<<
>>

Степень разработанности проблемы

Особенности миграционных процессов и проблемы социальной адап­тации мигрантов имеют давнюю историю изучения, попав в фокус внимания ученых как минимум во второй половине XIX века, когда в Европе начался так называемый «миграционный бум», порожденный бурными процессами индустриализации. Фундаментальные основы изучения миграции были за­ложены в работах Э. Равенштейна, сформулировавшего основные законы миграции и принципы ее изучения [Ravenstein, 1885]. Общетеоретические вопросы социальной адаптации рассматривались в работах классиков социо­логии: Э.

Дюркгейма [1996] - прежде всего, в рамках концепции аномии как дезадаптивного состояния социума [1994]; Г. Спенсера [1997] - в его соци­ально-биологических моделях адаптации; М. Вебера [1990], исследовавшего ценностные и рациональные аспекты социального поведения.

Большой вклад в комплексное изучение процессов миграции и соци­альной адаптации мигрантов внесли работы представителей Чикагской со­циологической школы: Э. Берджеса, Р. Парка [McKenzie, Park, Burgess, 1967; Парк 2011], У. Томаса, Ф. Знанецкого [Thomas, Znaniecki, 1984; Thomas, 1966] и др. Чикагскими учеными в новом ключе разрабатывались идеи ано­мии в контексте адаптации сельских иностранных мигрантов к незнакомой им прежде городской среде. Глубокий теоретический и эмпирический анализ адаптационных процессов в среде мигрантов представлен в знаменитом классическом исследовании У. Томаса и Ф. Знанецкого «Польский крестья­нин в Европе и Америке»: авторы трактовали межкультурную адаптацию как комплексный процесс, благодаря которому человек достигает приемле­мого для всех социальных субъектов соответствия (совместимости) с новой социокультурной средой. Различные аспекты социальной адаптации в русле противоположных методологических позиций рассматривались в работах Р. Мертона [Merton, 1975; 2006], Г. Беккера [Becker, 1964], Г. Блумера [Блумер, 2001], Э. Гидденса [Giddens, 1971; 2005] и др.

Со второй половины ХХ века миграционные процессы оказались в фо­кусе внимания представителей самых разных дисциплинарных направлений. В числе наиболее значимых исследований этого периода следует назвать, прежде всего, работы американских исследователей С. Стоуффера [Stouffer, 1940], Дж. Зипфа [Zipf, 1949], Э.С. Ли [Lee, 1966], рассматривавших различ­ные группы социальных и экономических факторов, препятствующих или, наоборот, способствующих миграции и адаптации мигрантов. Американский ученый С. Сассен исследовал роль международных организаций в формиро­вании миграционных потоков [Sassen, 1988]. Д. Массей в соавторстве с дру­гими исследователями работал над созданием интегральной теории мигра­ции, способной объединить наработки всех предшествующих моделей ми­грационных процессов [Massey, 2002]. Значительный вклад в понимание ми­грационных процессов внесли гендерные теории [см., напр.: Oishi, 2002], а также экономически ориентированные подходы к оценке воздействия глоба­лизации на миграционные потоки [см., напр.: Castles, Miller, 2003].

Способствовали пониманию причин нарастания темпов и масштабов миграции, а также специфики современных миграционных процессов труды ученых, работающих над проблемами становления постиндустриального общества: Д. Белла [2004], П. Дракера [Druker, 1950], Э. Тоффлера [2004], М. Кастельса, Р. Кеохане, Дж. Ная, Т. Фридмена и К. Омае [см.: Новая по­стиндустриальная война, 2014]. Процессы социальной адаптации в контексте нынешних тенденций глобализации рассматривали Э.

Гидденс [Giddens, 2009], Дж. Розенау [Roseneau, 1994], Р. Робертсон [Robertson, 1992], М. Де­лягин [2008] и другие авторы, подчеркивающие различные причины и аспек­ты нестабильности и нелинейности глобализационных процессов.

Несколько особняком в социологической традиции изучения миграци­онных и адаптационных процессов стоит феноменологическая концепция [см., напр.: Бергер, Лукман, 1995], восходящая к идеям «понимающей со­циологии» М. Вебера и рассматривающая адаптацию как особый тип пове­дения, творчески интерпретируемый личностью в конкретных социальных условиях; а также модель культурного шока К. Оберга [Oberg, 1960].

