд долларов, т. е. более триллиона в неделю. Из этой суммы не более 10% связано с мировой торговлей, а остальные 90% — это спекуляция».

В мае 1994 г. «Уолстрит джорданал» писала, что падение темпов роста в развитых странах наполовину связано со спекулятивным капиталом. На встрече «большой семерки» в Галифаксе летом 1994 г. руководители ведущих стран обсуждали неуправляемость финансового механизма «цивилизованных стран», одним из последствий которого был финансовый крах в Мексике. Они выразили обеспокоенность по поводу того, что один триллион частных капиталов с помощью электронной системы платежей ежедневно перемещается по земному шару в поисках даже минимальной разницы процентной ставки, способствуя финансовой нестабильности.

Но никакой договоренности так и не было достигнуто, поскольку слишком большие деньги оказываются наградой тем, кто доминирует на биржах.

Современный капитализм создал систему, которая характеризуется нестабильностью. Время от времени происходят финансовые кризисы, падения бирж, влекущие за собой экономическую депрессию. Сторонники свободного рынка противятся какому-нибудь правительственному вмешательству в этой сфере, поскольку объяс-

няютее не внутренней нестабильностью системы, а неумелым управлением.

Реклама, техника маркетинга и даже упаковка товара используются для того, чтобы влиять на поведение человека и направлять его выбор. Сбитый с толку всеми этими манипуляциями человек начинает ориентироваться только на деньги как показатель успеха и критерий ценности: самый дорогой — значит, самый лучший. В таких условиях культ успеха вытеснил веру в принципы, а общество потеряло ориентиры.

Идеи социального дарвинизма и отсутствие реализма, превалирующие на Западе, способствовали установлению в России криминального капитализма, а не демократического общества.

Еще один парадокс современного манипулятора в том, что он не использует и малой толики тех возможностей, которые предоставляет ему жизнь. Вместо того чтобы искренне обрадоваться, он лишь кисло улыбается. Он — озабоченный автомат, который ни за что не возьмет на себя ответственность за свои поступки и свои ошибки и будет поэтому бесконечно обвинять всех и каждого. Он разучился наслаждаться жизнью — такой, какая она есть, и переживать глубокие чувства. Он обычно считает, что время веселья и удовольствия, учебы и развития закончилось, ушло вместе с детством и юностью; и что в зрелости он, по сути, переходит к растительному образу жизни, не пытаясь постичь цели и смысла своего существования.

Философия активного манипулятора зиждется на том, чтобы главенствовать и властвовать во что бы то ни стало. Философия пассивного манипулятора — никогда не вызывать раздражения. Философия соревнующегося манипулятора — выигрывать любой ценой. Философия индифферентного манипулятора — отвергать заботу. Это очень важно понимать, поскольку манипулятор, каким бы хитрым он ни был, предсказуем. И если правильно поставить диагноз, то совсем не сложно вычислить, как он будет вести себя в той или иной ситуации.

Структура и психология «рыночных» отношений, их манипуля- торская «физиология» получили отражение в документальной повести А. Неклюдова «Я — контрабандист» [14]. Автор в первом лице описывает организацию так называемой «челночной» торговли между россиянами и предпринимателями стран Юго-Восточной Азии. Главный герой повести, по профессии геолог и талантливый молодой ученый, вынужден заняться «челночным бизнесом», так как у него нет других способов содержать себя и свою семью. Примерно в таком же положении находятся десятки и сотни российских предпринимателей, которые вместе с героем повести заняты предпринимательской деятельностью, которая на юридическом языке называется контрабандой.

Вся деятельность этих людей подчинена закономерностям двойного стандарта поведения. По документам участие в зарубежной поездке оформляется л ибо как туристическая поездка, л ибо как членство в команде корабля — исследовательского судна. Пограничники и таможенники отлично знают истинное положение вещей, но закрывают глаза на происходящее. В Южной Корее герои повести закупают

большое количество одежды и обуви, которую перепродают по прибытии в Россию. Каждый контрабандист вынужден также оплачивать «крышу» в виде бандитской группы рэкетиров, которые занимаются поборами, угрожая в противном случае насилием, пытками и изъятием всех привезенных в порт товаров. Для того чтобы «сделать деньги», люди вынуждены рисковать своим имуществом, здоровьем и даже жизнью. Все они социально деградируют, формируя микросреду с высоким уровнем криминализации. Социальной трансформации героев повести способствует застой российской легкой промышленности, которая «без боя» сдает отечественный рынок интервенции иностранных товаров. Эти товары завозятся в страну усилиями собственных «челноков», которые вынуждены закупать эти товары на американские доллары. Таким образом формируется «дикий рынок», способствующий криминализации значительной части общества.