Среди трудов российских ученых, внесших важный вклад в разработку проблем миграции и социальной адаптации в интересующем нас контексте, следует, в первую очередь, отметить работы общетеоретического характера, рассматривающие различные проблемы трансформирующегося общества, в частности З.Т. Голенковой [2014], М.К. Горшкова [2009], Т.И. Заславской [2004], Ж.Т. Тощенко [2011] и др. Среди ученых, изучавших разные аспекты миграционных процессов, нужно назвать Ю.В. Арутюняна и

Л.М. Дробижеву [2014; Дробижева, 2009, 2010, 2011], Г.С. Витковскую [1993; Нетерпимость в России..., 1999], Ж.А. Зайончковскую,

Е.В. Тюрюканову и Ю.Ф. Флоринскую [2011; Тюрюканова, 2010], Н.Н. Зинченко [2003], В.А. Ионцева [2004], И.В. Ивахнюка [2005], Н.М. Ле­бедеву и А.Н. Татарко [2002; 2009; 2014], В.И. Мукомеля [2011], В.И. Пере- веденцева [1973; 2010], Л.Л. Рыбаковского [2001; 2003], С.В. Рязанцева и М.Ф. Ткаченко [2010; Рязанцев, 2006], Н.А. Свиридова [2002], Т.Г. Стефа- ненко [2009], Г.У. Солдатову [1998], Т.Н. Юдину [2006] и др.

Проблемы и перспективы российской высшей школы в условиях соци­альных трансформаций в стране с точки зрения участия вузов в экспорте об­разовательных услуг рассматривали О.Д. Выхованец [2013], Д.В. Полетаев [2013], Ф.Э. Шереги, Н.М. Дмитриев и А.Л. Арефьев [2002], И.В. Ширяева [1980] и другие авторы. Различные аспекты адаптации студентов (россий­ских и иностранных) к образовательной и социокультурной среде вузов в российском обществе обозначены в работах Е.Е. Письменной [2008; 2009], Г.А. Щуревича, А.В. Зинковского и Н.И. Пономарева [1994], В.Н. Петрова, В.Н. Ракачева, Я.В. Ракачевой и А.В. Ващенко [2009; Петров, 2003; Ракачев, 2007], М.А. Ивановой и Н.А. Титковой [1993] и др.

Таким образом, несмотря на то, что в современном социологическом дискурсе достаточно хорошо проработаны общетеоретические вопросы ми­грации и социальной адаптации мигрантов, недостаточное внимание уделено особенностям образовательной миграции, не говоря уже о конкретных при­чинах и факторах таковой из отдельных регионов (например, из стран За­падной Африки).

Объект диссертационного исследования - образовательная миграция из стран Западной Африки (на примере Нигерии) в Россию.

Предмет - причины и факторы, определяющие особенности и успеш­ность образовательной миграции из стран Западной Африки (на примере ни­герийских студентов) в Россию, которые необходимо учитывать в принятии управленческих решений в рамках регулирования процессов образователь­ной миграции ее институциональными участниками.

Цель диссертационного исследования - систематизация причин и факторов, определяющих нынешние масштабы и векторы образовательной миграции из Нигерии в Россию, а также ее успешность с точки зрения реше­ния своих задач образовательными мигрантами из Западной Африки в рос­сийском обществе.

В качестве основной гипотезы диссертационного исследования высту­пает следующее предположение: «социальное самочувствие», а, значит, и успешность образовательной миграции и адаптации, нигерийских студентов в российском образовательном пространстве зависит от двух групп факторов - внутренних (личностных) и внешних (социокультурных, прежде всего), которые тесно связаны с причинами участия в образовательной миграции и могут быть объектом управленческого воздействия.

В соответствии с поставленной целью в диссертации были решены следующие задачи.

- Обозначить основные этапы в истории изучения процессов миграции для систематизации социологически значимых концептуальных нара­боток в данной области.

- Рассмотреть миграцию как объект социально-управленческого воздей­ствия (основные подходы к классификации миграции, ее объективные тенденции в современном мире, специфику образовательной мигра­ции).

- Суммировать основные проблемы в сфере регулирования образова­тельной миграции «выталкивающей» и «принимающей» сторонами.

- Охарактеризовать исторический опыт СССР и современные тенденции образовательной миграции в Россию, а также позиции Нигерии в этом процессе.

- Обозначить общие проблемы иностранных студентов, а также специ­фические проблемы, с которыми сталкиваются нигерийские студенты в российских вузах.

- Разработать рекомендации по оптимизации стратегий регулирования процессов образовательной миграции из Нигерии в Россию. Теоретико-методологические основания диссертационного иссле­дования составили базовые принципы системного, институционального и сравнительного анализа. Теоретическую основу исследования заложили концептуальные наработки зарубежных и российских ученых, изучавших движущие факторы и особенности протекания миграционных процессов (Е.Г. Равенштейна, С. Стоуффера, Дж. Зипфа, Э.С. Ли, С. Каслса и М. Миллера, Л.Л. Рыбаковского и др.), а также проблемы социальной адап­тации мигрантов в новой социокультурной среде (прежде всего, представи­тели Чикагской социологической школы - Р. Парк, У. Томас, Ф. Знанецкий и др., и теории культурного шока - К. Оберг и др.). Для объяснения причин нарастания масштабов и темпов образовательной миграции в современном мире мы опираемся на идеи теоретиков постиндустриального общества и глобализации (Д. Белла, П. Дракера, И. Валлерстайна и др.). Эмпирическое изучение исследуемой проблемы осуществлялось на основе комплексного подхода, сочетающего формализованные (анкетирование) и «мягкие» (сво­бодное интервью) методики социологического поиска [см. также, напр.: Блантер, Нагайцева, 2007; Дрожжина, 2014; Шевелев, Кабанова, Михальчен- ко, 2012; Petrov, Rakachev, 2002 и др.].

Эмпирическую базу диссертации составили материалы авторского со­циологического исследования, реализованного в 2013-2014 годах и состоя­щего из двух этапов: сначала был проведен анкетный опрос среди студентов из Западной Африки, обучающихся в РУДН (выборочная совокупность на­считывала 116 респондентов - был проведен сплошной опрос студентов- выходцев из Нигерии); затем 35 полуформализованных интервью среди сту­дентов, принявших участие в анкетировании, для уточнения данных, полу­ченных на первом этапе. В качестве дополнительных источников информации использовались материалы государственной и ведомственной статистики (Росстата и Министерства образования и науки Российской Фе­дерации; Международной организации миграции (International Organisation for Migration) и Статистических ежегодников ЮНЕСКО).

Также в июле 2015 года диссертантом было проведено экспертное по­луформализованное интервью с Максвеллом Ану-Океке, первым секретарем посольства Федеративной Республики Нигерия в Москве, отвечающим за вопросы образовательной миграции, чтобы уточнить ее масштабы и факторы с позиций непосредственно «управленца». Так, согласно полученным сведе­ниям, не представленным в публикациях, нигерийцы, приезжающие для по­лучения высшего образования в Россию, могут обучаться в любом из 389 учебных заведений на территории Российской Федерации, с которыми у ни­герийского правительства достигнуты соответствующие соглашения, однако не на всех специальностях; безусловным лидером по количеству вузов, где могут обучаться нигерийские студенты, является Москва - в список входит более 70 московских вузов, на втором месте - Санкт-Петербург с 27 вузами; 372 нигерийца на момент интервью (в сентябре 2015 года их число планиро­валось пополнить еще 70 первокурсниками) получали федеральную стипен­дию нигерийского правительства, т.е. обучались в России бесплатно (на бюджетной основе); 45 человек - стипендию Фонда Амнестии Нигерии; 35 - стипендию штата Баелса; 25 - стипендию штата Кросс-Ривер; 5 человек обу­чались по образовательным программам атомной энергетики согласно под­писанному между Нигерией и Россией соглашению. Однако эти цифры да­леко не исчерпывающи: по утверждению сотрудника посольства, сегодня все больше нигерийских студентов приезжают на обучение в Россию через частных посредников или напрямую связываясь с университетами, поэтому нигерийское посольство/государство не располагает по ним никакими дан­ными, но Ану-Океке полагает, что в целом сегодня на территории России высшее образование получает не менее 4 тысяч нигерийских граждан .

Научная новизна и значимость результатов диссертационного иссле­дования определяется обозначенным выше характером проблемного поля и решением основных задач работы и состоит в следующем:

1) Миграция рассмотрена как объект социально-управленческого анализа: сгруппированы и охарактеризованы основные подходы к классификации миграции; суммированы объективные тенденции изменения миграцион­ных процессов в современном мире; показана специфика образователь­ной миграции.