Организация рыночных отношений в нашей стране сопровождается целым рядом негативных явлений в экономической и социальной сферах развития общества. Это выразилось в падении производства, сокращении промышленного потенциала в ведущих отраслях промышленности, сокращении научного потенциала, который должен был обеспечить технический прогресс. Все эти явления сопровождаются ростом инфляции, тенденциями к обогащению на почве спекулятивных махинаций в сфере торговли, криминализации бизнеса и в значительной степени криминализации всего общества. Природу и причины этих сложных явлений трудно, а порой невозможно понять с помощью одного экономического подхода. В значительной степени возникшие в обществе социальная напряженность и деструктивные явления требуют для их понимания психологической интерпретации, понимания скрытых психологических механизмов, которые лежат в основе этих явлений. Понимать эти закономерности особенно необходимо юристам и предпринимателям, которые работают в сфере малого и среднего бизнеса. Рассматриваемые закономерности относятся к области психологии организации и совершенствования экономической структуры общества. Методы системного и психологического анализа позволяют выявить факторы, тормозящие прогрессивное экономическое развитие: невосприимчивость значительной части экономической системы к инновациям, низкий уровень правосознания в сочетании с неразвитыми навыками правового и этического поведения в предпринимательской деятельности. Эти факторы порождают позицию «выжидательного консерватизма», характерную для большинства предпринимательских фирм, бюрократизацию этих фирм и далее страх перед жизнью. Таким образом, большинство предпринимателей перспективу своей деятельности рассматривают как альтернативу: что-то иметь или кем-то быть! При этом обогащение в результате предпринимательской деятельности и соблюдение этических норм рассматриваются большинством российских бизнесменов как явления несовместимые. При таком подходе естественными становятся многообразные этические и правовые нарушения в сфере

предпринимательства, его нестабильность и в значительной степени криминализация. Следствием всего этого является возникновение и развитие различных форм организованной преступности, которая паразитирует на предпринимательских структурах, используя их «слабые места» (сокрытие доходов, уклонение от уплаты налогов и др.). В связи с изложенным большинство лиц, работающих в сфере предпринимательства, видят различные сценарии своего поведения, которые мы рассмотрим и кратко изложим ниже. В одном случае человек занимает позицию конформиста и считает, что, занявшись предпринимательской деятельностью, он делает это «грязное дело» ради денег и тем самым приносит себя в жертву, и поэтому идет на различные нарушения (ложь, обман, взятка и др.), ибо «так делают все». Второй сценарий представляет вариант пассивного уклонения от прессинга окружающей человека тяги к деньгам и падения нравов. Конечной стадией такого уклонения является включение механизма «психологической защиты», который проявляется в самоубийствах, алкоголизме, наркомании, уходе в различные околорелигиозные секты и др. Наконец, третий сценарий предусматривает не только сохранение, но и развитие индивидуальности в сфере предпринимательской деятельности, проявление творческого начала в этой деятельности, самоутверждения и самореализации человека и, таким образом, удовлетворения им своей основной потребности. От выбора правильного сценария зависят не только судьба отдельного человека, но также и успех его фирмы, а в конечном счете — поступательное развитие экономики и жизнеспособность творчества.

<< | >>
Источник: В. Ю. Большаков. Общество и политика: Современные исследования, поиск концепций. 2000

Еще по теме МАНИПУЛИРОВАНИЕ КАК АЛЬТЕРНАТИВА СОЗИДАНИЯ:

  1. М. К. Мамардашвили, Э. Ю. Соловьев, В. С. Швырев Классика и современность: две эпохи в развитии буржуазной философии
  2. Лекция IX ФОРМИРОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ РОССИИ
  3. Библиографические ссылк
  4. КАК ПРАВЯТ: МАНИПУЛЯТИВНАЯ, РЕФОРМИСТСКАЯ : И ПРИНУДИТЕЛЬНАЯ МЕНТАЛЬНОСТЬ
  5. МАНИПУЛИРОВАНИЕ КАК АЛЬТЕРНАТИВА СОЗИДАНИЯ
  6. ПСИХОЛОГИЯ КРИЗИСА
  7. 1.1. Критика основных типов правопонимания
  8. 1.2. Критика подходов к сущности права
  9. 5.1. История Права в призме духовной эволюции России и Запада
  10. Лекция 14 Культура и субкультура
  11. МОЖНО ЛИ УБЕРЕЧЬ БУДУЩУЮ ГОСУДАРСТВЕННУЮ ДЕРЖАВНОСТЬ РОССИИ?