2) Обозначены основные факторы и проблемы в сфере регулирования и контроля образовательной миграции, а также возможности оптимизации социальной адаптации мигрантов в принимающем сообществе.

3) Рассмотрены исторический опыт СССР и современные тенденции обра­зовательной миграции из стран Западной Африки (на примере Нигерии) в Россию.

4) Охарактеризованы общие факторы и проблемы образовательной мигра­ции иностранных студентов в Россию, а также специфические особенно­сти таковой в случае нигерийских студентов.

5) Разработан ряд рекомендаций по оптимизации моделей управленческого воздействия на образовательную миграцию нигерийских студентов в России. [2]

На защиту выносятся следующие положения:

1. Особенности миграции сегодня в значительной степени обусловле­ны нарастанием масштабов глобализации и темпов становления постиндуст­риального общества. Все концепции, сфокусированные на своеобразии ны­нешнего этапа общественного развития, объединяет трактовка образователь­ной миграции как доминирующего типа пространственных перемещений людей в современном мире как интегрированной совокупности глобальных образовательных пространств, что актуализирует задачу ее корректной ха­рактеристики. Образовательную миграцию можно рассматривать в качестве объекта социального управления, поскольку она является: (а) добровольной - мигранты перемещаются по своей воле; (б) долгосрочной - для получения образования, как правило, требуется несколько лет; (в) высокоорганизован­ной - осуществляется при непосредственном участии множества тесно взаи­модействующих государственных и общественных (причем не только обра­зовательных) учреждений.

2. На сегодняшний день российские вузы занимают устойчивые пози­ции на мировом рынке образовательных услуг: ими накоплен большой тео­ретический и практический опыт подготовки специалистов для зарубежных стран; успешно решены методические, кадровые и правовые вопросы обуче­ния иностранных граждан; на уровне государства созданы институциональ­ные условия, обеспечивающие прием и обучение иностранных граждан (в том числе по программам повышения квалификации); выстроена вертикаль управления набором и обучением иностранных граждан и координации дея­тельности государственных и общественных организаций в этой сфере; фи­нансирование обучения производится как за счет бюджетных средств (Рос­сии и стран выезда), так и общественных организаций. Вместе с тем сло­жившаяся еще в советский период система работы с образовательными ми­грантами (впрочем, как и во многих других странах, где прежде образова­тельная миграция использовалась в политических целях, а сегодня решает скорее сугубо экономические задачи) сталкивается с целым рядом инфра­структурных и ситуационных сложностей и проблем (прежде всего, это не всегда удовлетворяющие студентов-иностранцев бытовые условия, языковой и культурный барьеры, излишняя «жесткость» правоохранительных и ми­грационных служб), обусловленных самыми разными причинами, но, в пер­вую очередь, отсутствием продуманной стратегии работы с иностранными учащимися, нацеленной на создание привлекательных условий для ино­странных потребителей образовательных услуг, т.е. на эффективный образо­вательный маркетинг.

3. Базовыми факторами успешной социальной адаптации иностранных студентов, поддающимися управленческому воздействию, являются внут­ренние (в частности, настрой на учебу и/или работу, желание овладеть зна­ниями, готовность справляться с трудностями, установка на позитивное взаимодействие с местным населением и овладение русским языком; готов­ность принимать российские нормы и ценности, уважать российские обычаи и традиции, соблюдать российские законы и правила поведения и т.д.) и внешние (бюрократические процедуры и требования; отношение местного населения к мигрантам; бытовые условия; организация учебного процесса и т.д.) особенности обучения в российском вузе. Однако культурный шок наи­более остро ощущается не только в момент попадания в новую страну и/или среду, но и после возвращения на родину - образовательным мигрантам мо­жет быть не менее сложно приспособиться к жизни на родине после оконча­ния вуза и возвращения в свою страну, чем адаптироваться к жизни в новой стране, где они получали высшее образование. Продолжительность и интен­сивность культурного шока определяют две группы факторов: 1) внутрен- ние/личностные (коммуникабельность, гибкость, открытость, готовность к усвоению нового опыта и т.п.) и 2) внешние - структурные (условия быта и проживания, миграционная политика, транспортная доступность, культурная специфика и т.п.) и ситуационные (наличие друзей, взаимоотношения в об­щежитии, политика администрации вуза и т.п.).

4. Особенности образовательной миграции нигерийских студентов в Россию следует объяснять в терминах теории «толчка-притяжения» Э. Ли. Так, «факторы толчка», которые выталкивают молодежь из Нигерии в Рос­сию, можно подразделить на группы, достаточно общие для всех стран За­падной Африки, где наблюдаются схожие политические, экономические, со­циальные и культурные проблемы: экономические (прежде всего, страна не способна самостоятельно готовить необходимые ей квалифицированные кадры); социально-инфраструктурные (недостаточные условия для профес­сионального и личностного роста - отсутствие качественной системы обра­зования, ограниченные возможности для проведения научных исследований, нередко враждебные отношения между университетами и национальным правительством и др.); политико-культурные (политическая нестабильность и отсутствие гарантий безопасности; узурпация правительственных постов какой-либо одной народностью; военные принципы государственного управления; этнорелигиозные конфликты и пр.). Факторы притяжения, кото­рые побуждают нигерийских студентов мигрировать в Россию для решения образовательных задач, также можно подразделить на группы: экономиче­ские, историко-политические и социально-инфраструктурные. Таким обра­зом, если в ближайшие годы не произойдет серьезных изменений на макро­политическом и макроэкономическом уровнях, можно ожидать сохранения и даже увеличения потока образовательных мигрантов из Нигерию в Россию.

5. К основным сложностям социальной адаптации нигерийских сту­дентов к условиям жизни и учебы в России следует отнести: трудности с по­лучением дополнительных доходов; общую дороговизну жизни, особенно в крупных городах, где сконцентрированы образовательные учреждения; про­блемы во взаимоотношениях с местным населением, обусловленные прояв­лениями расизма; жилищно-бытовые трудности; учебную деятельность (в связи с недостаточным уровнем владения русским языком). При этом следу­ет подчеркнуть, что, несмотря на четко артикулируемые сложности в адап­тационных процессах, большинство студентов-нигерийцев позитивно оце­нивают свои отношения с российскими преподавателями и сокурсниками, что свидетельствует об их эффективной социально-психологической адапта­ции, и ее успешность не зависит от уровня материального достатка и прочих социально-демографических характеристик образовательных мигрантов из Нигерии.

6. Адекватные рекомендации со стороны студентов могут и должны стать ориентиром в работе как руководства российских вузов и их подструк­тур, так и соответствующих нигерийских организаций в сфере регулирова­ния образовательной миграции и оптимизации адаптации иностранных сту­дентов. Управленческим структурам, отвечающим за работу с иностранными учащимися, необходимо внимательно отслеживать три группы факторов - личностные, внешние структурные и внешние ситуационные. В наименьшей степени административному воздействию поддаются внешние структурные факторы, заданные государственным законодательством и общим социаль­но-экономическим и внешнеполитическим курсом руководства стран мигра­ционного оттока и приема; факторы личностные и ситуационные могут и должны стать объектом управленческой воздействия в комплексной системе мер - от выбора условий расселения в общежитии до индивидуальных и групповых тренингов, языковых курсов и просветительских лекций.

<< | >>
Источник: Адедиран Анна, Мореникс Алаби. ПРИЧИНЫ И ФАКТОРЫ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ МИГРАЦИИ ИЗ СТРАН ЗАПАДНОЙ АФРИКИ В РОССИЮ (НА ПРИМЕРЕ НИГЕРИИ). 2015

Еще по теме Степень разработанности проблемы:

  1. Степень разработанности темы исследования
  2. Оценка степени напряжения адаптационных систем организма и степени уверенности в себе
  3. VI. Степень Жизни изменяется со степенью соответствия
  4. КОЛОМЕЙЦЕВА АНГЕЛИНА АЛЕКСАНДРОВНА. ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ РОССИИ И СТРАН СНГ НА РЫНКЕ ГАЗА. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук, 2017
  5. В том, что завет жизни (alliance de vie) проповедан всему миру не в равной степени и даже там, где он проповедан, не в равной степени воспринят всеми людьми, проявляется чудесная тайна Божьего суда
  6. Университетские степени
  7. Степень экономического влияния
  8. Аксиома множества-степени
  9. Последняя степень обобщения
  10. 3.1. Степень охвата населения образованием
  11. СТЕПЕНЬ СВОБОДЫ
  12. СТЕПЕНЬ СВОБОДЫ
  13. Учёные степени, звания. Награды
  14. Классификация АГ Определение степени повышения АД
  15. 2. О критерии степени тяжести преступления.
  16. 3.3. Анализ степеней освоения частотных англицизмов в языке